Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 7,8,9
Оксана Зорина

Хозяйка "Молионы". Главы 7,8,9

    Глава 7
    
    Душа Дианы будто застыла. Вот сладостная месть, которую она так ждала. Но где же долгожданное наслаждение? Где удовлетворенный полет сытого местью духа? Нет, она не чувствовала ничего, кроме пустоты. Внутри все похолодело, стало тошно и противно. Диана повернулась и пошла в свою каюту.
    Только закрыв за собой дверь, она смогла унять сердцебиение и успокоиться. Прислонившись лбом к прохладной деревянной переборке, Диана закрыла глаза. И снова эта пустота. Это ощущение было еще слишком знакомо, и Диана противилась ему изо всех сил. Перед глазами появилось лицо Уильяма, губы которого растянулись в кривой усмешке.
    - Я покончу с тобой Уил! – сквозь слезы прошептала она, ударив кулаком о переборку. – Я отомщу!
    - Ты решила голыми руками разнести корабль?
    Диана вздрогнула, но не обернулась. Она узнала низкий, мягкий голос Азиза. Именно этот голос смог ее успокоить, как никто другой. Он подошел ближе и несмело обнял Диану за плечи.
    - Твоя душа не смогла принять поступок разума, - тихо сказал Азиз, склонившись над ее ухом. – Но она скоро примириться, и тебе станет легче.
    Он медленно повернул женщину к себе. И увидев блеск слез на ее щеках, покачал головой и улыбнулся.
    - Ни один мужчина не достоин женских слез. А тем более тот, о ком ты сейчас думала.
    - Ты стал читать чужие мысли, Азиз? – спросила Диана, стыдливо вытирая слезы.
    - Сейчас все мысли написаны у тебя на лице, - ответил он, - и прочитать их не составляет труда. Только ты зря терзаешь себя.
    - Я плакала не о нем, а о тех, кого я потеряла по его вине, - призналась Диана, высвобождаясь из его объятий.
    Она опустилась в мягкое, обитое шелком кресло, и запрокинула назад голову.
    - Почему же так противно здесь, - Диана положила руку на грудь. – Я так надеялась, что мне станет легче. Заслуженная гибель этого негодяя не помогла мне, не освободила от тяжести сердце. Конечно главное еще впереди – найти и расквитаться с Уильямом. Но все же…
    Азиз встал напротив нее, скрестив руки на могучей груди.
    - Мне больно видеть, как страдания и тоска изъедают твою душу и тело изнутри. Мне бы очень хотелось помочь тебе, Диана, облегчить твою боль, - он вздохнул и опустил глаза. – Но это не в моих силах. Да и ты не позволила бы мне это сделать. По крайней мере, не сейчас, - тихо добавил мужчина.
    Диана услышала его слова, но промолчала.
    - Прости меня, Азиз, но я хочу остаться одна. Мне необходимо подумать обо всем и просто отдохнуть.
    - Да, конечно. Но прежде я осмотрю твое плечо. Ты сильно ушиблась?
    - Да, - Диана невольно дотронулась до плеча. – Это было неожиданно, и я не успела увернуться.
    Азиз закатил рукава и с серьезным видом подошел к молодой женщине. Он осторожно прощупал ушибленное место.
    - Не смертельно, - заключил он. – Но какое-то время покой просто необходим.
    - Слушаю и повинуюсь, мой господин, - шутливо произнесла Диана, набрасывая на плечи легкий халат.
    Но лицо Азиза вдруг стало строгим.
    - Не надо так говорить. Для тебя это шутка, а для меня… В моей стране так обращается жена к своему мужу или слуга к господину. Я же навсегда твой слуга, твой раб.
    - Нет, Азиз, - поспешила возразить Диана. – Ты мой друг, а не раб и не слуга. И не забывай этого. А теперь иди.
    
    ***
    Все эти дни стояла неимоверная жара. Несмотря на неутихающий ветер, дышать было нечем. Запасы пресной воды таяли с каждым днем. Это заставило Диану изменить планы и взять курс на остров Вознесения в южной части Атлантического океана. Но море приготовило им испытание.
    На небесно-голубой лазури стали появляться облака. А к вечеру уже все небо до горизонта было затянуто тучами. Под напором усиливающегося ветра трещали мачты, и паруса трепетали, желая взвиться ввысь.
    Корпус корабля дрожал в объятиях бушующего океана. Стоя на шканцах, Диана ощущала эти вибрации всем телом. Внезапно начавшийся дождь, больно хлестал ее по лицу и рукам.
    Шквалистый ветер срывал паруса и путал снасти. Волны, словно взбесившись, набрасывались на шхуну, и заливали палубу.
    - Привести нос против волны, - громко скомандовала она.
     И тут же ее приказ был передан рулевому. Матросы под неусыпным руководством командира убирали паруса. На быстро темнеющем небе то и дело вспыхивали яркие нити молний, а за бортом поднимались гигантские волны. Небо и океан вскоре слились в одну бушующую стихию. Шхуна, как загнанное животное металось между нападающими беспощадными волнами. «Молиона» стойко выдерживала все удары. Водяные валы один за другим с чудовищной силой сталкивались с бортами судна, поднимаясь к небу фонтанами брызг.
    Стоя на мостике, Диана не видела ничего кроме белоснежных пенных гребней, которые стеной поднимались над «Молионой». В это время корабль казался игрушкой в их огромных руках.
    - Держать курс, - сказала она, но шторм поглотил ее слова.
    - Я хочу помочь! – крикнул, подошедший к ней Блейк.
    Диана быстро взглянула на него.
    - Отлично, вы моряк и знаете что к чему. Идите к матросам, - она указала в сторону бизань-мачты, где матросы укрепляли штормовую бизань, - поможете им. И выполняйте приказы командиров, не то…
    Очередная волна, врезавшись в борт, обдала их столбом брызг. Рейнолдс успел укрыть Диану полой своего непромокаемого плаща.
    - Вы бы спустились в каюту, переждали шторм, - произнес он.
    - Я капитан корабля, - Диана гневно сверкнула глазами. – Вы этого еще не поняли? Мое место здесь, а вы идите, Блейк.
    Борьба с бушующей стихией шла не на жизнь, а на смерть. Ветер дул со скоростью 60 узлов, срывая и путая снасти и такелаж. Вдруг корабль круто развернуло и волны с разрушительной силой ударили в борт. «Молиона» накренилась так, что казалось, гибель неизбежна. Не удержавшись на ногах, Диана упала на мокрую палубу и полетела до самого штирборта. Чьи-то сильные руки тут же подхватили. Захлебываясь соленой водой, Диана с трудом разглядела около себя Рейнолдса.
    - Держитесь, - крикнул он, закрывая молодую женщину от нахлынувшей волны.
    Диана уцепилась озябшими пальцами за ворот его плаща.
    - Нам надо добраться до штурвала, - воскликнула Диана, наклонившись к Блейку. – Необходимо развернуть шхуну, не то нас просто раздавит.
    Рейнолдс отрицательно закивал головой, указывая в сторону верхней палубы.
    - Наша помощь не понадобиться.
    Диана обернулась. В бликах бортовых фонарей она разглядела Рауля и Азиза, которые, ухватившись за ручки штурвального колеса, старались выправить корабль. Вскоре им это удалось, и «Молиона» снова оказалась носом к волне.
    Блейк крепко сжимал женщину в своих объятиях, не давая ей снова упасть. Было очень трудно сохранять равновесия на залитой водой шаткой палубе. Но он был в этот момент бесконечно счастлив. Пусть Диана сейчас думала не о нем, а о корабле и команде, но все же она прижималась к его груди. Для Блейка не было ничего более важного в этот момент, чем ощущать всем телом биение ее сердца и горячее дыхание.
    Вдруг раздался страшный треск, казалось, мир раскололся на две части. Диана от страха зажмурилась, и еще сильнее ухватилась за Рейнолдса. Когда же она открыла глаза, то к своему ужасу увидела, как огромная бизань-мачта накренилась и стала падать прямо на нее.
    Диана закричала, но продолжала стоять, не слыша воплей и криков вокруг. Блейк изо всех сил пытался оттащить ее в сторону, но Диана, словно в трансе продолжала стоять на месте. Наконец, ему удалось повалить молодую женщину на палубный настил, и они вместе откатились к противоположному борту. Через мгновение мачта рухнула за борт, разрушив под собой палубу и часть фальшборта, где только что находились Диана и Блейк.
    Когда Рейнолдс приподнялся на локтях, он с удивлением и страхом смотрел на проломленный палубный настил и часть борта, куда захлестывала теперь вода. Они чудом спаслись от неминуемой гибели. Он взглянул на Диану, которую в момент падения мачты, он накрыл своим телом. Она не двигалась. В темноте, под проливным дождем трудно было разглядеть ее лицо, и Блейк нащупал жилку на шее. Диана была жива, но явно без сознания. Он провел рукой по, казавшейся, белоснежной коже лица и шеи, его пальцы легко скользнули по приоткрытым губам. Обхватив обеими руками голову женщины, он припал к этим губам горячим поцелуем. Блейк почувствовал, как вздрогнуло все ее тело, и отодвинулся в сторону.
    - Вы спасли мне жизнь, - прошептала Диана, открывая глаза, - поэтому я прощаю вас, Блейк. Но больше никогда, - она поднялась, - никогда не делайте этого.
    Рейнолдс еще какое-то время сидел на палубе, глядя вслед уходящей Диане.
    Лишь к концу следующего дня ветер начал стихать, но горбатые волны все еще высоко поднимались над «Молионой». Диана валилась с ног от усталости. От соленой воды была ужасная резь в глазах, руки не слушались, и казалось, что тело побывало в молотилке. В этот момент у нее было одно лишь желание – добраться до мягкой теплой постели, и спасть целую вечность. Но все же она была счастлива и горда за свой корабль, за свою команду, которые несмотря ни на что выдержали эту страшную схватку со штормом.
    Промокшая до нитки Диана усталой походкой направилась в свою каюту. Она не успела раздеться, как дверь распахнулась, и на пороге появился Блейк. В его голубых глазах было столько решимости, что Диана невольно остановилась. Он, не говоря ни слова, быстрым шагом подошел к ней и вдруг впился в ее губы страстным поцелуем. Это было так неожиданно, что молодая женщина на мгновение растерялась. Но, быстро придя в себя, Диана с силой оттолкнула Рейнолдса.
    - Что вы позволяете себя, Блейк? – воскликнула она. – Вы не в портовом кабаке, где можете целовать каждую попавшуюся девицу. Не забывайте где находитесь, и больше… мне кажется, я уже предупреждала вас.
    Блейк закрыл руками лицо.
    - Простите, Диана. Простите меня, прошу вас. Я не знаю, что на меня нашло, - тихо произнес он, умоляюще глядя на Диану. – Уже много лет, я не могу забыть вас. Ваш прекрасный облик накрепко засел у меня в голове, и я не в силах ничего с собой поделать. Тот поцелуй… О! Воспоминания о нем будоражат мою кровь! Из-за него я лишился любви и ласк многих прелестниц.
    - Моей жалости вам не добиться, - сказала Диана, стягивая мокрые сапоги с окоченевших ног. – Вы ведете себя недостойно, впрочем, как всегда.
    - Неужели вас любить недостойно? – удивился Блейк. – И нет ничего удивительного в том, я не могу сдержать себя. Вы прекрасны, Диана. А этой ночью, мы могли с вами погибнуть. Наш корабль мог пойти ко дну в любую минуту. И мысль об этом не покидала меня ни на секунду. Поэтому я решил дольше не ждать, и выполнить, наконец, то, о чем страстно мечтал все эти годы.
    - Вы напрасно это сделали, Рейнолдс, - с грустью в голосе произнесла Диана. – Вы лишний раз доказали мне, что ни один мужчина на свете не сравниться с Джеймсом.
    - Но его больше нет! – вскричал Блейк. – Диана, вы должны жить дальше, любить, чувствовать.
    - Да, его больше нет на земле, но Джеймс живет здесь, - она дотронулась до груди. – А жить я должна только для того, чтобы отомстить убийцам за смерть его и моей дочки. В моей душе нет места любви.
    - Это жестоко, - опустив голову, проговорил он.
    - Но это правда. Мне не нужна любовь ни ваша, ни чья-либо другая.
    - А как же ваш великан? Влюбленный по уши араб, ходит за вами, леди, как тень, - с язвительной усмешкой произнес Блейк, искоса глядя на молодую женщину.
    Диана гневно сверкнула глазами.
    - Ни моя жизнь, ни мое окружение вас не касаются. На первой же остановке вы оставите мой корабль и меня в покое. Всего доброго, мистер Рейнолдс.
    Но, ослепленный чувствами к Диане Блейк не собирался сдаваться. Он медленно подошел к ней.
    - Возможно объятия и ласки араба вам больше по душе, чем мои, но я все же попытаюсь еще раз, - шепотом сказал он.
    Но не успел Блейк моргнуть глазом, как у его груди сверкнул клинок.
    - Я начинаю терять терпение, Рейнолдс, - сухо произнесла Диана, поднимая острие шпаги к его горлу. – Немедленно уйдите и проспитесь, иначе я прикажу выбросить вас за борт. И на этот раз веревку обвязывать вокруг вас не станут, поверьте.
    - Вот как вы ответили на мою любовь?
    - Блейк, у вас есть только два варианта принять или не принять мой ответ. Последствия вы уже знаете. Я честна с вами, я люблю, всегда буду любить только своего мужа.
    - Забавно, вас окружают влюбленные живые мужчина, а ваше сердце принадлежит мертвецу. Как же ваш араб?
    - Азиз много раз спасал мою жизнь, ему я обязана больше чем кому-либо. Но он только мой друг, не больше, - вздохнув, Диана опустила шпагу. – Уйдите, Блейк, прошу вас.
    Она сказала это так тихо, что у Рейнолдса сжалось сердце.
    - Простите, Диана. Любовь к вам, опьяняет сильнее, чем крепкие вина.
    Круто развернувшись, он вышел из каюты. Но не успел Блейк сделать и двух шагов, как чьи-то неимоверно сильные пальцы сомкнулись у него на шее.
    - Если я еще раз увижу тебя в близи Хозяйки, я задушу тебя, клянусь Аллахом, - сквозь зубы проговорил Азиз, нависая над своей жертвой.
    Рейнолдс стал судорожно хватать ртом воздух, когда так же неожиданно он оказался на свободе.
    - Ее сердце закрыто для меня навсегда. Впрочем, и для тебя тоже, - сказал Блейк, потирая шею. – Ты можешь вечно ползать у ее ног, но в ответ не получишь ничего.
    - А мне ничего и не надо, - сухо ответил Азиз, и бесшумно исчез в темном проходе.
    Блейк еще какое-то время провел на палубе, прежде чем отправился спать. А Азиз, хоть и не любил этого выскочку-пирата, но не мог не согласиться с ним. Сердце Дианы закрыто для него, для Азиза, и нет, даже малейшей, надежды достучаться до него. Его разум понимал и принимал поведение Дианы и ее отношение к нему, Азизу. После того, что ей пришлось пережить, наивно было бы предположить обратное. Но сердце, полное любви и нежности продолжало надеяться на взаимность… когда-нибудь…в будущем.
    
    Глава 8
    
    На утро Диана проснулась совершенно измученной и разбитой. Приведя в порядок одежду, она поднялась на палубу. Небо прояснилось. Сквозь прорехи облаков проглядывала небесная синева, что обещало улучшение погоды. Волны утихли, но все еще сильно ощущалась бортовая качка.
    - Доброе утро. Каково состояние корабля и команды, Рихард? – спросила она, подойдя к Бранднеру.
    - Утешительного мало: мы потеряли мачту, пробита палуба, погибло пять человек.
    Диана опустила голову, и похлопала ладонью по планширю.
    - «Молиона» сможет дотянуть до острова?
    - Да. Думаю, да, - кивнул головой Рихард, щурясь от ярких лучей солнца. – Если провести небольшой посильный ремонт, то шхуна без труда доплывет до острова Вознесения. Конечно, это возможно при попутном ветре и хорошей погоде.
    - Тогда надо начинать посылать наши мольбы Господу. Рихард безотлагательно займитесь ремонтом судна. Длительная задержка в пути нам ни к чему. А в доках Джорджтауна и без того мы потеряем немало времени, которое потребуется на окончательный ремонт.
    - Конечно, Хозяйка.
    Диана вздохнула и стала подниматься по трапу на квартердек.
    Всю следующую неделю команда шхуны под начальством Рихарда Бранднера занималась ремонтом корабля. Блейк работал вместе с матросами, безукоризненно выполняя все команды Бранднера. Он лишь искоса посматривал в сторону, где находилась Диана и Азиз, который везде, словно тень, следовал за ней.
    Все эти дни было неимоверно жарко, и даже свежий ветер не спасал людей от зноя.
    Однажды к Диане явилась целая делегация матросов во главе с Раулем Кортесом. Шедший впереди штурман широко улыбался, обнажая белоснежные зубы, а позади него моряки едва сдерживали безудержный смех.
    Заинтригованная Диана, скрестив на груди руки, облокотилась о высокий поручень фальшборта.
    - Хозяйка, - громко произнес Кортес, - от имени всей команды «Молионы» просим разрешения провести день Нептуна на судне.
    - Что это такое, Рауль? – удивилась молодая женщина.
    - Ну, как же, капитан, у нас на борту есть новички, а завтра мы будем пересекать экватор. Вот мы и просим вас принять на борту морского царя Нептуна, его жену и сына Деви Джонса, - матросы позади него прыснули от смеха.
    - Честно говоря, Рауль, я ни чего не понимаю.
    - Вы удивляете меня, Хозяйка! – воскликнул Кортес. – Насколько мне известно, вы уже пересекали экватор, и просто должны знать про старый морской обычай.
    - Да, это так. Ну конечно! – вскрикнула Диана, и в ее глазах загорелся радостный огонек. - Я знаю про этот обычай, мне о нем много рассказывал мой отец. Но мне не приходилось участвовать в нем. Наверное, капитан Венсли, мой муж, не был сторонником подобных мероприятий на корабле.
    - А что скажете вы? – с надеждой в голосе проговорил Рауль. – Вы ведь оказывается тоже не «крещенная».
    Диана закусила нижнюю губу и задумалась.
    - Что же, я не вижу причин, что бы отказать Великому морскому царю и его семье в гостеприимстве.
    - Ура! – громко закричал Кортес, и его тут же подхватили остальные моряки.
    Их радости и счастью казалось не было предела. Для моряков пересечение экватора был не только старый обычай, это был настоящий праздник, позволяющий им развлечься в долгом плавании.
    Весь день команда шхуны готовилась к предстоящей церемонии, конечно, не забывая о своих обязанностях. Диана с нетерпением ждала начала. Еще бы стать участницей столь древнего и интересного события, как приход царя Нептуна и крещение молодых моряков морской водой! Для нее это было чрезвычайно важно, ведь Диана с детства слышала об этом обычае.
    С появлением темноты Деви Джонс, переодетый и загримированный канонир Боб Скалли, перегнулся через борт на носу, и оказался на палубе. С его лохмотьев и широкополой шляпы стекала струйками вода. Медленной походкой он направился на капитанский мостик.
    - Эй, на корабле! – крикнул он, обращаясь к вахтенному.
    - Есть на корабле! – отозвался вахтенный.
    - Что это за корабль? Каким курсом оно следует? – спросил Деви Джонс, разведя руки и обрызгивая водой стоящих по сторонам моряков.
    - Это судно называется «Молиона», и следует она на остров Вознесения, - тщетно пытаясь сохранить невозмутимый вид, ответил вахтенный.
    - Я долгое время ожидал вашего прихода. Немедленно доложите капитану, что я, Деви Джонс, имею к нему письмо от Нептуна, владыки морей и океанов и повелителя морских стихий.
    - Пожалуйста, Хозяйка Молионы ждет вас.
    Вахтенный подошел к Диане, которая находилась на шканцах, и доложил о посланце Нептуна. Почти вся команда корабля сопровождала Деви Джонса к капитану.
    - Добро пожаловать Деви Джонс! – улыбаясь, произнесла Диана.
    - Спасибо. Я приношу вам свои поздравления с благополучным приходом в наши воды. Очень давно ждал вас здесь. Я имею к вам письмо от Нептуна и прошу вас прочесть его. Или, позвольте, я прочту его всей команде?
    - Да, прошу вас, - согласилась Диана.
    Боб, поправляя паклю, которая заменяла ему волосы, с важным видом развернул свиток.
    - Командиру шхуны «Молиона» вошедшей в мои владения. Прошу разрешить моему морскому министру и посланцу Деви Джонсу объявить команде нижеследующее мое повеление:
    «Внимание. Вы не соленые мужики. Я повелеваю вам предстать завтра предо мною и моим двором для посвящения в тайны моей империи. В случае если вы откажетесь, то будете отданы на съедение китам, акулам и осьминогам, как предупреждение для всех, пытающихся войти во владения наши без разрешения. Так же вы все обвиняетесь, что задели килем крышу нашего дворца, и за это вам придется откупиться, либо будете подвергнуты жестокому наказанию. Нептун»
    - Хорошо, - сказала Диана, - мы будем ждать вас в 10 часов.
    Поклонившись, Деви Джонс, под дружных хохот матросов, удалился, оставляя за собой мокрый след.
    На утро следующего дня, когда уже все было готово к появлению Нептуна, Рауль Кортес громко объявил судно достигшим экватора. Это объявление послужило началом церемонии. Его Величество Нептун являлся главным лицом всего действа. Те, кто уже переходил экватор, назывались бывалыми или солеными. Бывалые свято хранили выданное им Нептуном удостоверение как доказательство своего морского опыта.
    По шторм-трапу на палубу вышел Деви Джонс, а за ним показался Нептун. Морской царь был в золотой короне на голове, с бородой из ворсы и с трезубцем, одеждой ему служили сигнальные флаги. Нептун сидел на лафете пушки. Позади лафет толкала раскрашенная масляной краской голая свита Нептуна, рядом с ним восседала царица, обернутая в простыню. Эту процессию встретил на борту вахтенный.
    - Какое чудесное судно! – воскликнул Нептун, чье лицо и тело было так же измазано краской.
    - Хозяйка Молионы ждет вас, - громко сказал он, низко кланяясь.
    Медленно, в сопровождении всей команды, Нептун и его свита направилась на шканцы к Диане. Нептун, им оказался переодетый Блейк, как мог, изощрялся в остроумии, от чего матросы хохотали до слез.
    Диана, не смогла удержаться от смеха при виде Блейка, и других матросов, исполняющих роли жены Нептуна и его свиты.
    - Приветствую Вас, Ваше морское Величество, у себя на борту, - улыбаясь, проговорила Диана.
    - Я тоже рад, что нахожусь на вашем славном корабле! – громко ответил Блейк, и тихо добавил. - И рядом с вами.
    Диана смутилась.
    - Позвольте мне представить вам своего штурмана, - так же громко продолжил он, - который поведет корабль в течение моего пребывания здесь. А затем, с вашего разрешения, я приступлю к обряду обращения землеробов в моряков. И первой в моем списке являетесь вы, Хозяйка Молионы.
    - Хорошо, - согласилась Диана. – Кроме меня на корабле есть еще несколько человек, которые еще не вступали в ваши владения. Надеюсь, что вы снизойдете к их молодости и не будете слишком строги.
    - Нет, - Блейк наигранно сдвинул брови, - я буду очень строг.
    Диана покачала головой и любезно проводила Нептуна и его супругу Амфитриду на, специально подготовленный им трон.
    На шканцы вынесли и растянули большой запасной парус, приподняв его шкаторины. Из-за борта в него с помощью помпы накачивали морскую воду. Это была своего рода «купель» для крещения новичков.
    - Ну, капитан, вам открывать бал! – воскликнул Нептун и трижды хлопнул в ладоши.
    Тут же свита морского владыки бережно подхватила Диану на руки и опрокинула в наполненный соленой водой парус. Погрузившись в воду с головой, она тут встала на ноги, весело смеясь и отплевывая морскую воду. Под дружные аплодисменты сам Нептун помог выйти новокрещеной из «купели» и поднес ей чарку. После чего торжественно вручил Диане удостоверение, как доказательство своего морского опыта.
    - Вручаю вам этот документ, и передаю вместе с ним свое сердце, - склонившись к Диане, проговорил Блейк.
    Ничего не ответив, молодая женщина отошла в сторону, глядя как свита морского царя намыливала головы новичкам большой малярной кистью, и затем бросали в «купель». Бывалые пытались откупиться чаркой Нептуну, но избежать крещения никто из новичков не смог. Тех, кто пытался скрыться, под общий смех находили и насильно крестили водой экватора. Эта комедия продолжалась до самого обеда.
    В этот день вся команда получила, как дань от командира, по чарке сверх положенной, а Нептун и его свита по две.
    После обеда начались игры команды в рыбку. Некоторые моряки пытались зубами, без помощи рук, поймать плавающую в соленой воде свечку, дрались подушками сидя на круглом бревне.
    Ближе к вечеру на палубе послышалась веселая заводная музыка – гулянье продолжалось. Диана стояла в своей каюте у раскрытых кормовых окон, щедро освещаемых большим фонарем. В руках она держала свиток, полученный сегодня от Нептуна:
    «Всем русалкам, сиренам, змеям морским, китам, акулам, дельфинам, скатам, угрям, пиявкам, лобстерам, крабам и ракам, а также всем многим другим нашим верноподданным. Хозяйка Молионы – Диана Венсли найдена нами достойной быть сопричисленной к нашим верноподданным бывалым как пересекшая экватор и подвергшаяся крещению морской соленой водой и посвящаемая в орден океанских глубин.
    Подпись: Нептун, владыка морей, и океанов, и морских стихий.
    Диана свернула бумагу и поднесла ее к губам. Столько раз в детстве она мечтала получить это удостоверение из рук самого Нептуна, и вот еще одна мечта ее детства сбылась.
    В дверь каюты постучали, и вскоре на пороге появился Азиз. В руках он держал большой сверток.
    - Я не потревожил тебя? – спросил он.
    - Нет, ну что ты, - покачав головой, ответила Диана. – Я просто думала. На палубе продолжается веселье?
    - Да, и там не хватает только тебя.
    - Не уверена, что мне там место. А ребятам просто необходим отдых. Последние несколько месяцев были не из легких.
    - А как же ты? – удивился Азиз, приближаясь к ней. – По-моему, ты больше чем кто-либо нуждаешься в отдыхе. И сейчас у тебя есть прекрасная возможность немного развлечься и отвлечься от своих грустных и тяжелых мыслей. Сегодня я впервые увидел, как ты беззаботно и весело смеешься. Об этом тебя прошу не только я, а вся команда, - с этими словами он протянул свою ношу Диане.
    - Что это? О чем меня просишь не только ты, а вся команда? – спросила она, непонимающе глядя то на Азиза, то на сверток.
    - Я только передаю просьбу экипажа и свою собственную. Раскрой этот пакет, Диана. Я буду ждать тебя на палубе, - склонив голову, Азиз вышел из каюты.
    Он неторопливым шагом поднялся на верхнюю палубу, откуда была хорошо слышна музыка. Азиз облокотился о перила гакаборта, и глубоко вдохнул соленый морской воздух. Он думал сейчас о Диане. Сможет ли она перебороть себя и поддаться на искушение, снова почувствовать себя радостной, веселой и счастливой. С волнением и трепетом в душе, Азиз ждал, когда она выйдет на палубу. Он чувствовал, что сегодня у него появится шанс сделать еще один шаг навстречу к ее сердцу.
    
    Глава 9
    
    
    Диана какое-то время стояла в раздумьях, глядя на большой сверток у себя на кровати. Но потом любопытство взяло над ней верх, и она торопливо стала его разворачивать.
    Она невольно ахнула, при виде роскошного платья из темно-зеленого бархата, щедро расшитого жемчугом и серебряными нитями. Диана провела рукой по мягкой ткани, прежде чем, приложив к себе, подошла к зеркалу. Она стояла, с наслаждением глядя на свое отражение. И сбросив с себя свою одежду, Диана облачилась в великолепный наряд. В этом платье она вновь ощутила себя женщиной – живой, красивой … и очень несчастной. На глаза навернулись слезы, но, упрямо тряхнув головой, Диана отогнала их. «Азиз прав. Сегодня такой прекрасный день, и я буду веселиться. Я живая, я женщина, а не только орудие для беспощадной мести и убийства»
    Красиво приподняв волосы, Диана украсила прическу несколькими рядами жемчуга. Вот только завязки на корсете ей ни как не удавалось затянуть самостоятельно. Приоткрыв дверь, она осторожно выглянула наружу, в поисках Азиза. Каково же было ее удивление, когда прямо перед ее каютой стоял Блейк. Он уже успел помыться и переодеться, и имел довольно приличный вид, не имеющий ничего общего с морским царем. Выбирать ей не приходилось, и Диана жестом пригласила его войти.
    - О, Боже мой! – воскликнул Рейнолдс, глядя на Диану. – Я знал, что вы, леди, красавица, но теперь я не уверен, что полностью оценил вашу неземную красоту.
    - Тише, Блейк, - остановила его излияния Диана. – Мне нужна помощь, - сказала она, показывая распущенные завязки корсета. – Раз вы один оказались поблизости, то прошу вас.
    - Почту за честь, мадам, - Блейк отвесил глубокий поклон и взялся за дело, с видом знатока.
    - Диана, вы затмите своей красотой блеск луны и звезд на небосклоне, - прошептал он, затягивая шнуры.
    - Если бы я не знала кто вы на самом деле, то могла бы принять ваши слова за комплимент, - шутливо произнесла Диана, поправляя золотые серьги-подвески.
    - Вы можете это сделать в любом случае, - сердито отозвался Рейнолдс. – Когда же, наконец, вы сможете забыть о моем бесславном прошлом, и примите меня таким, как я есть.
    - Мне очень сложно это будет сделать, Блейк. Во время нашей первой встречи вы произвели на меня столь сильное и неизгладимое впечатление, что даже теперь, спустя столько лет, я не в силах забыть, кем вы являетесь.
     - Являлся, - поправил ее Рейнолдс.- Сейчас я простой матрос у вас на судне.
    - Только по воле случая, - возразила Диана, поворачиваясь к нему лицом. – А кем вы станете на острове, и какова будет ваша дальнейшая жизнь, меня не интересует.
    - Вы по-прежнему ненавидите меня, Диана? – с серьезным видом спросил Блейк.
    - Нет, - таким же серьезным тоном ответила молодая женщина. – Мое отношение к вам не имеет ничего общего с ненавистью, просто … своей настойчивостью вы пробуждаете в моей душе то, что уже умерло. И мне это не нравится. Но, это ровным счетом ничего не значит, - поспешила заверить Диана, заметив, как вспыхнули голубые глаза Блейка. – Для вас – ничего.
    - Вы торопитесь с выводами, дорогая, - грустно улыбнулся он. – Ничего нельзя сказать наверняка, но то, что ваше сердце дрогнуло для меня уже много значит. Что ждет нас впереди известно одному Господу, и я положусь на него. Но все же, давайте хоть на сегодня объявим перемирие. И вы обещайте, Диана, что постараетесь смотреть на меня как на благородного и честного человека.
    Диана, опустив голову, подошла к зеркалу.
    - Что же, это будет довольно сложно. Но, думаю, я смогу пообещать это, но только на сегодняшний вечер.
    - Для меня этого достаточно, - весело произнес Блейк. – Диана, исполните еще одну просьбу?
    - По-моему вы требуете слишком много. Ну, да ладно, говорите, что за просьба?
    - Позвольте ангажировать вас на первый танец?
    - Не позволю, но второй могу пообещать, - улыбаясь, проговорила она, думая про Азиза.
    Он был ее Ангелом Хранителем, ее другом, ее поверенным лицом, он был всем. Поэтому первый танец, она оставила для Азиза.
    - Похоже, что выбора у меня нет, - пожал плечами Блейк, подавая Диане руку. – Я почту за счастье танцевать с вами, второй танец.
    Он отворил дверь и вывел Диану на палубу, залитую золотым светом бортовых фонарей.
    Музыка смолкла. Взоры присутствующих моряков были прикованы к Диане. Азиз, не веря своим глазам, подошел к перилам квартердека. Внизу на шкафуте стояла в блеске женского наряда настоящая принцесса, в которой с трудом можно было узнать капитана «Молионы». Она была ослепительно красива, и когда Диана, обернувшись, подняла на него глаза, Азиз невольно отступил назад. Он не мог поверить, что она искала его.
    С благоговейным трепетом, ее помощники и матросы смотрели на своего командира, не в силах принять ее в новом облике.
    Диана, сначала обрадованная реакцией на ее появление, теперь явно теряла терпение.
    - Мне кажется или несколько минут назад здесь играла музыка? – спросила она. – Рауль, Рихард, вы удивляете меня! Мистер аль-Башир передал мне вашу просьбу вместе с этим великолепным подарком, а вы все смотрите на меня, как на приведение. Томас, Джо, Сэм, начинайте же играть или я вернусь в каюту.
     Тут же заиграла нежная мелодия, Диана с удивлением посмотрела на своих матросов.
    - Не знала, что вы умеет играть такие красивые мелодии.
    Рауль, поправляя на ходу шейный платок, предложил Диане бокал вина на серебряном подносе. При этом он так неуклюже поклонился, что она не смогла сдержать смех.
    Блейк незаметно отошел от молодой женщины, окруженной со всех сторон моряками, и поднялся по трапу на квартердек, где стоял Азиз.
    - Иди, она ждет тебя, - громко сказал Рейнолдс. – Все-таки первый танец Диана оставила для тебя.
    - Не может этого быть, - прошептал пораженный Азиз. Он провел руками по лицу, вознося молитву Аллаху.
    - Не стоит мечтать о многом, - охладил его пыл Блейк. – Диана так же сказала, что для нее это ничего не значит. Просто танец.
    Но Азиз его не слышал, он смотрел на Диану, которая не забыла о нем. Значит, он занимал в ее душе не последнее место.
    Он спустился на палубу, туда, где находилась сейчас его мечта в облике прекрасной Дианы.
    Вновь заиграла музыка, и она оказалась в его объятиях. Азиз в волнении, которое охватило его, двигался словно в трансе, не видя и не слыша, что происходит вокруг. Его внимание было приковано к молодой женщине, которая весело смеялась и что-то быстро говорила ему. Азиз улыбался в ответ, и крепче обхватывал руками ее тонкую талию. Сейчас Диана была так прекрасна и так близка, она смотрела на него и ее глаза светились радостью. Все происходящее казалось ему сном, и ему так не хотелось просыпаться.
    Но мелодия закончилась, и его мечта оказалась в объятиях другого. Азиз отошел в сторону, а позже вновь поднялся на верхнюю палубу, откуда мог наблюдать за Дианой, оставаясь незамеченным.
    Веселье продолжалось до глубокой ночи, и за все это время Диане не удалось присесть даже на минуточку. Очень давно ей не было так весело. В этот вечер она не думала ни о чем, а полностью отдалась во власть музыки и танцев, благо недостатка в кавалерах не было. Буквально вся команда корабля, за исключением вахтенных, изъявила желание танцевать с Хозяйкой Молионы. От медленных благородных до совсем простых заводных мелодий у Дианы уже шла кругом голова. И она была бесконечно рада, когда праздник подошел к концу.
    Без сил, упав на широкую кровать, Диана улыбнулась и закрыла глаза.
    - Судя по твоему выражению лица, ты хорошо провела время.
    Диана резко поднялась и обернулась. В высоком кресле перед ней сидел Азиз.
    - Ты давно здесь? – спросила она.
    - Нет, - тихо ответил он. – Ты сердишься?
    Диана отрицательно покачала головой и удобно устроилась на подушках.
    - Я рад, что ты приняла подарок.
    - Кстати, откуда вы его взяли? Это по-настоящему роскошный туалет из дорогого бархата, и еще этот отборный жемчуг. Платье наверняка стоит целое состояние.
    - Я нашел его на дне сундука с золотом с погибшего корабля, - признался Азиз. - Я подумал, что ты бы выглядела в нем особенно прелестно.
    - Да, платье прекрасное, - ответила Диана, делая вид, что не слышала его последних слов. – А почему ты покинул праздник так рано?
    - Моя вера не позволяет мне находиться в местах, где распивают крепкие напитки. И потом, мне невыносимо было смотреть, как ты танцуешь с этим… пиратом.
    Диана громко рассмеялась.
    - Азиз, дорогой мой друг, ты зря ревнуешь! – воскликнула она. – Я просто веселилась, а мистер Рейнолдс оказался отличным танцором. – Диана поднялась и села на кровати, ее лицо вдруг стало серьезным. – Сегодняшний праздник словно вернул меня в ту прошлую, счастливую жизнь. С того трагического дня я впервые по-настоящему веселилась. А мне уже казалось, что этого не будет никогда. Мое горе тяжелым камнем лежит на моей груди, на сердце. Я знаю, что когда увижу Уильяма мертвым, освобожусь от этого груза, и смогу отпустить Джеймса и Эмили в иной мир. И когда-нибудь я встречусь с ними вновь, но не сейчас.
    - Я рад, что ты осознаешь это, - мягко произнес Азиз, скрестив руки на груди. – Я боялся, что ты не сможешь одолеть свою скорбь, и она подчинит тебя. Но ты оказалась еще сильнее, чем я думал.
    - Сегодня день, когда меня просто осыпают комплиментами, - усмехнулась Диана.
    Азиз смутился и подошел к открытым окнам. Диана встала с кровати и подошла к нему.
    - Прости, Азиз, я не хотела тебя задеть.
    - Диана, я вырос совсем в другом мире. Неверные с легкостью осыпают женщин тысячей комплиментов, но это лишь пустые слова. Для людей моей веры одно лишь слово имеет очень большой вес.
    - Я понимаю. Азиз, я действительно не хотела тебя обидеть, - извиняющимся тоном проговорила Диана, дотрагиваясь до его плеча. – Ты простишь меня? Азиз, ты слишком много для меня значишь, и я хочу, чтобы мы оставались друзьями.
    Азиз внимательно посмотрел на нее. В свете фонаря ее кожа казалось золотой, а черные волосы отливали бронзой. Большие глаза с надеждой смотрели на него, и он не смог устоять.
    - Что ты делаешь со мной? – простонал он.
    Руки сами собой обвили ее тело и притянули к могучей груди. Он медленно склонился к ее губам.
    Поддавшись внутреннему порыву, Диана не оттолкнула его. Ей вдруг очень захотелось, что бы Азиз поцеловал ее, захотелось вновь почувствовать негу, разливающуюся по всему телу. Она уступила его настойчивым губам, обняв за плечи.
    - Зачем ты это сделал? – прошептала Диана, не открывая глаза.
    - Ты знаешь, - так же тихо ответил он. – Почему ты позволила?
    - Я не знаю, - призналась она, прислонившись головой к его груди. – Почему-то рядом с тобой я чувствую себя маленькой девочкой или нет, скорее сказочной принцессой, которую охраняет от всех бед великан, преданный друг.
    - Но согласись, что поцелуй был не совсем дружеский, - улыбнулся Азиз, нежно проведя пальцем по ее щеке.
    - Да, наверное. Возможно, я завтра пожалею об этом, но не сейчас. Иногда я думаю, что если бы я не встретилась с тобой в Рабате, то была бы мертва. Если бы ты не приехал в Корнуолл, то я не стояла бы сейчас здесь. Я знаю, как ты ко мне относишься, и мне бы хотелось отблагодарить тебя за это, но…
    - Не надо ничего говорить, - прервал ее Азиз, гладя ее по голове. – Я все понимаю. Я чувствую все, что происходит с тобой. Именно это чувство привело меня в Англию, в тот самый момент, когда я больше всего был нужен тебе. Этим поцелуем, Диана, ты отплатила мне за все сполна. Ты сделала меня счастливым, - он тяжело вздохнул. – Я понимаю тебя больше, чем кто-либо другой. Меня ведь тоже насильно разлучили с любимой женщиной, и ее убийца до сих пор на свободе. Но встреча с тобой перевернула всю мою жизнь. И я верю, что когда-нибудь, ты сможешь тоже полюбить. И я мечтаю оказаться этим человеком. Но даже если это будет не так, этот вечер навсегда останется у меня в памяти. Сегодня я счастлив.
    - Азиз, - Диана подняла на него глаза полные слез, - я никогда не думала, что ты так понимаешь меня, так чувствуешь то, что происходит у меня в душе. Сейчас мне кажется, что я совсем тебя не знаю. Ты очень дорог мне. За эти полгода столько всего произошло, но ты неизменно поддерживал меня, был рядом. Я не знаю, когда мое сердце снова сможет любить, произойдет ли это вообще, но знай, что в нем есть место для тебя.
    Он крепко сжал ее в объятиях, и в его глазах блеснули слезы.
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


2008г. Ростов-на-Дону

© Copyright: Оксана Зорина, 2009

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 7,8,9

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru