Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка " Молионы". Главы 19,20,21
Оксана Зорина

Хозяйка " Молионы". Главы 19,20,21

    Глава 19
    
    Только к полудню следующего дня буря стала стихать. Но до самого вечера оставалось сильное волнение на море, и волны с силой накатывали на коралловые рифы, торчащие из воды. Но в бухте, огражденной с обеих сторон каменными выступами, лазурная вода лишь изредка покрывалась горбатыми спинами волн.
    Глядя на берег, густо поросший тропической зеленью, Рихард тяжело вздохнул, и обернулся.
     За его спиной стоял Рауль, скрестив руки на груди, он о чем-то задумался.
    - Что будем делать, друг? – негромко спросил Бранднер, дотрагиваясь до плеча штурмана. – Она сидит в своей каюте уже целый день.
    - Я не знаю, - ответил Кортес, потирая лоб. – Но этого так оставлять нельзя. Я все понимаю, и для Дианы это был сильнейший удар, особенно после того, что она уже пережила.
    - Да, она только начала ощущать вкус к новой жизни, и тут… смерть Азиза! Это ужасно!
    - Это могло произойти с кем угодно, - возразил Рауль. – Во время такого шторма это обычное дело. За прошедшую ночь мы потеряли десять человек. Они героически погибли в неравном бою с грозной морской стихией.
    - Я согласен, Рауль. Но Азиз… он был тем человеком, который много значил для Дианы. После гибели капитана, он стал для нее…мне трудно подобрать слова… Я просто очень волнуюсь за нее, - Рихард вновь посмотрел на узкую песчаную полоску берега. – Я пойду к ней, ты со мной?
    Рауль встрепенулся и расправил плечи.
    - Идем. Пора встряхнуть нашу Хозяйку!
    Они оба спустились на палубу и направились к ее каюте. Несколько минут они стучали в дверь, но ответа не последовало. Постояв перед закрытой дверью, они решились войти внутрь.
    Диана лежала на кровати и бездумно смотрела в потолок. Всего за один день с ней произошла страшная перемена: ее лицо осунулось, под глазами залегли черные тени, глаза потухли. В них застыло выражение безысходности…
    Рауль заметил, что на ней были те же штаны и рубашка, что и во время шторма. Диана не обернулась и даже не подала виду, что заметила посетителей.
    Рихард кашлянул, и посмотрел на Рауля, ища поддержки.
    - Хозяйка, - громко сказал Кортес, - надо бы обследовать неизвестный берег. Мне кажется, что остров необитаем, за целый день никто не показывался.
    Диана молчала, изучая потолочные перекрытия.
    Рауль переглянулся с Бранднером, и приблизился к ней.
    - Диана, так нельзя. Пошли с нами.
    - Зачем? – еле слышно произнесла она.
    - Ты наш капитан! Ты нужна нам.
    Она медленно перевела взгляд на Кортеса, и он инстинктивно отшатнулся, увидев в нем столько горя. И на его глаза навернулись слезы.
    - Диана, идем. Ты не должна хоронить себя в этой каюте, жизнь не кончилась. Твоя жизнь не остановилась! – вскрикнул он.
    - Нет, Рауль, - прошептала Диана, - я уже умерла. Бог отнял у меня все: Джеймса и Эмили. А теперь он послал эту бурю, и я потеряла и Азиза. Остался только Уил, если конечно их корабль пережил шторм. Но неужели я должна жить ради него? Только ради мести? Возможно, всего несколько месяцев назад так и было, но все изменилось. И почему я не погибла тогда, почти год назад, в Корнуолле?
    - Нет! Все, я не могу это слушать! – взмолился Брандер, всплеснув руками. – Мы не позволим вам тут лежать и причитать! Рауль, помогай. Диана, вам необходимо выйти на воздух, проветриться. Сейчас мы спустим шлюпку и отправимся на остров. Вы забыли о своем корабле, и команде. Мы всецело принадлежим вам. И ждем ваших приказаний, но сейчас, вы сделаете именно так, как скажем мы!
    Диана села на кровати, и строго взглянула на своих помощников. Он невольно выпрямились.
    - Ну что же, идем, Хозяйка? – несмело спросил Рихард, открывая дверь каюты.
    Медленно, словно на казнь, Диана вышла на залитую солнцем палубу. Вся команда собралась возле штирборта, глядя на свою Хозяйку. Будто во сне, она подошла к борту, за которым плескалась прозрачная, как слеза вода.
    Матросы спустили шлюпку, и по трапу, Диана спустилась в нее. Она ничего не видела перед собой, кроме этой лазурной воды, которая вчера отняла у нее дорогого человека. Мысли витали где-то далеко, а перед глазами стояло лицо Азиза, с проницательными карими глазами, прямым носом, чувственными губами в обрамлении тонких усов, спускавшихся на подбородок. Он улыбался… Диане очень захотелось оказаться рядом с ним, дотронуться до сильных плеч, заглянуть в его глаза, услышать его голос. Разум не хотел понимать, что этого больше никогда не произойдет. По ее щекам потекли горячие слезы.
    Незаметно Азиз вошел в ее жизнь, он стал неотъемлемой ее частью. Диана просто не представляла себе, что когда-нибудь его может не оказаться рядом. Это было просто невероятно! Но вот это случилось. Диана закрыла руками глаза.
    А шлюпка тем временем приближалась к неизведанному берегу.
    ***
    Форштевень лодки глубоко зарылся в белый песок. Рауль первым спрыгнул на берег, за ним последовали матросы. Последней на берег сошла Диана. Безразличным взглядом, обведя окрестности острова, она внимательно посмотрела на штурмана.
    - Рауль, осмотрите остров, я останусь на берегу, - сказала она, - не беспокойтесь обо мне.
    Кортес коротко кивнул. Собрав около себя моряков, он стал раздавать команды. Когда же их отряд направился к ближайшим зарослям, Диана окликнула его:
    - Рауль! Спасибо тебе.
    Он только широко улыбнулся в ответ, обнажая белоснежные зубы. Когда они скрылись из виду, Диана, стянув с себя сапоги, зашла в воду. Теплое море, ласкало ее ноги, вновь и вновь припадая к нежной коже, как бы прося прощения, за свои деяния. Но Диана не прощала, не могла, не смотря на огромную любовь к нему.
    Ей было очень тяжело, больно, невыносимо больно… Отбросив сапоги в сторону, Диана медленно побрела по берегу.
    Глядя, как море перекатывает мелкие песчинки, она шла все дальше, не замечая, что каменный утес остался далеко позади, и даже «Молионы» уже не было видно. Солнце клонилось к закату, и высокие пальмы отбрасывали причудливые фиолетовые тени на берег, а Диана шла все дальше и дальше.
    Она посмотрела за заходящее солнце, и сплела пальца на руках.
    - Господи, помоги! – взмолилась она. – Помоги мне отыскать его, живого. Не оставь меня!
    Диана прислушалась, но ответа не последовало. Опустив глаза, Диана села на песок. Закусив губу, она на мгновение задумалась.
    - Аллах, извини, что обращаюсь к тебе. Прошу, помоги Азизу. Он всегда был верен тебе, любил тебя. Помоги ему выжить… и мне, его найти. Если ты выполнишь мою просьбу, то я…
    Неожиданно она замолчала, не моргая, глядя на разбросанные впереди по берегу камни. Оцепенение от горя рассеялось. Диана сильно зажмурилась, и вновь открыла глаза. Видение не исчезло. В золотом свете заката отчетливо виднелся человеческий силуэт среди серых камней. Вскочив, она со всех ног бросилась туда.
    Диана резко остановилась, увидев перед собой Азиза, лежащего на песке. Ее колени задрожали, и она буквально упала на землю. Дрожащими руками, молодая женщина дотронулась до холодного лица. Ее глаза застилали слезы, мешая смотреть.
    - Азиз, - прошептала он, проведя пальцами по его бледным щекам, - Азиз, очнись. О, Боже, я нашла тебя, я здесь, очнись, прошу тебя…
    Но он оставался недвижимым. Диана стерла рукавом слезы, катившиеся по щекам.
    - Азиз, я умоляю тебя, открой глаза, я прошу тебя, - громкие рыдания вырвались наружу, и Диана упала на бездыханную грудь. – Я люблю тебя, - сказала она, - люблю, ты слышишь? Азиз! Я знаю, что ты мечтал услышать это от меня. И вот, я говорю тебе – Я люблю тебя! Только умоляю, открой глаза! У нас все будет хорошо, лишь бы ты был жив! Азиз! – всхлипнула она, - Азиз, любимый. Мы всегда будем вместе, чтобы ни случилось… - вдруг Диана поднялась, и снова припала к его груди.
    Ей показалось, что она уловила едва различимое, слабое сердцебиение. Она вновь и вновь прикладывала ухо к его груди, чтобы убедиться, что это ей не показалось. Азиз действительно был жив. Его сердце билось, а это было самое главное.
    Вновь расплакавшись, уже от счастья, Диана обняла его, без конца покрывая обескровленное лицо поцелуями.
    Соорудив на берегу шалаш из пальмовых листьев, она перетащила туда Азиза, и развела костер, чтобы остальные смогла без труда их обнаружить. Видимых повреждений у него на теле не оказалось, что очень порадовало Диану, оставалось надеяться, что он скоро придет в себя.
    Подкрепившись бананами, которые в обилие росли в прибрежной зоне, Диана растянулась на песке, глядя на усыпанное яркими звездами небо. Сейчас она чувствовала себя самым счастливым на свете человеком.
     И почему она раньше не поняла, что любит Азиза? Как это произошло, если она сама не заметила? Как он смог завоевать ее сердце, которое было уже не способно любить?
    Но ответом были лишь ее собственные слова – Я люблю тебя! Я люблю тебя! И от них быстрее билось в груди сердце, и жар разливался по всему телу. И так хотелось, что бы Азиз ее услышал, узнал, что она теперь чувствует к нему.
     Но он молчал.
    А звезды, мигая волшебным светом, смотрели на Диану с черного ночного неба.
    ***
    Азиз открыл глаза.
    Единственное, что он увидел, это навес из листьев. Он снова закрыл глаза, пытаясь осознать, где он находится, и что вообще произошло.
    Перед глазами проносились картины из его прошлого, солнечные, яркие воспоминания из детства, юношества… Диана! Азиз резко поднялся. Диана! Шторм! Понемногу в памяти восстанавливались события минувшей ночи: страшная буря, рифы, объятия… и неожиданно темнота, и холод.
    Все тело ломило, боль отдавалась в каждой мышце, при малейшем движении. Азиз понимал, что чудом остался жив. Но где он сейчас? И где Диана? Сколько времени он провел в беспамятстве?
    Насколько он помнил, то «Молиона» вошла в бухту неизведанного острова, где, скорее всего он сейчас и находится. Но здесь ли еще корабль? И где она…
    Азиз снова открыл глаза и посмотрел на широкие листья над головой. «Всемогущий, милостивый, Аллах, не оставь меня, дай сил принять все то, что выпало мне на долю, только… не дай потерять Диану, не забирай ее у меня!»
    Превозмогая боль, он поднялся и выглянул из шалаша.
    Ветер с моря гнал небольшие волны, раздувая маленький костер, разложенный прямо у входа в шалаш. На противоположной стороне, ближе к воде, мирно спал какой-то человек.
    «Наверное, он и есть мой спаситель» мелькнуло у Азиза в голове. Он осторожно придвинулся к нему. Света от костра было недостаточно, но даже так, Азиз смог рассмотреть добротные рубашку и штаны, обнаженные ноги, светились в темноте. Густая тень падала на лицо незнакомца, мешая разглядеть его. Только склонившись, Азиз увидел перед собой бледное лицо Дианы. Он был настолько поражен, что некоторое время просто смотрел на нее, не в силах оторвать взгляда, боясь, что она может исчезнуть, как видение…
    Но она не исчезла, наоборот, все явственнее виднелись ее нежные черты: прямой нос, пухлые вишни губ, густые ресницы.
    «О, Аллах, спасибо, спасибо, спасибо…»
    Азиз нежно провел рукой по длинным черным волосам, разбросанным по белому песку. И вдруг, Диана приоткрыла глаза.
    - Это ты? – прошептала она. – Ты жив? Я так молилась… - ее руки обвились вокруг его шеи, и притянули к себе.
    Их губы слились в долгом, жарком поцелуе…
    Неожиданно она вздрогнула, и широко открыла глаза.
    - Азиз! – воскликнула Диана. – Азиз! Ты жив! Жив! Я так волновалась, я так… Ты жив! – со слезами на глазах, она взглянула не него. – Я должна так много сказать тебе. Но самое главное, что я …
    - Ура! Ура! Хозяйка, это мы!
    Диана и Азиз обернулись. В свете рождающего дня было видно, как по берегу бежали, размахивая руками, Рауль, Рихард и остальные матросы.
    
    
    Глава 20
    
    Радостная встреча на берегу, не дала возможности Диане признаться в своих чувствах Азизу. Но она была счастлива, что он жив, и снова находился рядом. К вечеру они вернулись на корабль. Остров оказался необитаем, кроме скал и множества птиц отряд Рауля ничего не обнаружил. И к тому же «Ласточка» находилась где-то не далеко. Если, конечно шторм пощадил бриг.
    С рассветом «Молиона» вышла в открытое море, оставляя позади неизвестный остров. Азизу становилось все лучше, но Диане так и не удалось поговорить с ним. Зато, каждый раз, когда она видела его, в ее сердце вспыхивал огонь, который трудно было сдержать, и с которым невозможно было бороться. Это была любовь.
    Азиз воспринимал ее пылкие взгляды, как проявление беспокойства о нем, о его здоровье. Он не мог поверить, что она – Диана, смогла полюбить его. Это был предел его мечтаний, и тем труднее было принять его за истину.
    Но на рассвете следующего дня, на горизонте показался корабль, свободно дрейфующий в море. На его борту красовалась золоченая надпись - «Ласточка». Диана напряглась, и ее чувства передались всей команде шхуны. Поравнявшись с бортом брига, с «Молионы» спустили шлюпку, предварительно нацелив на корабль бортовые орудия. Азиз, Рихард, и несколько матросов сопровождали свою Хозяйку.
    На палубе брига Диану встретил капитан: тучный человек с красным лицом и ехидной ухмылкой. По его лицу было видно, что буря отняла у него последние силы, и он находился на грани отчаяния.
    - На вашем борту находится один человек, которого я уже очень давно разыскиваю, - громко сказала она. – Как вы видите, - она указала рукой в сторону шхуны, бортовые пушки которой были нацелены на корабль, - я готова на все, если потребуется. Мне нужен Уильям Дарнлей. Ваше судно достаточно пострадало во время шторма, и ему не под силу будет тягаться с «Молионой». Я предлагаю к вашим услугам две шлюпки, на которых вы и ваша команда сможет добраться до ближайшего берега. Земля находится к северу на расстоянии меньше 20 миль. В противном случае…
    - Я вас прекрасно понял, мадам, - быстро проговорил капитан, промокая платком вспотевшую лысину. – Этот человек находится на моем борту, но он заплатил хорошие деньги за проезд…
    - Я же даю вам нечто большее, чем золото – жизнь, в обмен на мистера Дарнлея.
    Толстый капитан, некоторое время обдумывал предложение Дианы, то и дело, поглядывая на угрожающие жерла пушек.
    - Я согласен, - наконец сказал он.
    Диана подала знак, и к борту корабля направились две шлюпки, предназначенные для команды «Ласточки».
    Диана терпеливо выжидала момент, когда, наконец, на борту судна не осталось никого, кроме моряков с «Молионы». В тот момент, казалось, что все ее существо застыло, и сердце перестало биться в груди – его просто не существовало. В душе было пусто.
    Матросы, осматривавшие корабль, сообщили Диане, что в салоне на нижней палубе находится Уильям. Она незамедлительно спустилась по трапу в кают-компанию. Резким движением она открыла дверь.
    Уил сидел за столом, в руках у него был бокал вина.
    - Я знал, что когда-нибудь возмездие настигнет меня, - громким шепотом произнес он, не глядя на сестру. – Но я не мог даже предположить, что орудием возмездия будешь ты, Диана. Я не мог поверить своим ушам, когда услышал твой голос. Ты должна была умереть еще в Корнуолле. Никто бы не выжил после того, что я сделал с тобой.
    - Если помнишь, Уильям, именно тогда я дала тебе одно обещание. А я всегда держу слово, - ответила Диана, с презрением и ненавистью глядя на него, - ты остался последний, брат. Нам пора. Помогите ему подняться на шкафут, - сказала она, оборачиваясь к матросам, которые стояли рядом, - и крепко привяжите к мачте.
    Все было исполнено так, как она приказала. Уильяма крепко привязали к обломку грот-мачты так, что он оказался спиной к Диане. Азиз и остальные матросы стояли по обоим бортам судна, глядя на происходящее. Диана же приблизилась к пленнику, в руке у нее был хлыст.
    - Смотри, Уил, что я сохранила для нашей с тобой встречи, - сказала она, показывая ему кнут. – Тот самый, который оставил неизгладимые полосы на моей спине. Видишь, как долго я ждала этой минуты, как тщательно готовилась. Ты сделал меня самой несчастной на свете, ты убил мое сердце, погубил мою жизнь. Ты уничтожил мою семью.
    Она размахнулась, и хлыст со свистом разрезал воздух и обрушился на спину Уила. Вскрикнув, он изогнулся всем телом от невыносимой боли.
    - За Джеймса!
    - За Эмили!
    - За Джеймса!
    - За Эмили!
    - За Джеймса! За Эмили! – в неистовстве кричала Диана, снова и снова занося плеть.
    Азиз подскочил к ней, когда на теле Уила уже не было живого места.
    - Диана, остановись! – воскликнул он.
    Она лишь с силой оттолкнула его, гневно сверкая глазами.
    - Прочь! Все назад! Я всего лишь возвращаю долг. Немногим меньше года назад на его месте была я. Не мешай мне Азиз.
    Она снова подняла хлыст, и продолжала бить Уила до тех пор, пока он не упал без сознания.
    - Приведите его в чувства, - приказала Диана, отбрасывая кнут в сторону.
    Матросы вылили на него ведро с морской водой. Уильям вздрогнул и открыл глаза. Застонав, он посмотрел на Диану, которая стояла неподалеку, скрестив руки на груди.
    - Ты получил еще слишком мало, за смерть моего мужа и дочери, - громко сказала Диана, с отвращением глядя на него.
    - Твоя дочь жива, - прошептал Уильям, опуская глаза.
    - Что? – воскликнула Диана.
    В мгновение ока она оказалась рядом с ним.
    - Ты бредишь? Вы сожгли дом, в котором спала Эмили! Я видела это своими глазами!
    - Нет, - так же тихо ответил он. – Нет. Я увел Эмили вместе с нянькой еще до пожара.
    - Куда? – закричала Диана, крепко схватив Уила за воротник рубашки. – Говори, куда ты отвез Эми?
    - В Рабат. Я увез ее к отцу в Магриб. Ее не было во время пожара в доме, клянусь…
    Закрыв глаза, едва держась на ногах, Диана подошла к борту.
    - Эми жива. Моя маленькая девочка жива, - шептала она. – Эмили…
    Азиз приблизился к ней, и осторожно дотронулся до плеча. Диана подняла на него глаза, в глубине которых светилось безмерное счастье.
    - Всем вернуться на корабль, - громко скомандовала она.
    Матросы по одному спускались по трапу за борт. Вскоре на палубе осталась одна Диана и Уильям.
    - Твое признание очень важно для меня, Уил. Но одно доброе дело не может зачеркнуть все остальные. Прощай, брат. За свои злодеяния ты сгоришь в аду.
    С этими словами Диана спустилась в шлюпку.
    Поднявшись на борт «Молионы», она поднялась на квартердек. Там, скрестив руки на груди, она стояла, глядя на бриг.
    - Пушки к бою. Навести на ватерлинию. Пли!
    Раздался залп, наполнив палубу едким белым дымом. Диана не дрогнула, не шевельнулась. Когда рассеялся дым, она продолжала стоять и невозмутимо смотреть, как судно медленно уходит под воду. А на его палубе извивался и бился в истерике Уильям, накрепко привязанный к обломку мачты.
    Ни одна мышца не дрогнула на ее красивом лице при виде этой ужасной картины. Теперь ее душа была спокойна – Джеймс отомщен.
    При мысли о дочери, сердце затрепетало, ожило, наполнилось новой силой. Наконец, у нее появилась новая цель, ради которой хотелось жить – вернуть Эмили. Диана была готова на все, ради своей малышки. Прошло уже около года, как они расстались, она, наверняка, очень выросла, стала большой девочкой – ее Эми.
    Диана глубоко вдохнула воздух. Жизнь по капле возвращалась в ее иссушенное, истощенное горем тело и душу.
    «Молиона» подняла паруса. Совершив поворот оверштаг, она направилась к Зондскому проливу, разделяющему острова Суматру и Яву.
    Понимая, что шхуна не сможет выдержать долгого перехода через Индийский океан и путь к Западному Магрибу, Диана приняла решение – сделать остановку в ближайшем крупном порту. Спустя три дня судно встало на якорь в гавани Батавии, крупной голландской фактории.
    Целых 8 недель «Молиона» простояла на ремонте. Это были самые долгие и томительные дни ожидания в жизни Дианы. Желание поскорее увидеть и обнять свою дочь подхлестывало ее нетерпение. И днем и ночью она представляла себе пухлое детское личико, в обрамлении черных завитков. Мысли об Эмили не оставляли Диану ни на минуту, она был не в силах думать о чем-то еще.
    В то время как шли ремонтные работы, Диана в уединении бродила по живописным тропинкам многочисленных парков и садов Батавии. И даже Азиз, который поселился с ней в одной гостинице, редко сопровождал ее.
    С первыми лучами солнца Диана уходила в сторону Писар-Инапа, местного рыбного базара, а дальше ее путь лежал через Глодак на побережье Яванского моря. Провожая солнце в саду орхидей, она с наступлением темноты возвращалась в свой номер.
    
    
    Глава 21
    
    Однажды Азиз застал Диану в уединенном месте на вершине утеса. При его появлении в воздух взмыла стайка тропических птиц, сверкая ярким оперением. Диана обернулась. Она была явно удивлена его присутствием.
    - Я думала никто не знает, что я облюбовала это место, - сказала она, мельком взглянув на Азиза.
    - Да, ты далеко забралась, Диана. Здесь небезопасно – до города не меньше двух миль, - строго произнес он, нахмурив брови. – Мне понадобилось несколько дней, чтобы узнать, куда же ты скрываешься от меня каждое утро.
    - Не от тебя, - тихо ответила она, опуская голову, - а от всех.
    Азиз, усмехнувшись, приблизился к молодой женщине, и опустился на мягкий ковер из трав.
    - По крайней мере, ты выбрала очень красивое место, - наконец проговорил он.
    - Да, - протянула Диана, с наслаждением глядя на множество небольших островов разбросанных вдоль побережья Батавии, среди лазурных вод Яванского моря. – Эти острова называются Пулау Серибу, что означает тысяча островов, об этом мне поведали рыбаки.
    - Понятно, и что же ты делаешь тут целый день?
    - Думаю, - коротко ответила она.
    Азиз снова усмехнулся.
    - А я места себе не находил. Аллах свидетель, я чуть ли весь город обошел в поисках тебя. Ты понимаешь, что совсем одна ушла? А что если бы с тобой что-нибудь случилась? Ты ведешь себя безрассудно!
    У Дианы был такой виноватый вид, что Азиз невольно замолчал.
    - Прости, я не должен был так с тобой разговаривать, - успокоившись, произнес он. – Я не имею права… я беспокоюсь я тебе.
    Диана понимающе кивнула головой, и снова посмотрела на зеленые островки в бесконечной синеве моря.
    Некоторое время они сидели молча, и только жужжание насекомых и трели птиц нарушали звенящую тишину джунглей.
    - Диана, а ты не думала, что будет дальше? Что ты станешь делать, когда заберешь свою дочь? Вернешься в Англию? – с некоторым напряжением в голосе спросил Азиз.
    - Именно этим я и занималась на этом утесе, Азиз. Думала о своей жизни, об Эмили, обо всем. Мне трудно дать сейчас тебе ответ. Но в одном я уверена – в Англию я не вернусь. Мне не к кому возвращаться.
    - А как же твой брат? Он ведь живет в Лондоне?
    - Реджинальд? – переспросила Диана. – Да. Но у него своя семья, я не хочу быть ему обузой. А мне бы хотелось иметь свой дом и быть все время с дочкой. До сих пор не могу поверить, что Эмили жива. У меня не было ни единой надежды на … это подарок свыше. Понимаешь? Это чудо! В Алжире есть человек, который, я уверена, будет рад меня видеть. Это мой старый друг Сайфеддин-бей, он не откажет мне в крове.
    - И ты намерена жить в Алжире?
    Диана молчала, поэтому Азиз тихо продолжил:
    - Два года назад умерли мои родители, в Фесе у меня остался большой дом…
    - Ты вернешься в Фес? – упавшим голосом спросила Диана, глядя на него. – Ты оставишь меня?
    - Диана, - застонал он, притягивая ее к своей груди, - что ты со мной делаешь? Неужели ты хочешь, что бы я был все время рядом с тобой? У меня была надежда когда-нибудь заслужить твою любовь, я ждал минуты, когда ты выполнишь свою клятву, я ждал… Но теперь Уильяма нет, ты больше времени проводишь вдали от меня, а моя надежда угасает с каждым мгновением.
    Диана отстранилась от него.
    - Азиз, ты ведь ничего не знаешь, я не успела тебе сказать самого главного. Еще тогда на берегу необитаемого острова, - быстро заговорила она, - я все поняла. Когда ты пропал во время шторма, на меня точно нашло озарение… и когда я нашла тебя, я почувствовала себя такой счастливой, что… но я не успела сказать, а потом… потом не было возможности… а теперь у меня есть Эмили… мне кажется, что сейчас я не должна этого делать… прости, - выдохнула Диана.
    Азиз крепко сжал ее плечи и легонько встряхнул, чтобы прекратить бесконечный поток слов.
    - Что ты хотела мне сказать, Диана, - громко спросил он, пристально глядя на нее.
    - Я хотела, но Эмили… имею ли я право?
    - Диана! Что ты должна мне сказать? – строго повторил он.
    Диана замерла, и в ее глазах блеснули слезы.
    - Я люблю тебя… - прошептала она.
    - Что? – удивился Азиз, не веря своим ушам. – Я… не понял…
    - Я люблю тебя, - чуть громче повторила Диана. – Люблю, слышишь? Очень сильно люблю! Я так хотела, чтобы ты узнал это, но теперь…, - закусив губу, она опустила голову.
    - Но, ведь это невозможно, - вскрикнул Азиз. - Это невероятно! Ты меня любишь? Но… я не пойму, что могло измениться? – бесцветным голосом произнес Азиз.
    Он был похож на усталого путника, который увидел впереди большое озеро, но в нем не оказалось ни единой капли воды.
    - Я предаю Джеймса, - заплакала Диана, - я предаю нашу любовь. Мое сердце пылает от любви к тебе, но тяжелым камнем лежит чувство вины. Ведь я полюбила другого, а он… но я ничего не могу с собой поделать, я люблю. Люблю так сильно, один твой взгляд рождает во мне такую бурю чувств, что с ней невозможно бороться.
    - О, Диана! – воскликнул Азиз, еще крепче сжимая ее в объятиях, и осыпая поцелуями. – Я даже в самых смелых мечтах, не думал о том, что это когда-нибудь произойдет. Ты – любишь меня! – он на мгновение закрыл глаза. – Я не верю, не верю. Скажи еще раз.
    - Я люблю тебя, Азиз, - сквозь слезы сказала Диана.
    Он рассмеялся, так громко и весело, что его настроение невольно передалось и Диане.
    - Это какой-то чудесный сон, я сплю, - мечтательно прошептал Азиз, гладя длинные черные волнистые волосы Дианы. – Только ты не буди меня, я не хочу, чтобы он заканчивался. Мне так хорошо… - раскинув руки, он растянулся на мягкой траве.
    Улыбаясь, Диана смотрела на него, понимая, что первый раз видит его по-настоящему счастливым. И от осознания, что причиной этому она сама, Диане очень захотелось его поцеловать.
    Но неожиданно, Азиз, поднявшись на локте,
    - Я понимаю, почему ты беспокоишься из-за Джеймса, - серьезным тоном произнес он. – Но ты должна отпустить его, иначе его душа никогда не обретет покой в ином мире. Диана, ты не можешь все время держать его возле себя. Все это время, что ты думаешь, скорбишь, душа Джеймса не может возродиться, начать новую жизнь, и ты тоже. Знаю, что тебе тяжело и больно, но сделай над собой усилие, ради него, ради себя, ради своей дочери и ради меня. Ты знаешь, Диана, как сильно я люблю тебя, с самой первой нашей встречи. Один Аллах знает, как трудно мне было носить в себе эти чувства, жить, не имея возможности признаться тебе, не рассчитывая на взаимность. Но теперь мы будем вместе… О, Всемогущий Аллах, я не могу поверить в то, что ты меня полюбила! Но… у тебя есть дочь… как она воспримет все это?
    Диана рассмеялась в ответ.
    - Она же совсем малышка, Азиз! Когда…ну… когда все это случилось, Эмили едва исполнился год. Думаю, она ничего не поймет. Главное, что бы этот ужасный человек, не сделал ей ни чего плохого.
    - Диана, но он же твой отец? В твоих жилах течет его кровь!
    - К сожалению, этого я изменить не в силах, - возразила она, накручивая на палец непослушный локон у виска. – Он ненавидит меня не меньше, чем я его. У меня есть один отец, Фредерик Дарнлей, и другого мне не надо. Наша единственная встреча с Мухаммедом аль-Фаси, была ужасна, я долго еще вспоминала его слова, сказанные про моего отца, да и про меня тоже. И сейчас, думать, что с ним рядом находиться моя девочка, невыносимо тяжело. Моя Эмили. Она такая красавица, Азиз, что ты сразу ее полюбишь.
    - Я уже люблю ее только за то, что она твоя дочь, - искренне ответил он.
    - Азиз, - со всей нежностью, на которую была способна, сказала Диана, - ты прекрасный человек. Мне очень повезло, что однажды ты вошел в мою жизнь, - она приподнялась и коснулась губами его губ.
    - Любимая, - прошептал Азиз, прежде чем надолго завладеть ее устами.
    В эти минуты их сердца бились в унисон, разливая по всему телу горячую смесь из счастья и любви.
    Его руки все настойчивее гладили ее податливое и нежное тело, а она страстно отвечала на его ласки. Диана была готова, она хотела его любви, хотела почувствовать себя желанной. Азиз в порыве безумной страсти, покрывал жаркими поцелуями ее лицо, шею, грудь, снова и снова возвращаясь к мягким, припухшим от поцелуев, губам.
    Солнце медленно клонилось к закату, заливая багровым цветом лазурные воды моря и прибрежные острова.
    Вдруг Азиз, резко поднялся, и посмотрел на Диану. В его глазах все еще горел огонь желания, но к нему примешивался явный страх.
    - Что случилось, Азиз? – тихо спросила она, проведя рукой по широкой мускулистой спине.
    - Я не могу, - простонал Азиз, закрывая руками лицо, - я не имею права. Аллах покарает меня, если я трону тебя до свадьбы, это харам.
    - Азиз, я не понимаю, - прошептала Диана. – Ты столько раз говорил, что любишь меня. Что изменилось? Скажи мне? Я чувствую себя очень глупо, - Диана накинула на обнаженные плечи рубашку.
    - Я не могу, - повторил он. – Я не могу нарушить законы Аллаха. Мы не можем быть с тобой. Не сейчас. Ты должна понять меня, Диана. Ты не виновата…
    - Боже, как стыдно! – она вскочила и со всех ног бросилась прочь от того места.
    - Диана! Постой! – воскликнул он, ринувшись за ней.
    Диана бежала не разбирая дороги, едва успевая перепрыгивать небольшие овраги, пробираясь сквозь зеленые заросли густой тропической растительности. Ее щеки пылали адским огнем, а глаза застилали слезы. Она знала, что Азиз следует за ней, и старалась бежать еще быстрее.
    Добравшись до гостиницы, Диана на второй этаж в свой номер, и закрыла за собой дверь на засов. Обхватив руками голову, она, как раненное животное металась по комнате.
    Тяжело дыша, Азиз подошел к запертой двери, и провел по изящной резьбе рукой. Сквозь воздушный узор, украшавший верхнюю часть двери, он видел силуэт молодой женщины.
    - Диана, прости меня, - негромко проговорил он. – Я, конечно же, должен был раньше подумать обо всем. Но, наверное, до конца никогда не верил, что ты сможешь тоже полюбить меня. Я не принял во внимание самого главного – я мусульманин, понимаешь? У меня есть обязанности, которыми я не могу пренебречь. Мы не можем принадлежать друг другу. Пока… Все не так просто… Я не знаю, как еще объяснить тебе, - Азиз тяжело вздохнул, и опустился на колени. – Что же мне делать? Я чувствую, что теряю тебя, и мне очень больно от этого.
    Он резко обернулся, когда услышал, как отворилась дверь. На пороге показалась Диана, ее лицо было залито слезами.
    - Ты сказал «пока», - прошептала она. – Что надо сделать, чтобы мы были вместе? Азиз, я потеряла одного любимого, ты сам знаешь, как мне было тяжело. И мне было гораздо тяжелее, чем тебе сейчас. Пройдя сквозь нечеловеческие страдания, я не потеряла возможность любить. Мое сердце наполнилось любовью к тебе… и я не хочу потерять еще и тебя. Только скажи, что надо сделать? Я согласна на все.
    Азиз поднялся, не отрывая взгляда от лица Дианы. Ему показалось, что в этот момент его чувства к ней вознеслись до такой высоты, куда еще не достигали человеческие страсти. Он не смело дотронулся до ее щеки, вытирая пальцами горькие слезы.
    - Идем со мной, - сказал он, беря Диану за руку.
    Диана последовала за ним.
    Азиз повел Диану наверх, на крышу гостиницы, где располагалась большая площадка, огороженная резными перилами.
    - Сейчас самое время, - прошептал он, вглядываясь в даль.
    - Самое время для чего? – удивилась она, оглядываясь по сторонам. – Азиз, я не понимаю, ты можешь объяснить толком?
    - Как бы ты не относилась к своему настоящему отцу, но он мусульманин. И твоя сущность тоже принадлежит, этой вере, пусть даже пока ты не осознаешь этого. А теперь закрой глаза, и ты все поймешь, с первого раза. Тише, слушай, Диана. Закрой глаза, и если твое сердце откликнется, то мы будем вместе навсегда, - загадочно произнес Азиз, беря Диану за руку.
    Она последовала его совету, и, закрыв глаза, стала ждать. Прошло несколько мгновений, и вдруг воздух наполнился голосом муэдзина, провозглашавшим азан, показавшимся Диане волшебным. Ее душа замерла. На глазах выступили слезы. Неожиданно, ей захотелось последовать за этим голосом, полететь вслед за ним, и никогда не расставаться… Это был зов предков.
    Ее душа изголодалась, измучилась вдали от этого голоса… Теперь, только теперь, Диана поняла причину той странной тоски, когда она оказалась в Рабате. Сейчас она поняла, почему была чужой в Англии, ее родина была там, где звучал этот волшебный голос.
    Диана открыла глаза, перед ней стоял Азиз, он улыбался.
    - Я научу тебя всему, доверься мне. Только что я понял, что ты предназначалась мне, только мне. Сердце меня не обмануло во время нашей первой встречи. Ты моя, только моя, Диана – Хозяйка Молионы. Наконец-то я обрел потерянную половинку моей души. Ты спрашивала, что должна сделать? Тебе надо поверить и произнести Шахаду «Я знаю, верю, всем сердцем и подтверждаю на словах, что нет божества, кроме Единого Создателя - Аллаха, и я знаю, верю, всем сердцем и подтверждаю на словах, что Мухаммад - последний Посланник Аллаха». И больше не будет препятствий на нашем пути – мы будем всегда вместе, клянусь Аллахом. Он милостив, он поможет нам справиться со всеми трудностями.
    - Я все поняла, Азиз. Странно, что осознание этого не пришло ко мне раньше, - изумилась Диана. Она подошла к перилам, и взглянула в темнеющую даль. – Но мне нужно время. Надеюсь, что и ты поймешь меня и не станешь торопить. Мне хочется все решить самой, что бы ни ты, ни кто другой не подталкивали меня. Это очень серьезный шаг, - она повернула голову в сторону мечети, - я должна подумать.
    - Конечно, ты вольна сама решить, как тебе жить дальше, - согласился он, обнимая ее за плечи. – Только помни о нас с Эмили.
    Она согласно кивнула головой.
    - А теперь оставь меня здесь одну, пожалуйста. Я хочу подумать. Сегодня произошло слишком много, и эти события спутали все мои мысли.
    Поцеловав на прощание руку Дианы, Азиз ушел, оставив ее в одиночестве. Скрестив руки на груди, она долго стояла на широкой площадке. Свежий ветер развевал ее волосы, а звезды, робко загорающиеся на вечернем небе, таинственно поглядывали на нее с недостижимой высоты.
    Особенно ярко сверкали пять звезд, расположенных крестом. Это было самое яркое созвездие Южного полушария – Южный Крест. Диана, не отрываясь смотрела на эти звезды, как бы надеясь услышать от них ответ на все свои вопросы, но они молчали.
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


май 2008

© Copyright: Оксана Зорина, 2009

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка " Молионы". Главы 19,20,21

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru