Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Окончание
Оксана Зорина

Хозяйка "Молионы". Окончание

    Глава 25
    
    - Вот, это тебе, - сказал Азиз, раскладывая перед молодой женщиной множество свертков.
    - Что это? – удивилась она. – Ты за этим ходил в город? Я ничего не понимаю, ты узнал что-либо про Сайфеддин-бея?
    - Дорогая, столько вопросов сразу, - усмехнулся Азиз, покачав головой. – Во-первых, я выяснил, где живет уважаемый Сайфеддин-бей, и мы можем незамедлительно отправиться к нему. Но, - он поднял вверх указательный палец, - теперь ты не можешь появляться в таком виде на людях.
    - Почему? – удивилась она, разглядывая свой бархатный камзол. – Я больше года хожу в такой одежде, что не так? Я понимаю, конечно, что женщинам не пристало носить мужские платья, но в женском, я не продержалась на корабле и пяти минут.
    - Я согласен, но не забывай, что капитаном шхуны была Диана, а ты Амира. И должна носить вот такую одежду, - загадочно произнес он, поднимая платье из зеленого атласа, богато украшенное искусной вышивкой по краю горловины.
    - Господи, какая красота, - восхищенно проговорила Амира, всплеснув руками. – Это мне? И вот это? – спросила она, беря в руки воздушный платок. – Но… я не умею всего этого носить. Я буду выглядеть смешно.
    - Ничего подобного, - возразил Азиз, - ты говоришь глупости. Я, мужчина, должен ходит с покрытой головой, - он указал на чалму у себя на голове, шарф которой спускался ему на плечи. - Сама посмотришь, когда наденешь это платье, сверху вот это. Не смотри, что верхнее платье такое бесформенное, зато оно скроет твою фигуру от посторонних любопытных глаз. Так положено. На голову повяжешь платок, а вот этим закроешь лицо.
    - И как я буду дышать?
    Азиз громко рассмеялся.
    - Воистину, европейские женщины слишком вольны и привередливы! Ты постепенно привыкнешь скрывать свое тело и лицо от других мужчин. Женщина должна хранить свою красоту только для мужа.
    - У меня еще нет мужа, - съязвила Амира, набрасывая платок на голову.
    - Мы это исправим, любимая, - томно произнес Азиз, обнимая ее за талию. – Как только мы сойдем на берег, то первым делом отправимся к муле. Я хочу, чтобы в дом уважаемого Сайфеддин-бея, мы ступили, будучи мужем и женой. А теперь тебе пора собираться, команда уже собралась на палубе, с борта спустили трап.
    Расправив на груди хамис, Азиз развернувшись, вышел из каюты, оставив ее в одиночестве перед ворохом вещей, лежащих на кровати. Улыбнувшись, она, словно маленькая девочка, зарылась руками и лицом в мягкие воздушные ткани.
    Спустя полчаса она несмело вышла на палубу, где ее уже все ждали. Завидев Амиру, Азиз замер от неожиданности. Она стояла перед ним, закутанная с ног до головы, и лишь большие черные глаза с надеждой смотрели на него. По его сердцу разливался огонь любви, сейчас, она показалось ему еще более близкой, родной, и неимоверно красивой. Азиз улыбнулся, и протянул ей руку.
    На шкафуте выстроился экипаж «Молионы». Амира остановилась перед Раулем.
    - Мне жаль, что вы покидаете шхуну и нас, - сказал он, - но я от всего сердца, беру Деву Марию в свидетели, рад за вас, Диана, - шепотом добавил Кортес. И, быстро взглянув в сторону Азиза, неожиданно крепко обнял ее. – В память о нашем детстве.
    Амира улыбнулась, и на ее глаза навернулись слезы.
    - Спасибо, Рауль, - ответила она, - я выбрала себе лучшую долю, поверь мне.
    Рихард не в силах был выговорить ни слова. Он низко поклонился и поцеловал ее руку, преданно глядя на молодую женщину.
    - Спасибо, Рихард, за то, что доверились мне, и все время были рядом. Я никогда не забуду, что вы для меня сделали.
    - И я тоже, Диана, - как и Рауль, прошептал он.
    Остальные матросы, склонив головы, по очереди прикладывались губами к ее руке.
    Смахнув слезы с глаз, Амира подошла к трапу, но, остановившись, обернулась.
    Перед ней стояли ее моряки, которые на протяжении года были с ней, стояли плечом к плечу перед лицом многочисленных опасностей, подстерегающих их в море. Их обветренные, загорелые, поросшие бородами и усами лица, которые стали очень близкими, улыбались, глядя на нее. А лучистые, добрые глаза смотрели на нее с благодарностью и любовью.
    - Друзья мои, - громко сказала она, - год назад вы отправились со мной в долгое и опасное плавание. Господь хранил нас, потому на нашей стороне была правда, и месть настигла виновных. Много раз мы дышали в лицо смерти, но не отступились! Спасибо, за то, что преданно и верно служили мне. Надеюсь, что так же будете служить моему будущему мужу Азизу аль-Баширу, под чье чуткое руководство и покровительство теперь поступает «Молиона».
    Азиз удивленно посмотрел на нее.
    - О чем ты говоришь, Диана! – воскликнул он, забыв о новом имени, забыв обо всем на свете. – Этот корабль… он твой.
    - Нет, Азиз, - она покачала головой, - и я, и моя «Молиона» принадлежим теперь тебе.
    - Но… - хотел возразить Азиз, но замолчал.
    - Не надо ничего говорить, дорогой, не надо! Я намерена посвятить себя семье, а морские приключения останутся в прошлом. А «Молиона» сослужит тебе хорошую службу в торговых делах.
    - Я каждый день благодарю Аллаха, за то, что встретил тебя, Амира. Моя любовь растет к тебе с каждым днем. Но иногда мне кажется, что я не заслуживаю тебя.
    Попрощавшись с моряками, Азиз, Амира и маленькая Лейла покинули корабль, и направились по широкой улице, идущей вдоль побережья. Амира непривыкшая ходить в традиционных одеждах, то и дело спотыкалась, поправляла покрывало на голове. Азиз, сокрушенно качал головой, глядя на ее мучения. Подняв на руки малышку, он твердо зашагал вперед. За ними едва поспевали два носильщика.
    ***
    
    
    Солнце заливало белый каменный утес, бросая на землю фигуристую тень. Сайфеддин-бей по привычке проводил утро у себя в саду. Он осматривал свою плантацию роз всевозможных цветов и оттенков. Удаляя засохшие и больные побеги, он срезал длинные стебли с душистыми цветками и аккуратно клал их в плетеную корзинку. Это занятие доставляло ему неимоверное удовольствие. Изредка поглядывая на бирюзовую поверхность Средиземного моря, он вновь углублялся в свое занятие.
    В прозрачном утреннем воздухе носилась стайка маленьких ласточек, наполняя его веселым щебетанием. Много лет он уединенно жил на окраине Алжира, в небольшой усадьбе на берегу моря. И каждое утро начиналось так же, как и предыдущее. Сайфеддин-бей давно привык к своему одиночеству, не теряя, однако надежду на самую долгожданную встречу.
    И сегодня утром он проснулся с мыслью, что еще один день проводит один, наедине со своими розами.
    Ловко подрезав очередной побег, Сайфеддин-бей нагнулся, чтобы собрать с земли упавшие алые лепестки. Сладкий аромат окутал его, вскружив голову, и на мгновение, он закрыл глаза. Он столько сил и времени подарил свои розам, и теперь они награждают своего хозяина обильным цветением и опьяняющим запахом, за все его труды. Глубоко вдохнув напоследок, Сайфеддин поднялся и открыл глаза.
    Перед ним стояла женщина. Ее большие глаза загадочно смотрели на него, а на скрытом полупрозрачной тканью лице играла улыбка.
    Сайфеддин-бей смутился, и, опустив голову, вновь взглянул на посетительницу. Ветер колыхал полы ее одеяния, но женщина продолжала неподвижно стоять и не сводила глаз со старого турка. Отчего-то ее глаза показались Сайфеддин-бею до боли знакомыми. Он зажмурился и отступил назад, под напором воспоминаний…
    Корзинка с розами выпала из дрожащих рук. Он снова зажмурился, отгоняя призрак прошлого. Но когда открыл глаза, видение не исчезло, наоборот, оно двигалось и говорило…
    - Дорогой Сайфеддин-бей, - послышался милый его старческому сердцу голос, - неужели я так изменилась за эти годы? Ну же придите в себя.
    Как завороженный, Сайфеддин-бей шел навстречу этому голосу, и только крепко обняв Диану, он прошептал:
    - Это не сон! Диана, дорогая, это не сон! Столько лет я провел в ожидании, и уже не надеялся увидеть тебя. Осталась только привычка поглядывать в сторону моря с хрупкой надеждой вновь увидеть «Принцессу». Диана, неужели это ты?
    - Нет, нет, это действительно я. Сайфеддин-бей, миленький, как же я рада вас видеть! – она припала к его груди.
    Завидев в проеме ворот Азиза с маленькой девочкой на руках, он удивленно взглянул на Диану.
    - Мне надо много вам рассказать… очень много.
    
    
    Глава 26
    
    
    Азиз тихо зашел в комнату. В воздухе все еще витал аромат благовоний. Осторожно одернув прозрачный полог, он в растерянности уставился на пустую кровать. Оглядевшись, он убедился, что комната была пуста. Быстрым шагом он направился к двери, ведущей на широкую террасу. Увидев жену, лежащую на парчовой кушетке, он облегченно выдохнул.
    - Любимая, ты снова здесь? – нежно спросил он, приближаясь к женщине. – Сегодня с моря дует прохладный ветер, ты можешь простудиться. Зайди в дом.
    Она слегка наклонила голову, и с любовью взглянула на него.
    - Ну что ты, дорогой. Ты же знаешь, как я люблю смотреть на море, не лишай меня этого удовольствия.
     Азиз улыбнувшись, провел рукой по блестящим тяжелым волнам черных, как смоль волос, ниспадающих на нежные женские плечи.
    - Ты скучаешь по нему? Можешь не отвечать, по твоему взгляду и так все понятно. Любовь к морю, живет где-то внутри тебя, ее невозможно вырвать или чем-нибудь заменить. Это твоя сущность. Море это ты, а ты это море. Вас нельзя разлучить.
    - Ты ревнуешь?
    - Это было бы глупо с моей стороны, - возразил Азиз, целуя руку жены. – Это был бы не равный бой, где меня ждало бы поражение. Ты не жалеешь, что былые времена уже позади? – неожиданно спросил он, дотрагиваясь до небольшого шрама, рассекающего ее черную изогнутую бровь.
    - Нет. Эта жизнь осталась в прошлом вместе с Дианой Дарнлей. Теперь я Амира. Я начала новую жизнь, у меня есть ты, Лейла и наши малыши Ясмин и Масуд. Это много важнее.
    - Да, наши дети, - широко улыбнулся Азиз, - они прекрасны. А Ясмин так похожа на свою мать. Даже сейчас, когда ей едва исполнился год, заметна ее красота. Но все же ты грустна, - он подал ей руку, и помог встать.
    - Мне бы хотелось сказать, что все это пустяки, - ответила она, опустив голову, - но меня действительно беспокоит то, что уже прошло больше года, как я отправила весточку брату в Англию, и до сих пор никаких известий. Это обстоятельство мешает мне полностью наслаждаться жизнью, понимаешь?
    Она прошлась по комнате, и легкое, вышитое шелком и бисером платье заструилось вдоль тела. Тряхнув длинными волосами, украшенными тонкими золотыми цепочками, она опустилась на обитый парчой пуфик. Все ее движения были полны благородства, грациозны и плавны. Азиз подумал, что именно такая жизнь была уготована ей с самого начала. Только здесь и сейчас она раскрылась полностью, почувствовала себя нужной, почувствовала себя женщиной. И от мысли, что она принадлежала только ему, сердце распирало от гордости.
    - Амира, моя Амира, - прошептал он, целуя жену в плечо, - не грусти. Мне невыносимо видеть тебя в таком состоянии. Идем со мной.
    - Куда? – удивилась она.
    - Идем, не задавай вопросов. У меня есть один сюрприз для тебя, а точнее сказать – целых два.
    - О, нет, Азиз, - взмолилась она, - не надо ни каких сюрпризов. Я всем довольна и так, а если это снова украшения, - она повела плечами, - мне уже не куда их складывать. Ты меня избалуешь, - проворчала она, следуя за мужем.
    Накинув на голову прозрачный, шитый золотыми нитями платок, она спустилась по белой каменной лестнице, ведущей на побережье. В двух кабельтовых от берега стоял на якоре корабль, из-за яркого солнца, ей ни как не удавалось разглядеть его названия. Около шлюпки толпился народ, среди которых был Сайфеддин-бей, и несколько матросов.
    Быстрым шагом она направилась к ним навстречу. Азиз заметно отстал. Заслонив ладонью солнце, она наконец-то смогла увидеть золоченые буквы на корме судна.
    - Пр...Прин… Принцесса, - она остановилась, и вновь посмотрела на корабль.
    Нет, ошибки быть не может, это ее «Принцесса»! Но… она зажмурилась, и вновь посмотрела на надпись. «Принцесса»
    - Моя «Принцесса», - прошептала она, - это же…
    - Да, любовь моя, это твоя новая «Принцесса», - подтвердил Азиз, подходя к ней - «Молиона» сейчас направляется на Цейлон, но по ее чертежам я заказал на верфи в Голландии новую шхуну. Принцесса, это ты. Это и есть значение твоего имени, Амира.
     - Я? Амира, это значит принцесса? Но, эта шхуна… Неужели такое, возможно, пережить дважды? Неужели это возможно? Ах, Азиз! За что мне такое счастье? Спасибо! Спасибо! – воскликнула она, обернувшись к мужу.
    Он обнял ее, и с нежностью посмотрел на нее.
    - Это еще не все, - сказал Азиз, целуя ее в губы. – Обернись, Амира.
    Она послушно исполнила его просьбу, но ничего не заметила. Пожав плечами, Амира взглянула на мужа, и вновь посмотрела вдаль.
    Но, увидев, что из толпы вышел к ней на встречу высокий мужчина, одетый в европейское платье, сердце ее оборвалось. Растерянно посматривая на улыбающегося Азиза, Амира жадно всматривалась в знакомые черты, идущего к ней мужчины.
    На этот раз глаза ее не обманывали. Высокий, статный, голубоглазый англичанин быстро приближался к ней, твердо ступая по белому песку.
    - Реджинальд! – прошептала Амира. – Реджи. Я не верю своим глазам. Реджинальд! - что было сил, закричала она. – Реджи!
    Смахивая слезы, застилавшие глаза, она бросилась к нему. Платок сполз с головы, и, поблескивая на солнце золотыми нитями, взвился в небо, подхваченный свежим морским ветром. Она бежала, не замечая, ничего вокруг, кроме лучистых голубых глаз, на обветренном загорелом лице брата.
    Они встретились. И лишь на мгновение, взглянув друг другу в глаза, растворились в крепких объятиях. И этого мгновения хватило, чтобы он смог увидеть в ее глазах все то, что она не сумела рассказать ему. Все то, о чем не надо было говорить.
    До глубокой ночи Амира и Реджинальд сидели в небольшой гостиной. Сайфеддин-бей и Азиз не мешали, понимая, сколько всего надо было рассказать им друг другу.
    Реджинальд, заметно постаревший за прошедшие годы, с нежностью и явным любопытством смотрел на сестру.
    - Ты изменилась, Ди, - тихо сказал он, держа ее ладонь в своей руке, - похорошела, расцвела, но изменилась. В тебе появилось нечто, что пугает меня.
    - Это оттого, что теперь я принадлежу другому миру, не знакомому тебе. Но я по-прежнему твоя сестра, Реджи, и это главное, - ответила она.
    - Наверное, ты права, просто… твой новый муж… этот дом… одежда… для меня это не легко, - он внимательно посмотрел ей в глаза, словно стараясь проникнуть в ее душу и мысли. – Почему ты не рассказала мне, Ди? Почему сразу не обратилась ко мне? Я же твой брат, а узнал обо всем, спустя столько времени от Робина.
    Молодая женщина вздрогнула, вспомнив последнюю встречу с Брантоном, и опустила голову.
    - Ди, милая, я не хочу, чтобы ты все переживала заново, и не прошу рассказывать мне все, тогда Робин поведал мне достаточно, что бы я захотел перевернуть весь мир и уничтожить Уильяма, - гневно воскликнул он. – И как только он смог сотворить такое? Несчастный Джеймс! После этих известий, я долго не мог прийти в себя, все было так ужасно. Я удивляюсь, где ты взяла силы, чтобы пережить подобное, как смогла выжить? Я жалею, что меня не было рядом с тобой, а ведь это был мой долг, как старшего брата. Когда мне нужна была помощь, моя жизнь была в опасности, ты, хрупкая, юная девочка, бросилась на мои поиски, спасла меня. А я ничего не сделал для тебя, ничего, - Реджинальд сокрушенно обхватил руками голову. – Я чувствую себя ничтожеством. Все это время я спокойно жил в Лондоне, с женой и детьми, и мое сердце не подсказало, что моей сестре нужна моя помощь. Ведь я был нужен тебе, Ди?
    - Конечно, Реджи, - мягко произнесла Амира. – Я столько раз порывалась обратиться к тебе, но всякий раз меня что-то удерживало. Ведь у тебя семья, я не хотела быть тебе обузой. И потом, я затеяла слишком опасное мероприятие, мы могли все погибнуть тысячу раз. Неужели ты бы хотел, чтобы Джейн и дети остались сиротами? А я не хотела оставлять их без отца. Теперь ты понимаешь?
     - Да, понимаю, Ди. Но это все в прошлом, так? Твой муж, очень благородный, честный и мужественный человек, и потом, он так тебя любит. Я верю, что ты счастлива с ним.
    - Это так, Реджи, - подтвердила Амира, поднимая на брата глаза. – Азиз прекрасный человек, и я стольким ему обязана, в первую очередь, своей жизнью.
    - Да, я знаю, - усмехнулся он. – Когда два месяца назад, на пороге моего дома появился высоченный великан, с ятаганом за поясом, я не знал о чем думать. Он сказал: «Я муж твоей сестры. Ты нужен ей. Собирайся». К тому времени, я был в отчаянии от беспокойства за тебя, повсюду наводил справки, но ты и «Принцесса» словно в воду канули. Мои агенты по всему свету искали тебя, но тщетно. Поэтому, без лишних слов, я собрал вещи и последовал за твоим великаном. Только на корабле, когда мы покинули устье Темзы, Азиз рассказал мне все, что знал сам.
    Амира поднялась и прошлась по комнате, отчего нежно зазвенели длинные серьги подвески и многочисленные браслеты.
    - О Аллах, он все держал в глубочайшей тайне, - пробормотала она. – Я думала, что Азиз отправился с караваном в Тунис, а на самом деле, он отплыл в Голландию, где спускали новую «Принцессу», а за тем направился в Англию за тобой. Он видел мое беспокойство, ведь почти год назад я отправила тебе письмо, и каждый день проводила в ожидании ответа.
    - Ты для него очень много значишь, - нежно сказал Реджинальд, обнимая сестру. – Я рад за тебя, Ди. Рад, что ты нашла свое предназначение, обрела свою семью. Наверное, ты была рождена для всей этой жизни, - он обвел рукой дом. – Азиз, так же сказал, что ты помирилась со своим отцом, живущем в Рабате. Это так?
    - Да, это верно. Мухаммед целый год воспитывал мою дочь, и очень привязался к ней, ты бы видел, как он умолял не забирать Лейлу, теперь так зовут Эмили. Ради ее и своего счастья я решила протянуть ему оливковую ветвь. Он приезжал к нам, когда родились малыши. Ведь ты их еще не видел? Они прекрасны, ты сразу полюбишь Ясмин и Масуда, они стали смыслом моей жизни. Азиз очень много сделал для меня, построил это дом, и согласился, чтобы Сайфеддин-бей жил рядом с нами. Мы стали одной семьей, понимаешь? У меня все хорошо, Реджинальд.
    - Ди, - проговорил Реджи, сузив глаза, - твой Аллах принял тебя?
    - Аллах милосердив, Реджи, - не раздумывая, ответила Амира. – Однажды я поклялась вечно служить ему, если он… оставит в живых Азиза. Я выполнила клятву. В Англии я всегда чувствовала себя чужой, а здесь все иначе, здесь мой мир, мой дом.
    - А как же море? Ты ведь не могла жить без него. Не проходило и дня, чтобы ты не проводила на кораблях отца, помнишь?
    - Конечно помню. Но море всегда со мной, - она взяла брата за руку и повела к окну. – Вот оно, - сказала Амира, показывая черную до самого горизонта гладь Средиземного моря, - с ним я никогда не расстанусь. Море – моя жизнь.
    Реджи положил руку на плечи молодой женщины.
    - Ди, моя, маленькая сестренка, - с нежностью произнес он, - хватит ли мне жизни, что бы понять, насколько глубока и безгранична твоя душа. Я горжусь, что я твой брат. Я брат Хозяйки Молионы, - рассмеялся он. – Ведь так теперь называется «Принцесса»?
    Она согласно кивнула головой.
    - Я люблю тебя, Ди! – сказал Реджинальд, целуя сестру, и на душе его, наконец, воцарился покой.
    
    ***
    Амира тихонько скользнула в спальню. На широкой кровати за прозрачным пологом лежал Азиз. Его обнаженное мускулистое тело в неярком свете свечей, отливало бронзой. Он не спал, раскосые, карие проницательные глаза следили за каждым ее движением.
    Откинув одним движением роскошные волосы назад, Амира отодвинула полог, и, закусив губу, посмотрела на мужа.
    - Во всем мире не хватит слов, чтобы описать то, что я чувствую, - тихо сказала она. – Моя душа парит. Я до сих пор не могу поверить, что ты все это сделал для меня, Азиз. Ты подарил мне «Принцессу», как когда-то отец, чем сделал меня самым счастливым человеком на земле. С ней я научилась мечтать. Но то, что ты привез ко мне брата, говорит мне о многом, и о твоей безумной любви в первую очередь, - Амира провела пальцами по его плечу. – Однажды моя жизнь опустела, и стала похожа на безжизненную пустыню, но ты, как свежий зеленый оазис появился в ней, наполнив ее новым смыслом. Я так люблю тебя, что иногда мне становиться тяжело дышать.
    - Я буду дышать за нас двоих, - низким голосом ответил Азиз, - лишь бы ты навсегда принадлежала только мне. Моя Амира, моя принцесса, моя жизнь! Мы были посланы друг другу, как награда за наши страдания, дорогая.
    - Ты помог мне не сломиться, не сдаться, а выстоять перед всеми невзгодами, - произнесла она, поднимаясь с кровати, и подходя к открытым дверям террасы. – Сейчас, глядя на себя в зеркало, я вижу нового человека, и только этот шрам напоминает мне о прошлом, таком далеком, что оно больше напоминает прошлую жизнь.
    Азиз накинул на плечи шелковый халат и подошел к жене.
    - Не думай о своем прошлом, любимая.
    - Я бы хотела, но не могу, ведь это часть меня, - она вздохнула. – Но не будем о грустном. Азиз, сегодня был прекрасный, волшебный день. Ты превратил его в сказку. Но у меня тоже есть для тебя сюрприз.
    - Да? Какой? – удивился он.
    Но вместо слов, она взяла его руку и приложила ее к своему животу, где зародилась новая жизнь.
    - Не может быть… - прошептал пораженный Азиз.
    Не отрывая руки, он опустился перед Амирой на колени, и прижался губами к ее лону.
    - Аллах благословил нас, - тихо произнес он, улыбаясь. – Сегодня самый счастливый день для меня! Амира, дорогая, - он поднял на нее, горящие от глаза, в которых блеснули слезы радости, - ты Хозяйка моего сердца, полного любви к тебе. Моя Хозяйка!
    - Моя Хозяйка! – громко воскликнул Азиз, подхватывая жену на руки.
     С ночного, усыпанного звездами неба, на них смотрела полная луна, отбрасывая на темную поверхность моря серебристую дорожку, ведущую к горизонту.
    А вдалеке таинственно сверкала бортовыми огнями, стоящая на рейде «Принцесса».
    
    
    
    
    
    
    Конец
    
    
    
    
    
    
    
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


май 2008 г.Ростов-на-Дону

© Copyright: Оксана Зорина, 2009

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Окончание

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru