Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 13,14,15
Оксана Зорина

Хозяйка "Молионы". Главы 13,14,15

    Глава 13
    
    
    Бранднер беспокойно мерил шагами кают-компанию, которая была ярко освещена подвешенными к потолку лампами. С тех пор, как на палубу поднялся Азиз, неся бесчувственное, окровавленное тело Дианы, вся команда была вне себя от волнения. Хотя аль-Башир всех уверил, что ранение не опасное, но Хозяйка потеряла много крови, и потому в тот момент находилась без сознания. Встревоженные матросы каждые полчаса справлялись о здоровье капитана. Прошло уже больше суток, как «Молиона» вышла в открытое море, а Диана до сих пор не появлялась на палубе.
    У Рихарда не было основания не верить арабу, другу Дианы, но все же он волновался. Только сейчас он понял, как много значила эта загадочная женщина для каждого, кто находился на борту шхуны, да и для него самого. Он не переставал благодарить судьбу, за то, что однажды она привела его на «Принцессу». Бранднер искренне уважал Джеймса Венсли и его жену. Но сейчас он каялся, так как поначалу не верил и недооценивал Диану. Рихард всегда считал, что женщина-моряк это полнейший абсурд, нонсенс. Но оказалось все наоборот. Диана была безупречна и понимала толк в кораблевождении лучше любого другого капитана. Перед ней хотелось обнажить голову.
     Его размышления были прерваны появлением Азиза. Араб медленно прошел через весь салон, и устало опустился в кресло. Глядя на его лицо, Рихард замер, словно в ожидании смертного приговора. Но Азиз молчал.
    - Ну же, мистер аль-Башир, не томите, - воскликнул он. – Судя по вашему лицу, дела не так хороши, как были вначале. Что с ней?
    Азиз тяжело вздохнул, и, усмехнувшись, посмотрел на Бранднера.
    - Я устал уже вам повторять, с Дианой все в порядке. Теперь, все в порядке. Каждую минуту, ко мне подходят моряки, и начинаются расспросы, а спустя полчаса все начинается сначала. Рихард, успокойтесь, - мягко произнес Азиз, - Диана жива, к сожалению не совсем здорова, но это поправимо. Прошло слишком много времени, пока мне удалось остановить кровь. Сейчас Хозяйке нужен покой и отдых. Как только она почувствует себя лучше, то тут же покинет свою «темницу». Она очень капризная пациентка, так и норовит вырваться на волю. Вся команда корабля очень нежно относится к своему капитану.
    - Да, так и есть, - подтвердил Рихард, расслабившись. – Большинство матросов, как Рауль Кортес, знакомы с ней с детства. Остальные, как я, прониклись к Диане любовью и уважением постепенно, в процессе так сказать. Но на судне нет человека, который бы не любил ее. Здесь ее друзья. Ведь экипаж корабля это как одна большая семья. Если вы плавали на других судах, то поймете насколько «Молиона», а раньше «Принцесса», отличается от всех остальных. Как-то Кортес поведал мне, что когда новенькую «Принцессу» собирались спускать со стапелей, к старику Фредерику Дарнлею, отцу Дианы, стояла очередь из матросов, они упрашивали его включить их в команду шхуны.
    - Почему? – удивился Азиз.
    - Потому, что этот корабль принадлежал Диане. Только поэтому туда так рвались. На кораблях Дарнлея платили хорошие деньги, не применяли наказания, тогда как на других драли три шкуры с матросов. И этого казалось мало. Что и говорить, мало кто хочет быть моряком, в каждом порту насильно вербуют на суда. А здесь все по-другому. Рассказывали, что сэр Фредерик был моряком от рождения, и передал любовь к морю мистеру Реджинальду и мисс Диане. Ей, вообще досталась львиная доля. Никогда не встречал женщину, которая так чувствует море, его настроение, чувствует корабль. Именно чувствует – судном нельзя просто управлять, с ним надо сродниться, слиться воедино.
    - Вы так воодушевленно говорите, - сказал Азиз, скрестив руки. – Вы тоже слились с морем?
    - В детстве я бежал из родного дома. В ближайшем порту я нанялся юнгой на судно, шедшее в Милан. Скорее это было не судно, а старая грязная посудина. Каждый день я получал свою порцию ударов девятихвостки. Единственное, что я помню с того времени, это жуткий голод, грязную палубу, которую я драил каждый божий день и кошку. Потом, мне повезло, и я сбежал на другой корабль, там было немногим лучше. Уже много позже на голландском торговце я стал шкипером, и сам заставлял матросов драить палубы. А потом… на нас напали пираты, и мой корабль пошел ко дну, а я несколько дней провел в море, едва держась на обломке корабля. И в тот момент, когда силы совсем покинули меня, на горизонте показались паруса - это была «Принцесса». Так я познакомился с мистером Венсли и его супругой. И больше мы не расставались. Я очень рад, что встретился с ними. Эта семья буквально перевернула мою жизнь. И очень жаль, что все так произошло с мистером Венсли и их дочкой.
    - Да, мне тоже, - тихо сказал Азиз, опустив глаза. – Мне тоже.
    
    ***
    Диана уже проснулась, когда Азиз вновь зашел в ее каюту. Она была бледна, лицо осунулось, а под глазами залегли черные тени. Смоляные волосы разметались по подушке, подчеркивая смертельную бледность кожи. Азиз внимательно посмотрел на Диану. Он не мог не отметить, что даже в таком состоянии эта женщина была чертовски привлекательна.
    Диана измученно улыбнулась, увидев его перед собой.
    - Ты снова пришел меня мучить?
    - О, Аллах! – воскликнул Азиз. – Эта женщина еще и недовольна! Ты совершенно не даешь мне отдохнуть. Для меня постоянно находится работа, это я должен стонать и плакать, а не ты, избалованная девчонка, - он широко улыбнулся, и присел на край кровати. – Не волнуйся, Диана, последний раз я наложил на рану мазь и новые повязки. Так что до самого вечера я тебя мучить не буду.
    - Хорошо. На моем несчастном теле и так достаточно шрамов. Я могла бы прекрасно обойтись и без этого. Не думаю, что он украсит меня, - сказала она.
    - Не стоит жаловаться. Лучше поблагодари Бога, что все кончилось только маленьким шрамом, а не хуже.
    - Если смотреть с этой точки зрения, то конечно, - согласилась Диана. – Когда же я смогу выходить?
    - Разве есть на свете что-либо, что могло бы тебя удержать? Ты можешь выйти из каюты хоть сейчас. Тебе необходимо быть на свежем воздухе и хорошо питаться, чтобы восстановить потерю крови. Но пообещай мне, что ты не будешь ничего делать, только отдыхать. Пусть за тебя поработают твои помощники, они прекрасно справятся несколько дней без тебя.
    - Я обещаю! – воскликнула обрадованная Диана.
    - Ты сделала это слишком быстро, - заметил Азиз, с недоверием взглянув на счастливую женщину. – Знай, что я буду приглядывать за тобой.
    - Конечно, Азиз. В последнее время ты только этим и занимаешься. Наверное, ты считаешь меня маленьким ребенком, отданным тебе на попечение, - рассмеялась она.
    - Ты сама знаешь, что это не так. Я никогда не относился к тебе, как к маленькой. Скорее наоборот. Просто я очень за тебя волнуюсь.
    - Я знаю. И поверь, я очень тебе благодарна за это, - она нежно обняла его за плечи. – Я рада, что ты находишься сейчас рядом со мной, - прошептала Диана. - Так как ты мне позволил, я немедленно поднимусь на палубу, ведь за окном прекрасная погода – чудесная возможность поправить здоровье!
    Азиз помог Диане одеться, и осторожно поддерживая ее под руку, они вышли на палубу. Они заметили, как сразу просияли лица моряков. С улыбками на лицах они продолжали свою работу, то и дело, оглядываясь на Диану. Рауль подготовил ей удобное место на верхней палубе, откуда она могла следить на ходом корабля и работ на палубе. Она знала, что матросы постоянно справлялись о ее здоровье у Азиза, и была бесконечно тронута их заботой.
     Спустя неделю «Молиона» бросила якорь в заливе Бенго близ берегов Анголы. Рано утром стоя на палубе, Диана разглядывала в подзорную трубу незнакомый берег, куда отправились на шлюпке Азиз и Рауль Кортес с двумя матросами.
    Вблизи устья реки Кванза в заливе Луанда возвышались глинобитные стены форта Сан-Мигел. Португалец Диаш-ди-Новаиш возвел этот форт на скалистом мысе над городом Сан-Паулу-ди-Луанда, построенном им же в 1575 году.
    - Красивое название у этой страны – Ангола, поэтичное, - произнес Рихард, который стоял позади Дианы.
    Молодая женщина сложила подзорную трубу, и подошла к лежаку, установленному для нее на квартердеке.
    - Очень давно, мой хороший знакомый Сайфеддин-бей, рассказывал, что само слово Ангола произошло от титула правителей государства Ндого, в бассейне реки Кванза. Они назывались – нгола. Так, что ничего поэтичного в этом, по-моему, нет.
    Рихард только пожал плечами.
    - Да и вообще, - продолжала Диана, - после завоевания португальцами Ангола, стала поставщицей рабской силы. Отсюда тысячами переправляют в Бразилию рабов на плантации сахарного тростника.
    - Я презираю людей, которые занимаются столь низким и безбожным ремеслом, - резко произнес Бранднер.
    - Я тоже, Рихард, как и все кто находится на этом борту. К сожалению, в мире так не считают, и работорговля остается основным и самым прибыльным делом многих стран.
    День прошел в томительном ожидании. Единственным развлечением для Дианы стало изучение набережной Луанды, утопающую в зелени. Мысль о том, что скоро она сможет узнать что-либо об Уильяме, не давала ей покоя. Куда теперь направится «Молиона»? Какие моря и океаны ей предстоит проплыть? Долго ли будет скитаться она по свету?
    Диана была на распутье – отправляться на поиски Уильяма или сначала разобраться со вторым его помощником, уплывшим на «Галатее» Робина Брантона?
    Она постоянно искала глазами шлюпку с ее друзьями, между множества кораблей и шлюпов, стоящих в гавани. Но их все не было.
    Небо, покрытое длинными полосами серых облаков, начало уже темнеть, когда Диана, наконец, заметила приближающуюся к шхуне шлюпку.
    Едва Азиз и его спутники ступили на палубу, Диана бросилась к ним с расспросами.
    - Скажу сразу, было очень не легко отыскать сведения об этом корабле. В гавань ежедневно прибывают суда со всего света, - сказал Азиз, откинувшись на спинку стула в кают-компании. – После долгих поисков и расспросов нам, наконец, удалось узнать некоторые сведения о «Ласточке». Этот бриг простоял в гавани три недели, и не далее как в прошлую пятницу поднял якорь. На его борту находился богатый англичанин, мистер Дарнлей.
    - Куда направился бриг? – спросила Диана, поддавшись вперед.
    - «Ласточка» отправилась к «Островам пряностей».
    - На остров Тидор у западного берега Хальмахеры , самого большого острова из Молуккских островов, - пояснил Рауль.
    - Ты бывал в этих водах? – спросила она, поворачиваясь к штурману. – Знаешь лоцию? Сможешь провести нас через этот лабиринт островов?
    - Думаю смогу.
    - Отлично. Тогда нас ждет впереди долгое плавание, - сказала Диана, разворачивая на столе карты. – Мы двинемся на юг, обогнем мыс Доброй Надежды, и выйдем в Индийский океан. А дальше нас ждет два пути: или подняться на север вдоль Африканского побережья до Могадишо, или повернуть на северо-запад и двинуться к Большим Зондским островам. Пройти через Зондский пролив в Яванское море…
    - Есть и другой путь, - вмешался Рауль. – Можно пройти Малаккским проливом, обогнуть большой остров Калимантан и оттуда попасть в Молуккское море прямо к Тидору.
    - И куда же мы поплывем, - поинтересовался Рихард, - в Могадишо или Тидор?
    - Я не знаю, - честно призналась Диана, опускаясь в кресло. – Сейчас мне трудно принять решение. Но когда мы обогнем южную оконечность Африки я решу. А сейчас снимаемся с якоря – все по местам.
    2 мая «Молиона» подняла якорь, и, поймав парусами, попутный ветер двинулась вдоль западного побережья Африки к мысу Доброй Надежды. Через несколько дней сильным западным ветром шхуну стало относить на восток. На следующее утро подул свежий ветер, перешедший в настоящий шторм. Лишь 15 мая судну удалось достигнуть скалистого мыса.
     Еще в 1488 году португалец Б. Диаш первым достиг этого мыса, назвав его мыс Бурный или Бурь. Но португальский король Жуан II переименовал его в мыс Доброй Надежды, имея надежду достигнуть берегов Индии.
    Диана стояла на палубе, вглядываясь вдаль. За бортом вздымались высокие волны, вода пенилась и бурлила – два могучих океана сходились друг с другом, в вечной борьбе за первенство. Над водой кружили белокрылые чайки и олуши, с пронзительными криками они выхватывали из воды мелкую рыбешку, и тут же поднимались высоко в небо, отбиваясь от назойливых соперников.
    Диана подумала, что не зря Диаш назвал этот мыс Бурным. Здесь, наверное, никогда не бывает море спокойным. Свинцовые воды океанов сталкиваясь, вздымали в воздух столпы водяных брызг.
    После долгих и мучительных раздумий, Диана приняла решение плыть в Могадишо.
    - Значит, ты все-таки решила оставить Уильяма на потом? – спросил Азиз, зайдя вечером в каюту к Диане.
    - Да. Думаю, так будет лучше, да и Могадишо ближе, чем Тидор, - ответила она, расчесывая волосы большим черепаховым гребнем.
    Отложив гребень в сторону, она некоторое время смотрела на Азиза.
    - Скажи, Азиз, тебе стало легче, после того… как ты расквитался с Юсуфом? – неожиданно спросила она.
     - Легче? – он на мгновение задумался. - Пожалуй, нет. Но сердце вздохнуло свободнее, ведь я исполнил самую тяжелую и важную клятву в моей жизни, - ответил он.
    - И я хочу снять со своего сердца камень, который давит, и мешает мне дышать и жить. Это произойдет только после того, как я уничтожу этих мерзавцев, отомщу им. И смерть Уильяма будет точкой этой трагической истории. Я хочу видеть его лицо, хочу, чтобы он пережил все то, что уготовил мне. И это справедливо. Месть, это блюдо, которое подается холодным, так, кажется, говорят? Поэтому к встрече с братом мне необходимо тщательно подготовиться.
    - Я очень хочу, что бы твоя душа освободилась от этого груза, - тихо произнес Азиз. – Ты заслуживаешь другой жизни. Чтобы ты не решила, Диана, знай, что я всегда буду рядом с тобой.
    - Я знаю, Азиз, знаю.
    
    Глава 14
    
    
    Обогнув южную оконечность Африки «Молиона» взяла курс на северо-восток, и в конце мая вошла в Мозамбикский пролив. Близ островов жизнь в океане кипела. За бортом то и дело виднелись стаи озорных дельфинов, группы гигантских медуз и летучих рыбок, описывающих в воздухе изящные дуги.
    Немногим южнее экватора располагалось множество больших и маленьких островов. Некоторые из них виднелись так близко, что можно было разглядеть поросшие зеленью берега. На острых подводных рифах, окружающих острова, вода пенилась и бурлила, как бы предупреждая путешественников о таящейся здесь опасности.
    С большой осторожностью «Молиона» проходила эти места. Диана, Рауль и Рихард все время находились на верхней палубе.
    В 20 милях южнее от острова Гранд-Комор на горизонте показались паруса. Навстречу шхуне плыла трехмачтовая барка «Галатея». Диана была неимоверно удивлена их встрече, но, несомненно, это была большая удача.
    Обменявшись приветствиями, оба судна легли в дрейф. Не смотря на уговоры Азиза, на «Галатею» Диана отправилась в одиночестве. Ей хотелось поговорить с Робином наедине, ведь они столько лет не виделись, и им о стольком нужно было поговорить.
    Через полчаса Диана взобралась по трапу на палубу барки. Ей навстречу вышел Робин. Он долго не мог прийти в себя от удивления. Проводив ее в свою каюту, он плотно затворил дверь и взглянул на Диану.
    - Я не могу поверить своим глазам, - прошептал пораженный Брантон. – Диана, ты ли это? Каким невероятным образом ты оказалась здесь в Индийском океане, на этом корабле? Какое название бы не носила эта шхуна, но стройный корпус «Принцессы» невозможно спутать ни с чем. Что все это значит?
    - Робин, дорогой друг, столько вопросов, что я не знаю даже с чего начать, - ответила Диана. – Ты не рад меня видеть?
    - Ну что ты? Как ты могла подумать такое? – воскликнул он, сжимая ее в объятиях. – Прошло столько лет. Последний раз мы виделись на твоей свадьбе с Джеймсом в водах Атлантического океана. Это было так давно, - с грустью в голосе добавил он, закрыв на мгновение глаза.
    Его чувства к Диане, которые все эти годы он тщетно скрывал ото всех, даже от себя самого, вновь проснулись с новой силой. Один Господь знал, скольких усилий стоило ему борьба с любовью к ней. Робин старательно пытался забыть Диану, не думать о ней. Сразу после ее бракосочетания он дал себе слово, больше никогда не видеться с нею, и он сдержал данное обещание. Даже когда его корабль стоял в гавани неподалеку от ее дома, он сдержал в себе желание повидать Диану. Но судьба все равно привела ее к нему. Зачем? Сейчас, глядя на нее, он мысленно задавал себе этот вопрос. Она изменилась, повзрослела, расцвела, стала еще красивее. Но глаза… они были грустны, даже когда ее губы улыбались.
    - Робин, - прошептала Диана, прижимаясь головой к его груди.
    Рядом с ним она будто перенеслась в то далекое прошлое, когда она была счастлива, когда ее окружали близкие, любимые люди. Она с первого взгляда заметила, как он постарел, и волосы на висках стали совсем седые, но его голубые лучистые глаза, остались прежними.
    - Робин, как много нам предстоит рассказать друг другу, - тихо произнесла она. – Я хочу знать, как ты жил все это время? Я хочу знать все, все, все.
    - Хорошо. Но может сначала все-таки расскажешь, как ты здесь оказалась? Где Джеймс?
    Диана резко отпрянула в сторону, и на ее лице застыла трагическая маска.
    - Его больше нет, - еле слышно проговорила Диана, глядя на пораженного Робина. – Сядь, я все тебе расскажу, ведь один из его убийц находится у тебя на корабле.
    Диана поведала Брантону свою историю. Он внимательно слушал ее, держа все это время в ладонях ее маленькие нежные руки.
    - … обогнув Африку я направилась в Могадишо, где, как мне было известно, находился твой корабль. Убийца по имени Тони Смит находится на борту. Я искала встречи с тобой, Робин, потому, что мне нужен он, человек, виновный в смерти мужа и дочери, - сказала, наконец, Диана, убирая со лба черный завиток.
    - Я не знаю что сказать, - ответил Робин, - то, что ты мне рассказала, просто ужасно! Уильям чудовище! Хотя, это стало известно еще давно. У меня не укладывается в голове… Джеймс умер, и малышка Эмили… ужас. Мне не понятно, почему ты не обратилась за помощью к Реджинальду? Он ведь твой старший брат.
    - Нет, Робин, нет, - запротестовала она, всплеснув руками. – Реджи здесь не причем. Уил погубил мою семью, и я сама должна отомстить ему за это. Как ты не понимаешь? Я поклялась, что найду его, и мне не нужна ничья помощь. Один из троих убийц уже в аду. Остальные еще живут на свете, но ненадолго. Ты отдашь мне Смита?
    - Я хотел бы… но это не в моих силах.
    - Что это значит, Робин? – воскликнула Диана. – Ты понимаешь, что делаешь?
    - Успокойся, Диана, - остановил ее Брантон. – Я не по своей воле не могу это сделать. Просто матрос Смит недавно погиб, в схватке с пиратами.
    Диана вскочила с места.
    - Не может быть! – вскричала она. – Этого не может быть! Смит не мог погибнуть до того… до того, как я встретилась бы с ним. Он должен был пасть от моей руки. Я должна была отомстить… я клялась… - она в панике металась по каюте, хватаясь руками за голову.
    Неожиданно он остановилась и посмотрела на Робина.
    - Я опоздала, - с обидой в голосе произнесла она, и неожиданно, громко расплакавшись, бросилась к нему в объятия.
    Брантон, гладил ее по волосам, шепча бессмысленные слова успокоения, а плечи Дианы продолжали вздрагивать от рыданий.
    - Диана, не стоит так убиваться из-за гибели этого последнего из всех живущих на Земле людей. Прими это, как данность. В том, что произошло, никто не виноват, просто так получилось, - тихо проговорил Робин. - Близ острова Маэ, на нас напали пираты, и во время абордажного боя Смита проткнули насквозь абордажной пикой. Его смерть не была легкой, если тебя это хоть чуточку утешит.
    Диана подняла на него красные от слез глаза.
    - Нет, меня это не утешит. Его ждала более страшная участь, нежели быстрая смерть от абордажной пики. Надеюсь, только что в аду дьявол встретил его с раскаленной сковородкой в руках, и долго поджаривал на адских углях.
    - Наверняка так и было, - заверил ее Робин.
    Диана медленно поднялась и подошла к кормовым окнам, через которые была видна высокая корма «Молионы».
    - Мне пора возвращаться на корабль, - сказала Диана, высоко подняв голову. С ее лица мгновенно исчезло выражение обиды и разочарования, каждая его черточка дышала спокойствием и силой. Она снова стала такой далекой, властной и независимой, какой взошла на борт «Галатеи» несколько часов назад.
    - Куда ты отправишься теперь? – спросил Робин, с тоской глядя на нее.
    - «Молиона» возьмет курс на Молукки, к «Островам пряностей», - ответила Диана, не поворачивая головы. – Уильям именно туда отправился из гавани Сан-Паулу-ди-Луанды. А это значит, что и мой путь теперь на восток.
    - Значит, ты твердо решила завершить свой зловещий замысел? – спросил он, приближаясь к ней.
    - Да, Робин, решила и уже давно, - ответила Диана, глядя на Брантона.
    Вдруг, он опустился перед ней на колени, и обхватил обеими руками ее ноги.
    - Диана, милая, любимая, - быстро и сбивчиво заговорил Робин, заглядывая в глаза пораженной Диане, - откажись от своих планов, они приведут тебя к гибели. Отпусти Уильяма и останься со мной. Мы уплывем вместе далеко, далеко, я сделаю тебя счастливой, и ты никогда не будешь вспоминать его. Даже если ты никогда меня не полюбишь – ничего страшного. Моей любви хватит на нас двоих.
    - Робин, нет! – воскликнула Диана, тщетно стараясь вырваться из его рук.
    Но он будто не слышал ее, продолжая свою речь.
    - Дорогая, я столько лет люблю тебя, без единой надежды на взаимность. И вот Судьба привела тебя ко мне, это знак. Послушай меня. Давай все бросим, и уплывем вместе в Америки. Там на свободных землях мы построим свой дом, свое счастье. Ты никогда не будешь ни в чем нуждаться, а для меня самое главное, что бы ты была рядом. Расправившись с Уильямом, ты не освободишься от гнетущего, уничтожающего все живое чувства, наоборот, оно затянет тебя в свои сети, и ты никогда не сможешь освободиться от него. Тот путь, который ты избрала, это верная смерть. Я же предлагаю тебе жизнь, свою жизнь, и весь мир, который будет принадлежать нам двоим, если ты согласишься…
    Наконец Диане удалось освободиться, она в мгновения ока оказалась возле двери.
    - Я не могу поверить, что это предлагаешь мне ты, Робин! – произнесла она, с расширенными от ужаса глазами. – Ты всегда был моим другом, я считала тебя своим братом! Ты всегда заботился обо мне, как о сестре! Этого не может быть! Все что ты сказал… этого не может быть…
    - Почему? – спросил он, продолжая стоять на коленях. – Ведь я не твой брат, почему же ты решила, что я не могу тебя любить как женщину? Самым тяжелым днем в моей жизни, был день твоей свадьбы. До сих пор не знаю, как я смог пережить его. Видя, как ты идешь к алтарю с мистером Венсли, как ты счастлива, как горят твои глаза… сердце в моей груди замирало, и кровь застывала в жилах. Но все дело в том, что ты никогда не смотрела на меня, как на мужчину. Я был для тебя другом Реджинальда, учителем по фехтованию, старшим братом, но не мужчиной, с горячим любящим сердцем и желанием, всегда быть рядом с тобой. Ты всегда принимала мою заботу, за отеческую. И возможно, так оно и было, до определенного момента. Но потом… все в моей жизни перевернулось, когда я понял, как сильно тебя люблю, но ты уже любила другого. И сейчас, ты смотришь на меня с таким выражением, что не оставляешь мне надежды…
    - Прости, Робин, - сказала Диана и вышла из каюты на палубу.
    Быстрым шагом она пересекла шкафут и, спустившись по веревочному трапу, села в шлюпку, ожидавшую у самого борта «Галатеи». Устроившись на кормовой банке, Диана угрюмо вглядывалась в толщу воды, куда проникали солнечные лучи. Перед глазами все еще стояло лицо Робина, звучал его голос… Нет, она не хотела думать о нем, это было слишком тяжело. Не сейчас… Диана в отчаянии обхватила голову обеими руками.
    Шлюпка коснулась носом деревянной обшивки корабля, и матрос, ухватился руками за трап. Тряхнув головой, словно отгоняя назойливые мысли, Диана поднялась на палубу. Увидев Азиза, она лишь покачала головой и, нахмурив брови, быстро поднялась на квартердек к Раулю. Отдав кое-какие распоряжения, Диана спустилась на шкафут. Оглядевшись, она скомандовала отплытие и направилась к своей каюте.
    В лазурном небе кружили стаи белокрылых чаек, провожая шхуну в далекий путь. Азиз в недоумении продолжал стоять на палубе, пытаясь объяснить поведение, и плохое настроение Дианы. Его мучил вопрос о том, что же могло произойти на «Галатее», что так расстроило Диану. Его сердце болело и ныло от безысходности, ведь Диана даже не дала возможности ему помочь ей. Она предпочла спрятаться, скрыться от его глаз. Тяжело вздохнув, он посмотрел вдаль, туда, где голубое небо сливалось с синими водами океана…
    
    Глава 15
    
    При попутном ветре «Молиона» на всех парусах, обогнув остров Мадагаскар, вышла в открытый океан. Ей предстоял долгий путь до Малых Зондских островов длинной в 4 500 миль.
     Склонившись над столом в кают-компании, Диана прокладывала путь корабля на карте, когда туда вошел Азиз.
    - Тебе не кажется, что пришло время нам с тобой поговорить, - сказал он, устраиваясь в кресле напротив нее.
    - О чем? – быстро спросила Диана, не отрывая глаз от карты.
    - Диана, ты очень переменилась с тех пор, как вернулась с борта «Галатеи». Тогда ты не захотела объясниться со мной, я постарался понять твое желание. Но такое положение слишком затянулось. Должна же быть причина твоего скверного настроения, ты все время молчишь, и я не могу понять, что с тобой происходит. Честно говоря, я все это время надеялся, что ты сама объяснишь, что произошло на том корабле. Всех волнует вопрос о судьбе Смита. Но ты стала всех избегать, и меня в первую очередь. О Аллах, ты не сможешь уйти от этого разговора. Диана, посмотри на меня!
    Закусив губу, она отложила в сторону карандаш и из-подлобья взглянула на Азиза.
    - Тони Смит погиб в схватке с пиратами, - глухо произнесла она.
    - Я понимаю, - ответил Азиз, проведя пальцами по тонким усам. – Но ведь это не все?
    - Иногда я жалею, что ты настолько проницателен и от тебя невозможно ничего скрыть, - сердито проговорила Диана, опустившись на мягкий диван. – Но ты прав, Азиз, это не все. Я потеряла друга, и не просто друга, а человека, которого я всегда считала своим братом. Который учил меня всему, что я умею, который заботился обо мне, когда умер отец и исчез Реджинальд.
    - Что с ним случилось? Он…умер? – осторожно спросил Азиз, сочувственно глядя на молодую женщину.
    - Нет, все не настолько трагично, - возразила она. – Слава богу, он жив и здоров. Но его чувства ко мне оказались не совсем такие, как я думала.
    - Мистер Брантон влюблен в тебя? – усмехнулся араб.
    - Да и довольно давно. И тут нет ничего смешного, Азиз, - рассердилась Диана. – Я не знаю, что думать, я совершенно потеряна. Но был для меня братом, а теперь я не знаю, как к нему относиться. Робин все время был рядом, даже когда я полюбила Джеймса и вышла за него замуж, я все время ощущала его поддержку. А теперь, оказалось, что он все это время страдал от любви ко мне. От безответной любви. А день моей свадьбы он вспоминает, как самый несчастный в своей жизни.
    - Мне его жаль, но я очень хорошо понимаю мистера Брантона. Но почему ты так расстроена? Этого можно было ожидать, Диана, только посмотри на себя в зеркало. Ты так красива, что только дурак или слепой не влюбится в тебя с первого взгляда.
    - Но я не хочу его любви! Мне важнее всего было знать, что на этом свете, у меня есть верный друг.
    - Клянусь Аллахом, ты не права. Любовь – это редкое чувство, как самое дорогое сокровище, за которое надо быть благодарным Создателю. И все равно ты любишь или тебя, главное, что есть Любовь, - Азиз скрестил руки на груди. – Возможно, когда ты была малышкой, Робин действительно был тебе другом, братом и всем кем угодно. Но со временем, глядя, как ты выросла, изменилась, изменились и его чувства к тебе. И в его сердце ты заняла главное место. Из младшей сестры его лучшего друга, ты превратилась в любимую. Возможно, он даже не осознавал этого, но в тот момент, когда ты вышла замуж за другого, понял все, но, увы, было поздно. Мне тоже было тяжело примириться с тем, что ты принадлежишь этому англичанину, и я отпустил тебя с тяжелым сердцем.
    - Робин на коленях умолял меня все бросить. Отказаться от мести, отказаться от всего, и уплыть с ним, - бесцветным голосом произнесла Диана, опустив голову.
     С лица Азиза сошла краска, он резко поднялся с кресла и нервно прошелся по салону.
    - И что ты? – наконец спросил он.
    - Я здесь. И у меня не стало друга.
    Азиз опустился перед Дианой на одно колено, и взял в ладонь ее руку.
    - Я понимаю, Робина, как мужчина, мне его жаль. Но я безумно рад, что ты сейчас здесь, со мной, - он прикоснулся губами к ее пальцам. – Ведь ты могла принять его предложение…
    Диана вырвала руку из его ладоней и гневно сверкнула глазами.
    - Если ты так думаешь, Азиз, значит, ты меня совсем не знаешь, - сказала она, отчеканивая каждое слово. - Ты говоришь, что стоит только посмотреться в зеркало… в Англии каждый, кто узнавал, что я дочь рабыни, отворачивался от меня, и моя красота ничего не значила. Джеймс был не такой, он был… он был лучший… Дружба значит для меня очень много, возможно, даже больше, чем любовь.
    - Я не верю тебе.
    - Азиз, умоляю, я не хочу больше говорить на эту тему. Любовь, дружба и все остальное для меня сейчас не важно. Самое главное сейчас, это найти Уильяма. Все остальное подождет.
    - Хорошо. Я не буду больше мучить тебя расспросами, я и так уже все понял. А что ты делала с этой картой?
    - Думала, какой же путь нам избрать. Боюсь, что если «Молиона» останется на прежнем курсе, то попадет в южное пассатное течение и ей будет очень сложно преодолеть его. А если мы поднимемся выше до 5˚ю.ш. то сможем без проблем доплыть до архипелага Чагос, где пополним запасы продовольствия и питьевой воды. В Индийском океане нет постоянства пассатных ветров, - задумчиво произнесла Диана, - об этом часто говорил мой отец. Вместо этого попеременно дуют северо-восточные и юго-западные муссоны. Они то и позволили плавать вдали от берегов древним мореплавателям. Именно эти моряки проложили прямой путь между Аравией, Африкой и Индией. Будем надеяться, что и нам помогут эти ветры достичь своей цели.
    - Значит, мы изменим курс? – спросил Азиз.
    - Да.
    - Узнаю прежнюю Диану – решительную, смелую, - восхищенно проговорил он. – Люблю, когда ты такая. Диана – богиня.
    Она лишь громко рассмеялась в ответ.
    Они оба поднялись на палубу. Свежий ветер свистел в снастях, наполняя белые паруса. За бортом вздымались невысокие, покрытые кружевом пены, волны. По приказу Дианы, рулевой повернул штурвальное колесо, матросы, взобравшись по вантам на реи, брали рифы. Шхуна, медленно повернувшись, легла на другой курс. Теперь ее путь лежал на северо-восток, к архипелагу Чагос. Этот архипелаг, состоящий из семи атоллов, находился примерно в 300 милях к югу от Мальдив и был на середине пути из Африки в Индонезию.
     Спустя три дня «Молиона» бросила якорь у самого крупного острова архипелага Диего-Гарсия.
    
    
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


© Copyright: Оксана Зорина, 2009

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 13,14,15

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru