Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Кожейкин - «Лучший из воевод, хотя и юнейший»
Александр Кожейкин

«Лучший из воевод, хотя и юнейший»

    Есть в истории яркие личности, которые решающим образом повлияли на ход исторического процесса, однако в силу множества субъективных причин, в том числе и политического характера, их роль раскрыта недостаточно. К таким людям относится князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский (1587 – 1610 гг.). Он проявил себя, как полководец и прославился, прежде всего, в битвах с интервентами (поляками и литовцами), стремившимися на волне смуты раз и навсегда подчинить православную русскую землю.
    Его короткая биография подтверждает слова римского философа Цицерона: «Где дело само за себя говорит, к чему слова». Он относился к тем рано ушедшим из жизни великим людям, о которых всегда говорят с нескрываемой жалостью, как о не полностью раскрывшихся талантах. К ним часто и справедливо причисляют Александра Македонского, великого князя Дмитрия Донского, генералов Багратиона, Скобелева, Черняховского.
    Нельзя сказать, что про этого полководца ничего не написано. Упоминания о нем встречаются, начиная с повестей и сказаний о Смутном времени, с «Нового летописца», «Летописи о многих мятежах», «Рукописи Филарета», «Псковской летописи» и заканчивая драмой поэта и драматурга Нестора Кукольника «Князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский» в начале XIX века.
    Все они с разных сторон характеризуют жизнь яркого человека и талантливого полководца. Вот как, например, описывает его историк Н. Карамзин: « Лучший из воевод, хотя и юнейший». Историк Н. Костомаров писал: «Личность эта быстро промелькнула в нашей истории, но с блеском и славою, оставила по себе поэтические, печальные воспоминания. Характер этого человека, к большому сожалению, по скудости источников, остается недостаточно ясным; несомненно только то, что это был человек необыкновенных способностей».
    Есть мнение, само время рождает героев для Отечества. Так, С. Соловьев отмечал: «Общество Русское страдало от отсутствия точки опоры, около которой можно было сосредоточиться. И Скопин стал таким человеком: в один год приобрел он себе славу, которую другие полководцы снискивали подвигами жизни многолетней, и что еще важнее, приобрел любовь всех добрых граждан, всех земских людей, желавших земле успокоения от смут, от буйства бездомников».
    Так получилось, что историки больше внимания уделили второму ополчению, Кузьме Минину и князю Дмитрию Пожарскому, что в целом справедливо, если учитывать весь политический аспект проблемы. Но был ли возможен успех второго ополчения без успехов первого? Вряд ли.
    При Советской власти о князе М.В. Скопине-Шуйском совсем забыли, и теперь ясно, отчего это произошло. Долгое время советские историки воздавали хвалу военному противнику князя – разбойнику, разорявшему города во время смуты – «крестьянскому вождю» Ивану Болотникову, якобы поднявшему народ на борьбу с угнетателями. И здесь больше политики, чем исторической правды. Но давайте охарактеризуем личность Михаила Скопина-Шуйского, посмотрим на его дела, и многое тогда будет понятно.
    Немного истории. В роду суздальских князей Шуйских, настоящих Рюриковичей, был князь, прозванный Скопа. От него и пошла ветвь Скопиных-Шуйских. Михаил Васильевич был правнуком Скопы. Родился он 8 ноября 1586 года. Его отец Василий Федорович известный воевода, прославившийся в знаменитой обороне Пскова от Стефана Батория вместе с Иваном Петровичем Шуйским. Он во время рождения сына и до своей смерти наместничал в Великом Новгороде. Умер он, когда Михаилу было всего 11 лет.
    Главным воспитателем молодого князя была его мать княгиня Елена Петровна, урожденная княжна Татаева. Любопытно, что она воспитывала сына спартанским образом. Даже в домашнем образовании – Михаил учился дома до 7 лет – основное время уделялось физическим упражнениям и военным играм, для чего привлекались лучшие учителя.
    Княжич весьма успешно осваивал основные науки. Знал не только совершенно необходимую для чтения учебников латынь и широко распространенный в ту пору немецкий язык, но также польский и шведский. Любил читать книги по математике, географии, истории, но больше всего по военному делу. Помимо этого читал православные книги, причем молодой князь уделял им особое внимание, ибо был истово верующим человеком, чем очень напоминал святого благоверного князя Александра Невского в годы его молодости.
    Воспитание и взросление будущего полководца проходили отнюдь не в благоприятной атмосфере. На троне тогда сидел слабовольный сын Ивана Грозного Федор, но власть в стране начал постепенно забирать его зять Борис Годунов, жестоко расправляясь с возможными конкурентами. Шуйские по своей родовитости, заслугам перед Россией были едва ли не первыми. В результате интриг славного полководца, героя обороны Пскова, России Ивана Петровича Шуйского постригли в монахи Кирилло-Белозерского монастыря, а в конце 1588 года отравили угарным газом. Еще через год отправили в ссылку и отравили там же боярина Андрея Шуйского.
    Будущий полководец всю свою короткую жизнь проведет в атмосфере постоянных интриг, угроз, нестабильности, слабости центральной власти. Конечно, все это отразилось и на характере князя, приучило его к осторожности в своих поступках и привычке все внимательно продумывать. Удивительно, что в этой нехорошей атмосфере он сумел сохранить здоровый дух, высокую чистоту и порядочность.
    На мой взгляд, этому способствовала не только высокая образованность молодого князя, но и истинная, не показная православная вера Михаила Васильевича. На глазах совсем еще молодого человека шатались троны, менялись цари, власть, рушились вековые устои, являлись самозванцы, а народ также подвергался сомнениям, порой превращаясь в неукротимую толпу. Однако был и такой момент: с 1589 года существовал помимо царского еще престол патриарший, и духовная власть патриарха, русской православной церкви оставалась единственной опорой в это лихое безвременье.
    Михаил Скопин-Шуйский один из основных постулатов христианства - «всякая власть от Бога» принял за свой принцип поведения: служить не за страх, а за совесть именно помазаннику Божьему, нравится он ему или нет. И он честно служил и Борису Годунову, и царю Василию Шуйскому. Это не было приспособленчеством. Во время, когда «всяк лез в цари», кстати, сам Скопин имел на это полное право по крови Рюриковичей, это была единственно верная, по-настоящему православная позиция, охранительная, направленная на сохранение стабильности Отечества. М.В. Скопин не искал царей. Он искал пути спасения государства.
    Борис Годунов почти сразу сделал его младшим военачальником – стольником и ни разу не пожалел об этом. Сам же Скопин всегда помнил, что благословение на царство Борис Годунов получил от самого патриарха Иова.
    Заканчивая характеристику личности Скопина-Шуйского нельзя не сказать о единодушной положительной оценке всеми современниками достоинств самого молодого и знаменитого – а знаменитым он стал, не достигнув и 22 лет – полководца России XVII века. Русские, поляки, шведы, немцы, голландцы, турки восхищались не только его делами, но и самим видом молодого князя: высокого роста, статного, богатырской комплекции, с высоким лбом и лучистыми голубыми глазами, в которых светился разум не по летам.
    Его непримиримый враг – польский военачальник, гетман Станислав Жолкевский говорил, что Скопин-Шуйский «не имел недостатка в мужественном духе и был прекрасной наружности». И друзья и враги отмечали, что храбрость и решительность сочетались в князе Скопине-Шуйском с добротой, приветливостью, умением находить общий язык как с русскими, так и с иноземцами. Дипломатические способности и знание языков позволяли легко находить почву для военных союзов, например, со шведами. Не по годам зрелый ум князя позволял ему видеть и понимать больше других. Подобную высокую оценку личности, как со стороны друзей, так и со стороны врагов, можно встретить очень редко и, пожалуй, так говорили только о Александре Невском.
    С точки зрения военной стратегии, молодой князь был превосходно подготовлен. Он изучил все прошлые и современные способы и методы ведения вооруженной борьбы, применяемые как западными, так и восточными полководцами. Четко представлял, какие требования предъявляют к войскам современные вооружения, защитные средства и оборонительные сооружения. Понимая, каким должно быть современное победоносное войско, но получил в начале своей полководческой карьеры в 1606 году хоть и огромную, но совершенно не готовую к современной войне рать царя Василия Шуйского.
    В схватках с более искушенным противником, польскими войсками Лжедмитрия II , во главе которых стояли такие блестящие военачальники, как Сапега, Шаховской, Зборовский и другие, Скопин быстро понял, что победить их может только настоящая, хорошо обученная, прекрасно оснащенная и обстрелянная армия. И он начал формировать и готовить такое войско прямо в перерывах между боями. Это также говорит о его несомненном таланте неординарного военачальника. В этой войне Скопин разработал и применил совершенно необычный оперативно-тактический прием – постепенное завоевание пространства путем создания отдельных опорных пунктов «острожков», которые создавали вокруг себя смертельные для противника зоны и продвигались вперед по мере его вытеснения.
    Эффективность таких действий первыми признали его противники, а позднее и вся Европа. Иноземные военачальники неоднократно подчеркивали, что полевые «острожки» на самом деле были не столько опорными пунктами, сколько наступательным средством. Подобное применял талантливый военачальник принц Мориц Оранский во время боев в Голландии. Но только подобное Скопин-Шуйский, в отличие от Морица Оранского весьма эффективно использовал чисто русские задумки – засеки, рогатки, дерево-земляные точки. Так, рогатки сооружались пехотой из железных крючьев прямо на поле боя и в мгновение ограждали ее от налета кавалерии.
    Явление Лжедмитрия II, в войско которого стекались казаки, тысячи иноземцев-авантюристов, его победы над бездарным Дмитрием Шуйским и другими царскими воеводами заставили царя Василия обратиться к Скопину-Шуйскому с просьбой: возглавить войско, и он не замедлил встать под царские знамена.
    Неудачные бои под Москвой, прочное обоснование самозванца в Тушине требовали каких-то новых, неординарных шагов. М.В. Скопин видел спасение в формировании новой армии далеко за пределами Москвы, там, где тлетворная зараза смуты коснулась населения не с такой разрушительной силой. Эта армия и должна была победить всех врагов, освободить Москву, восстановить сильное самодержавие, прекратив смуту.
    Но такую армию сформировать, а главное, подготовить, было просто невозможно без союза с сильным стабильным христианским государством, враждующим с Польшей. Таковой на данный момент являлась Швеция. Царь Василий Шуйский, обвиняя всех и вся в предательстве, продаже страны иностранцам, согласился с предложением Скопина. Он был послан в Великий Новгород договариваться со шведами и формировать новое войско.
    Пробираться ему на север пришлось окольными дорогами и лесными тропами. Псков уже восстал, да и в Новгороде шли волнения.. Скопин отправил в Стокгольм своего шурина Семена Васильевича Головина, а сам остался в Новгороде и не только затушил пожар начавшейся смуты, но и начал шаг за шагом собирать верные царю силы русского Севера, смело взяв на себя роль объединителя. Следует отметить важную деталь. Все его начинания свершались с благословения новгородского митрополита Исидора. Для молодого полководца это было крайне важно.
    В феврале 1609 года был подписан договор о военной помощи со Швецией. Обстановка была сложной. Помимо Севера и Северо-Востока самозванцу, а значит и полякам, оказывали сопротивление лишь некоторые районы земли русской, некоторые города и населенные пункты. Главным очагом сопротивления стал Троице-Сергиев монастырь – великая святыня России.
    Обосновавшись под городом Калязиным, Скопин вновь приступает к боевой подготовке войск. Учатся и днем, и ночью. Скопин не оставлял надежды даже в короткий срок подготовить постоянную, хорошо обученную, снабженную всем необходимым, исправно получающую жалование армию. В его представлении это были стрельцы, способная к атаке сплошным строем кавалерия, высоко маневренная артиллерия. Он непрерывно рассылает гонцов по городам и монастырям с просьбой прислать ратников и денег.
    Монастыри Соловецкий, Печенгский, Устюжинский, Кирилло-Белозерский, Борисо-Глебский, города Севера и Поволжья, обыватели – от купцов Строгановых до простых крестьян, присылали деньги, собирали людей для ополчения. Все это шло под Калязин. Скопину нужна была пехота, способная выдержать удар лучшей в то время в мире шляхетской кавалерии.
    «Укрепляться! Сохранять по мере сил в любом сражении армию!» – вот принцип, которого неукоснительно придерживался Скопин-Шуйский. Он придумал новую тактику отдельных, укрепленных лагерей. Под Калязиным он устроил первый такой лагерь, прикрытый рекой Волгой, рекой Жабней с ее топкими берегами и валом с острогом со стороны поля. Поле перед острогом было усыпано рогатками. Ставка находилась в монастыре.
    Успех в битве у стен Калязина предопределил дальнейшие победоносные действия первого ополчения. Росла популярность молодого военачальника. Рязанский воевода Прокопий Ляпунов отправил Михаилу Васильевичу послание, в котором предлагал добиться отречения Василия в пользу его племянника Скопина. Скопин-Шуйский, опасаясь кары царя Василия, велел арестовать посланцев Ляпунова, но затем отпустил их. Он ничего не сообщил царю об этом инциденте.
    Рост авторитета М.В. Скопина-Шуйского в условиях смуты и нестабильности власти вызвал у царя и бояр зависть и опасение. Скопин-Шуйский получил приказ срочно прибыть в Москву. Торжественная встреча, устроенная ему москвичами, усугубила опасения бояр. Все это возбудило к нему сильнейшую зависть в его же родственниках и, особенно, в дяде его Дмитрии Ивановиче Шуйском, который должен был уступить ему главное командование над всем московским войском.
    Созрел подлый план. Решено было избавиться от воеводы, и на пиру у Воротынских ему был приготовлен кубок с отравой, от которой он умер 23 апреля 6010 года после двухнедельных страданий. По распространенной версии, он был отравлен женой брата царя Дмитрия – Екатериной Скуратовой-Шуйской.
    Талантливый военачальник, герой земли русской, М.В. Скопин-Шуйский с царскими почестями похоронен в Архангельском Соборе Московского Кремля.
    
    
    
    


    

    

Жанр: Эссе
Тематика: Историческое


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

01.05.2009 14:19:29    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
У тебя и проза на высоте, Саша. Написано ясно и понятно, а главное интересно.
Легко заблудиться в дебрях научных фактов и теорий, заставляя читателя скучать, ты этого с успехом избежал.
Историю нашу - должно и нужно любить...
     
 

02.05.2009 10:33:18    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Эд!
В процессе подготовки к написанию исторического романа накопилось немало интересного материала, который показалось интересным расширить до небольшого эссе.
       

01.05.2009 21:13:26    Игорь Акользин Отправить личное сообщение    
Еще, что-то для себя узнал, из истории. Спасибо, Саша!
     
 

02.05.2009 10:34:08    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Игорь!
Рад Вашему отзыву.
Значит, не зря писал.
       

Главная - Проза - Александр Кожейкин - «Лучший из воевод, хотя и юнейший»

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru