Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Сэр Хрюклик - Мексиканка из Магадана
Сэр Хрюклик

Мексиканка из Магадана

    Всё!
    Этот отпуск даром нам не пройдёт, причём, в самом буквальном смысле фразы. Решение окончательное: покупаем недвижимость в Мексике, на полуострове Юкатан, в курортном городке Плайя-дель-Кармен, расположенном на берегу Карибского моря, напротив острова Козумель. Обаяние западных Карибов беспредельно: тёплое, яркое, очаровывающее море, тончайший, как в Паланге, песок на многокилометровых естественных пляжах, развесистые пальмы, окаймляющие берег; воздух, напоённый замысловатыми ароматами, экзотические игуаны – молчаливые попрошайки, появившиеся откуда-то из Юрского периода, пушистые лемуры, неторопливо прогуливающиеся по пальмовым ветвям и почти не боящиеся людей, забавные голубые “сухопутные” крабы, и так далее, и так далее. Мысль о том, что через какие-то две недели нас здесь не будет, - невыносима. Хочется остаться, зацепиться за клочок этой благословенной Богом земли. Тем паче, на каждом углу – множество заманчивых предложений.
    Хорошие дела не терпят промедлений. И вот, после обеда, вернувшись в отель, мы быстро находим в справочной книге телефоны контор Real Estate, и моя супруга, Маша, набирает первый попавшийся номер. После «Buenos Dias» и ещё какой-то фразы, произнесённой женщиной на том конце линии по-испански, Маша отвечает по-английски, давая абоненту понять, что предпочитает общаться именно на языке Шекспира (Что поделать, ежели языком Сервантеса мы не владеем!). Собеседница к этому готова. Завязывается непринуждённый разговор, в ходе которого агент Real Estate неожиданно спрашивает, не говорит ли Маша по-русски. Беседа немедленно переходит на русский язык, к обоюдной радости абонентов, а я, в который раз за годы эмиграции, невольно вспоминаю В.Высоцкого:
    “Проникновенье наше по планете
    Особенно заметно вдалеке”.
    Куда уж дальше?!
    Выясняется, что Инна (так зовут нашу новую знакомую) очень занята по рабочим дням, но она готова показать нам дома и районы Плайя-дель-Кармен в воскресенье. Она подъедет на машине к входу в наш отель, правда, будет не одна, а с мужем и двумя детьми, которых, просто-напросто, не на кого оставить.
    И вот, в назначенный час, у подъезда отеля остановился пятиместный седан, и из него вышла молодая симпатичная брюнетка, невысокая и худенькая, из той самой когорты “карманных женщин”, которую мы никогда не видим на подиумах. Мода века предпочитает “лошадок”, хотя мужчины отнюдь не игнорируют женщин невысокого роста, а те, в свою очередь, едва ли могут пожаловаться на невнимание к себе со стороны пола, считающегося сильным.
    В машине, за рулём сидел муж, мексиканец крепкого телосложения, и двое мальчиков, младших школьников. На них следует остановиться особо. В одном из ярких повествований Шолом-Алейхема есть образ мальчика, весь облик которого как бы говорил людям: “Любите меня!” Именно так и выглядели эти дети.
    К нашему некоторому удивлению, первым делом Инна решила показать нам новый жилой массив, расположенный сравнительно далеко от моря, по другую сторону автострады, идущей параллельно берегу, с севера на юг. Собственно, массива ещё не было, но уже существовала сеть дорог (в будущем, улиц), вдоль которых велись подготовительные работы. Инна с заметным восторгом рассказывала нам о том, как здорово здесь будет, какие прекрасные белокаменные дома возвысятся над совершенно плоской приморской частью Юкатана. Чувствовалось, что она любит свой город, гордится его будущим. В этой связи сам собою возник вопрос, как давно Инна живёт в Плайя-дель-Кармен. И, разъезжая между различными районами города, она рассказывала нам о своей необычной судьбе.
    Началом этой истории можно считать день, когда родители ещё не появившейся на свет Инны приняли судьбоносное решение. Тут нам опять не обойтись без цитирования В.Высоцкого:
    “Мой друг уехал в Магадан:
    Снимите шляпу, снимите шляпу.
    Уехал сам, уехал сам,
    Не по этапу, не по этапу”…
    Едва ли эта полузапрещённая в то время песня сподвигла родителей Инны к перемене мест. Просто в Черновцах, где они жили, и с немалым трудом приобрели кооперативную квартиру, не было возможности заработать деньги на её выплату. Вот и пришлось молодому отцу, не дожидаясь рождения второго ребёнка, “собрать свой чемодан, и – в Магадан”. Тем паче, отцу Инны изначально нравился Север. Едва ли это решение следовало бы считать экстраординарным. В то время немало молодых семей, не имевших ни нормального жилья, ни денег, стремились подобным образом решить свои проблемы. Кто-то ехал на Кольский полуостров, кто-то – в Норильск, кто-то – в Магадан. Независимо от пункта назначения, этих людей объединяло неприятие имевшихся условий существования. Выбор был невелик: либо уехать за границу, что в ту пору было, как правило, невозможно, либо попытаться сыскать материальное благополучие в суровых краях и областях одной шестой части населяемой суши.
    И, примерно за месяц до рождения Инны, её отец прибыл в Магадан. Его приезд был ознаменован страшным инцидентом: по дороге в Омсукчан (около 500км от Магадана) загорелся автобус. Было лето, стояла жара, тушить было нечем, и пять человек погибли. Остальные получили ожоги различной степени, но выжили. Отец Инны пострадал не сильно, но все вещи, документы и деньги у него сгорели. Короче говоря, его жизнь на Севере началась, в буквальном смысле слова, с нуля.
    А когда Инне исполнился всего один месяц, её мама приехала к отцу. И пятнадцать лет Инна прожила в Магаданской области.
    В ту пору о страшном прошлом Магадана напоминали лишь заброшенные рудники, полуразвалившиеся строения лагерей, да человеческая память. Жители Магадана, как я понял из рассказа Инны, были подстать другим дальневосточникам. Примерно в те же времена мне самому приходилось неоднократно бывать на Дальнем востоке: в Хабаровске и Комсомольске на Амуре, во Владивостоке и Петропавловске Камчатском, В Советской гавани и Большом Камне. И всюду в людях чувствовались те человеческие качества, о которых у нас, на “западе» (так дальневосточники с лёгкой иронией называли Европейскую часть СССР) давно позабыли. Слова из Морального Кодекса строителя коммунизма (был некогда такой “катехизис”!) о том, что “человек человеку друг, товарищ и брат” не являлись для них пустым звуком. В первый же командировочный визит сотрудники предупредили меня, чтобы я не вздумал предлагать деньги водителям машин, случайно подвозившим меня на “точку”, - обидятся! В тех суровых краях ещё не стали академическими такие “устаревшие” понятия, как сплочённость и крепкая дружба, взаимопомощь и доверие, чувство ответственности. (Характерный штрих: там, где жила Инна, люди, уходя на работу, не запирали двери на ключ)
    И Инна, как говорится, с младых ногтей впитала этот дальневосточный образ жизни. Хотя родители планировали проработать в Магадане всего-то пару лет, семья провела в тех краях целых пятнадцать: Север привораживает, не отпускает, а жизнь в суровых условиях раскрепощает человека внутренне. Разумеется, и рост надбавок играл немалую роль. Вот и получилось, что семья вернулась в Черновцы, когда Инна закончила восьмилетку.
    На дворе стоял 1988год... Разгар перестройки, брожение умов, начало разграбления страны. Инна поступила в техникум, окончила его, получив квалификацию техника-технолога ткацкого производства, да так ни дня и не проработала по специальности, ибо к тому времени ткацкого производства в Черновцах уже не было по причине всеобщего развала. Пришлось устраиваться на “бумажные” должности: сперва – кассиром, потом – бухгалтером-аудитором. Попутно – влюбилась (первая любовь!), вышла замуж, но через полтора года молодые развелись, вызвав всеобщее удивление друзей. “На то она и первая любовь, чтоб стала настоящею вторая!” И трудно сказать, как бы сложилась дальнейшая судьба героини моего повествования, если бы как-то раз одна из сотрудниц не произнесла, обращаясь к Инне и её подружке: “Девчонки, вы – молодые, красивые, ну что вы тут (имелась в виду Украина) сидите?! У меня есть подруга, которая собирается открыть агентство знакомств. Вот вам телефон, позвоните ей!”
    Девчонки посмеялись, похихикали, но всё-таки позвонили и встретились. Собственно, агентства как такового ещё и не было, был только частный дом, в котором перед потенциальными невестами были разложены фотографии и письма потенциальных (всегда надо надеяться на лучшее!) женихов. Героиня нашего повествования выбрала жителя Чикаго по имени Карлос. За каких-то 10 гривен ей был выдан адрес. Инна выбрала скромную фотографию, написала короткое и очень простое письмо, и пошла к знакомой переводчице, ибо и в школе, и в техникуме учила только немецкий язык.
    Письмо было переведено, отправлено и, как впоследствии оказалось, достигло адреса через два месяца. Инна даже успела забыть про него.
    Шло время. Иногда сотрудницы агентства спрашивали у Инны, как дела, а потом предложили выбрать другую кандидатуру, ибо, по их словам, “Карлос слишком разборчив”. Она отказалась.
    Позже выяснилось, что в это самое время Карлос был в Черновцах и встречался с другой девушкой. Конечно, женщины из агентства знали об этом, но хранили профессиональную тайну! Когда он позвонил домой, его мама сообщила ему о том, что пришло новое письмо, и тоже из Черновиц. Она предложила открыть конверт, чтобы узнать координаты ещё одной черновицкой невесты. Но в тот момент Карлос был настолько разочарован своим вояжем, что отказался от разумного предложения. Так и остался конверт нераспечатанным. Без жены и без денег Карлос вернулся в Чикаго и заявил, что больше не станет заниматься поисками семейного счастья на столь дальней дистанции…
    Однако по прошествии некоторого времени эмоции поостыли, и он всё-таки вскрыл конверт. Читатель может назвать этот сюжет примитивной мелодрамой, “мыльной оперой”, читатель может зубоскалить сколь его душе угодно, но факт остаётся фактом: человек влюбился. Просто посмотрел на фотографию, прочитал письмо и влюбился. Сказка? А мы, между прочим, “рождены, чтоб сказку сделать былью”! Так что – никакой мистики.
    Когда Карлос сообщил своей матери о том, что снова хочет поехать свататься в далёкие Черновцы, она, как и положено маме, назвала его сумасшедшим, но деньги на дорогу всё же одолжила. И вот, через три месяца Инна получила письмо, в котором Карлос описал свои брачные неурядицы в Черновцах , а также поведал о том, что у него уже куплен билет в Киев, и он хотел бы встретиться с нею прямо в аэропорту “Борисполь”.
    Невзирая на абсолютное незнание английского языка, Инна поехала на встречу. Конечно, её мама волновалась больше самой Инны, которая чётко решила для себя: если она почувствует что-либо не то, то встреча в Киеве Киевом и завершится. Инна остановилась у родственников, приехала в аэропорт и там, по причине задержки рейса, весьма долго ждала своего жениха. Есть общая закономерность: когда человек часами сидит в аэропорту в ожидании задерживающегося рейса, его редко посещают хорошие мысли. Чаще – плохие. И у Инны наличествовал тот же “синдром ожидания”. Был даже момент, когда её захотелось встать и уйти, но тут объявили о прибытии долгожданного рейса, Инна набралась смелости, и пошла навстречу судьбе. Тем более что ещё с древних времён известно: “желающего судьба ведёт, нежелающего - тащит!”
    
    Они сразу узнали друг друга. Шаблонная фраза: “завязался оживлённый разговор” в данном случае неуместна, ибо даже старательно выученная Инной пара английских слов куда-то исчезла. Поэтому беседа велась посредством жестов и междометий. Тем не менее, они понимали друг друга. Более того, Инна сумела объяснить Карлосу, что она с ним поедет к киевским родственникам.
    Приехали, а там пир – горой: отмечался день Рождения двоюродного дяди. Естественно, только что приземлившегося американца немедленно усадили за стол. А поскольку “питие есть веселие Руси” (Киевской Руси – тоже!), гостеприимные хозяева не ударили в грязь лицом перед заокеанским гостем. К немалому удивлению Инны, Карлос достойно вышел и из ситуации, и из-за стола. После застолья, песен и танцев сильно повеселевшая компания пошла кого-то провожать, а когда шумная процессия подошла к дому, обнаружилось, что провожаемые позабыли ключи от калитки. Начались прыжки через забор. Карлос, толком не понимая ситуацию, с изумлением смотрел на эти действа. Наконец, забор был преодолён, калитка отперта, и на пороге дома появились хозяева с шампанским и бокалами. Веселие продолжилось с новой силой...
    Утром следующего дня всех мучила головная боль, ибо на территории суверенной Украины похмельный синдром действует точно так же, как в Москве, Рязани или Костроме. А вечером Инна увезла Карлоса в Черновцы. И правильно сделала: ежели заокеанский мужик успешно выдержал украинское застолье, на него вполне можно положиться! Такой всё сдюжит!
    Родители встретили Карлоса хорошо. Отец Инны водил его по квартире, что-то говорил по-русски, а тот в ответ понимающе кивал головой. За неделю Инна перезнакомила американского гостя со всеми родственниками, друзьями и сослуживцами. Всё было очень мило, но, в конце концов, возник основополагающий вопрос: что же дальше? Естественно, пригласили родных, друзей, в том числе и переводчицу, через посредство которой ранее осуществлялась эпистолярная часть знакомства. Наконец-то люди могли нормально поговорить, полностью понимая друг друга. Карлос заявил, что хочет жениться на Инне и попросил у родителей руки дочери. При этом он позабыл спросить Инну. Когда она напомнила, что тоже имеет некоторое отношение к происходящему, все стали смеяться, хотя в целом обстановка была столь трогательной, что почти у всех людей в глазах стояли слёзы, слёзы радости и умиления: прямо перед ними и даже при некотором их участии два человека с разных концов земли обретали друг друга…
    Надо сказать, Карлос хорошо подготовился к ответственному шагу, который ему предстояло сделать: он привёз массу различных бумаг, требовавшихся ЗАГСу для регистрации брака с иностранцем. Все они были переведены на украинский язык и заверены нотариусом. Была даже справка о том, что жених не болен СПИДом! Ай-да украинские чиновники: не вiддавати ж нашу красуню за будь-якого?!
    Поскольку все бумаги оказались в полном порядке, молодые поженились уже через неделю после очного знакомства. Медовый месяц также был сокращён до одной недели, да и она ушла, в основном, на оформление массы документов, связанных с получением Инной визы в США. Молодожёны снова отправились в Киев, теперь уже в американское посольство. А там – гигантская очередь. Трудно сказать, как пришлось бы Инне одной, но Карлос, как гражданин США, имел возможность пройти в посольство вне очереди и помочь молодой жене заполнить все бумаги.
    И вот наступил самый грустный день в жизни Инны и Карлоса: ему надо было возвращаться в Америку, а Инне – ждать, как минимум, шесть месяцев, покуда её вызовут в посольство США на интервью. Представь, любезный читатель, себя на месте Инны или Карлоса, и ты избавишь меня от необходимости описывать состояние их душ в тот момент…
    
    Вновь их отношения приобрели эпистолярный характер, оживляемый раз в неделю телефонным звонком из Чикаго. Через пару месяцев оказалось, что Инна ждёт ребёнка. Естественно, об этом (через переводчицу) было сообщено Карлосу. Латиноамериканцы чадолюбивы, у самого Карлоса – восемь родных братьев и сестёр плюс двое – сводных, посему его реакция была предсказуема. Единственно, он очень расстраивался оттого, что не мог быть рядом.
    К счастью, интервью назначили вовремя, и надо было ехать либо в Москву, либо – в Варшаву. Инна выбрала Варшаву, поскольку столица Польши гораздо ближе к Черновцам, нежели Москва, и попросила свою подругу, говорящую по-польски, сопроводить её. За день до их отъезда позвонил Карлос и сказал, что прилетит в Варшаву, чтобы помочь Инне избежать возможных трудностей общения с американской бюрократией. Это было весьма кстати, ибо и в Варшаве была огромная очередь, да ещё и морозы как в Магадане. А с помощью Карлоса всё прошло на “ура”. К тому же, он заранее приобрёл для Инны авиабилет в Чикаго, так что им лишь осталось приехать в Черновцы попрощаться, да Инне - уволиться с работы…
    Их поезд отправлялся из Черновиц в час ночи. Для Инны настал момент расставания со всеми и со всем, что было в её прежней жизни. Провожающих, к удивлению Карлоса, собралось много. На вокзал пришли все: родственники, соседи, друзья, сослуживцы, знакомые. Рукопожатия, напутствия, объятия, поцелуи, и слёзы, слёзы, слёзы...
    Первые недели жизни в Чикаго были нелёгкими для Инны, в основном, из-за плохого английского языка. Поэтому она сразу пошла в школу для иммигрантов. Через месяц она уже получила грин-кард, а ещё через месяц стала мамой. Однако последнее обстоятельство не превратило Инну в домохозяйку. Прошло несколько месяцев, и она стала работать, правда, неполный рабочий день. Работала хорошо, и вскоре менеджер повысил её зарплату и предложил работать fulltime. Появились друзья, много знакомых, и чувство одиночества постепенно улетучилось. К тому же, Карлос оказался любящим отцом и заботливым мужем.
    Через год родился ещё один сын, и, казалось, ничто не предвещало проблем. Но Америка – капиталистическая страна, и посему, как учили нас марксисты- ленинцы, подвержена кризисам. В этом они были правы: наступила очередная рецессия. У Карлоса на работе начались сокращения, и он, не дожидаясь худших времён, нашёл работу по специальности в Атланте. Это было к лучшему: климат в Чикаго – мерзкий, и дело даже не в холодных зимах, а в пасмурной погоде. Но и в солнечной, тёплой Атланте не всё было просто, ибо, после событий 11 сентября 2001г. снова ухудшилась экономическая ситуация. Опять возник извечный вопрос: “Что делать?” Но, не зацикливаясь на этом, Инна и Карлос решили поехать в отпуск на родину мужа, в Мексику. Поехали с двумя малыми детьми, неторопливо. Посещая очередную природную достопримечательность, познакомились с туристами из Испании, разговорились, и те посоветовали обязательно побывать в Плайя-дель-Кармен. Инна с Карлосом последовали совету, и с ними произошло точь-в-точь то же самое, что случилось с нами: непреодолимо захотелось остаться.
    Вернувшись в Атланту, они, переполненные впечатлениями, говорили всем знакомым, что теперь уже точно знают, где проведут свои пенсионные годы. Но постепенно, мало-помалу стала выкристаллизовываться простая мысль: а зачем ждать пенсии? К тому же, неурядицы с работой усиливались, им не было конца-края, и городок Плайя-дель-Кармен всё более овладевал головами молодых супругов. Друзья их не понимали: более полутора столетий мексиканцы всеми правдами и неправдами стремились в богатую и сытую Америку, а тут – всё наоборот. Но времена меняются, и, продав недавно купленный в Атланте дом, погрузив на трейлер всё то, что им хотелось увезти, семья двинулась на запад, а затем – на юг, на полуостров Юкатан. Ехали медленно, и из-за тяжёлого трейлера, и из-за маленьких детей. Только через восемь дней они достигли Плайя-дель-Кармен. Купили землю, построили на ней дом, нашли работу. Детей отдали в частную школу, а это – залог хорошего начального и среднего образования с перспективой продолжения. Разумеется, Инне пришлось одолевать испанский язык, но, после изучения английского это было гораздо легче, ибо в английском языке более половины слов – романского происхождения. К тому же, она вместе с детьми выполняла домашние задания, не говоря уже о том, что рядом был Карлос.
    Но, конечно, Инне приходилось трудно: другая страна, другой язык, другой климат, другой народ, и полное отсутствие знакомых. Плюс – двое маленьких детей. Видимо, ей помогала внутренняя организованность. Я заметил, как чётко выполняла она свои функции риэлтора, когда мы, наконец, выбрали недвижимость, и наступила пора оформления покупки.
    Приезд молодой семьи совпал с началом бурного роста прежде маленького и тихого городка, ибо он стал популярным среди туристов. Увеличилась потребность в сотрудниках, знающих английский язык, и Инна смогла найти работу. Тем паче, не было проблем у Карлоса. Так что мечты и реальность не оказались в противоречии. В значительной степени потому, что Мексика – поистине развивающаяся страна. Не так как другие, относящиеся к этой категории, где один диктатор сменяет другого, где к власти приходят воры, узурпаторы, а порою и людоеды, где население живёт под властью своих тиранов гораздо хуже, чем в колониальном прошлом. Мексиканцы – полиэтнический народ, бережно хранящий древние традиции и вносящий заметный вклад и в современную культуру.
    Конечно, странам, граничащим с великими державами, приходится время от времени проклинать своё географическое положение. Тому примеров – множество: Финляндия, Австрия, Ирландия, Тибет, - читатель может самостоятельно пополнить список. Мексика тоже прошла через это, уступив почти половину своей территории Соединённым Штатам в результате кровопролитной войны. Но мексиканцы – не палестинцы: они не живут прошлыми обидами, не пестуют ненависть к своим соседям, не передают её из поколения в поколение. Они работают. Они строят свою страну и свои отношения с великим соседом, руководствуясь добрыми чувствами и незамутнённым химерами разумом. Мексика, несомненно, достойна того будущего, которое пророчат ей экономисты и политики. Инна и Карлос сделали правильный выбор.
    Всё-таки здорово, когда человек может распоряжаться своей судьбой, когда человек свободен.
    


    

    

Жанр: Очерк, заметка
Тематика: Не относится к перечисленному


© Copyright: Сэр Хрюклик, 2009

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

17.02.2009 18:34:12    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Михаил Галин Отправить личное сообщение    
Можно испытать чувство счастья просто от одной мысли, что кто-то, пройдя через испытания, посланные судьбой, живёт (и борется, и побеждает) по-человечески!
     
 

17.02.2009 19:47:10    Сэр Хрюклик Отправить личное сообщение    
Вот именно!

Тем паче, здесь можно увидеть немало иммигрантов, сознательно ограничивших свою жизнь получением государственных льгот. Иной раз мне кажется, что они живут, подобно животным в зоопарке.

Будь здоров, дорогой!
       

Главная - Проза - Сэр Хрюклик - Мексиканка из Магадана

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru