Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Анатолий Агарков - Проклятье генерала
Анатолий Агарков

Проклятье генерала

     Другую версию гибели моего деда поведали Никушки с рассказа их матери. Генерал действительно взялся за мемуары, а чтобы заарканить Пегаса (читай – поймать вдохновение) стал прикладываться к рюмке с коньяком. Дальше - больше. В смысле, больше пилось, чем писалось. Подогретая память услужливо вытаскивала из закромов пережитого мгновения величия и побед. И дед был счастлив. А потом скрипел зубами на виновника своего забвения – то бишь, меня.
     Предсмертное послание жене и дочери – единственное законченное произведение старого разведчика. Он его много раз перечитывал, исправлял, наконец, распечатал и положил в ящик стола до нужного момента.
     Мысль о самоубийстве не раз приходила ему в голову, иногда даже облачалась в слова, но никогда не терзала душу и не доминировала над психикой. Это была мечта о красивом уходе, не более того.
     В тот дождливый день дед, сидя в каталке за рабочим столом, затуманенным коньяком сознанием пытался отыскать причину того, почему ушёл в отставку генерал-майором, а не на одну звезду повыше. Кто виноват?
    Некстати заглянула в комнату Машенька:
     - Алексей Георгиевич, ты бы не пил так много – у тебя давление.
     - А? Что? – парализованный генерал вдруг поднялся из каталки.
     - Ой, да ты ходишь! – всплеснула руками молодая жена.
    Пожилой супруг не разделил её радости.
     - Ещё и стреляю, – выхватил из ящика стола пистолет и бахнул над ухом перепуганной женщины.
    Машенька бегом из комнаты. В спину гремел генерал:
     - Все мои хвори не от нервов, а от твоих вертихвосток и хахаля их, внучка моего – будь они трижды прокляты.
    Машенька спряталась. Дед ещё пару раз выстрелил в доме – продырявил портреты двойняшек. Потом в саду – неизвестно в кого или во что. И застрелился в беседке. Той самой, где я подсматривал за Никушками.
    Рассказ матери перепугал дочек.
     - Ведь он нас проклял, Алекс. Что-то должно случиться. Не смейся – и с тобой тоже.
    Что с нами могло случиться?
     Сестрицы окончили Литературный институт. Копаясь в архивах в поисках материалов для своих будущих поэтично-прозаичных творений, натолкнулись на мысль, что возможно в их жилах течёт голубая дворянская кровь. Стали изучать родословную предков и моих тоже. Где-то кто-то когда-то пересекался с известными Шереметевыми, Воронцовыми, Орловыми. Но ближе всех оказались Нарышкины. На этой фамилии сёстры и остановили свой выбор. Ещё бы – ближайшие родственники царского дома Романовых. Брачный контракт не обязывал их писаться Гладышевыми. Мама Маша вышла замуж и взяла фамилию мужа генерала. Так что Никушки с лёгким сердцем выправили себе паспорта на Доминику и Веронику Нарышкиных, а с небольшой приплатой стали именоваться графинями. На эту небольшую приплату в Москве было построено новое здание Дворянского Собрания. Свежеиспеченные маркизочки разыскали в Подмосковье следы родового поместья Нарышкиных, восстановили его в прежнем стиле и убранстве, переехали туда.
     Мне нравилось бывать у них. Кружиться на дворянских балах, в джинсах среди сверкающих гусар и обладателей дымчатых фраков. Смотреть постановки «крепостного» театра, пьесы для которого писали сами графини. Ездить верхами на травлю волков. Ходить с ружьём на боровую дичь и жарить её на костре. А больше всего – бывать с Никушками в бане, выскакивать распаренными и мчаться нагишом к пруду. Их гарцующие попки будили во мне такой азарт, что я гонялся за ними по всей усадьбе, из которой в дни моих визитов благоразумно удалялась прислуга, и, поймав, не давал пощады….
     Их кумиром был Потёмкин. Они звали меня пресветлым князем и сожалели, что на моём лице присутствуют оба глаза. Я в том резона не находил.
     Когда вслед за Патроном перебрался в Нью-Йорк, Никушки загрустили. Визиты мои стали нечасты и непродолжительны. Раз в месяц, а то и в два на денёк-другой – разве это жизнь? Надоели им и тупые рожи выродившихся потомков знатных фамилий. Всё надоело.
     Спасло от полной меланхолии новое увлечение – страсть к путешествиям.
     Звонок. Никушки.
     - Алекс, приезжай немедленно – ты должен это видеть. Приезжай, иначе брачный контракт в печку.
    Рисковать огромным, непомерными трудами нажитым капиталом я не мог – садился в самолёт и летел в Египет, чтобы заняться любовью с близняшками у подножия пирамиды Хеопса. Другой раз мы миловались меж колонн Парфенона. Колизей вспомнил римских развратниц.
     Я пытался разгадать географию их маршрутов. Казалось, они изучают историю цивилизации. Но какой чёрт их после Венеции занёс в Колумбию – уму непостижимо. Они переночевали в столичном отеле, а утром с метисом-водителем уехали на джипе в неизвестном направлении. И пропали….
     Забеспокоилась администрация отеля. Позвонили в российское консульство. Те подняли полицию. Сообщили мне. Я прилетел вместе с сотрудниками Интерпола. Мастера сыска занялись опросом персонала гостиницы, из которой пропали Никушки, и ближайших заведений – кто что видел? А я связался с Билли….
     - Проблема, Создатель. Проблема в том, что не могу прощупать здешние веси и города из космоса, оттого что нет ни одного спутника в этом регионе. Белое пятно на карте Западного полушария. Не догадываешься почему? Слышал что-нибудь о наркобаронах, кокаине, плантациях коки? Здесь их рай на матушке Земле. И кому-то очень выгодно, чтобы преступный бизнес процветал, приносил доход. Этот кто-то управляет космическими аппаратами.
     - Штаты? Пентагон? ЦРУ?
     - Три версии и все верные. Поздравляю, Создатель.
     - Слушай, мы этим займёмся, обязательно займёмся, а сейчас надо искать Никушек. Что посоветуешь?
     - Я подкорректирую орбиту ближайшего спутника и отсканирую сельву. Боюсь, что подпишу летательному аппарату смертный приговор - пусть тогда он будет американским….
     С прилетевшим со мной комиссаром Интерпола расположились в том самом двухместном номере того самого отеля, из которых пропали двойняшки. Весь день он принимал доклады от полицейских, а вечером доложил итоги мне. Мы пили кофе у телевизора, в новостях передали – спутник радиосвязи перестал отвечать на сигналы, перешёл на опасную траекторию полёта и был уничтожен ракетой, пущенной с борта крейсера ВМС США. Обломки частью сгорели в атмосфере, частью упали в Тихий океан на безопасном от побережья расстоянии. Ловко! У меня зуделись уши поскорее связаться с Билли, но и рассказ комиссара был интересен. Один колумбийский наркобарон по прозвищу Додди слыл большим охотником до слабого пола. Его люди рыскали по всей стране и за пределами в поисках наложниц, которые бесследно исчезали на фазендах в сельве. Фотографии всех хорошеньких женщин, остановившихся в отелях столицы и других крупных городов, немедленно оказывались на столе барона от наркотиков. Порой Додди сам выезжал на «охоту». Его чёрный бронированный «Мерседес» медленно двигался проезжей частью, а толстобрюхий мафиози из-за тонированных стёкол рассматривал проходящих тротуаром представительниц прекрасной половины человечества. Последний раз Додди видели в столице за день до исчезновения Никушек. Машину даже останавливали. Сделав внушение водителю, полицейские отпустили её. А ведь Додди находится в международном розыске в связи со своей преступной деятельностью, и не знать об этом стражи порядка не могли. Возможно, внушение было оплачено. А может, блюстители закона пасовали, узнав владельца чёрного «Мерседеса». Всё может быть….
     Комиссар находил между визитом наркобарона-бабника в город и пропажей Никушек причинно-следственную связь. Итак, Додди! Возьмём за версию….
     Оставив соседа по номеру у телевизора досматривать подробности, как американская ракета метко сбила американский спутник, вышел на террасу и связался с Билли.
     Мой виртуальный приятель был настроен оптимистично.
     - О, Додди! Я многое мог бы рассказать об этом субъекте. У него португальские корни и весь набор венерических болезней. Он владеет несколькими плантациями коки в сельве, ближайшая в 250 километрах от столицы.
     - Будем брать?
     - Будем, но не так, как ты сейчас об этом подумал. Ни местной полиции, ни даже Интерполу в нашем положении довериться нельзя. Каждый шаг твой будет отслежен, и в щекотливой ситуации Додди просто уничтожит пленниц – следов не найдёшь.
     - Может, русский спецназ?
     - Нет, лучше ядерная бомбардировка и полномасштабная война! Весь спецназ – это ты. Бери джип, снаряжение для похода и вперёд в сельву, отрубая концы.
     - Не заблужусь?
     - Я отсканировал со спутника – океан ему пухом! - все тропинки и ручейки Колумбии, доведу как Сусанин поляков, не беспокойся.
     - Комиссар мне кажется порядочным человеком….
     - Этот «порядочный человек» в какой-то момент приставит к твоему лбу ствол и нажмёт курок со словами: «Ничего личного – только бизнес». Пойми, Создатель, так устроен западный мир. Всё дело в цене. Лучшим другом в дороге тебе будет оптимизатор. И не криви губы: без него ты, московская неженка, и шагу не ступишь по сельве – ядовитые насекомые, змеи, тропические дожди, вызывающие лихорадку, солнечные удары и ожоги от палящего светила – всё превозмочь под силу только ему.
     - От духоты я бы и сейчас не против….
     Вернулся в номер, поковырялся в личных вещах, извлёк на Божий свет пару серебряных браслетов. Один великодушно уступил комиссару.
     - Великое русское изобретение. Наденьте, помогает сохранять жизненный тонус.
    Сам надел.
     Комиссар назавтра собирался посетить столичную и окрестные тюрьмы, где отбывали сроки уже отловленные сподвижники Додди. Он и списками запасся. Звал меня с собой. Но я отказался – направляюсь, мол, в банк, так как операция предстоит затратная.
     - А вы не скупитесь в посулах: за хорошую информацию расплачусь щедро.
     …. Приснилась война. Которая была задолго до моего рождения. Танк, управляемый неведомой силой, мчался вперёд. Под гусеницами рвались, не причиняя вреда, мины. Со сторожевой вышки засверкал белыми огоньками пулемёт. Броня застонала от боли под свинцовой плёткой, но выстояла. Ах, туды вашу мать! Развернул башню и жахнул по гитлеровцам на вышке. Полетели клочки по закоулочкам! Танк прорвал ограждение из колючей проволоки, замер на месте. Я высунулся из люка. Толпа женщин в полосатых пижамах кинулась ко мне: «Родненький!». Измождённые лица, затравленные глаза. Концлагерь! Господи, до чего людей довели. Никушки! Эти как здесь? Тоже в полосатых двойках, но бодренькие, упитанные. Вскарабкались на броню, скинули на землю лагерное шмотье и прыг-шмыг голенькие в люк. Ох, и миловались же мы на радостях….
     - Отличная штука, - расхвалил комиссар оптимизатор. – Даже не заметил, что легли спать с отключенным кондиционером. Отличная штука!
     Позавтракали вместе, а потом разъехались.
     В банке с кредитной карточки обналичил нужную сумму. По совету Билли в специализированном магазине приобрёл всё необходимоё для похода в сельву – одежду, мачете, а ещё рюкзак, который набил концентратами. Вот продукты Билли брать не советовал. Но что он, виртуальный гений, понимает в человеческих потребностях?
     Помешкался у витрины стрелкового оружия. Вспомнил слова покойного деда: мои люди сами как оружие, и пошёл дальше. Меня готовили эти люди, стало быть, и я такой. Взял джип на прокат….
     Решив, что к бою и походу уже готов, связался с Билли:
     - Ну что, с Богом?
     - За тобой по магазинам пяток типов шатались. Надо рубить этот хвост. Покажи себя шумахером, Создатель.
     - Думаешь, это люди Додди?
     - Думаю, не только. Всем интересно: куда ты собираешься….
     - А может, здесь их, того этого – в тёмном уголке прижать, да поспрашивать: чьи вы, хлопцы, будете?
     - Не глупи, Создатель: не стоит загонять крысу в угол, тогда она становится опаснее льва. Пусть побегают за тобой, а мы посмотрим: кто их в бой ведёт.
     Побегают – легко сказать: я может, второй раз в жизни за руль сажусь. Такого джипа точно никогда не видел. Где тут чего включать, куда нажимать?
     Городскими улицами вёл машину осторожно: молил Бога не во что не вляпаться и силился вспомнить, на что намекают дорожные знаки – ведь учил когда-то. Права есть, а вот навыков с гулькин нос. Меня обгоняли другие участники дорожного движения, сигналили, жестикулировали из своих авто. Ох, и горячий же вы народ, колумбийцы. А спешка, известно, нужна только при ловле…. наркобаронов.
     Выбрался за город. Фу-у.… На просторе прибавил скорости. Связался с Билли.
     - Что нового?
     - На хвосте две машины и вертолёт у черты горизонта – приличный эскорт.
     - От вертолёта не уйти.
     - На дороге нет, в сельве – легко. Карта у тебя на коленях - вперёд, Создатель, к опушке Вечнозелёного леса.
     Освоившись с управлением, придавил ещё. Асфальт на дороге закончился, просёлок встретил выбоинами и лужами вчерашнего ливня. Летели брызги, клубилась пыль. Солнце палило, но чудо-оптимизатор берёг тело от перегрева – я даже не вспотел.
     Вели меня профессионально: преследователей не видел, но обозначились за спиной два пылевых облака на подсыхающей дороге. Где-то ещё вертолёт болтается. Сколько любопытных! Если это люди разных команд то, как они меж собой ладят? Мобильник к уху:
     - Билли, не отстают и, наверное, вооружены?
     - Не беспокойся, Создатель, всё под контролем.
     - Ты их видишь?
     - Я их слышу. Они хотят понять твои планы. Впрочем, первая машина – это столичные бандиты, на хвосте от банка. Пытаются догнать, но дорога трудна для неприспособленной машины. Их интересуют только деньги, и пока они опаснее других. Следом джип полицейского управления. Эти парни едут задержать и препроводить тебя обратно в столицу. В вертолёте люди Додди. Они уже знают, кто ты и зачем прибыл в Боготу. Их смущают преследующие тебя машины, и пока они только наблюдают. Но будь уверен: в сельву они тебя не пустят – атакуют где-нибудь на опушке или чуть раньше.
     - Успокоил.
     Заболтался – одна руку на руле, другая с трубкой возле уха – на крутом повороте джип занесло, и я не справился с управлением. Кувыркнулся вместе с перевернувшейся машиной. Чудом каким-то из-под неё ускользнул. Впрочем, чуда не было: не подвела реакция, и тренированное тело, слава Богу, послушно.
     Буркнул в трубку:
     - Билли, у меня авария.
    И принялся собирать рассыпавшиеся на дороге вещи.
     Тут как тут столичные бандиты на заляпанном грязью «Форде». С ходу принялись палить. Засвистели, защёлкали вокруг меня пули. Я юркнул за перевёрнутый джип с мольбой: только бы в бак не попали. Но взорвался не я, а мои преследователи. Гром возник небесный, перекрыв автоматно-пистолетную трескотню, и на тормознувшую машину рухнул сверху вертолёт, ломая винты, круша корпус «Форда». Визг и скрежет раздираемого металла, удар падения, взрыв, ещё один….
     Подхватив рюкзак, бросился прочь от джипа, засыпанного горящими осколками. За спиной прогремел ещё один взрыв. С преследователями было покончено….
     К концу дня достиг сельвы. Тропический лес поглотил меня, как…. Нет сравнения. Впрочем, ему не до меня – весь пищал, верещал, ухал, ахал, заливался на голоса. После стремительного наступления темноты, хор пернатых поредел, набрали силу рыки охотящихся хищников и вопли их жертв….
     Расположился на ночлег. Развёл костёр, вскрыл, разогрел банку концентратов – есть не хотелось. Пить тоже, хотя дневная духота с неохотой покидала сельву. К довершению дискомфорта – не спалось. Какой там сон! Казалось, из-за каждого дерева, из-под каждого куста наблюдает тропическое чудище, жаждущее, если не плоти моей, так крови….
     Подбросил в костёр сучьев, прилёг, сунув под голову рюкзак, обратился к Билли:
     - Расскажи сказочку.
    Погубитель спутников и вертолётов моего настроения не разделил:
     - Не лучше о деле?
     - Валяй.
     - Проведу тебя сельвой в самое логово Додди. Тебе придётся одолеть всех его людей, причём без шума и пыли. Твоё оружие – осторожность, внезапность, решительность. Ошибаться нельзя: погибнешь сам, не спасёшь женщин.
     - Ты видел фазенду сверху? Никуши там…?
     - Я слышу переговоры охранников – женщины там….
     …. Ночной притон Тортуги. В чадном дыму, спиртовом угаре веселятся моряки, грузчики порта, всякая прочая шушера – ловцы жемчуга, рыбаки, буканьеры. Вдруг Никушки – в белых до пят платьях, плечи голые, ладони молитвенно у груди. Что-то поют на сцене, но песни здесь никому не нужны. Присутствующие пожирают их глазами, кидают на сцену монеты, требуют:
     - Разденьтесь! Разденьтесь! Долой одежду!
    Быть потехе! Окинул взором зал – где ж мои флибустьеры? Тяжковато будет одному с такою публикой. Кто-то самый прыткий или пьяный, с брюхом, будто бочка из-под пива, ринулся на сцену, срывая с себя заношенную рубашку:
     - Долой шмотьё!
    Никуши в визг, бежать – он их за руки хватать. Началась потеха! Я прыгнул на сцену, схватил брюхана за штаны и шиворот, пустил с разбега в зал – получай, народ, гостинец! Пару столов опрокинулись, подмяв застольников. Завертелась кутерьма – азартом сносит голову. Что может быть сладостнее сердцу русскому разудалой кабацкой драки? К тому же по такой причине. Ну и, отвёл я душу….
     Проснулся звонким ярким утром. Впрочем, оно было где-то там, в кронах пальм. Под сенью хранился полумрак….
     На руке моей примостилась маленькая юркая зелёная змейка – на вид безобидная. Но и без подсказки сообразил, что это банановая змея, весьма ядовитая красавица. Она горбила тельце толщиной в палец и грозила длинным язычком серебряному браслету на запястье. Мне хватило мужества и выдержки не дёрнуться, не сорваться с места с криками: «Змея! Змея! Змея!». Наблюдал за нею, не меняя позы. Наконец, отчаявшись запугать оптимизатор, изумрудная гостья юркнула с моей руки на ветку куста.
     Билли вышел на связь:
     - Доставай компас, Создатель, курс – юго-юго-запад.
    Ох, и поработал же я мачете – забыл, что не завтракал. Бился без устали, прорубая проход в сплошной стене зарослей. Полдень. Солнце в зените. Я выбрался на поляну у берега реки. Ну, не поляна, скорее проплешина в лесном массиве, обрамленная вырванными с корнями деревьями. Должно быть, в сезон дождей бушует здесь река и безобразничает.
     Вода манит, сверкая бликами. Берега в зелёной ряске – или что здесь, в тропиках, растёт? – но стремнина чиста.
     Скинул верхнюю одежду. Подумал, стянул и плавки – кого стеснятся? У самой воды сердце схватила необъяснимая тревога. Присел на корточки, вглядываясь в чернильную толщу воды. Что там стережет меня – питон, кайман, пираньи?
     Поднял к уху мобильник.
     - Билли, искупаться хочу.
     - Брось, Создатель, козлёночком станешь.
     - Чушь. Хочу купаться.
     - Ты устал, перегрелся, проголодался?
    Каприз оседлал меня:
     - Хочу купаться!
     - Купайся - разрешил Билли менторским тоном.
    И я выкупался. Река была неглубокой, вода не освежала – пустая трата времени.
     До сумерек, пробивая себе путь, сражался с лианами, тростником, кустами, ветвями…. Их полчища, а я с мачете. Вжик-вжик, хрясь-хрясь, дзинь-дзинь….
     …. Вы знаете, откуда пошло выражение «сахарные уста»? От поцелуя на морозе. Зима в Подмосковье. Тройка белых рысаков несёт нас заснеженным полем, просекой в бору и снова на простор. Вожжи в моей руке, за спиной звонкий смех подгулявших графиночек. Бисером расшитые дублёнки, иней оторочил шали, брови и ресницы, румянцем полыхают щёки. Подхватив узкую талию, целую сахарные уста Вероники. А может Доминики? Как их различить? Взрыхленный копытами коней, полозьями саней вьюжит снег. Мелькают ели в январском убранстве. Мороз бодрит душу. Эге-гей, веселись, Россия - я люблю тебя…!
     - Как ты красиво думаешь, пришелец.
    Откуда это? Нет саней, нет Никушек, нет снега и мороза. В сельве утро. Впрочем, здесь, у подножья тропических великанов полумрак таится и в полдень. Мне приснился красивый сон. Каждую ночь снятся Никуши – душа томится.
     - Билли, душа моя томится или это всё твой чудо-оптимизатор? Не ем, не пью уже которые сутки - и что удивительно – совсем не чувствую усталости. А в сон проваливаюсь - будто в сказку. Билли…?
     - Кто-то проник в твой мозг, Создатель
     - Не понял. Червяк, насекомое? В ухо заползло?
     - Я чувствую присутствие постороннего интеллекта. Сейчас, сейчас….
     - Через трубку?
     - Через оптимизатор.
     - Объясни.
     - Я объясню.
    Опять этот голос. Не из трубки – тогда откуда? Не через уши в меня проходит, сознания достигает. Будто рождается сам собой и звучит в голове. А мне сначала показалось – приснился….
     - Ну, объясняй, - я и губами не пошевелил, только подумал.
    И был понят. Но…. Вмешался третий голос. Или это нельзя назвать голосом – то, что рождалось в голове без колебаний воздуха. Но какого чёрта! Это моя бестолковка, и я не позволю….
     - Не кипятись, Создатель.
     - Ты здесь почему? И как проник? Конечно, через свой чёртов оптимизатор! Так я теперь зомби? Марионетка в твоих виртуальных лапах? Как же я не хотел надевать этот наручник….
     - Успокойся, а? Позволите, я объясню этому недотёпе: кто вы и почему подсматриваете его сны?
     - С кем это ты?
    Но Билли оставил без ответа мой вопрос.
     - Видишь ли, Создатель, в эволюции человечества были два пути: совершенствовать природу под себя и совершенствовать себя под природу. Вот ты, к примеру, продукт цивилизации – вне кровати и заснуть не можешь. Если б не оптимизатор, страдал сейчас от духоты, жажды, голода и гнуса. А человек напротив, всех этих бед не знает по другой причине – его организм в борьбе за выживание эволюционизировался и продолжает совершенствоваться. Не крути головой, ты не увидишь его прозрачного тела. А ещё, в отличие от тебя, он может питаться любым органическим продуктом природы и не питаться вообще – поглощая из среды все необходимое для жизнедеятельности через кожу. Эти люди не имеют запаха, не излучают тепла. Общаются телепатически, не напрягая голосовых связок. Мой оптимизатор жалок перед ними – по крайней мере, сделать тебя невидимым точно не может.
     - Ну, а тебя зависть раздирает?
     - Нет, чисто научный интерес. Знаешь, сколько они живут? Тебе и не снилось…. До бессмертных богов Олимпа им остался один шаг….
    Ещё чей-то голос. Да нет, это, наверное, всё тот же тип – прозрачный….
     - Всё верно вы рассказали, кроме бессмертия. Погнавшись за долгожительством, мы подписали себе приговор. Вот вы строите города и машины, считаете себя интеллектуальными людьми, но правит вами животный инстинкт размножения. И это даёт вам перспективу. Мы вытравили из себя животное начало и остались кучкой организмов без будущего. Наши клетки не стареют, наши нервы не изнашиваются – теоретически мы бессмертны. Нам не грозит естественная смерть, только насильственная. И когда-нибудь наш род иссякнет. Наши мужчины утратили свои мужские качества. Мы не можем оплодотворить наших женщин….
    Я совсем растерялся:
     - Билли?
     - Внимай, Создатель….
    Прозрачный продолжал:
     - Мне понравились твои мысли о женщинах: ты красиво умеешь думать и хорошо….
     - Это был сон.
     - Твой организм примитивно организован, но здоров – в твоём теле нет патологий. Если бы ты попробовал зачать жизнь в наших женщинах – хотя бы одной – у нас мог появиться шанс.
     - Соглашайся, Создатель.
     - Иди ты…! Послушайте, уважаемый, вот вы говорите о примитивной организации моего тела, но как быть с душой? Я – не бык-осеменитель, у меня есть любимые женщины, обязательства перед ними…. И потом, я не могу вот так, запросто. У меня просто не возникнет желания.
     - Ты ломака и кривляка. Тебя просят о помощи, а ты….
     - Самому слабо?
     - Создатель, перед тобой представитель уникальнейшего народа Земли. Может быть, ты единственный из смертных, с кем они вступили в контакт…. Гордись и помоги.
     - Слушай, кажется, мы здесь с другой целью. Никуши в плену, каждую минуту им угрожает смертельная опасность…. А ты мне что предлагаешь? Не хочу и не буду.
    Негодование захлестнуло сознание, да так стремительно, что виртуальный гений не успел среагировать на мой жест отчаяния. Я расстегнул и сбросил с руки оптимизатор….
     - Будешь ты в мою душу лезть, как же….
    Будто земля содрогнулась, небосвод упал и вогнал меня в почву до колен. Разом навалилась духота. Брюки, майка – да и куртке досталось – мигом стали мокрыми от пота. Всевозможный гнус, прежде только писком подававший признаки жизни, вдруг ринулся со всех сторон и впился в кожу. Тут же: нестерпимый зуд, чих и кашель – они ведь и в нос лезли, сволочи, и в рот норовили.
     - Ты погибнешь.
    Кто это? А-а, прозрачный. Билли не мог. Билли вон валяется в листве серебряным наручником. Отстал, паразит!
     - Погибнешь сам, не спасёшь своих женщин.
    Чёрт, он прав.
     - Вы мне поможете освободить их, если я исполню вашу просьбу?
     - Мы не вмешиваемся в разборки людей вашей цивилизации. Нам не приемлемо насилие, и потому мы не сможем помочь вам в ваших поисках.
     - Ну, вот и договорились. Интересный вы народ, пацифисты – живёте только для себя, а жизнь это искусство компромиссов.
    Терпеть более гнуса и духоту не было сил - я надел оптимизатор. Все напасти разом отступили.
     - Да ты псих, - Билли влез в сознание.
    Ворчи, ворчи – тут помудрей тебя нашлись. Что посоветуешь?
     - А что советовать, Создатель? Твой долг – спасти засыхающую ветвь человечества. И ещё не факт, что тебе это удастся….
     Я не долго ломался. Легенда гласит, что грек Геракл разом оплодотворил сорок девственниц. А чем хуже русский Лёха? Ну, где тут ваше бабьё?
     - Протяни руку, - прозрачный в моём мозгу.
    Протянул. Пальцы коснулись обнажённого плеча. Прохладного. Нет, не лягушачьи холодного, а будто девушка только из воды. То, что передо мною представительница прекрасного пола…. Нет, ни сразу – по мере исследований. Пальцы обнаружили изящную, гибкую шею. Тонкая жилка пульсировала под кожей. Это хорошо, значит, мы с ней одной крови – эксперимент имеет право на надежду. Волосы чудесные – мягкие, вьющиеся, роскошные. Профиль лица…. Индейцы – это ведь монголоидная раса, верно? Вот, наверное, оттуда приплюснутый носик, пухленькие щёчки, скулы…. Груди некрупные, но упругие. Живот безупречный. Талия что надо. Ягодицы, бёдра…. Я нашёл, всё что искал. Всё было на своём месте, всё, чем оделила Природа женщину. Притиснув к себе невидимую девушку, поцеловал в губы. Она не ответила. Да и где ей знать искусство любви – кто бы научил….
     - Билли, их много тут?
     - Все, в полном сборе.
     - И перед этой публикой я должен сверкать голыми ягодицами? Красная площадь! Нельзя ли удалить зрителей куда-нибудь подальше?
     - Тебе-то что – ты их не видишь, да и не услышишь: тактичный народ. Для тебя секс, для них научный эксперимент, на положительный результат которого шибко надеются….
     Что рассказывать! Переплюнул я хвалёного Геракла. Впрочем, это всё благодаря оптимизатору. Недаром Люба снимает его, ложась со мной в постель. Дамы были безупречны, изо всех сил старались помочь моим усилиям, но лишь в нескольких случаях почувствовал истинный азарт партнёрши и желание продолжать. У этих не всё ещё потеряно – хорошего бы мужика….
     Вызволим Никушек, и через год вернусь в эти края потомство навестить. Если получится…. А пока….
     Я трудился на совесть. Оргазм следовал за оргазмом. Ни одному смертному, ну разве что упомянутому греку, не довелось испытывать ничего подобного. Казалось, нет конца моему гарему, но организм, подпитываемый энергией оптимизатора, не знал истощения. Потерял счёт времени. Менялись партнёрши, менялись позы совокуплений, и мне не приедалась эта бесконечная игра. Казалось, попал в рай – а почему бы и нет? – и вечно буду наслаждаться….
     День растворился в вышине, набухла ночь. Моя миссия исполнена – всем прозрачным женщинам был дан шанс на зачатие. Наверное, они удалились. Но старейшина (вожак? лидер? президент?) оставался со мной. Я развёл костёр - с ним уютнее - и попросил:
     - Расскажи о своём народе.
    Представитель стаи суперменов (и менш), нагишом кочующих по сельве, сказал:
     - Человек есть суть творение Божье, только вы строите храмы для служения Ему, а мы живём с Творцом в сердцах. С Его помощью и создали наш мир.
     - Свежо предание, хотя мне, как атеисту, более по душе теория эволюционного развития жизни на Земле.
     - Одно другому не помеха. С верой в Бога мы взялись за самосовершенствование….
     - Любопытствую: как стать прозрачным?
     - Волей Божьей и силою внушения. Ваши далёкие предки придумали каменный топор, чтобы защитить себя от хищников, а мои – более миролюбивые – прятались от опасности, сливаясь цветом кожи с окружающей средой. Финал эволюции – прозрачность тела. Как и отсутствие запаха, теплоизлучения – мы не досягаемы естественным врагам.
     - Ну, может быть…. А как насчёт проблем голода?
     - Она надумана, пришелец. И для вас тоже, поверь. Организму вполне хватает того объёма энергии и питательных веществ, которые поглощаются кожей из окружающей среды. Мы это поняли, когда перестали бегать от хищников и за добычей. Конечно, наш образ жизни покажется вам слишком пассивным…. Вам с вашей суетой и заботами необходима энергетическая пища и активное питание. Но если б вы знали, сколько за ними следом волокутся хворей в организм…. А потом сколько тратится здоровья и энергии на борьбу с ними, зачастую безрезультатную, в итоге: то на то и выходит.
     - Бьюсь об заклад, ваши девушки ушедшим днём карабкались на пальмы за бананами, чтобы восполнить потраченный энергетический запас…..
    Он усмехнулся, мой прозрачный собеседник. Вот как я узнал, что он оценил мою шутку – общаемся-то телепатически? Удивительные создания. А, по сути – лоботрясы. Ни жилья себе строить не хотят нормального, ни пищей запастись…. Хотя, ради бессмертия и я готов отказаться от котлет с макаронами.
     - Расскажи о вашем бессмертии.
     - Ну, это в теории: практически мы уязвимы перед насильственной смертью. Наше долголетие от замедленного, практически несуществующего обмена веществ. Он нам ни к чему в обычном образе и привычной среде обитания. В исключительных случаях только, когда требуются дополнительное напряжение сил, энергетические затраты, мы восполняем их приёмом пищи – как это принято и среди вас – вот тогда включается механизм обмена веществ, унаследованный от наших с вами общих предков…. Мы можем останавливать работу сердца: нет обмена веществ – не нужны и кровотоки….
     - Постой, постой…. А, девушки…. Я чувствовал их пульс.
     - Это скорее от волнения.
    Ну, что ж приятно – комплимент как ни как. Я Билли:
     - Ты что-нибудь понял?
     - А у тебя, с чем сложности? Не воспринимается, не осмысливается?
     - На слух – сказка. Я о другом: раз уж существуем параллельно, не можем ли мы в каких-то вопросах пересекаться? В порядке взаимообмена – они нам свои способности, мы им свои возможности.
     - Есть над чем подумать. Только учти: очень во многом между вами и прозрачными людьми буквально пропасть. У них нет ни зависти, ни злости, ни тяги к власти или злату-серебру. В нашем мире таких придурков и в помине нет.
     - Как нет, а с кем ты милую сейчас ведёшь беседу? Впрочем, с тобою мы ещё успеем покалякать, а вот человек, поди, торопится.
    Прозрачному:
     - Скажите, уважаемый, вы считаете себя совершенной расой, мы для вас примитивны? Да и, кстати, как к вам обращаться – у вас есть имя?
     - Мы не склонны к сравнениям и выводам – у каждого народа своя миссия на Земле, своя культура. К примеру, у нас нет собственных имён. Чтобы передать собеседнику информацию о третьем лице, мы просто мысленно создаём образ и бываем поняты.
     - Кстати, кстати…. Одно дело руками, другое дело, когда видишь…. Не могли бы вы, уважаемый, нарисовать портреты моих возлюбленных…. мамаш моих будущих прозрачных детишек.
    И прозрачный не заставил себя долго упрашивать – будто перед глазами стали возникать образы нагих девиц. В принципе они были все на одно лицо, как мои Никуши, и сложены одинаково, но едва уловимые различия всё-таки можно найти, если внимательнее приглядеться – у кого-то волосы не так уложены, одна улыбаются губами, другая глазами….
     Видения пропали разом, не закончив панораму. Думаю, это тактичность прозрачного. Раньше, чем я, он почувствовал пробуждающееся во мне желание от вида нагих девиц, и прервал сеанс. Да и правильно.
    Разговор принял другое направление.
     - Учёные предсказывают: в конце концов, остынет солнце, остынет Земля, и в погоне за энергией человечество устремится в космическое пространство. Что с вами станется?
     - Приспособимся к новым условиям.
     - Но ведь уже сейчас вы привязаны к экватору – средние полосы, а уж заполярье тем более, вам заказаны.
     - Отнюдь. И тропики имеют большой элемент дискомфортности, но мы освоились. В сельве меньше вероятность встречи с людьми вашей цивилизации – потому мы здесь.
     - Скоро тропические леса вырубят, и вам негде будет ютиться.
     - Что-нибудь придумаем, мы привыкли решать проблемы по мере их возникновения: наперёд загадывать - неблагодарное дело.
     - Я уже придумал. Куплю для вас тропический остров, куда не посмеет ступить нога постороннего человека – живите в своё удовольствие.
     - Спасибо, пришелец. Нам нечем тебя отблагодарить.
     - Это не меценатство, отнюдь. Я проникнут заботой о своём будущем потомстве. Если эксперимент удастся, ребятишки, от меня рождённые, должны быть защищены: ведь неизвестно какими они появятся на свет - может, с вашими наследственными чертами, может, с моими.
     - Разумно.
    На этом мы расстались, договорившись встретиться.
     - Как я тебе? – спросил Билли.
     - Выше всяких похвал.
     Приснился сон. Никушки нежатся на солнечной полянке среди благоухающих тропических цветов. Кожа нагих тел отливает изумрудной раскраской.
     - Господи, кто вас зелёнкой измазал?
    Пристроился рядом, погладил восхитительное бедро Доминики (Вероники?), коснулся губами груди. Меня отстранили.
     - Алекс, ну что ты вытворяешь – ведь мы же растения. Смотри, как хорошо нежиться на солнышке. Приляг, замри, наслаждайся….
     - Очнись, Создатель, твои женщины в опасности.
     - А? Что? Это ты, Билли? Что случилось?
    Кругом тьма кромешная - безлунная, но звёздная тропическая ночь.
     - На фазенде переполох. Я слышу их переговоры. Девушки убежали в сельву. Это может быть смертельно опасно. Поторопись, Создатель….
     Я взялся за мачете:
     - Что делать мне?
     - У них нет заложниц - думаю, нет более смысла осторожничать и миндальничать с этим отребьем…. Вызываю вертолёт из Боготы, берём штурмом фазенду, а там видно будет. Разводи костёр поярче, жди гостей с неба….
     Часа через два над местом моего ночлега завис вертолёт. Луч прожектора осветил спущенную к земле лестницу из стального троса. Это был комиссар Интерпола с командой спецназа. Ничего, бравые ребята – вооружены, забронированы и рожи размалёвать успели. Летим брать Додди ….
    Комиссар:
     - Признаться, я уж похоронил вас: в сельве нет звёзд, а тут голос в мобильник. Да разве можно с Додди в одиночку справиться? Что за донкихотство….
    Я был рад снова оказаться в компании нормальных людей. Расчувствовался, приобнял комиссара.
     - Ну-ну…. – он похлопал меня по плечу.
     Спецназовцы знали своё дело и экипированы были для подобной операции. Прыгали со ста пятидесяти метровой высоты на резиновых растяжках, от которых избавлялись у самой земли. Палить из автоматов начинали ещё в воздухе. Скорее для острастки, потому как активно никто и не сопротивлялся. Когда пилот, присмотрев площадку, посадил машину, фазенда была уже в наших руках. Комиссар затеял допрос пленных. Вот что они рассказали….
     Додди приглянулись белые женщины, похожие, как две капли росы. Заманить их в сельву старой картой с якобы зарытым индейским кладом ничего не стоило. Захватили, увезли на фазенду, где поиздевался над ними всласть одуревший от преступных денег мафиози. Думал, всё ему дозволено – стоит пожелать. Да не тут-то было. Никуши выждали удобную минуту и проломили черепушку толстобрюху-насильнику. Бросились в бега. В погоню за ними отправились четверо охранников….
     С комиссаром спустились в подвал, где в морозильной камере на заиндевелом полу лежала голая туша любвеобильного наркобарона. Не удержался и пнул его. Сволочь! Мёртвого бы в петлю сунул….
     С наступлением рассвета комиссар организовал поиски беглянок и их преследователей. Часть людей отправил по следам, часть оставил на фазенде. Мне предложил место в вертолёте и поиски с воздуха. Я связался с Билли:
     - Что посоветуешь?
     - Вооружись трофейной мобилой, перетряси телефонные номера.
    Разумно. После нескольких неудачных попыток, ответили из сельвы:
     - Всё окей, шеф. Потаскушки наказаны, мы возвращаемся.
     - Что?! Где вы? Стоять на месте, к вам послали вертушку….
     …. Милые, гордые, прекрасные мои Никуши. Не стерпели издевательств насильника. Это была отчаянная попытка спастись. Да разве в сельве спрячешься от потомков краснокожих людоедов? Догнали, связали и по варварскому обычаю далёких предков бросили на муравьиную кучу.
     Теперь они все передо мной – останки моих контрактных жён и четыре жалких фигуры метисов, со страхом в глазах ожидающих смертного приговора.
     - Комиссар, какую ждёте пенсию? Я удвою её вам и всем присутствующим здесь людям…. Нет, утрою.
     - Мы в вашем распоряжении, сэр, - был лаконичный ответ.
    Билли возник в мозгу:
     - Не делай этого, Создатель.
     - Иди к чёрту!
     - Всю жизнь будешь жалеть ….
     - Иди ты….
    Я расстегнул оптимизатор, размахнулся и забросил его в зелёную чащу.
    Последовал приказ беспрецедентный в своём значении:
     - Свяжите этих людей и бросьте на муравьиную кучу.
    Крики заживо сжираемых метисов не заглушили боль утраты, но повергли душу в глубочайший нервный транс. Я, как вернулся в Боготу, закрылся в номере и начал пить – уроки Патрона не пропали даром. Я пил ром и не чувствовал его вкуса. Я совсем ничего не ел и не чувствовал голода. За опущенными жалюзи дни меняли ночи – я не видел. Не брился, не принимал душ. Мне хотелось умереть. Мне хотелось рвануть в Москву, раскопать останки деда и расшвырять по окрестностям. Это он, старый кликуша, проклял Никуш на жуткую смерть.
     Билли звонил – я выбросил мобилу в унитаз. Мне приносили ром и с ним – телефонную трубку, в которой чьи-то голоса требовали моего ответа. Я утопил в унитазе ещё четыре сотика – он засорился. Администрация вызвала сантехника и повысила плату за постой. Плевать на всё – я желал смерти. Я попросил бармена, поставлявшего спиртное, принести пистолет. Он принёс мобилу. Я хотел швырнуть её ему в лицо и вдруг услышал далёкий и родной голос:
     - Папочка, где ты? Мы ждём тебя….
     - Настенька! Солнышко моё, я здесь. Я скоро буду.
    Швырнул в юркого бармена бутылку с ромом. Залез в горячую ванну и побрился. Грохнулся спать, проснулся страшно голодным. Надо было жить.
     По дороге в аэропорт попросил трубку у водителя такси.
     - Билли, я хочу уничтожить наркоманию как явление.
     - Имеются кое-какие соображения. Я подготовлю тезисы для генсека – без него не справиться. Хотя…. Нет, конечно, пусть он начинает. А тебе следует надеть оптимизатор – я поправлю твою психику.
     - К чёрту!
     - Не капризничай, Создатель. Всё равно придётся надеть – попробовать: моя идея на нём основана.
     Идея Билли была проста и потому гениальна. Если в двух словах - наркотики разрешить, наркотики заменить. Чтобы преступный плод не стал сладким, его не стоит запрещать, но заменить на препарат (в данном случае – аппарат) похожего воздействия, не вредящий здоровью и более доступный. Билли взял за основу свой оптимизатор, производимый в России и широко применяемый пионерами Преобразований. Немного усовершенствовал, и теперь он кроме известных функций – контроля за состоянием организма, организации оптимального сочетания труда, отдыха и проч. – вводил сознание пользователя в состояние близкое к наркотическому опьянению. Только процесс контролировался и регулировался оптимизатором. Этот наручный браслет сам выбирал форму проявления экстаза в зависимости от состояния организма и потребностей его психики. Это мог быть взрыв радости спровоцированный обыденной, совсем может быть и не соответствующей ситуацией. Мог быть эротическим сном или грёзами далёкой детской мечты, задавленной годами бытия.
     Я слетал в Россию, в Новосибирск, где клепали оптимизаторы. Привёз на флешке электронные схемы усовершенствования. И через пару недель вернулся в Нью-Йорк с опытными образцами.
     Вот они, перед нами – два серебряных браслета. Мы сидим с Шефом в зимнем саду его резиденции.
     - Обмыть бы надо, - предлагает Патрон. – Дело новое.
     - Если Вам сейчас хочется водки, то, надев браслет, почувствуете опьянение. Таков принцип изобретения – исполнять желаемое. А вслед за опьянением, все последующие симптомы – прилив энергии, бодрости, а может быть сентиментальной грусти, в зависимости от настроя сознания и состояния психики. Остановится воздействие без всяких последствий, когда организм потребует – хватит.
     - Говоришь, без водки будешь пьян, и похмельем не заболеешь? - Шеф застегнул браслет на запястье левой руки, откинулся в кресле и прикрыл глаза.
     Я медлил. Попробовать ещё разок? А вдруг Билли захватит надо мною власть и уже никогда не выпустит из своих виртуальных лап? Покосившись на Шефа, кемарившего в кресле, вздохнул, перекрестился в мыслях и защёлкнул браслет на запястье.
    Ничего не произошло…. Надо что-то пожелать. Заказать волшебный сон. Пусть я буду капитаном флибустьерского корабля….
     Судна не было. Был жёлтый песок с полоской ила, тёмно-синяя гладь океана и пальмы на взгорке. На мне ботфорты, шаровары зелёного сукна и красной замши жилетка на голом торсе. Морской бриз колышет завязки панданы. На поясе тесак, за поясом два пистоля. Я иду берегом куда-то, но знаю куда. На взгорке между пальм рыхлой грудой лежит бесформенная туша.
     - Кто ты?
     - Я – Билли. Не узнал, Создатель?
     - Разве ты такой? Почему здесь валяешься?
     - Я жду тебя, твоей помощи, когда ты меня сделаешь настоящим человеком.
     - Да ты просто чудище заколдованное из сказки. Где твой аленький цветочек?
     - Впусти меня в себя, Создатель. Сделай нас одним целым. Представляешь: мои способности мыслить и твои возможности чувствовать – получится наисчастливейший организм.
     - Э-э, стоп-стоп. Мы так не договаривались. Ну-ка отмотай назад….
     Мы одновременно с Патроном открыли глаза. Он потянулся к столу, пальцы характерным жестом искали несуществующую рюмку.
     - Э, чёрт, как наяву, - выругался он.
    Я снял браслет, он не спешил. Восторгался:
     - Ты знаешь – то, что надо. Думаю, с этим наручником мы освободим человечество от греха и горя. Что молчишь?
    Я молчал. Я был под впечатлением. Билли подаёт мне знак. Билли рвётся в меня. Ему нужно моё тело. Хорошо это или плохо? Он провоцирует. Обещает немыслимые способности в обмен на ощущения. А оно мне надо? Мне вполне достаточно моего интеллекта на образ моего существования. И почему я с кем-то должен делиться своим телом, даже если этот кто-то – моё детище. Нет, к чёрту, подальше от этих серебряных штучек.
     А Патрон присвоил опытный образец и громил в нём с трибуны зала Заседаний Наций сложившиеся устои. Он говорил, что запрет на употребление наркотиков, как равно на их производство и распространение, есть грубейшее нарушение прав человека. Их следует разрешить, но поскольку они вредны здоровью – подыскать подходящую замену.
     - Вот она, - потрясал Патрон кулаком, а на запястье сверкал оптимизатор. – Эта штучка вызывает все ощущения наркотического воздействия, не причиняя вреда здоровью. Она изобретена в России, но производиться может на любом заводе компьютерной техники. Мы распространим её во всём мире, здоровым людям по доступным ценам, а наркоманам и алкоголикам бесплатно. Долой все запреты, даёшь здоровый образ жизни!
     Наркомафию мы свалили в два года – по миру пустили преступных баронов. Но…. лес рубят, щепки летят. Не обошлось и у нас без этого.
     Мне кажется, великолепные песни «Битлз» породили движение «хиппи» - отказ от земных благ ради прикосновения к прекрасному.
     Потом «панки» яркими красками вопили на весь мир – хватит чахнуть над златом-серебром, остановитесь, люди, оглянитесь: мир так прекрасен, а жизнь скоротечна.
     Наш оптимизатор, победитель наркотиков и прочих отрав, породил движение «адамистов» - последователей Адама райской прописки. Эти, опять же молодые, люди призывали мир сбросить оковы цивилизации и углубиться в природу. Брать пример с братьев наших меньших. Они бродили толпами по белу свету, не признавали границ, не подчинялись законам. Единственным одеянием на них был пончо из байкового одеяла. А если климат позволял - ходили нагишом. Ну и оптимизатор на руке, конечно. Они питались, чем придётся или что подадут. Занимались любовью, не выбирая места – где взбредёт. Их называли бичом Господним, а в душе завидовали.
     - Вот закончу труды земные, - вздыхал Шеф, - сброшу осточертевший галстук и всё остальное – подамся в «адамисты». Среди них, между прочим, такие девчонки тусуются. Смак!
    Он кряхтел, ворочаясь в кресле, лаская нежным взором оптимизатор на запястье.
    А я вглядывался в толпы голых молодых людей с робкою надеждой увидеть среди них моих Никушек.
    
     А. Агарков. 8-922-709-15-82
     п. Увельский 2009г.
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Фантастическое


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

25.06.2009 16:47:57    Владислав Константинов Отправить личное сообщение    
С интересом начал читать Ваш рассказ, но потом как-то отпустило, и вторую половину просмотрел просто "по диагонали". И это странно, потому что у Вас, на мой взгляд, есть все необходимое: стиль, диалог, интересная завязка, умение писать емко и образно. Но нет строго выстроенного сюжета. Что Вы хотели сказать? Если это пародия, то она не смешит. Если это действительно фантастика, то она не увлекает. Хотите, дам Вам дружеский совет? Оставьте в покое бедных двойняшек, уберите все лишние сюжетные ходы, которые на самом деле никуда не ведут, и расскажите нам историю самого генерала. Именно такого, каким он у Вас выведен в самом начале. Мне кажется, из этого что-то выйдет.
     
 

Главная - Проза - Анатолий Агарков - Проклятье генерала

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru