Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Ксения Гриневская - Никогда не будет этого, никогда...
Ксения Гриневская

Никогда не будет этого, никогда...

    Следующей ночью было немного по-другому. Я опять подошёл к ночи и сел рядом с ней. И она опять кивнула на луну. Но на этот раз она хотела, чтобы со мной говорила именно она, луна, - тоже на своём особенном языке без слов.
     И я отправился к луне. Она вновь выглядела угрожающе, но мне уже было совсем не страшно. Я знал, что она опять покажет мне что-то, и понимал, что это вновь будет совсем не радостная картина. Но я понимал и то, что мне необходимо это увидеть.
     Теперь луна уже не отливала красным, она потемнела и стала совсем мрачной. Оказалось, и она обладала даром тихо и ненавязчиво внушать какие-то мысли. И вот я вновь вспомнил свой старый вопрос: а чем же, чем же это всё кончится? Мне было всё равно, как закончится жизнь, мне было важно, что будет с нами. Хотя на самом деле знать, что будет - гораздо страшнее, чем не знать этого.
     А луна решила показать, что же, всё-таки, будет. В её потемневшем лице показались два маленьких тёмных силуэта. Скоро они посветлели, и я увидел моего Тушканчика и... себя. Он сидел у шкафа, а я - в шкафу, под пледом, и он кормил меня кашей. Манной. Жидкой. С комками. Даже не знаю, что мне нравилось больше - сама каша или эти самые комки.
     Потом мы гуляли у дома, потом опять ходили в магазин, потом опять стояли на мосту поздно вечером, когда на небе уже появились звёзды. Несколько раз я замечал, что улыбаюсь, как будто сейчас всё это происходит на самом деле.
     Дальше дни полетели быстрее. Мы жили и, видно, радовались этому. Я даже успокоился и подумал, что действительно бояться нечего. Но тут луна вновь потемнела. Вскоре показались уже три маленьких тёмных фигурки. И это оказались опять мы с Тушканчиком и... ещё один Тушканчик. Мне не удалось хорошо разглядеть его, но у него были какие-то странные глаза...
     Я сидел и не мог себе представить, как такое может быть? Ещё один Тушканчик? Откуда, зачем и, главное, - почему? Точно так же, как совсем недавно появилась улыбка, теперь по щекам катились слёзы. Я заметил это только потому, что стало сложнее видеть, и ветер вдруг показался холодным.
     Я подумал, что бы я сделал, случись такое? Конечно, ушёл бы. И я ушёл. Там, в лице луны, остались двое. Двое, которым я желал только счастья. Счастья без меня. Мне хватило увиденного, но она показывала жизнь дальше и дальше. Казалось, после такого не может быть жизни, но она почему-то была.
     День за днём я бродил по городу, мне не хотелось возвращаться даже туда, где я жил, пока в шкаф было не попасть. Те стены тоже хранили память. Я ушёл далеко, чтобы не ходить мимо знакомого дома, под знакомыми окнами, чтобы не видеть знакомых магазинов, чтобы не ходить по знакомому мосту...
     Чем ближе к концу подходило это странное и жуткое для меня кино, тем менее ясными становились черты моего же лица и лиц тех, кто окружал меня, но на них я старался и не смотреть вовсе. Может, луна смягчилась и решила оставить мне хоть что-то, что сможет показаться мне новым?..
     Рядом со мной время от времени появлялись очень добрые и славные люди. Я даже вновь научился в них верить. Верить в людей. Некоторые из них почему-то сразу казались мне знакомыми, но я так и не смог понять, почему.
     Скоро стало ясно, что плёнка жизни прокручена почти до конца. И тогда я пошёл обратно. И почему-то не к дому и не к магазинам, а к мосту. К ночи я уже заходил на него. Там всегда ездят машины, а пешеходные дорожки по бокам очень узкие. Но на одной из них, прямо посередине, слева от меня, кто-то сидел. Сидел, как в окне сидел я, съёжившись и обняв коленки. Я сел рядом. Было видно, что это либо ребёнок, либо вовсе не человек. Этот кто-то поднял глаза. В них было столько слёз, как будто это несчастное существо не плакало всю жизнь, а теперь уже не могло их удержать. Но даже в этой темноте и даже через эти слёзы, эти глаза я узнал сразу.
     Это был мой Тушканчик. Один, почти ночью, на мосту. Плакал. Я ещё никогда не видел, как он плачет. Никогда не мог так вот легко подойти и обнять его, но сейчас обнял сразу, крепко и тепло. Он всё плакал и плакал, и мне хотелось выплакать всё за него, только чтобы не ему всё это досталось.
     А потом он долго рассказывал мне, как ему жилось. Сначала всё было хорошо. Сказать, что ему не хватало меня, он постеснялся, но вместо этого уткнулся носом мне в плечо. А потом открылась правда. Что Тушканчик его был вовсе никакой не Тушканчик, а самый обычный человек. Не тот, каким человек быть должен. Думаю, смешно будет говорить, что он оказался совсем недобрый. Но я ведь сразу увидел: у него были очень странные глаза.
     Потом мы с Тушканчиком собрались и пошли домой. Мне было больно за него, но радостно, что всё-таки мы опять вместе. Всё равно я плакал, но теперь уже от радости - пока не от счастья, но уже не от горя.
     Мы пришли домой, но в шкаф я не пошёл. Мы выпили по чашке несладкого чая и легли спать. И снова тихая ночь, и снова нос в ладошке... Но в эту ночь мы спали так, как будто не проснёмся уже никогда...
     Луна почернела и вновь стала бледно-жёлтой. По глазам её стало ясно, что мы действительно уже не проснёмся.
     Я никогда не чувствовал такой безнадёжной пустоты. Всё, я знаю теперь, как будет, и я повторю всё увиденное. И получится, что, пробыв вместе всего каких-то два года, мы расстанемся почти на всю жизнь, и встретимся всего на один день... на один день в самом конце... Правда, после этого у нас будет вечность. Своя вечность - одна на двоих...
     Это было слишком жестоко. Да, я спрашивал, как будет, но я никогда не хотел увидеть всего. Я хотел знать лишь, будем ли мы вместе в самом конце. Теперь я знал это, но кроме этого знал слишком многое, чтобы дальше жить спокойно...
     В глазах луны был вопрос. "Ты знаешь теперь, как будет. И ты можешь это изменить. Если ты скажешь, что в жизни появился кто-то чужой и принёс с собой только обман, тебе поверят. Тогда и конец будет другим. Ну?..".
     Я был зол на луну, мне хотелось разбить её и больше не видеть. Я встал и сказал:
     Если должно быть так, пусть будет так. И этот конец не так печален, как показала ты!
     Видно было, что луна уже готова была меня отпустить. Она вдруг стала ещё светлее, и от неё даже как будто исходило тепло. Лицо её стало ровным и спокойным, и она улыбнулась. Это была не насмешка, а именно улыбка, та, которая всю мою злость рассыпала и пустила по ветру.
     Может быть, вам тоже было страшно, вместе со мной. Но я скажу вам, почему она улыбнулась.
     Потому что никогда не будет этого, слышишь и ты, Дружище, никогда!..


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Любовное


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

07.06.2005 22:42:30    Dr T Отправить личное сообщение    Викка
Если это сделано не специально, то очень интересно то, что стихийно в основе этого текста заложены основные положения чисто женской древней магии черной луны - Викки. Если это делалось специально - мои поздравления автору: всё сделано очень тонко!
     
 

Главная - Проза - Ксения Гриневская - Никогда не будет этого, никогда...

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru