Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Вячеслав Брим

Тяжелая ночь

    Порывы ветра рвали темноту в клочья, то ослабевая, то с новой силой налетая, они накидывались на человека, идущего им навстречу. Свистевшие и рычащие, они разбивались о широкую грудь и невозмутимое лицо Стефана, извивались за его спиной, пока их растрепанные перья не подхватывала новая волна. Тёмные тучи закрыли всё звёздное небо, лишь изредка кое-где мелькал огонёчек света. Человек шёл, словно по дну воздушного моря, упираясь ногами в землю, преодолевая течения. Одежда на нём пузырилась и хлопала, как парус во время бури. С топором в руке Стефан шёл в лес и путь его пролегал мимо полуразвалившейся, заброшенной часовни. Тут-то его взгляд и заприметил едва различимый силуэт человека, жавшегося в тень камней, под самой крышей. И когда человек словно отлипал от стены и стоял у края, шатаясь так, будто вот-вот упадёт в обморок, но затем снова жался к стене. Что-то жалкое было в его изогнутой фигуре, толи это был мальчишка, толи исхудавший молодой мужчина. Его руки безвольно свисали по бокам, голова, опущена - он смотрел вниз.
    Стефан, мгновенно поняв в чём дело, метнулся к часовне. Бросив у входа топор, распахнул скрипучие ветхие дверцы и нырнул внутрь. Взбежав по каменной лестнице под крышу, он намеренно шаркнул ногой, что бы предупредить молодого человека и не слишком сильно напугать. Тот стоял в проёме окна. При звуке шагов вздрогнул, резко обернулся и, раскинув руки В стороны, ухватился за край окна. Потоки ветра обходя его, пробивались внутрь часовни.
     -Кто здесь?! - спросил он дрожащим голосом.
     -Я увидел тебя с улицы - прямо ответил Стефан.
     Парнишка нервно смахнул волосы, сползавшие на глаза. С трудом разглядев лицо, мужчина определил, что тому около двадцати лет.
     -Уходи! Хочу остаться один - в голоса паренька слышались нотки отчаяния. Он с трудом выговаривал слова. - Тебе это нужно?
    Видно было, вопрос поставил его в тупик, но вскоре последовал резкий ответ:
     -Да! Я же сказал: мне никто не нужен, оставь меня В ПОКОЕ! Последнее слово он сдавленно выкрикнул. Стефан понял, что парень напряжён и серьёзно настроен.
    -Я здесь посижу - вдруг твёрдо сказал мужчина, усаживаясь на ступеньки.
    Послышался стон.
    -Я тебе сказал - убирайся! - отчаяние лишало его страхи.
    -Прежде чем ты спрыгнешь - я хотел бы узнать - почему?
    -Зачем?! - раздражённо спросил тот.
    
    
    -Я когда-то побывал в подобной ситуации и хотел бы сравнить причины.
     -Неправда! - воскликнул тот, не веря или не желая верить. - Не веришь?! Я скажу тебе: к трём - четырём часам ты измучаешься собственными МЫСЛЯМИ и эмоциональным перенапряжением и спрыгнешь. Я чудом уцелел.
    -Ты - то - почему? - парень вдруг перестал злиться. -Я первый спросил.
     Вместо ответа - тот снова повернулся лицом к пропасти под ним. Стефан понял, что допустил ошибку и поспешил поправиться:
     -…Не так ли?
    Я посижу, подожду. Когда захочешь - расскажешь.
    Парень снова застонал и присел на подоконник. Ноги он поставил на карниз. Плечи устало опустились. Вдруг он вскочил и, дрожа как лист, терзаемый ветром, поддался всем телом к краю. Он пытался оттолкнуться от стены, одновременно судорожно цепляясь за неё крючковатыми пальцами. Казалось, руки делали одно, а ногти сами впивались в камень. Он будто хотел стряхнуть себя с часовни. Стефан вскочил на ноги.
    -Успокойся! - выкрикнул он повелительным тоном, но мягко, будто стараясь успокоить маленького ребёнка или затравленное животное. - Тебя кто-то заставляет прыгать? Парень словно очнулся. Снова сел.
    -Всё плохо... – произнёс он упавшим голосом.
     -Естественно - поддержал Стефан.
    -Я – неудачник. Всё против меня. Ничего не получается. Я должен умереть. - Кто это сказал?
     -Жизнь! - выкрикнул тот.
     -И ты поддался её уговорам?
    Странные выпады незнакомца, бросаемые один за другим, наконец достигли своей цели - молодой человек удивлённо поднял брови. Он сомневался: шутит ли с ним незнакомец или серьёзен? Но выражение лица того говорило скорее о последнем.
     -Но я не вижу никакого просвета - парень всплеснул руками - с каждым днём всё хуже и хуже...
     -Чем же жизнь так плоха?
    -Чем? - взревел тот, и его прорвало - Год назад сгорел дом, а В нем и родители. Я в это время был в университете. Дома лежали - все важные документы и большая часть сбережений остался совершенно один - родственников я не знал. Так вот: позади сгоревшего большого дома был маленький, заброшенный, прохудившийся, непрочный, он протекал. Зимой в одном из углов неизвестно откуда появлялся снег. Температура внутри едва ли отличалась от уличной. В дождь казалось, что воды на улице гораздо меньше чем внутри...
    Друзья сначала помогали, а потом постепенно испарились. Естественно, учёбу я бросил и пошёл искать работу. Как на зло доставалась самая тяжёлая, отвратительная и грубая. Парни с работы издевались надо мной...
    После небольшого перерыва, в течении которого он пытался подавить рыдания, молодой человек продолжил:
    -Долго я не продержался... Деньги кончались быстрее, чем я успевал их зарабатывать. У меня никак не получалось утеплить свою хилое жилище... Жизни нет! На что мне жить?
    Он о тоской посмотрел вниз туда, куда падали серые капельки начинающегося дождя, постепенно превращая пыль в дрожащую жижицу.
    -Продолжай - подтолкнул разговор Стефан.
    -Сил уже нет терпеть. Раньше, когда были друзья, были и девушки. Теперь ни одной не нужен. Ни одной! Говорят: зануда и нос воротят. Ничего не получается - повторил он - И не получиться. Не хочу жить! Да ну всё к чёрту! И ты иди туда же!
    Парень, всхлипнув, вдруг вскочил и встал на край карниза. Носки его ботинок застыли над пропастью. Всхлипывания усилились. Когда юноша обернулся, желая посмотреть, что делает незнакомец, на щеках его блеснули слёзы. Стефан продолжал так же сидеть, не шелохнувшись. Внезапно парень шагнул вперёд, но в тот же миг всем телом подался назад, но было поздно. Он скользнул вниз, однако задел одной ногой карниз, что развернуло его почти на сто восемьдесят градусов и, чудом уцепившись за скользкие кирпичи, он повис на руках. Было видно как что-то в нём силится разжать пальцы, но в тоже время они буквально впивались в камень. Юноша закричал странным криком - невозможно было невозможно было определить, что собой этот вопль: страх, отчаяние, зов о помощи или наоборот желание сконцентрировать все силы для последнего волевого рывка. Но всё слало ясно, когда он попытался подтянуться на руках. скребя ногами по стене, на которой не было ни одного выступа или впадины. Через некоторое время он посчитал за лучшее просто неподвижно повиснуть - так было надёжнее. Подтягиваться уже не хватало сил да и пальцы предательски соскальзывали.
    -Помогите! - крикнул он сначала слабо, потом крикнул повторно, сильнее. Но, как и в первый раз никто не отозвался, а руки слабели с каждой секундой. Пальцы неудержимо соскальзывали миллиметр за миллиметром. Смертельный ужас обволакивал молодого человека всё плотнее, проникая под кожу, пролезая между рёбер. Глаза паренька расширились, когда он глянул
    вниз - расстояние достаточное, чтобы переломать хотя бы половину костей. Стеная, он принялся цепляться за карниз, стараясь захватить ослабевшими пальцами как можно больше мокрого камня. Но дождь равнодушно вымывал из-под рук остатки надежды. Снова закричав, парень попробовал подтянуться ещё раз, но едва не сорвался окончательно. Тут он почувствовал такое одиночество и бессилие, что, не выдержав зарыдал. Вдруг, сверху ему на голову посыпался песок. Он, удивившись, вскинул голову и увидел того самого незнакомца.
    -Помоги... - прохрипел он - Вытащи меня...
    К его огромнейшему изумлению, тот, вместо того что бы помочь, шаркнул ногой и в лицо парня снова полетела грязь.
    -Что ты делаешь? - вскричал тот - Помоги же!..
    Незнакомец был неумолим, только присел на корточки и заглянул ему в глаза своими, совершенно холодными и равнодушными.
     -Дай руку!
    Тот снова стряхнул с карниза грязь, но уже кончиками пальцев. Парень начал отплёвываться.
     -Ты что, хочешь меня убить?!
     -Ты сам хочешь умереть - ответил мужчина абсолютно бесстрастным тоном, он словно вёл скучную беседу.
    -Нет, не хочу умирать! Дай руку!
    Последнюю фразу он выкрикнул особенно громко, отчего едва не сорвался,
    но удержавшись почти на ногтях, снова принялся скрести руками по карнизу, пытаясь выбраться. А незнакомец тем временем встал и спокойно повернулся к нему спиной, сложив руки на груди. Его пятки находились всего в нескольких сантиметрах от рук паренька…
    -Ах ты, зверь! Убийца!
    Стефан не отреагировал. Парень попытался подтянуться и схватить ногу стоящего спиной к нему человека и почти сорвался вниз, но повис на руке Стефана. Тот поймал его, крепко сжимая запястье, буквально выдернул наверх и закинул внутрь со словами: пА ты всё-таки хочешь жить!"
    -Ах ты!..- прошипел парень и махнул рукой, желая ударить незнакомца, но так как тот проходил мимо, вниз по лестнице, то удар лишь рассёк пустоту. Тот даже не повернул головы.
    -Пойдём - скомандовал Стефан.
     Неудачливый самоубийца с минуту похлопал глазами, а затем стал спускаться вслед за ним. В такт друг другу они шагали вниз, по ступеням. Парень шёл в некотором отдалении от Стефана. Фигура того едва различимая во тьме, поплыла у него перед глазами. Однообразней спуск по лестнице показался вечностью, будто он проходит его снова, и снова. Глаза сами закрылись, он зацепил плечом стену и остановился. 0ткрыл глаза: разноцветные мушки одна за другой растаяли и, встряхнув головой, парень опустился до конца, к двери. Снова мокрый ветер хлестнул по лицу. Отыскав гневным взглядом незнакомца, он нашёл того поднимающим топор с земли. Тот странно посмотрел на орудие труда, затем перевёл взгляд на вдруг испугавшегося парнишку и снова на топор. Хмыкнул, подбросил его в руке и решительно направился к молодому человеку, который тут же, спотыкаясь, попятился, выставив перед собой руки.
    -Ты собрался убить меня топором?!
    Тот молча продолжал наступать. Когда же он поравнялся с дрожащим от страха юношей, то... схватил его руку и вложил в неё топор со словами: «Держи! Пойдём - ка в лес." Парень так и остался стоять о раскрытым ртом, а Стефан уже шагал в сторону чернеющего невдалеке леса. Через некоторое время он услышал позади себя нагоняющие его шаги, но не обернулся.
    -Какого черта ты дал мне топор?! - прозвучал раздраженный голос. - Что мне делать в лесу?! Забери его обратно!
    Ответа не последовало. Только когда они немного углубились в лес, Стефан внезапно развернулся и парень, не успев затормозить, налетел на него. Юнец пытался справиться со сбившимся дыханием. Стефан же дышал ровно и оставался спокоен, будто ничего необычного не происходило.
    -Возьми!
    Выплюнув это слово, юноша с силой бросил топор на землю. Стефан невозмутимо поднял инструмент, смахнул с него грязь и, сказав: "Смотри!», с размаху вонзил лезвие в толстый бок сосны. Брызнули щепки и лезвие глубоко засело в ране.
    - Видишь это дерево? Повали его.
    - Зачем мне это! - истерично вскричал тот. – Мне что, заняться нечем?! На что Стефан отреагировал только вопросительным взглядом.
    Парнишка, не до конца понимая почему это делает, подошёл к дерезу, схватился за рукоятку топора и дёрнул. Топор не сдвинулся. Дёрнул ещё раз, упёрся ногой о ствол и, закряхтев, стал тянуть. Топор немного поддался, но у парня вдруг кончились силы и он, застонав, опустился на землю, прислонившись спиной к сосне.
    - Ты не можешь вытащить топор? - Стефан присел перед ним на корточки, глядя прямо в глаза.
    -Отстань - устало махнув рукой, молодой человек опустил веки.
    -Ты снова хочешь умереть?
    -Я не знаю - протянул тот.
    -Я знаю! Будешь так думать - скоро захочешь. Чёрт возьми! - вскипел Стефан - ты ещё жив! Сдаваться будешь, когда умрёшь. А пока у тебя есть пара рук, пара ног и кой-какая голова. В тебе ещё есть запасы жизни - так потрать их на то, чтобы выжить. Не получиться - обретёшь покой и надолго. Получиться…- Стефан пожал плечами.
    Ты сдался перед лёгкой задачей. Ты проиграл дереву. Не думал ли ты, что тебе вообще нужна победа. Захочется ли тебе умереть, если ты победил?
    -Хм... Нет, наверное. Но потом, когда - нибудь, снова будет поражение...
    -Если ты это допустишь.
    Парень понимающе взглянул на мужчину. Резко встал на ноги, встряхнулся и схватился за топор. Рывок за рывком и топор, неизбежно поддаваясь, выскочил из дерева. Парень смотрел на него КАК НА чудо. Крутил в руках видно было: думал. Внешне юнец даже преобразился: собрался, стал чуть бодрее. Наконец поднёс лезвие к стволу, прицелился и ударил. На этот раз лезвие глухо звякнуло о кору, не нанеся ей особого ущерба. Парень посмотрел на Стефана, обхватил рукоятку покрепче и ударил потяжелее. На этот раз лезвие вонзилось рядом с зарубкой, которую нанёс Стефан, но не так глубоко. Юноша оглянулся на мужчину и выдавил жиденькую улыбку. Тот стоял неподвижно - ждал продолжения. Парнишка снова ухватился за рукоятку и ударил. Затем ещё и ещё. С каждым ударом его воодушевление росло, насколько это было возможно для измождённой души. Рана в дереве медленно увеличивалась. Поначалу он скорее не рубил ствол, а будто грыз его, затем всё стало получаться лучше. В какой - то момент он услышал позади себя голос.
    -Как закончишь, заходи в самый большой дом в долине. Она в той стороне -Стефан указал рукой во тьму леса. - Занеси топор. Может, и ещё поговорим.
    Не попрощавшись, незнакомец развернулся и уверенной походкой пошёл
    в том направлении, куда указал юноше, сквозь ночь, затопившую лес. А тот
    задумчиво остался стоять совсем один, поливаемый холодным дождем а,
    когда почувствовал, что замерзает, продолжил рубить дерево. За это время
     он не раз задавал себе вопрос: зачем он это делает? Но что-то приятное
     было в том, что с каждым ударом от дерева отщепляется кусочек,
    хотя бы небольшой. И этому причиной - он. Под его бесконечными ударами дерево медленно поддавалось, хоть его могучий ствол и подпирал небо. А тепло разливавшееся по набухающим мышцам, в таком холоде было весьма желательно. А ответ пока на находил его. В конце концов он просто перестал о чём-либо думать и продолжал автоматически рубить, по степенно обходя дерево по кругу.
    Наконец раздался долгожданный треск. Юноша испуганно отскочил в сторону. Восторг ворвался в его душу, щёки горели, глаза широко раскрылись. Он сделал это! Дерево поддалось. Он победил его. Осталось ещё совсем немного. С утроенной силой набросился юноша на него, засыпая лихорадочными ударами, смешивая то скорость, меткость и неловкость, то силу и точность - он хотел скорее свалить гиганта. Жажда победы овладела им. Удовлетворение уже закрадывалось В душу, ГОТОВЯСЬ К взрыву торжества. И это произошло, когда сосна вдруг начала падать. Он нашел ответ на вопрос. Крик радости вырвался из горла молодого человека, но радость тут же сменилась ужасом, когда он увидел, как эта громадина падает В его сторону. Он не умел направлять падение дерева, за что и по платился. Юноша метнулся прочь, спотыкаясь в темноте о корни и кусты, и ТОЛЬКО Слышел над собой, в вышине треск ломающихся веток, и кожей чувствовал, как что-то тяжелое и огромное за его спиной, неудержимо падает, проламывая все на своем пути. Сосна шумно рухнула наземь и задела одной из толстых ветвей своего победителя по голове. От удара тот потерял сознание. | Очнулся юноша от странного, холодного прикосновения к своей щеке. Вздрогнул, открыл глаза и услышал, как что-то отпрянуло от него. Еще не понимая, что произошло, он решил лежать спокойно, только напряженно прислушиваясь. После удара болела голова. Все еще была ночь, но дождь перестал, и он
    легко мог расслышать каждый шорох. Он отчетливо слышал, как - то, что отпрыгнуло от него, теперь осторожно бродило неподалеку. Юноша понял, что это какое-то животное т.к. под его лапами слишком часто хрустели сучки и шелестела трава, к тому же поступь человека была бы более грузной. Не издавая не звука, парень попытался определить, что это за зверь.
    А тем временем шаги приближались и он постарался разглядеть ночного гостя, но на небе не было луны, а звезды все еще скрывались за завесой туч. Тогда он решил бежать, но тут понял, что застрял среди множества ветвей упавшего дерева, словно в паутине.
    В ответ на шорох послышалось низкое рычание. "Собака?" - подумал он. Но что ей делать в лесу такой мокрой ночью. Да и рычание как-то странно отличалось от собачьего. Оно было ниже и казалось более уверенным что ли.
    Существо не только не убежало - оно приближалось крадущимися шагами, обходя человека, то с одной, то с другой стороны и на каждое его движение отвечало рычанием. Страшная мысль пронзила мозг юноши - на него охотятся! Дикий, холодный страх овладел им: он чувствовал себя в ловушке, со всех сторон ветви упавшего дерева, а перед ним голодный зверь. Сытый бы не стал охотиться на человека - дикие животные вообще не переносят человеческого запахе "Топор!" -мелькнуло в голове, но тут же вспомнил, что обронил его, когда убегал от падающего дерева. В отчаянии он сильно сжал колючие ветви в кулаках. Наконец, не выдержав, шпень закричал: "Прочь!" - и ударил рукой по ветвям. На что зверь, взревев, прыгнул в его сторону, но тут же отскочил назад - он осторожничал. Юноша застонал. Зато успел разглядеть силуэт волка. Он решил, что это волчица, посчитал, что самец должен быть крупнее и вести себя более смело. По тяжелому дыханию парень догадался, что она быстро устает, наверное давно не ела, вот и осмелилась напасть на человека. Он смотрел на нее неотрывно, не мог отвести глаз, как завороженный змеиным взглядом. "Топор!" -мелькнуло в голове, но он вспомнил, что обронил его, когда убегал от падающего дерева. Страх сковал его тело невидимыми оковами.
    А волчица, чуя, что жертва не убегает и не нападает и, с надрывным рычанием бросилась в атаку. Человек истошно закричал, выставляя руки перед собой. Зубы волчицы сомкнулись на его правом предплечье. Ее утробное, непрекращающееся рычание и его крик боли смешались, когда она неистово мотая головой, раздирала в клочья его одежду своими острыми клыками и рвала кожу. Когти на ее лапах вдруг словно окаменели и впивались в его тело, когда она упиралась в него всеми четырьмя лапами одновременно. Он чувствовал, как рывками напрягаются ее мышцы. Едва соображая, что делает, он отчаянно пытался вырвать одну руку из оскаленной пасти, другой беспорядочно бил зверя, то кулаком, то ладонью, чаще всего попадая по мощной грудной клетке, казавшейся монолитной. Сбить с ног волчицу он не мог - слишком цепко она стояла, к тому же была весьма увертлива. По голове бить боялся - вдруг схватит другую руку. Но его удары только ЗЛИЛИ зверя. Тогда он подогнул под себя ноги и, уперевшись в волчицу, тут же, прежде чем она успела что-либо сообразить, оттолкнул ее от себя. Зубы ее острой болью скользнули по коже, и рука оказалась на свободе. Волчица отлетела совсем не далеко и, тут же, с еще большей яростью, кинулась в бой. Юноша тем временем успел сесть. Правая рука сильно кровоточила, совершенно онемела и почти не подчинялась его воле. Он плакал от страха, боли и отчаяния, но вынужден был встретить новое нападение. Мелькнула мысль - бросить борьбу и позволить дикому зверю растерзать себя. У него слишком мало сил, чтобы сопротивляться, он слишком устал за эти долгие вечер и ночь...
    Юноша инстинктивно пригнул голову, встречая летящую на него волчицу. Клыки скользнули по его лбу, оставив глубокие царапины, - она пыталась добраться до горла. Боль вдруг отрезвила его и отогнала мысли слабости. Он, что есть сил, ударил кулаком по морде. Взвизгнув, она отскочила, затем зарычала более свирепо.
    Человек был зажат между двумя ветвями, и у него оставалось только два выхода: или умереть, или продолжить борьбу. В худшем случае - смерть, за которой он так гонялся последнее время и которую уже не считал столь привлекательной.
    Волчица снова кинулась к горлу, и тут в человеке взыграл первобытный бунт: Да как она смеет?! 0н не позволит себя сожрать! Парень извернулся и успел схватить ее левой рукой за горло. Под ее напором рука согнулась, брызжущая слюной пасть приблизилась еще на несколько сантиметров. Трудно было сдержать паре мышц взбешенное животное. Волчица завертелась как змея. Шерсть выскользнула из его пальцев и она куснула его за локоть, но резко выпрямив руку, парень снова освободился. Зверь отпрыгнул назад и, разбежавшись, атаковал с другого бока. Теперь он схватил ее за горло уже двумя руками. Оба застыли, злобно глядя в глаза друг другу. С одной стороны: налитые КРОВЬЮ глаза зверя, оскаленная пасть, исторгающая рычание, от которого холодело в груди, окровавленные десна, с которых на его грудь, вместе с кровью (видимо его кровью), капала слюна, пена пузырилась в уголках ее рта. С другой: глаза человека, налитые пробуждающейся злобой и ненавистью, боль, заставившая крепко сжать зубы. Но, инстинктивно поджимая, от напряжения губы, он тем самым так же показывал ей и свои зубы. Каждая мышца и того и другого напряжена до предела, и оба не В силах сдвинуться с места. Оба не желали сдавать СВОИХ позиций. Оба отстаивали свое право на жизнь. Оба жаждали победы. Один хотел выжить, защищаясь, другой - нападая.
    Волчица вдруг своим напором опрокинула человека на спину, но тот не ослабил хватки и ее челюсти по-прежнему ляскали в воздухе. Когтями она упиралась в его живот и ноги, постоянно переминаясь и выискивая более удобную позицию, что очень сильно злило и раздражало парня. Взревев, он ударил ее в ребра всей тяжестью ноги и повалил на бок, не выпуская горла из пальцев. Он цеплялся за что попало: за шерсть, за кожу, даже за скулы, лишь бы не подпустить ее зубы к своему лицу, Он силился сдавить ей глотку, но та лишь рычала более хрипло и не думала ослаблять усилий или отступать. Задушить ее казалось невозможным - вздутые, напряженные мышцы на шее, не давали сжать трахею. Выпустить ее он не осмеливался - следующая ее атака могла оказаться более удачной. Тогда он стая бить ее ногой сверху. Но от этого было мало толку. Волчица брыкалась в ответ и так как дергались уже оба, опасность выпустить ее из пальцев увеличивалась. Положение казалось безвыходным. Парень совсем обезумел, тем более, что она, просовывая лапы ему между рук, начала доставать до лица и шеи, грозя жестоко расцарапать их когтями. Тогда ему в голову пришла сумасшедшая мысль. Он резко кувыркнулся в ее сторону, по-прежнему не отпуская горла, придавил коленями задние лапы и туловище. Затем, забыв о боли в правой руке, последним усилием прижал ее голову к земле. Левой же придавил передние лапы и, ткнувшись лицом как можно сильнее в шею волчицы, тут же впился зубами в кожу. Но эти раны были не глубоки. Выплюнув шерсть, он прижал ее еще сильнее и куснул глубже, затем еще глубже, надеясь добраться до сонной артерии. Он кусал снова и снова, без остановки, полагая, что это его последний шанс, и остановился только тогда, когда понял, что волчица уже совершенно неподвижна. С опаской он отнял зубы от ее горла и взглянул ей в глаза--те остановились. Язык вывалился из пасти ж лежал в лужице крови. Все еще придерживая ее голову одной рукой, он встал на ноги. Затем отдернул руку. Животное по-прежнему лежало неподвижно. Он пнул ее ногой и отскочил назад. Ничего не произошло. Она действительно была мертва.
    Человек посмотрел на кровавую рану на горле. Вся шея волчицы была заляпана кровью. В ужасе юноша принялся вытирать свое лицо листьями кустов, и с отвращением сплевывая теплую кровь и клочки шерсти зверя.
    Тут он заметил, что небо просветлело. Приближался рассвет. Иначе как бы он разглядел глаза волчицы.
    Вся его одежда была разодрана и так же в крови его и волчицы, а правый рукав совершенно отсутствовал. Рваные раны покрывали правое предплечье, которое, к тому же еще и опухло. Он поспешил нарвать листьев пошире и обмотать раны, что бы остановить кровотечение. Силы совершенно оставили его и, издав стон, он повалился на землю. Руки мелко дрожали от перенапряжения. Лежа на боку, он порывисто вздохнул и снова застонал. Широко раскрытые глаза неотрывно смотрели на волчицу. Парень попытался собраться с мыслями, но они упорно разгонялись стучащей в висках кровью. Одурманенный, истощенный событиями ночи, рассудок почти помутился, но все же впечатление битвы стойко застряло в памяти. Почему он убил ее? Как? Эти два единственных вопроса всплывали в его воспаленном мозгу. Он, считавший себя ни на что не годным, ничтожным существом, сравнивавшим себя с беззащитным лИСТИКОМ ПОД напором ветра жизни. Почему умер не он, а она? Раньше он часто задавал себе горький вопрос'. "Почему кому-то повезло, а ему - нет?" А сейчас, когда сменилось положение вещей, паренек совершенно растерялся.
    "Чудовищная ночь!" - подумал он, с трудом поднимаясь. Сколько холодного ужаса, обжигающего страха, злобы и боли он перенес за столь короткий промежуток времени. Где бы он был в этот час, вместо того, что бы блуждать в липком, холодном молоке тумана и собирать ногами росу. Молодой человек совершенно окоченел. Скорее всего, еще в часовне, махнул бы рукой на весь свет, как всегда, и мирно спал сейчас, зажавшись в угол своей лачуги. Может неуютно, но все же спокойнее и безопаснее, чем одинокая ночь в лесу. Словно в полусне, он с трудом припоминал что с ним случилось за эти темные часы: тот странный человек, который спас его от самоубийства. ( А можно ли это назвать спасением? А нужно ли это ему было?) Поваленное дерево, дождь, кровавая, битва со зверем все казалось бессмысленным. Парень оглядел себя: весь вывалян в грязи, одежда изодрана.В свете утра это выглядело столь нелепым, почти комичным. Мелькнула мысль: а вдруг этот человек только посмеялся над ним, эдак изощренно поиздевался, а затем оставил одного в лесу? И эта мысль кольнула его в самое сердце. Он должен разобраться во всем!
    Сам не заметив того, парень приплелся к основанию дерева и увидел топор, лежавший рядом, в мокрой траве. Подняв его, он усмехнулся - а что если это все и, правда, злая шутка незнакомца? Из-за него он пережил такое. Где-то в глубине юноши начала закипать злость, когда он вспомнил надменные взгляды бесчувственных глаза.
    Нужно выбираться отсюда, но он не знал каким путем они пришли сюда, он запутался. Единственное, что он примерно помнил, это путь указанный ему незнакомцем, и парень, пошатываясь от усталости, двинулся в том направлении.
    По мере продвижения его по лесу, злоба его нарастала. Его приводило в бешенство всякое препятствие; будь то сук, о который он спотыкался или мелкие ветви, которые он не замечал, а они за это хлестали его по лицу. Иногда он срывался и срубал ветви с дерева, втаптывая затем ее в землю. Спустя какое-то время - он потерял ему счет - юноша вышел из леса и его взору открылись огромные обработанные поля. Солнце уже восходило на востоке. Парень огляделся. Никого из людей не было видно. Все еще спали. Прямо перед ним, через поля, стояли домики, а слева, в дальнем краю, виднелся большой дом. Наверное, тот самый о котором говорил незнакомец.
    Сам, не до конца понимая - почему, парень двинулся в его сторону, но не напрямик, через поля, а по краю леса. Один раз он поймал себя на том, что крадется, стараясь не наступать на сухие сучья. Когда же он достиг его, то обошел с задней стороны и прислушался. Тишина. Даже собаки, если они и были, и тех не было слышно. Дом спал, озаренный бледными лучами солнца. Ну что ж, он призовет шутника к ответу! Слишком уж жестоки и непростительны были его шутки. Юноша подкрался к задней части дома поближе и нашел черный вход. Дверь была заперта. Но, вонзив
    острие топора в косяк, он вгрызся в дерево и отодвинул язычок замка. Внутри оказалось темно, и, не ожидая, когда глаза привыкнут к полумраку, он стал продвигаться наощуп, предположив, что спальня хозяина находиться наверху. Найдя лестницу, он остановился, раздумывая. Что он делает? Голова плохо соображала. Все что юноша хотел – это получить ответ и немедленно. О том, что заявился в неурочный час, он и не беспокоился. Незнакомец тоже не слишком засчитывал время для своих фокусов .Подумаешь разбудит его... Ему сейчас важнее разобраться - что к чему. Сжав зубы, паренек твердо решил действовать и уже поставил ногу на одну ступеньку, как дверь рядом с лестницей распахнулась. На пороге стоял тот самый человек.
     -А, это ты? - произнес он самым будничным тоном. - Принес мой топор? Заходи. Парень сперва оторопел от неожиданности, но отметив про себя, что пора бы привыкнуть к выходкам этого странного человека, машинально шагнул вслед за ним. Хотя хозяин был одет не в ночную пижаму, а на ботинках его еще не высохла грязь, молодой человек поначалу этого не заметил.
    Дверь вела на кухню. Здесь было немного светлее, тусклый свет пробивался сквозь задернутые шторы. Оба остановились посреди кухни и молча смотрели друг другу в глаза. Юноша тяжело дышал.
    -Я хочу знать: что все это значит?! - грозно спросил парень, крепче сжимая в левой руке топор.
    -По-моему это я должен задать тебе тот же вопрос. - Парировал Стефан - Это ты вламываешься в мой дом.
    -Я, я... - парень замялся, опустив глаза, но тут же снова поднял их, грозно сверкнув зрачками.
    -Сначала ты ответь! Зачем ты все это вытворял со мной?3ачем я посреди ночи рубил дурацкое дерево?
    Тот молчал, сложив руки на груди.
    Взбешенный его игнорированием, парень вскричал: "Отвечай!", и угрожающе занес топор над головой.
    -Ты что хочешь меня убить? - Стефан поднял одну бровь. Может ты положишь топор и перегрызешь мне глотку, как той волчице?
    -Что?!.. - взревел юноша еще громче. - Ты все видел?!
    -Да.
    -И ничего не сделал? Не помог мне?!
    -Ну почему же... Хорошая была бойня, скажу я тебе.
    Парень заревел и бросился на него. Тот отступил в сторону, перехватил руку, держащую топор, схватил другой парня за горло и, развернув, ударил об стену, прижав к ней и все это время неотрывно глядя ему прямо в глаза. Раздался звон бьющейся посуды и падающих кастрюль. Топор выпал из ослабевших пальцев. Парень попытался вырваться, но Стефан усилил хватку на горле и снова ослабил, когда попытки юноши высвободиться прекратились. Пару раз все же последний трепыхнулся, но только лишь для того, что бы показать, что не согласен с тем положением, в котором его держали.
    -А теперь слушай меня внимательно - голос Стефана по - прежнему звучал повелительно, но стал заметно мягче. - Чем ты был вчерашним вечером? Расклеившимся хлюпиком, считающим гнев чуть ли не пороком, а зло и подавно! А теперь ты покушаешься на убийство.
    У того в глазах вдруг вспыхнула искра понимания.
    -...Ты повалил дерево, а оставшись один в лесу, выдержал бой с диким зверем. Если бы я тебе помог, гордился ли ты собой впоследствии? А как поживает твоя "уверенность в себе"? И если ты мне скажешь, что ничуть не изменился за прошедшую ночь, я выкину тебя отсюда таким пинком, что он - вышибет из тебя все воспоминания за последние двадцать четыре часа!
    Парень внимательно слушал.
    -Ты все еще хочешь знать - зачем тебе все это?
    -Я... кажется, начинаю понимать - ответил тот, расслабляясь,
    Стефан отпустил его и, повернувшись спиной, принялся собирать посуду с пола.
    -Но что мне делать теперь? - спросил юноша.
    -Почему-то я не удивляюсь твоему вопросу - странно спокойным тоном сказал Стефан, и, подойдя к окну, отдернул штору и указал на домики, стоящие вдали. - Иди к ним. Ты очень устал. Отоспись. Найдешь дом номер пять. Там на втором этаже есть свободная комната. Я по возможности быстрее пришлю тебе врача.
    Если хочешь, хоть с завтрашнего дня начинаешь работать на моей ферме.
    Оплата сдельная. Заработаешь достаточно - купишь землю себе.
    -Но я же ничего не умею - молодой человек удивился такому предложению - Может мне стоит окончить обучение?
    -А разве одна эта ночь не стоит больше всего твоего образования?
    Парень кивнул и, не сказав ни слова, вышел из дома. Он даже не знал: благодарить хозяина или нет? 0н окончательно во всем запутался, но
    решив, что осмыслит все позже, отправился спать.
    Смутное чувство удовлетворения колыхало ему грудь, и зарождалась некоторая радость победы. А может и не зря он остался в живых?.. Юноша улыбнулся.
    Когда он уже подходил к нужному ему дому, дорогу пересек мужчина. В руках он нес мешок и лопатку. Нечаянно споткнувшись, он вдруг выронил мешок и оттуда вывалился изувеченный трупик кошки. Парень, остановившись, поморщился. Мужчина наклонился, и стая поспешно укладывать зверька, обратно, затем, увидев, что на него смотрят, сказал печальным голосом:
    -Вот так вот бывает... Здоровый котяра был. Лучше всех мышей ловил в доме, а вот взял и выскочил на дорогу в неудачный момент, когда там пробегали лошади, и все...
    Человек покачал головой и, не попрощавшись, снова направился в сторону леса.


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Философское


© Copyright: Вячеслав Брим, 2006

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru