Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Сэр Хрюклик - Критика марксисткой догмы
Сэр Хрюклик

Критика марксисткой догмы

    Осень 1956 года. Ещё в околоземном пространстве не было ни одного искусственного спутника, ещё Сталин лежал в одном мавзолее с Лениным, ещё не начался рост цен, но уже и не проводились их ежегодные снижения. Уже Тито снова стал "товарищем", а не "палачом югославского народа", уже прошёл ХХ съезд КПСС, и началось повальное брожение умов. В воздухе ощущалось движение, так и не ставшее ветром перемен.
    Я работал на заводе. Наш цех был небольшим, человек около семидесяти: три бригады слесарей-сборщиков, да станочники. Каждое утро мы поднимались на третий этаж, где нас встречал плакат: "Все 480 минут - производству!" Надо сказать, этот девиз выполнялся автоматически. Всего три года назад умер Сталин, и созданная им система продолжала работать по инерции. Да и почти все рабочие - бывшие солдаты, пацанами пришедшие на войну и, по счастью, уцелевшие. Всем им было по 30 - 35 лет, мастера - чуть постарше. И были ещё мы: мальчишки, кто - после "ремеслухи", кто - после школы. Нас насчитывалось пять или шесть человек, мы дружили, и к нам необыкновенно тепло относились рабочие. Я до сих пор точно не знаю, почему! Все рабочие имели семьи, у них были дети, так что трудно объяснить это отношение простым чадолюбием. Да и по возрасту мы им в дети не годились. Возможно, сказалось то, что сами они, мальчишками придя на фронт, попали под опеку старших бойцов, старавшихся даже в той обстановке уберечь их, помочь им, научить... Ведь тогда в русском языке не было слова "дедовщина"...
    Так или иначе, нас любили, и мы это чувствовали. Нам много рассказывали о войне, причём зачастую о вещах, никогда не звучавших ни в газетах, ни на радио или в кино. Например, о том, как допрашивали пленных немцев, как расстреливали эсэсовцев, как в конце войны "уговаривали автоматом" немецких девушек. За такие разговоры можно было схлопотать неприятности, но нам доверяли.
    Вообще, цех был дружным, серьёзных ссор, на моей памяти, не возникало, а вот дружелюбие было нормой поведения.
    Бригадиры, высококвалифицированные мастера, имели довоенный опыт работы. Среди них выделялся Коля Бабкин, коренной питерец, невысокого роста, русоволосый, с умными, пронзительно голубыми глазами. Его сухощавое лицо было очень живым, да и сам он был подвижным, всегда не то что бы ходил, а как бы бегал. При этом был неизменно ровным в общении.
    Жил Бабкин недалеко от завода, на набережной реки Карповки, в подвальном помещении. В пятнадцатиметровой комнате сосуществовало то ли восемь, то ли девять человек, ибо, помимо его жены и двоих детей, с ним вместе ютились родственники, приехавшие после войны из сожжённой дотла деревни. Каждую осень, как только в Неве, (и, естественно, в Карповке) начинались подъёмы воды, комната затапливалась примерно на полметра выше пола. А в знаменитое наводнение 1955 года вода дошла почти до потолка. И каждый раз, как только холодный, порывистый западный ветер предвещал очередное буйство стихии, Бабкин быстро писал заявление с просьбой предоставить два или три часа за свой счёт, и бежал спасать домашнее имущество. А ведь потом надо было всё просушивать!.. А отопление - печное!.. А дрова - лимитированы!..
    Так он жил более десяти лет, с тех пор как, придя с войны, увидел на месте своего довоенного дома руины. Среди работавших в цехе ни у кого не было отдельной квартиры, все жили в коммуналках или в общежитиях, но такого кошмарного жилья не было ни у кого. Бабкину сочувствовали, его жалели, но помочь было невозможно.
    В бригаде Бабкина работал один из моих сверстников, Вовка, - недавний выпускник "ремеслухи", слесарь-сборщик. Парень был весёлый, любивший побалагурить, поговорить о девчонках. С ним всегда было приятно поболтать. И лишь однажды я увидел его хмурым и расстроенным. Естественно, последовал вопрос: "Что случилось?"
    "Да так, Бабкин отругал", - сквозь зубы ответил Вовка. И, не дожидаясь дальнейших расспросов, добавил: "В обед сел я на верстак, а тут, откуда ни возьмись, Бабкин. Орёт: "А ну, шалопай, слазь немедля! Верстак тебя хлебом кормит, а ты на него жопой садишься!"
    *****
    Через полгода я поступил в институт, где преподаватели доверительно сообщили мне, что "бытие определяет сознание".
    Господа философы! Может быть, вы шутите?!
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Гражданское


© Copyright: Сэр Хрюклик, 2009

предыдущее  


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Сэр Хрюклик - Критика марксисткой догмы

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru