Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Леонид Волжанин

Моё поместье

     Сатирическая пьеса о новой "элите общества", сколотившей, чаще нечестным путем, огромные капиталы. Легализировав их, теперь они стремятся облагородиться, придать себе светский и интеллектуальный блеск, получить дворянский титул. Действие разворачивается в бывшем барском поместье и на торжественной вечеринке, посвященной получению главным героем княжеского титула. Есть в пьесе, присущее образу жизни новых "властителей жизни", тусовка, адюльтер, месть оставленной женщины, чуть-чуть эротики, стриптиз и пр.


    Княжеский титул
    
    
    Действующие лица:
    
    Вадим Николаевич Васильев – управляющий коммерческим банком, 36 лет.
    Лариса – его жена, 25 лет.
    Тамара Александровна – первая жена Вадима, сотрудница Министерства экономики, 36 лет.
    Валерий – их 15 - летний сын, высокий, спортивного сложения юноша, на вид старше своих лет.
    Слава – бой-френд Тамары, служащий в Госдуме.
    Сергей – юрист банка и адвокат семьи Васильевых, одноклассник Вадима.
    Нина – его жена.
    Лиля – бывшая модель, близкая подруга Ларисы, жена Олега, 27 лет.
    Олег – приятель Вадима, владелец сети автозаправочных станций, 35 - 38 лет.
    Рита – корреспондентка газеты, любовница Вадима, 24 - 26 лет.
    Антонина – практикантка в банке, любовница Вадима, 20 лет.
    В эпизодах гости- преуспевающие деловые люди, сотрудники банка с женами, жители деревни: старики Матвей и Федор, старуха Авдотья, строители, охранник Гриша, стриптизерша.
    
    ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.
    
     1. Гостиная или столовая в доме Васильевых в Жуковке. С первого взгляда видна рука дизайнера, оформившего интерьер, согласно последнему крику моды. Лариса в дорогом вечернем платье, напевая, заканчивает накрывать праздничный стол. Свечи, шампанское, цветы. Сегодня в семье маленький юбилей - четыре года совместной жизни. Включает видеомагнитофон, на широком плазменном экране идут кадры свадебной церемонии Ларисы и Вадима. К приходу мужа выглядит как модель с обложки глянцевого журнала. Просыпается домофон, Лариса бросается в прихожую, на ходу поправляя что-то из одежды, к встрече мужа готова.
    Входит Вадим, Лариса у него на руках, продолжают целоваться.
    ЛАРИСА (капризно). Нехороший! Так долго не шел. Забыл, про юбилей?
    ВАДИМ (опускает ее на пол, восхищенно любуется женой). Извини, Ларочка, работа. Никак не мог освободиться. Кстати, четыре года – не круглая дата. (Вытаскивает из кармана коробочку с подарком, протягивает жене).
    ЛАРИСА (рассматривает подарок, целует мужа и торопится к зеркалу примерить новые сережки). Мы договорились каждый год отмечать два обязательных праздника – день знакомства и годовщину свадьбы. Забыл? Мой руки, и за стол.
    ВАДИМ (целует). Как мог забыть! Что ты говоришь! Неделю готовился, ждал, а опоздал – работа задержала. (Выходит).
     Лариса вставляет в уши новые серьги - подарок, зажигает на столе свечи, и выходит. Возвращаются вместе, у Вадима в руках галстук, он подходит к зеркалу, прикладывает к себе.
    ВАДИМ. Спасибо! Мечтал о такой расцветке, всё никак не попадался. (Целует жену, показывает на экран, где идет их бракосочетание). Четыре года минуло, а всё словно вчера. (С экрана зазвучал свадебный вальс, Лариса обнимает мужа и тащит танцевать).
    ЛАРИСА (танцуя). Ты меня любишь? (Муж кивает). Очень?
    ВАДИМ (целует). Очень.
    ЛАРИСА. Очень – очень? Как в день нашей свадьбы?
    ВАДИМ. Еще больше. Как увидел впервые, так и потерял голову. Влюбился, как мальчишка, как бывает лишь первый раз в жизни. Безумно, на всю жизнь. И с каждым днем люблю все сильнее.
     Вальс закончился, показ свадебной церемонии на экране ТВ продолжается.
    ЛАРИСА. Великолепно вальсируешь! Закружил. Пошли за стол, всё остывает.
     Садятся, Вадим со звуком открывает шампанское, разливает по бокалам. Лариса гасит электрическое освещение.
    ВАДИМ. За нас! (Чокаются).
    ЛАРИСА. За то, чтобы отмечали этот день еще сто лет!
    ВАДИМ. Жили долго - долго и умерли в один день.
    ЛАРИСА (показывает на экран ТВ). Вспоминаешь тот сумасшедший день?
    ВАДИМ (кивает, целует жену). Забудешь!.. На всю жизнь хватит! (Вадим приглушает звук телевизора). Могу похвастать, проблема с титулами успешно продвигается. Новые дворяне тоже не отстают. Прислали Устав своего общества. (Поднимается и приносит тоненькую книжицу, протягивает жене). Почитай, что предлагают.
    ЛАРИСА (читает про себя, затем вслух, удивляется). Самый дорогой титул у князя – 12 тысяч евро, граф – 8 тысяч! Граф, оказывается, ценится ниже князя. Считала, наоборот. А барон… Барон всего на пять с небольшим тысяч тянет… Что мы выбираем?
    ВАДИМ. Князя. Граф звучит солиднее, но я на графа не похожу. Для меня графы – это Монте Кристо, немецкие замки по берегам Рейна, герои Дюма и Вальтер Скотта. Наша Васильевка пока не тянет на графское поместье.
    ЛАРИСА (хлопает в ладоши). Я буду княгиней! Княгиня Лариса Васильева!
    ВАДИМ. Наберись терпения, титул еще получить и дело, похоже, не быстрое.
    ЛАРИСА. Жалко было заплатить и оформить через (смотрит в бумаги) "Новую Элиту России"? Они не копаются глубоко в прошлом. Никоновы за несколько месяцев стали графами, ты за год ничего не добился, бросаешь деньги на ветер.
    ВАДИМ. Со временем купленные титулы аннулируют, а у меня будет потомственный. Я тебе говорил, юристы работают с Департаментом Герольдии Российского Дворянского Собрания – очень серьезной международной организацией. Среди её членов царская семья, эмигранты первой волны. Они тщательно проверяют материалы из губернских архивов Родословных книг, которые мы представили.
    ЛАРИСА. (Обнимает мужа). Ваше сиятельство князь Васильев и их жена княгиня Васильева! Звучит! (Помолчав, шутливо). Врешь ведь, что предки дворяне, признайся хоть мне.
    ВАДИМ. Зачем мне врать? Родители не сберегли документы. Сгнили бы с ними в ГУЛАГе. С чего это у тебя сомнения появились, кто-то из подруг напел?
    ЛАРИСА. Сама сомневаюсь. Из ваших разговоров с Сергеем делаю вывод.
    ВАДИМ (обнимает, целует). Птичка моя, певчая, не ломай голову и не сомневайся. Сказал, будем князьями – значить будем. Валерка на будущий год едет учиться в Англию, его будут принимать в знатных английских семействах. Может и невесту найдет. Бывая за границей, я встречаюсь с очень серьезными людьми! Титул прибавит уверенности, партнерам – доверия. Своим прошлым я заинтересовался, как заработал первый миллион. Вспомнил, бабушка рассказывала, а ей мама, что родители блистали на губернских балах Великого князя Сергея Александровича, имели многочисленную прислугу. Я и сделал вывод – не будь дворяне, на губернаторский бал не пустили бы.
    ЛАРИСА (с поддевкой). Раз бабушка с мамой говорят, не пустили бы, верю, – не пустили.
    ВАДИМ. Зря смеешься.
    ЛАРИСА (садится к нему на колени, обнимает). Повелитель мой, князь! Пойдем бай - бай. Люблю тебя и без титула. Весь день ждала. Хотела тебя, не представляешь как! До самого утра будем заниматься любовью. Говорить разные ласковые слова, непристойности, угу?
    ВАДИМ. (Он устал, не охотно). Завтра на работу. (Помолчав, целует жену). Исполним все твои фантазии. Замучаю! Покажем, на что способны. (Лариса прижимается к нему, целует). Юбилей, конечно, отметим. Надолго запомнишь эту ночь!
     Поднимает жену на руки и уносит в спальню.
    
    З а т е м н е н и е
    
     2. Двухэтажный старинный дом в стиле ампир в строительных лесах. Идет реставрация. Несколько рабочих таскают кирпичи, ведра с раствором, слышится стук отбойного молотка. В окне второго этажа всполохи электросварки. Вадим, Сергей и Олег в строительных касках, выходят из дома. Где-то вдалеке играет гармонь, пьяные мужские голоса поют "Имел бы я златые горы.
    
    ОЛЕГ. Новый дом построить не обошлось бы дешевле? Больше ста лет ему, не меньше.
    СЕРГЕЙ. Сто пятьдесят с хвостиком. Генерал получил поместье и несколько сот крепостных за Крымскую войну, долго потом строил дом. Потомки достраивали, перестраивали. В гражданскую – штаб белых и красных, позже – сельсовет, правление колхоза, медпункт, сберкасса и еще хрен знает что.
    ВАДИМ. Геологи исследовали – фундамент надежный. Я на всякий случай укрепил, закачал бетонный раствор. Простоит еще триста лет.
    ОЛЕГ. Считаешь, наши архитекторы не нарисовали бы что-то подобное?
    ВАДИМ. Нарисовали мне в Жуковке, а построили, получилось другое. Восстановленный особняк создаст особую атмосферу, дух старины.
    ОЛЕГ (задумчиво, после паузы). Со временем все вокруг можно обустроить не хуже, чем у Никиты Михалкова под Нижним Новгородом.
    ВАДИМ. Видел его усадьбу. Тоже построю лодочную станцию на озере. Теннисный корт, поле для гольфа, лошадей заведу.
    ОЛЕГ (в тон ему продолжает). Церковь.
    СЕРГЕЙ. Чтобы шлялись все, кому ни лень? Нет, церковь мы восстанавливаем в райцентре. Построим дорогу – десять минут езды. Попа в случае необходимости привезем в дом.
    ВАДИМ (Олегу). Хотел посмотреть – увидел? (Обводит рукой горизонт, гордо). Вот оно, мое поместье! Всё вокруг.
    ОЛЕГ. Развернулся ты! Я гордился размерами своего участка в двадцать гектаров, ты переплюнул. Сколько у тебя?
    ВАДИМ. Девяносто четыре с небольшим. С лесом, деревней, плюс озеро.
    ОЛЕГ. Участком не назовешь. Верно сказал – поместье! Осталось получить дворянский титул.
    СЕРГЕЙ. Всё подкалываешь Вадима, финансовых успехов мало – подай еще дворянский титул. А знаешь, что землевладельцев в России автоматически причисляли к дворянам. Имена заносили в Родословную книгу губернского Дворянского Депутатского Собрания, утверждали Правительствующим Сенатом. Мы нашли Васильевых в Родословной книге. Теперь работаем с архивами Департамента Герольдии. Путь сложный, но самый надежный.
    ОЛЕГ (подумав, Вадиму). Название села Васильевка – козырь в твою пользу. Убедительное доказательство, усадьба фамильная.
    ВАДИМ. Считаешь, повезло? Специально выбирал деревушку со своей фамилией. Чтобы жителей минимально, лес вокруг, озеро или речка. Риэлторы с ног сбились в поисках. Потом Сергей с командой копались в архивах.
     Звуки гармошки и песня звучат всё громче. Вскоре выходят и сами исполнители – два мужика непонятного возраста, но явно за шестьдесят, в каком-то старье – Матвей и Федор. Песня и гармонь смолкают.
    ФЕДОР (качается). Наше вам с кисточкой! Благодетели наши! (Кланяется).
    МАТВЕЙ (пытается оттащить приятеля от хозяина и его гостей). Пошли отсюда, не будем мешать господам!
    ФЕДОР. Боишься, вторую пенсию не выдаст? Заплатит!
    ВАДИМ (строго). Мужики, вам чего? Говорил, когда гости, чтобы не видел никого!
    МАТВЕЙ. Уходим, уходим. Извините, Вадим Николаевич. У Феди в Москве еще один внук народился, он и поддал.
    ВАДИМ. А ты за компанию. Пошли! Пошли отсюда!
     Федор растягивает меха гармонии и запевает "Имел бы я златые горы", мужики уходят.
    ВАДИМ (Олегу). Такие работнички и остались, а ты спрашиваешь, зачем армян и таджиков навёз.
    ОЛЕГ. Докажешь принадлежность поместья предкам, еще уйма проблем возникнет оформить документы на землю. Закона о реституции ведь нет.
    ВАДИМ. Все учтено, за всё уже заплачено. Администрация района в моих руках, глава подпишет что угодно. Отвалил ему два годовых бюджета. Проведет приличную дорогу, новую газовую магистраль. Деревню объявили не перспективной, трубы сгнили, газ отключили. Электричество я провел заново.
    ОЛЕГ. Не представлял, размахнёшься так широко. Ты прав, места кругом великолепные! Воздух… Наша Жуковка и всё Рублево – Успенское шоссе отдыхают.
    ВАДИМ. Сколько звал приехать посмотреть!
    СЕРГЕЙ. Деревни пустеют, жители устремляются в города. Если мыслить по - государственному, здравый смысл подсказывает продать все неперспективные поселения состоятельным людям. Они приведут их в приличное состояние. Когда все домовладения и земля деревни будут принадлежать одному физическому или юридическому лицу, можно их сохранить, жителям создать сносные условия жизни.
    ВАДИМ (у него звонит сотовый). Извините, мужики. Слушаю… Маргарита? Кто тебе дал этот номер?.. Занят. Очень занят… Да. Не дома, ну и что? … Сегодня никак не смогу. Завтра будет завтра. Я сам позвоню. Пожалуйста, вычеркни из своего блокнота этот телефон. Никогда больше звони, я дал номер, по которому можешь звонить … Да… Я тоже… (Выключает, говорит как бы про себя). Ну и прилипчивая!
    ОЛЕГ. Новая милашка?
    ВАДИМ. Даже не знаю... Журналистка. Приходила уговаривать дать рекламу, потом собирала материал, теперь замучила звонками.
     Олег понимающе улыбается и перекидывается взглядами с Сергеем.
    СЕРГЕЙ. "Новая Элита" опять прислала приглашение воспользоваться их услугами.
    ВАДИМ. Пошли ты их!
    СЕРГЕЙ. Послать никогда не поздно. (Открывает папку и передает Вадиму несколько листков, а он не глядя - Олегу). В случае неудачи, придется пойти к ним.
    ВАДИМ (Олегу). Посмотри, может, заинтересует.
    ОЛЕГ (листает, останавливается на последней странице). "Новая Элита России"… Ого, утверждено Министерством Юстиции Российской Федерации. Дело поставлено на широкую ногу.
    ВАДИМ. Ни хухры - мухры. (Сергею). Ты с Юрием, надеюсь, сделаешь всё возможное, чтобы не связываться с этой элитой.
    СЕРГЕЙ. К их услугам прибегнем лишь в крайнем случае. Конечно, сделаем все, чтобы документально доказать твои права на землю и титул. Закорючек разных много, но документы будут легальными, не купленными.
    ОЛЕГ. Анекдот из Госдумы. В перерыве между заседаниями депутаты делятся своими проблемами. Зарплаты себе прибавили. Квартиры в Москве получили. Валютные счета за рубежом открыли. Загородные дома построили. Теперь и о людях пора подумать… Выделили бы душ по двести каждому...
    ВАДИМ. Да… (Мечтательно). Рабочие руки в хозяйстве пригодились бы!
    ОЛЕГ (насмешливо). Оформишь титул, как к тебе обращаться – Ваше сиятельство?
    ВАДИМ (с улыбкой). Как раньше.
    СЕРГЕЙ. В присутственных местах при его появлении будут объявлять: Их Сиятельство Князь Васильев.
    ОЛЕГ (не громко, почти про себя). Может и мне заняться розыском предков? Вдруг кто-то тоже владел поместьем, носил графский титул?.. Хотя, мало вероятно. Крепостными были.
    СЕРГЕЙ. Займись. Подключи юристов. Доказать можно всё, что угодно. Поместье приобрести не проблема, когда есть деньги. Дать тебе адрес компании "Своя деревня "? Занимается продажей неперспективных деревень в Тверской области. Недалеко от Москвы.
    ОЛЕГ. В моем бизнесе титул что-то прибавит?
    ВАДИМ. Уважения. Особенно при контактах с иностранцами, в командировках за границу.
    ОЛЕГ (смеется). Еще убедите… Ваше сиятельство, а сегодня у тебя, можно с часик порыбачить, не нанесу урон фауне? Когда еще вырвусь на природу.
    СЕРГЕЙ. Сейчас не интересно. Осенью выпустим молодь, рыбка подрастет и на будущий год будет настоящая рыбалка.
    ВАДИМ. Щука хорошо и сегодня идет. Ты на спиннинг ловишь?
    ОЛЕГ. Если можно, часик покидал бы.
    ВАДИМ. Пошли, там, в сторожке приготовлены снасти. Часик я и себе позволю покидать.
    
    З а т е м н е н и е
    
     3. Дом бывшей жены Вадима – Тамары. Здесь тоже все оформлено со вкусом, но более традиционно, не бросается в глаза роскошь, как у Ларисы. Тамара разговаривает по телефону с подругой.
    
    ТАМАРА. А ты… Да ну тебя… Нет, нет! Что ты! Мужчина приятный во всех отношениях. Согласна, 36 лет давно пора остепениться… Не готова к семейной жизни. (Входит сын, берет книгу с полки, собирается выйти, она, в трубку) Адачка, секунду отвлекусь, извини. (Сыну). Опять к отцу ходил?
    ВАЛЕРА. Тетя Лара обещала перевести английский текст.
    ТАМАРА. Всегда она будет переводить? Ты когда всерьез займешься языком?
    ВАЛЕРА. Слишком большой текст, времени уйдет много. (Выходит).
    ТАМАРА (возвращается к разговору с подругой). Не отключилась?.. Повадился к жене Вадима ходить… Кто – сын Валерка. Самому лень сидеть со словарем, а Ларисе неудобно отказать… Да нет. Что говоришь! Дважды в одну реку не войдешь.
     (Голос охранника в домофоне). Тамара Александрова, к вам корреспондентка Маргарита Жутова, впустить?
    ТАМАРА (в трубку). Адочка, извини, я позвоню позже, гостья ко мне. (Охраннику). Пусти. (Подруге в трубку). Журналистка из "Бизнес и коммерция"… Пишет о Вадиме… Вчера в "Метле" пристала, я и пригласила…Поклялась, положительный материал… Поверила…(Входит Рита). Всё! Целую. Потом перезвоню. (Опускает телефонную трубку, поднимается навстречу Маргарите. Гостья с любопытством оглядывает гостиную, располагающе улыбается).
    РИТА. Добрый день! Вчера в "Метелице" не удалось поговорить.
    ТАМАРА (покровительственно). Здравствуй. Садись, раз пришла. (Открывает бар). Что будешь пить?
    РИТА. Мне все равно. Что вы.
    ТАМАРА (достает открытую бутылку мартини, лед, бокалы). Так что собираешься услышать о Васильеве? Если надеешься, какой-нибудь компромат про бывшего мужа, зря пришла. Мы в приятельских отношениях и относимся с уважением друг к другу.
    РИТА. Что вы, Тамара Александровна! Я не из желтой прессы. "Бизнес и коммерция" серьезная газета. Редакция готовит рекламную полосу, посвященную банку. Рассказывая его историю, нельзя не помянуть управляющего. Тем более, у Вадима Николаевича скоро день рождения, будет небольшим подарком.
    ТАМАРА. Вадим Николаевич про статью знает?
    РИТА. Естественно. Задание редактора. Кстати, достаточно фактов могла бы взять из официальных документов и не беспокоить ни его, ни вас. Хочется сделать статью потеплее, читабельной, рассказать об управляющем просто как о человеке. Наверняка знаете, бытует мнение, становлению Вадима Николаевича способствовала удачная женитьба. А ведь это не совсем так? Многого он добился после того, как вы расстались.
    ТАМАРА (перебивает). Он с красным дипломом закончил Плешку. Плехановскую академию. Получил кучу заманчивых приглашений на престижную работу.
    РИТА. Редактор тоже считает, Вадим Николаевич сделал себя сам.
    ТАМАРА (помолчав). Вероятно, ваш редактор прав. (Поднимает бокал). Будем! (Выпивает весь бокал, Рита следует примеру). Так что тебе рассказать? Познакомились и поженились студентами. Первые два года не замечала скромного однокурсника. После второго курса оказались на практике в одной западной фирме в Петербурге. Поселили нас в комфортабельной гостинице, принадлежащей фирме. Я отказалась от первоначального решения остановиться в престижной гостинице на Невском. Каждый день общались, я и влюбилась. Однокурсник оказался совершенно не похожим на богатых сынков, кичащихся своей родословной, которые всегда окружали меня.
     Вернувшись в Москву, продолжали общаться. Такого надежного мужика и замечательного любовника до него не встречала. Влюбилась по - настоящему и была не против, если сделает предложение. Он долго не решался, не верил, у меня серьезно. Боялся, слишком избалована, из другому социального круга. Отцу Вадик понравился сразу, папа понял, юношу интересую я, а не его должность и возможности, в отличие от прежних поклонников. Для семейной жизни лучше спутника мне не найти. Ему Вадим потенциальный помощник в делах. В итоге благословил нас.
    РИТА. Оба такие положительные, любили друг друга, и разошлись. По какой причине?
    ТАМАРА. Он, как и я, лидер, настойчив в своих целях. Надеялась, во всем будет слушаться меня, смотреть снизу вверх. Не сразу разобралась. У обоих один и тот же потенциал, однако, прожили семь лет в любви и согласии, как пишут твои собратья. Больше того, удивительно одинаковыми оказались у нас взгляды на большинство житейских проблем, на искусство, литературу. Редко, когда мнения не сходились, и выпадал случай поспорить.
    РИТА. Скучно стало?
    ТАМАРА. Не сказала бы. Не пропускали ни одной премьеры или мало-мальски значительной тусовки. Вместе ездили по курортам и заграницам.
     И все же, подтвердили статистику, семи счастливых лет хватило, чтобы семейная жизнь осточертела. Следующие пять лет сходились – расходились, продолжали жить вместе. Боролась с собой, понимала, Вадик любит меня, я люблю его, а отношения тяготят. Обоим не доставало личной свободы. Брак подавляет индивидуальность, заставляет играть по правилам партнера. Валерка подрос, и мы развелись. Оба, вырвавшись на свободу, как с цепи сорвались, кинулись в разгул. Вадим быстро нагулялся и женился, а я…
    РИТА. Все еще любите его?
    ТАМАРА (вздохнув). Не знаю.
    РИТА. Всё не так, как представляла, как болтают на тусовках.
    ТАМАРА. Интересно! Что же ты там слышала?
    РИТА. Разное. Вы оставили его, он изменял вам. Другие говорят … (Она помолчала). Вы изменяли, и он потребовал развода, больше не нуждаясь в покровительстве вашего всемогущего папы.
    ТАМАРА. Люди все злые, завистливые. Не то еще наговорят!
    РИТА. Так, кто кому изменял?
    ТАМАРА. Без комментариев. И так много лишнего рассказала. Давай, лучше выпьем. (Поднялась к бару, достала открытую бутылку коньяка, блюдце с нарезанным лимоном, рюмки, разливает).
    РИТА (с рюмкой в руке). Раскаиваетесь, решились вспомнить прошлое?
    ТАМАРА (одним глотком выпивает). Не в чем мне раскаиваться!
    РИТА. Со второй женой Вадим Николаевич не собирается разводиться? Отношения у них напряженные, снимал квартиру одной любовнице, сейчас обещает жениться на второй.
    ТАМАРА (с удивлением смотрит на корреспондентку, затем возмущенно). Откуда тебе известно?
    РИТА. Разве не правда? В банке циркулируют слухи, на тусовках сплетничают. (Рита молчит, а Тамара закипает с каждой секундой всё больше, повышая голос). Ты зачем пришла?! Факты для рекламной статьи собрать или материал для желтой сплетницы? Попробуй только!.. Уходи! (Встает, Рита продолжает сидеть). Позвать охранника, выкинуть тебя?
    РИТА (медленно поднимается, идет к выходу). Зря вы. Никого я не собираюсь подставлять.
    ТАМАРА (грозно). Я тебе подставлю!
    З а т е м н е н и е
    
     4. Апартаменты Ларисы. Она разбирает свой гардероб. На столе, креслах, кругом разбросаны шубы, пальто, теплые куртки, что-то примеряет перед огромным зеркалом, про себя напевает модный шлягер. Где-то вдали раздается звонок и домработница - малайка вводит подругу Лилю. Они обнимаются, целуются, отпускают друг другу комплименты.
    ЛАРИСА. Прекрасно выглядишь. Где укладку делала?
    ЛИЛЯ. У нас в "Элле". Тоже прекрасно выглядишь. А в новых джинсах, хоть на подиум. Сидят как влитые. Вся смотришься замечательно.
    ЛАРИСА. Спасибо. (Вертится перед зеркалом, рассматривая свои джинсы). Говоришь, сидят хорошо?
    ЛИЛЯ. Отлично. ( Рассматривает груду сложенной одежды). Не рано к зиме готовишься?
    ЛАРИСА. Смотрю от чего избавиться, шкафы переполнены, ничего не помещается. Третий шкаф вдвое расширила и опять теснота. Какие новости из мира моды?
    ЛИЛЯ. Новости? Давно смотрю те же журналы, что и ты. Когда в агентстве работала, ездила с показами в Милан, могла чем-то поразить.
    ЛАРИСА. Наши Султанова с Зайцевым продолжают удивлять, изгаляются. Всё только для подиума. Смотрю итальянские журналы – там больше классики и традиционного… Чего задержалась? Я уж начала бояться – не идешь и не идешь. А Валерка уже звонил, с минуты на минуты появится.
    ЛИЛЯ. Позволь, примерю. (Бесцеремонно надевает одну из шуб, вертится перед зеркалом). Нечего было паниковать, домработница дома, я обещала придти.
    ЛАРИСА. Рассказывала? В прошлый раз повалил, колготки порвал, за трусы взялся.. Едва отбилась. Не представляешь, какой сильный! На все угрозы пожаловаться отцу, смеется. Скажу, ты пыталась меня изнасиловать, по телу юному соскучилась. Мне поверит, а не тебе.
    ЛИЛЯ. Говорила, включай диктофон, когда заходит. (Продолжая примерять шубу). Великолепна! Стоит, наверное, двух приличных автомобилей. Сколько отдала?
    ЛАРИСА. Девяносто пять тысяч. На после рождественской распродаже в Лондоне. Потому недорого.
    ЛИЛЯ. Долларов?
    ЛАРИСА. Ну, что ты! Фунтов! (Снимает один топик, собирается примерить другой и в этот момент дверь без стука открывается, на пороге вырастает Валера – сын мужа от первого брака с Тамарой. Пятнадцатилетний красавец, сексуально озабоченный юноша. Лариса, оставшись в бюстгальтере, испуганно прикрывается).
    ВАЛЕРИЙ (кричит с порога). Привет, девочки! Всё в тряпках копаетесь?
    ЛИЛЯ. Стучать полагается, когда входишь к женщине.
    ВАЛЕРИЙ. (Улыбаясь, окидывает Лилю похотливым взглядом). Я думал мама одна. Не знал, что у неё гости. (Ларисе). Папа сказал, переведешь мне две странички, еще возьму кое-какие книги.
    ЛИЛЯ. (Подруге). Он называет тебя мамой?
    ЛАРИСА. Перед тобой паясничает. Какая я ему мама!
    ВАЛЕРИЙ. Рад бы видеть подружкой, но раз жена моего отца, кто, как не мама.
    ЛАРИСА. Вот и относился, хотя бы как к мачехе, а не к подружке – ровеснице! Оставь текст. К завтрашнему утру переведу. Книги, которые возьмешь, перед уходом покажи. Папа наказал проследить, чтобы не взял ничего из раритетов.
    ВАЛЕРИЙ. Покажу. За переводом водитель приедет.
     Валерий еще раз раздевающим взглядом снизу вверх осматривает Лилю, переводит взгляд на Ларису и выходит.
    ЛАРИСА. Видела, как смотрел на меня? Раздевал! Лишь твое присутствие спасло. Не ты, принялся бы уговаривать дать ему. Меня, мол, не убудет.
    ЛИЛЯ. Показалось. Больше меня рассматривал. Взглядом опытного мужчины. Парень класс! Прямо Антонио Бандерас в первых фильмах. Провести ночь с таким юношей я бы не прочь. Что противишься? Доставь себе удовольствие, когда еще подвернется такой мальчик.
    ЛАРИСА. Соображаешь, что говоришь? Чем закончится минутное удовольствие? Вадик если не убьет, выгонит, в чем есть, на улицу.
    ЛИЛЯ. Пошутила. От скуки подобные мысли. Давно собираюсь завести собственное дело, увлечься чем-то. Вернуться на подиум Олег не позволяет. Пока еще зовут. Будь склонность к бизнесу, попросила бы купить фитнес - клуб или косметический салон. Он не против, но подумаю, придется вникать в массу цифр, следить за дебитом – кредитом, разными показателями, руки опускаются, желание пропадает. А без дела надоело. Нам с тобой завидуют, а мы ведь в клетке золотой. О ней мечтают, пока не окажутся там. (Помолчав). Пришла не только спасать от пасынка. Посоветоваться хочу и с просьбой.
    ЛАРИСА (Оставила перебирать одежду, вопросительно смотрит на подругу). Что случилось?
    ЛИЛЯ. Донесли, последняя любовница Олега в положении. Если сочтет, причина отсутствия детей во мне, какое решение он примет, боюсь и предположить.
    ЛАРИСА. Кто она, знаешь?
    ЛИЛЯ. Из "Blue stars" восходящая старлетка.
    ЛАРИСА. Как же она умудрилась? (Показывает пальцем у виска). Совсем того, что ли?
    ЛИЛЯ. Рассчитанный шаг. Бывшие коллеги, вероятно, просветили, Олег мечтает о ребенке. На бензоколонке познакомились. Узнала, у него не одна колонка и тянет теперь денежки.
    ЛАРИСА. Плохи твои дела.
    ЛИЛЯ. Оставит, с сумой не пойду. Мне двадцать семь, вернусь в модельный бизнес, шанс удачно выйти замуж останется. А если не удастся? Сколько конкуренток моложе обивают пороги агентств! (Задумалась, и вдруг заговорила совсем о другом). Однажды меня подвозил ваш охранник, не помню имя, обычно с Вадимом ездил. Низенький лысый здоровяк с бандитской рожей.
    ЛАРИСА. Савва. Савелий. Вадим уволил его.
    ЛИЛЯ. Не поможешь разыскать? У вас должны остаться координаты. Только Вадима не посвящай.
    ЛАРИСА. В позапрошлый год мы завозили ему домой ёлку. Дом помню, а подъезд, квартиру – уволь. Не выходила из машины. Я бы и дом не запомнила, – он в прежнем, нашем с мамой районе, на углу Люблинской и Совхозной. Съездим как-нибудь, покажу. Имя не слишком распространенное, поспрашиваешь. Скажешь, хочу нанять охранником.
    ЛИЛЯ (бросилась обнимать подругу). Спасибо, Лара! Когда поедем? Сейчас не можешь? Машина у калитки.
    ЛАРИСА. Знаешь, как далеко! В Люблино! Учитывая пробки на дорогах, уйдет часа два - три, если не больше.
    ЛИЛЯ. Очень прошу!
    ЛАРИСА (показывает на разложенные повсюду вещи). С этим что делать?
    ЛИЛЯ. Вернешься – уберешь.
    ЛАРИСА. Ладно, едем. Догадываюсь, зачем Савва нужен, спрашивать не буду. Пожелаешь – сама расскажешь. (Выходят).
    З а т е м н е н и е
    
     5. Вадим в домашнем кабинете печатает на компьютере. Звонит телефон.
    ВАДИМ (в трубку). Что хотел, завтра нельзя решить? Никаких кредитов Варфоломееву!.. Пусть рассчитается со старым… Нет, нет! Ни в коем случае… Тем более, а ты звонишь… Пока. (Опускает трубку стационарного телефона, включает сотовый). Сергей?.. Что так долго?.. Приедешь – расскажешь. Знаю, и в воскресенье дороги забиты. Жду!
     В кабинет заглядывает Лариса, подходит, обнимает.
    ВАДИМ. Ларочка, извини, зашиваюсь.
    ЛАРИСА. (Капризно). У… Нехороший. В воскресенье тоже работа.
    ВАДИМ. Иди пока к себе, я скоро освобожусь.
    ЛАРИСА. (Целует мужа). Мне скучно. Обещал, пойдем куда-нибудь. (Выходит. Вадим еще недолго работает, как в комнату входит его недавняя любовница Антонина, девица лет двадцати. Вадим не сразу замечает гостью, а она подходит сзади и закрывает ему глаза).
    ВАДИМ. Ларочка, я же сказал, немного осталось. Не мешай!
    АНТОНИНА. Не узнал! Еще недавно восторгался моими руками. Не Ларочка я.
    ВАДИМ (поворачивается, убирает ее руки, удивлен). Тоня?
    АНТОНИНА. Номера телефонные сменил, не звонишь. Вадим, я беременна.
    ВАДИМ (удивлен, недовольно). Я причем?
    АНТОНИНА. Я не Дева Мария, зачать от Ангела. Твой ребеночек. Пятый месяц. Что будем делать?
    ВАДИМ. Делать, мы? Не школьница, раньше следовало думать. Чего от меня хочешь? От кого залетела не знаю, и знать не хочу. Приехала шантажировать?.. И нашла!
    АНТОНИНА. Что мне делать? Посоветуй.
    ВАДИМ. В подобных делах не советчик. Рожай, делай аборт. (Возмущенно). Всё, что хочешь, и больше, чтобы тебя не видел! Нашла крайнего!
    АНТОНИНА. Рожу и привезу младенца тебе.
     Вадим берет трубку сотового телефона.
    ВАДИМ. Гриша, зайди. (Антонине). Я тебе привезу!
     Входит охранник Гриша - громила, вопросительно смотрит на Вадима.
    ВАДИМ. Выпроводи, и скажи ребятам, чтобы никогда не пускали эту шантажистку!
     Григорий неловко обнимает Антонину и пытается вывести. Она ни с места.
    АНТОНИНА. Есть врач, готов помочь. Две тысячи евро за операцию требует. У меня таких денег нет, сам понимаешь. Ты последняя надежда. Еще неделя и никто не возьмется.
    ВАДИМ. Где раньше была? С меня ничего не получишь. Не тщи себя надеждой. Шантажистов похлещи тебя выпроваживал. (Дает знак Григорию вывести девицу. Охранник берет за руку и тащит Антонину к выходу).
    АНТОНИНА. Не желаешь помочь – обращусь к жене. Пожалеешь!
    ВАДИМ. Обращайся! Хоть в Организацию Объединенных Наций.
     Григорий уводит упирающую женщину.
    ВАДИМ (оставшись один). Только ее не хватало. Нашла каким-то образом, приехала… Лариска узнает – устроит сцену! Две тысячи. Я что, печатаю их?.. Может, врет, на пятом месяце? Не глупая ведь.… Последний раз был у неё…(Считает про себя). Столько времени куковала одна? Не похоже на Тоньку. Что-то надо придумать.
     Входит Лариса.
    ЛАРИСА. Ты скоро? (В этот момент в комнату врывается разъяренная Антонина, следом вбегает охранник, хватает Антонину под руки, пытается увезти).
    АНТОНИНА (кричит Вадиму). Ларочка появилась! Рассказал, как обрюхатил меня?
    ВАДИМ (охраннику). Кому сказал, увезти шантажистку! С девчонкой не можешь справиться… Выгоню!
    ГРИГОРИЙ (тащит упирающуюся Антонину к двери). Вадим Николаевич, вывел ее за ворота. Не знаю, кто впустил.
    ЛАРИСА (молча наблюдает, заговорила не сразу). Она правду сказала?
    ВАДИМ. Не видишь, шантажистка. Сегодня впервые увидел.
    ЛАРИСА. Гриша, подожди-ка, отпусти её.
    АНТОНИНА. Ах ты, козел, впервые увидел. (Ларисе). У него в банке практику проходила. Затащил однажды в кабинет, потом стали встречаться... Можете юриста Сергея Петровича спросить. Квартиру на Бауманской специально снимал.
    ЛАРИСА (насмешливо). Подарить слабо?
     Григорий в нерешительности стоит, продолжая держать Антонину за локти, смотрит на хозяина.
    ВАДИМ. Врет всё, кто-то надоумил развести меня на бабки. Говорю, не видел эту особу никогда.
    АНТОНИНА. Вы посмотрите на этого подонка! Никогда не видел… Догадывалась, что врал паразит. Не собирался разводиться. А я, дурочка, любила. Сейчас я ни на что не претендую, только помогите избавиться от пуза. (Поднимает платье, показывает голый живот).
    ЛАРИСА. Обещал жениться, не предохранялась и довела до такого срока? Откуда ты взялась, этакая дурочка, из деревни что ли? Нынче и деревенские грамотны, книжки про городских казанов почитывают, телевизор смотрят.
    АНТОНИНА. Клялся, что разведется, женится на мне.
    ЛАРИСА (мужу). Правда, обещал? Ничего умнее не мог придумать? Тупица! (Антонине). Вот что, красавица, врешь ты, или вправду надеялась окрутить, я с Вадимом Николаевичем разберусь, а ты топай отсюда, и чтобы никогда больше не видела. Ничего не обломится. Не надейся!
     Антонина повисла на охраннике, упирается, зарыдала.
    АНТОНИНА. Вы женщина, должны понять. Да, я дурочка, поверила. Благородный, порядочный человек. Говорил, вы давно живете раздельно, развод в стадии оформления. Снял квартиру для свиданий. Теперь у меня один выход – в метро под поезд.
    ЛАРИСА (вдруг расчувствовалась). Хорошо, подумаем, как тебе помочь. Сейчас иди, я должна разобраться. (Охранник уводит плачущую Антонину. Мужу). Что скажешь? Соври! Только умно!
     Вадим встал, пытается обнять жену, она отталкивает.
    ВАДИМ. Прости! Понимаю, нет мне прощения… Всё произошло случайно. Отмечали что-то в банке, все хорошенько поддали, она прицепилась, повисла на мне, я и потерял контроль.
    ЛАРИСА. Прицепилась! Красотка так понравилась, что даже квартиру снял для свиданий. (Дает пощечину). Действительно, подонок! Предатель! (Расплакалась, сама себе). Договорились, что ли, они все, забеременеть? Начитались советов рублевских писательниц.
    ВАДИМ (пытается успокоить). Ларочка, прости! Бес попутал, алкоголь… Вот и оступился. Клянусь, больше никогда! Не взгляну даже ни на одну женщину.
    ЛАРИСА (сквозь слезы). Не прощу. Отныне не знаю тебя. Возвращаюсь к маме.
     Без стука открывается дверь и на пороге вырастает Сергей.
    СЕРГЕЙ. Извините. Я не во время. (Намерен выйти).
    ЛАРИСА. Оставайся, Сергей, я ухожу. Навсегда из этого дома.
    СЕРГЕЙ. Поссорились – помиритесь.
    Лариса выходит. Вадим кричит ей вслед: Лара!
    ВАДИМ (самому себе). Ситуация…
    СЕРГЕЙ. Антонина приходила? Видел её у дома, садилась в такси. (Вадим кивает). Тоже пойду. Вижу, не до разговора. (Хочет уйти, Вадим хватает за руку).
    ВАДИМ. Что у тебя, говори. Жизнь продолжается.
    СЕРГЕЙ (мнется, не решается начать). Две новости. Одна хорошая, а вторая… Даже не знаю, как назвать. Первая. Пришли бумаги из Питерского архива Департамента Герольдии Правительствующего Сената. Нашли в Родословной Книге Дворянского собрания Калужского губернии Васильева. Чиновник, с такой фамилией из Министерства иностранных дел, владел имением. Правда, далеко от нынешней Васильевки, но это не имеет значения. Главное, существовал, а сорок километров в ту или другую сторону, не существенно. Остается составить генеалогическую цепочку до наших дней, найти свидетелей, подтвердивших твое родство.
    ВАДИМ. Не тяни, давай вторую новость.
    СЕРГЕЙ (не сразу решается заговорить). В Марокко объявились наследники дома и земли. Французы. Предки оказались там, сбежав от революции и гражданской войны. По-русски фамилия звучит Ларины. В субботу прилетают и первым делом намерены поклониться могилам предков, увидеть остатки усадьбы. Знают, что дом сохранился.
    ВАДИМ. Откуда сведения?
    СЕРГЕЙ. Глава Администрации позвонил, я только - что от него. Дом и землю не отберут, успокоил он. Я и без него знаю – закона о реституции нет, и никогда не примут. Гостей наверняка будут сопровождать корреспонденты. Узнают, поместье принадлежало семье Лариным, а не Васильевым, как мы доказываем… Впереди четыре дня, следует предпринять опережающие шаги по спасению ситуации. Столько времени и денег угрохали…
    ВАДИМ. А если скрыть от гостей, что претендую стать их наследником? Просто купил развалюху и восстанавливаю.
    СЕРГЕЙ. Единственный выход. Важно, не узнали бы, желание заполучить дворянский титул опирается на их семейные владения. Объясни ситуацию Ларисе, предложим её на роль гида для гостей.
    ВАДИМ. Идея!.. Правда, Лариса слабо владеет французским. Ее специальность английский и немецкий, ты знаешь… Ох, эта Антонина!.. После сегодняшнего инцидента Лариса откажется, или того хуже, раскроет всю правду. Корреспонденты ухватятся за сенсацию и тогда…
    СЕРГЕЙ. Тогда оформим документы через "Новую Элиту".
    ВАДИМ (сокрушенно). Следовало с самого начала послушаться Александра Александровича и заплатить. Всё ты! Платить не будем, найдем настоящих предков, оформим законно. Оформили. Насмешек теперь будет!
    СЕРГЕЙ. Посмеются и забудут. Не впадай в панику! Мы не знаем, как пройдет визит. Подготовимся, устроим встречу с русским гостеприимством. Время у нас есть. Самый лучший вариант Ларисе
    предстать переводчицей, если не знают русского. Помиритесь немедленно!
    ВАДИМ. (Не слушает, все еще под впечатлением происшествия с любовницей, ожидания наследников, разговаривает сам с собой). Как Антонину нейтрализовать?.. Две тысячи требует. Можно верить, что потом отстанет?
    СЕРГЕЙ. Почему именно две?
    ВАДИМ. За аборт, говорит, врач требует… Придется, кое с кем посоветоваться.
    
    З а т е м н е н и е
    
     6. Лариса и Рита за чайным столом. Чай, торт, бутылка вина, рюмки. Включен телевизор без звука, но понятно, что спутниковое ТВ показывает программу Би - Би - Си на английском.
    
    РИТА. Диктофоном пользуюсь, когда материал на экономическую тему. В этот раз должна очеловечить рекламную статью о банке, сделать читабельной. Рассказать немного об управляющем.
    ЛАРИСА. Знаю я вас, журналистов, мать родную сдадите ради сенсации. У нас в семье никаких сенсаций. Встречу назначила у мамы, а не у себя, – дома бардак, готовимся к переезду.
    РИТА. Признаюсь откровенно, почему попросила о встрече. На последней тусовке неожиданно услышала, вы расходитесь, вернулись к маме. Расстроилась! Летит мой материал, я так рассчитывала на будущий гонорар…
    ЛАРИСА (не дает договорить). На тусовке разных сплетен услышишь. Почесать языки желающих достаточно. Поминать Вадим Николаевича в газете ни к чему. Очередную волну зависти вызовет. Какой гонорар ждешь за статью? Назови. Заплачу вдвойне, если не станешь ничего писать.
    РИТА (смутилась). Статья не обычная. Заказная. Рекламная. Всё зависит от заказчика. Банка вашего мужа.
    ЛАРИСА. Тысячи баксов достаточно?
    РИТА. Откажусь я, поручат другому корреспонденту.
    ЛАРИСА. Говорила с Вадим Николаевичем, как он отнесся?
    РИТА. Вполне адекватно. Попросил лишь не писать про будущее дворянство, чтобы не сглазить. Кстати, как нашли документы, подтверждающие дворянские корни?
    ЛАРИСА. Элементарно – подняли архивы. Его прадедушка и прабабушка из потомственных дворян. Служили по дипломатической линии. В обществе стали учитывать происхождение, он и вспомнил, тоже может гордиться.
    РИТА. Отец первой жены Вадима Николаевича, депутат Государственной Думы, Александр Александрович, из старинной дворянской семьи, корни восходят к Ивану Грозному. В его семье вашему мужу дворянство и так светило.
    ЛАРИСА. Понятия не имела. Считала, отец Тамары купил титул. Нынче это просто: обратись в, созданное после перестройки, дворянское общество "Новая Элита России", заплати энную сумму и выбирай себе титул.
    РИТА. С первой женой Тамарой, какие у вас отношения?
    ЛАРИСА. Нормальные. Как следователь, вопросы задаешь … Имеет отношение к рекламной статье? Общаемся иногда, делить нечего. Не подруги и не враги, пытающиеся насолить друг другу. Их общий сын Валера часто живет у нас, берем с собой за границу.
    РИТА. Вы довольно давно вместе, а детей не завели.
     Телефонный звонок.
    ЛАРИСА (берет трубку). Все впереди. Это не тебе. Слушаю, мама. … Пришел к тебе на работу? Надоел звонками… Не прощу! Никогда не прощу!.. Сейчас?.. У меня корреспондентка. Ты не могла бы задержать... Уже уехал?.. Хорошо, позвоню. Целую. (Опускает трубку, Рите). Извини, должна идти. Кажется, на все вопросы ответила.
    РИТА. Спасибо, что уделили время. Надеюсь, продолжим знакомство. (Встала, закрывает блокнот, собирается уходить).
    ЛАРИСА. Прости, мама зовет срочно приехать. Проблемы с братом. До свидания! (Выходит первая, Рита за ней).
     Некоторое время сцена пуста, по-прежнему беззвучно работает телевизор, возвращается в другом платье Лариса, принимается убирать со стола остатки чаепития, входит Вадим.
    ЛАРИСА. Чего пришел? Сказала же, всё! Знать тебя не знаю. Придет Сергей, проконсультируюсь, как нам оформить развод.
    ВАДИМ (становится на колени). Ларочка, прости! Не могу без тебя. Сердце мое принадлежит тебе. Был просто физиологический акт, без всякой душевной близости.
    ЛАРИСА. Если бы один раз! Встречался регулярно, снял квартиру… Никогда не прощу!
    ВАДИМ. Весна, гормоны взыграли. Ночи оказалось мало, разрядка потребовалась и днем. Я же еще молодой мужчина.
    ЛАРИСА. Целыми днями скучаю без дела, жду, а ты нашел с кем разряжаться – с практиканткой. Предатель! Не прощу!
     Лариса постепенно оттаивает, когда он снова пытается обнять, уже не противится. Вадим целует ей руки, затем, преодолев сопротивление, целует в губы, и Лариса сдается.
    ВАДИМ. Я люблю тебя, Ларочка! Ну, прости! Каждый преступник имеет право на прощение. Поехали домой!
    ЛАРИСА (сквозь слезы). Пользуешься моей слабостью. Люблю тебя, предателя. Поклянись, больше никогда не повторится. Еще раз бес попутает, ни за что не прощу. Подам на развод.
    ВАДИМ. Клянусь. (Парочка горячо целуется). В знак примирения прими подарок. (Тянет ее к окну, посмотреть на улицу, показывает на новую автомашину). Твоя.
    ЛАРИСА. Что, машина? (Вадим кивает). Подарком надеешься искупить предательство?
    ВАДИМ. Не подарком, а поведением. Машина попутно.
    ЛАРИСА. Моя "Пежо" мне нравится, я довольна. Огромная машина ни к чему. Цвет, правда, великолепен. Кстати, что за марка?
    ВАДИМ. "БМВ". Есть и автоматическое переключение скоростей. Как ты мечтала.
    ЛАРИСА. ( Опомнилась, что нарушила обещание, данное себе, не мириться с мужем). Будешь наказан. Придумаю как.
    Вадим обнимает ее, целует, она отвечает.
    ВАДИМ. Французский еще не забыла?
    ЛАРИСА. Что-то перевести?
    ВАДИМ. Побыть переводчицей у бывших владельцев Васильевки. Приезжают.
    ЛАРИСА. Объявились?! Я предупреждала. Потуги объявить деревню наследственным владением накрылись?
    ВАДИМ. Почему накрылись! Родственники в четвертом, если не в пятом, поколении желают посмотреть на землю предков. Посмотрят и уедут. Ничего не знают о России, едут впервые. На Россию мода нынче.
     Постараемся встретить на высоком уровне, обаять. От переводчика зависит, чтобы не возникли разговоры о моей претензии на их наследственные владения.
    ЛАРИСА. Считаешь, сумею справиться с задачей? Возможно, они знают русский. Наверняка с ними переводчик фирмы, организующей поездку.
    ВАДИМ. Приезжают после завтра. Просмотри разговорники, словари, вспомни, всё, что когда-то знала.
    ЛАРИСА (задумалась, после паузы). А если не возьмусь?.. Я тебя не простила, предатель!
    ВАДИМ. Прости, Ларочка! Сейчас не время выяснять отношения. Важно встретить и проводить гостей.
    ЛАРИСА (оттаяла). Французский не основным языком был. Особо в Универе не требовали.
    ВАДИМ. Помню, как в Антибе охмуряла художника – французика, тараторила, словно футбольный комментатор на матче. Полистай разговорники. Ларочка, я люблю тебя! Неужели поверила, могу оставить ради какой-то пигалицы.
    ЛАРИСА. Встречался не один раз, квартиру снял. Предатель.
    ВАДИМ. Говорил, бес попутал, гормоны взыграли.
    ЛАРИСА. Рано тебя бес попутал, я уже не удовлетворяю, со мной не так хорошо, как раньше?
    ВАДИМ. Хорошо! Как ни с кем еще не было, любимая! Радость моя, ненаглядная!
     Целуются, Вадим хватает ее в объятия, и они падают на диван.
    
    З А Н А В Е С
    
    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    
     1. Большой зал, где проходит вечеринка, больше походит на бальный. Камин с дровами, люстра и канделябры с электрическими свечами, вокруг огромных зеркал; несколько гипсовых копий с известных мраморных статуй. Преобладают цвета: белый, желтый и золото. Виновники торжества решили сегодня совместить парадный обеденный и танцевальный залы.
     Вечеринка, посвященная получению хозяином дворянского титула "князь" в разгаре. Среди гостей служащие банка, друзья и знакомые хозяев, первая жена Вадима Тамара с бой-френдом Славой, корреспондентка Рита. Звон бокалов, взрывы открываемого шампанского. Обслуживают застолье приглашенные из ресторана официанты во фраках.
    В центре зала несколько пар танцуют. Среди танцующих Вадим и Нина – одноклассница, жена друга детства, а теперь юриста банка и семьи, Сергея. Их исполнение классического вальса вызывают аплодисменты.
    
    ВАДИМ. Давно с тобой не танцевал. Пригласила, в первое мгновенье хотел отказаться – опозорюсь. Ты ведь профессионал, преподаешь танцы.
    НИНА. Не прибедняйся! Великолепно танцуешь. В школе одну студию посещали.
    ВАДИМ. Ты поступила в театральный, а я после школы покончил с танцами. Словно книжный червь вгрызался в кубометры скучной финансовой литературы. После академии тоже было не до танцев, с утра до вечера в бумагах с цифрами.
    НИНА. Студийные уроки танцев сродни езде на велосипеде, если научился, – на всю жизнь. Занимаюсь с олигархами, их отпрысками исключительно, чтобы держаться в форме. Давно бы оставила. Сережа постоянно зудит: брось ты свои уроки, поддерживать фигуру можешь занятиями в фитнес - клубе.
     ВАДИМ. Фигура у тебя класс.
    НИНА. Благодарю. (После паузы). Вадик, правда, ты отказался от строительства дома в Сен - Тропезе?
    ВАДИМ. В этом году и будущем точно. Здесь непочатый край работы, видела, в каком состоянии деревня и всё вокруг. Не будет времени отлучаться из Москвы надолго. Знаешь, сколько его пожирает строительство! Получил опыт. Доллар, своей неустойчивость, постоянно создает проблемы банку.
    НИНА. Семен, – брат младший собирается для начала купить что-нибудь недорогое. Главное, заиметь участок земли, построиться можно потом, как мы с Сергеем.
    ВАДИМ. Семен советовался с нами. Мне, кажется, он прав. У меня тоже была мысль, пока не купил Васильевку. (Танцуя, они удаляются в глубь сцены).
     На переднем плане Тамара и её бой-френд Слава.
    ТАМАРА (выговаривает ему). Я зачем привела тебя, чтобы за мной ухаживал или пожирал глазами журналистку?
    СЛАВА. Томочка, тебе показалось. Она попросила подать тарелку с маслинами. Больше я и не поворачивался в её сторону.
    ТАМАРА. Вижу, в чью сторону направлены твои глазели. Смотри, мне!
     Лариса и Лиля, встали из-за стола и устроились в креслах, продолжают разговор.
    ЛАРИСА. Отдохнешь у меня. Накупаешься, лодка, гидроцикл, водные лыжи – все в твоем распоряжении. Завтра приезжает тренер, научит обращаться с лошадьми, кататься.
    ЛИЛЯ. Коней уже приобрели?
    ЛАРИСА. Пока двух. Буян и Руслан.
    ЛИЛЯ. Заманчиво. Не знаю, что еще Олег выкинет. Вчера тусовка только о нас и судачила.
    ЛАРИСА. С переездом третью неделю не выходим в свет. Что случилось?
    ЛИЛЯ. Не слышала? В газете "Всё про всех" напечатали, что беременную звезду "Blue stars" Зару избили, пытались изнасиловать в подъезде собственного дома. Отобрали украшений на десять тысяч зеленых. В больнице пострадавшую первым посетил владелец сети автозаправочных станций Олег Кашин.
    ЛАРИСА. Так серьезно у него? Устрой ему! К юной модели потянуло, понять еще можно, зачем же выставлять себя на посмешище. Что за вкус у твоего Олега, положить глаз на телеграфный столб! Мало досталось дылде!
    ЛИЛЯ. Ни какая не дылда, и рост всего сто семьдесят восемь как у меня. Симпатичная мордочка и фигура. Не успокаивай. Видела я Зару.
    ЛАРИСА. Савву подозреваешь?
    ЛИЛЯ. Боюсь, не его ли инициатива. По роже видно, ему можно и человека заказать. Клянусь, я не просила! Договорились, попугает и только.
    ЛАРИСА. Савва не причем, уверена. Низойдет он к насилию над беременной. Рублевские дамы к нему в очередь записываются. (Вздыхает). Деловая ты, женщина! Я бы не решилась…
    ЛИЛЯ. Ну и дура, проморгала Вадима с его практиканткой. За мужика бороться надо. Веришь, Тонька у него была одна?
    Музыка смолкает, гости занимают места за столом. Взрываются бутылки шампанского, общий гул голосов, разобрать можно лишь отдельные восклицания.
     — За нового помещика!
     — За наш банк и его хозяина!
     — Да здравствуют новые землевладельцы!
     — За женщин банка! На них всё держится.
     Бывшие одноклассники вспоминают школу.
    ВАДИМ. На 20 - летие окончания школы, обещают приехать Генка Воронин из Штатов и Валя Репина из Канады.
    СЕРГЕЙ. Я в прошлом году встретил Геннадия на пляже в Майами, поклялся быть на юбилее.
    НИНА. А мы с Лидой Забродина видели. Месяца два назад, выходим с ней из "Праги", ждем, пока водитель подгонит машину, и вдруг подходит Колян, не узнает, обращается: сударыни, помогите алкоголику, дайте на похмелье. Одет довольно сносно, на бомжа не похож. Лида открыла сумочку, протягивает сотенку. А я: Коля, не узнаешь? Он долго рассматривал нас и, узнал. Извинился, что опустился до попрошайничества, объяснил, не опохмелиться не может... Я дала ему Сережину визитку с телефонами, две пятисотки, и наказала позвонить. Лида достала свою визитку и тоже обещала помочь. Не позвонил. Ни нам, ни Лиде. Возможно, потерял визитки, или постеснялся.
    СЛАВА. Женское сердоболие. Алкашу и деньги! Не следовало их давать.
    НИНА. Вместе выросли. Нельзя оставить в беде.
    ТАМАРА. Ты-то что понимаешь в этом!
    СЕРГЕЙ. Кто бы мог подумать, Забродин лучший ученик класса, участник математических олимпиад так опустится. Жизнь преподносит сюрпризы. Круто разделила наших одноклассников. Кто процветает, кто-то побирается.
    СЛАВА Пропасть между бедными и богатыми всё глубже. Общество разделило людей на благородных и быдло. Богатые, конечно, причисляют себя к благородным. Благотворительствуют, устанавливают памятные доски со своими именами "Этот памятник помог восстановить имярек такой - то. Другие покупают дворянские титулы.
    Тамара больно ударяют Славу в бок.
    ВАДИМ. Меня имеешь в виду? Я не покупал, предки у меня дворяне. Юристы раскопали в архивах полное генеалогическое древо. Недавно из Марокко приезжали родственники, лишний раз подтвердили.
    СЕРГЕЙ (к Славе). Тебе, выходцу из рабоче-крестьянской семьи, завидно? Декорации сменились. В советское время твои родители властвовали, остальных считали быдлом. О себе мнили выше, чем когда-то дворяне.
     Разговор одноклассников перебивается громкими тостами за столом.
     — За князя Васильева!
     — За новый дом, чтобы простоял сотни лет!
    СЕРГЕЙ. Стремление выделиться присуще человеку. Общество людей с первых дней существования разделилось на классы, хотя понятие класс придумали в конце девятнадцатого века. При советской власти, скажете, не было классов? Жизнь номенклатурного чиновника всегда отличалась от жизни учителя или врача.
    ЛАРИСА. Может, хватить философствовать?
    НИНА. (Мужу). Действительно, пришел лекции читать?
    ВАДИМ (продолжает Сергея, Славе). Когда твой папа был секретарем обкома, ты общался с ребятами из рабочих семей? Тебя привозил в школу гувернер или охранник!
    ЛИЛЯ. Ну, вас, одноклассников! У меня тост. За хозяйку этого дворца! (Тянется к Ларисе поцеловать, гости пьют за хозяйку, разговоры за столом продолжаются).
     Тамара сидит рядом со Славой, постоянно перешептываются, он еще время от времени, успевает полюбезничать и с соседкой – журналисткой. Это вызывает ревнивые взгляды подруги. После очередного замечания, Слава в знак прощения целует Тамару.
    ЛАРИСА (мужу). Кто этот юнец с Тамарой Александровной? Изредка встречаем на тусовках.
    ВАДИМ. Клерк из Госдумы. Очередной бой-френд, судя по отношениям. Посмотри, какими глазами пожирают друг друга!
    ЛАРИСА. Бой-френд? Да он едва старше Валеры!
    ВАДИМ. Ты даешь! Сын из-за роста выглядит старше своих лет, но не на двадцать пять, как новое увлечение Тамары.
    ЛАРИСА. А ей, как и тебе тридцать шесть.
    ВАДИМ. Ну и что? Посмотри наш шоу-бизнес, все известные дамы обзавелись молодыми мужьями и любовниками. Интересно, что ты скажешь, когда мне стукнет шестьдесят.
    ЛАРИСА (ласково, шутя). Тоже заведу молодого любовника…. Пошутила. Я тебе изменять не буду.
    ( К ним подходит сын от первого брака Валерий). Легок на помине.
    ВАЛЕРИЙ. Папа, надо с тобой поговорить.
    ВАДИМ. Только коротко.
    ВАЛЕРИЙ. Триста баксов.
    ВАДИМ. Что триста баксов?
    ВАЛЕРИЙ. Дай триста баксов.
    ВАДИМ. На днях положил на твою карту тысячу. На что извел?
    ВАЛЕРИЙ. Сам сказал: коротко. Необходимо на подарок. (Вадим открывает бумажник, вытаскивает пачку зеленых сотенок, собирается выделить сыну несколько, но Валерий ловко выхватывает полпачки). Спасибо! (Убегает).
    НИНА. (Через стол). Княгиня, можно пригласить на танец его сиятельство?
    ЛАРИСА. Как он. (Поворачивается к мужу). Пойдешь?
     Вадим поднимется, снимает пиджак и вешает на спинку стула.
    ВАДИМ. Можно?
    НИНА. Конечно. Официальная часть закончена. Сама думаю, что еще с себя снять, очень душно.
    ЛАРИСА. Кондиционеры не успели установить полностью.
     Вадим с Ниной присоединяются к танцующим, оживленно беседуют, смеются.
    ЛИЛЯ. Второй раз приглашает, не ревнуешь?
    ЛАРИСА. Жена Сергея. Одноклассница. Давно не общались. К порядочным женщинам, я не ревную. Заглядывается он на молоденьких.
     Мимо проходит Рита, ее пригласил на танцпол Сергей.
    ЛИЛЯ. Эту даму кто позвал, надеюсь, не ты?
    ЛАРИСА. Приглашением гостей занимались Сережа с Вадимом. Она готовит рекламу их банка. Что-то имеешь против неё?
    ЛИЛЯ. Не могу забыть, как недавно на одной тусовке морду ей били. Накропала что-то разоблачительное. Я бы остереглась приглашать представительниц второй древнейшей профессии.
    ЛАРИСА. Знай раньше, ни за что не позволила бы.
    ЛИЛЯ. Бог с ней! Скажи-ка, лучше, ощущаешь величие своего титула? Княгиня!
    ЛАРИСА (со смехом). Ну, тебя, Лилька! Какое величие! Одно название и завистливые взгляды… Все эти титулы – комедия. Напоминают ряженых на Масленичных гуляниях. Дворянство уже история, а её, как известно, вспять не повернешь.
    ЛИЛЯ. Что ж не просветила мужа?
    ЛАРИСА. Для него получить титул – доказать, он сам что-то значит, а не обязан всем отцу первой жены. Взрослые тоже любят игры.
    ЛИЛЯ. (Поднимается). Олега всё нет. Пойду, найду свой мобильник, позвоню. (Выходит).
    ***
     Шумный зал с весельем уходит в затемнение. Перед зрителем одна из гостевых комнат с широкой тахтой, телевизором. Рита и Вадим, он без пиджака, в галстуке, расстегнутой сорочке, выясняют отношения. Собираются вернуться в зал.
    РИТА (целует). Ты как всегда прав, буду осторожна.
    ВАДИМ. Только - только помирился с женой, не соблазняй больше!
    РИТА (продолжает целовать). Целую неделю не виделись. Соскучилась. Совсем забыл.
    ВАДИМ. Не рад, разрешил помянуть себя в рекламной статье. Ты еще жен задействовала. Зачем ходила к ним?
    РИТА. Тебя лучше узнать. Обе хорошо отзываются и, похоже, любят тебя. Завидую… Лара пьет без меры и скоро отключится. Ночью можно встретиться, как считаешь?
    ВАДИМ. В своем доме никогда не изменял с любовницами.
    РИТА. Скоро переведешь из статуса любовницы в жены?
    ВАДИМ. Я обещал? Не помню.
    РИТА. Ты серьезно?
    ВАДИМ. Разговора на эту тему у нас не было.
     Открывается дверь и на пороге Тамара, целует в щечку бывшего мужа.
    ТАМАРА. Вот ты где! Хочу пообщаться! (Рите) Продолжаешь собирать информацию? Смотри, напечатаешь чернуху, – вылетишь из газеты. В Москве нигде не устроишься!
    ВАДИМ. Я был против этой затеи. Не позвони редактор – не согласился бы.
    РИТА. (Тамаре). Хотите поговорить, я мешаю?
    ТАМАРА. Ты, как думаешь?
    РИТА (Вадиму). Мы еще поговорим. (Выходит).
    ВАДИМ. Просил Сергея и охрану, чтобы ни одного журналиста, а эта проныра здесь. Что ты ей рассказала?
    ТАМАРА (обнимает Вадима, заигрывающе). Хорошо выглядишь. Молодая жена вдохновляет? (Вадим пожимает плечами). Что я могла рассказать? Сказала, что после нашего развода кинулся в разгул и завоевал славу Дон Жуана. Сказала, часто вспоминаю совместную жизнь … А ты?
    ВАДИМ. Что я? Тоже вспоминаю. Разные ведь бывали дни: прекрасные и кошмарные, когда едва сдерживался не убить тебя.
    ТАМАРА. Я, думаешь, не хотела тебя убить!.. Вспоминаю больше приятное. Наши первые ленинградские встречи, твое несмелое ухаживание, поцелуи.
    ВАДИМ (перебивает). Мой первый сексуальный опыт.
    ТАМАРА. Помню. Оказался не на высоте.
    ВАДИМ. Не имел твоей практики.
    ТАМАРА (не понятно, серьезно или в шутку, с улыбкой принимается раздевать его). Зато теперь не занимать.
    ВАДИМ (в недоумении, не понимает бывшую жену). Не понимаю, чего ты хочешь. (Пытается застегнуть сорочку).
    ТАМАРА (насмешливо). Какой непонятливый! Тебя хочу. (Вадим с недоумением продолжает смотреть на бывшую жену, не понимая её).
    ВАДИМ. Надеюсь, тебе с молодым красавцем смежные комнаты отвели. Будет, где порезвиться! На какой тусовке подцепила?
    ТАМАРА. Ревнуешь? У папы среди депутатских помощников. (Пытается продолжать в шутку раздевать его).
    ВАДИМ. Что делаешь? Ларка в любую минуту войдет!
    ТАМАРА. (Обнимает бывшего мужа). Пойду.
    ВАДИМ. Так чего ты хотела? Я не понял.
    ТАМАРА. Увидела тебя, всё забыла. Накатила волна воспоминаний. (Целует на прощание и выходит).
    ВАДИМ (остался один, сам с собой, садится на тахту, закуривает). Кто их, женщин, поймет? Молодой любовник… Всё так же очаровательна и желанна… Тридцать пять разве дашь? Или тридцать шесть уже?
    ***
    Вечеринка продолжается. За общим столом немноголюдно. Кто-то танцует, другие стоят группками и оживленно беседуют. Оставим главный зал праздника и перенесемся в еще одну из гостевых комнат, куда сын хозяина Валерий привёл Лилю.
    ЛИЛЯ (слегка пьяненькая, навеселе). Любопытно, что собираешься сказать. Никак нельзя было при всех? Говори! Могли в коридоре пообщаться, если за столом стеснялся.
     Валера неожиданно молча набрасывается на неё, принимается целовать грудь, поверх глубоко открытого декольте, затем впивается в губы, рука расстегивает молнию на спине.
    ЛИЛЯ. Хулиган!.. Сейчас мать позову!.. Когда успел научиться, так страстно целоваться? (Валерий очередным поцелуем закрывает ей рот, расстегнув до пояса молнию, откидывает верхнюю половину платья. Вместе с платьем падают и прикрепленные к нему половинки жесткого balconette- бюстгальтера. Он начинает страстно целовать открывшиеся груди, она стонет от охватившего желания). Бесстыдник, что делаешь!
    ВАЛЕРА. Какие упругие, а благоухают…(Продолжает целовать, рука тем временем лезет под подол не слишком длинного платья). Лиль, они у тебя с силиконом? Признайся!
    ЛИЛЯ (бьет по губам). Нахал!.. Ты чего пытаешься делать!.. С ума сошел! Я замужняя женщина.
    ВАЛЕРА. Тебя не убудет. (Молча тянет ее и валит на софу).
    ЛИЛЯ (сопротивляется, явно для вида). Валера, не надо! Отпусти, прошу тебя… Я не хочу! Еще одно твое движение и я позову на помощь!
    ***
    Гостевая комната, с сексуально озабоченным подростком - сыном владельца особняка, погружается в темноту, и зритель вновь переносится в главный зал вечеринки.
    Гремит музыка, на танцполе Вадим с Ларисой, Тамара со Славой и другие пары. Вадим с Ларисой возвращаются к столу. К ним подходит Сергей.
    СЕРГЕЙ. Лариса, извини, уведу Вадима на ненадолго.
    ЛАРИСА. Я уж смирилась. Сегодня больше трех минут еще не уделил мне. То обычные разговоры – переговоры, то одноклассники и одноклассницы.
    ВАДИМ. (Целует.)Извини, Лара. Проводим гостей и все дни только вдвоем! (Уходит с Сергеем).
    Едва Лариса осталась одна к ней подсаживается Рита.
    РИТА. Пока Вадима Николаевича нет, посижу?
    ЛАРИСА (кивает). Обещала ко дню рождения материал в газете, день рождения прошел.
    РИТА. Редактор прочитал, слишком всё в розовом свете. Кое-что исправлю и напечатаю. Выпьем, за мою статью? Чтоб со второй попытки пошла.
    ЛАРИСА. С какой стати мне пить за статью? Говорила, я против всякого упоминания в прессе нашей семьи.
    РИТА (показывает на группу мужчин у окна, к которым после окончания танца присоединился Вадим). Вадим Николаевич и здесь не оставляет коллег.
    ЛАРИСА. Дела у него на первом месте. И на отдыхе не отключается. В прошлом месяце вырвались на недельку на море, так и там поспать не позволял. С раннего утра принимался названивать в Москву. Дома на два часа больше, утро, а там еще ночь.
     Рита пытается напоить Ларису, наливает ей, придвигает рюмку.
    РИТА. Выпьем за знакомство, за всё хорошее!
    ЛАРИСА. Мне уже хватит… Считаешь, если полно прислуги, могу расслабиться?.. Схожу на кухню, проверю как дела. (Поднимается).
     Пока Лариса протискивается между ней и стулом, Рита, выбрав момент, опускает в карман пиджака Вадима женские трусики, часть их выглядывает наружу. Тоже поднимается, выходит в коридор. Лариса обходит стол, дает указание распорядителю бала, разговаривает с официантами и выходит. Застолье и бесконечные разговоры продолжаются.
     Тем временем бальный зал уходит в затемнение, а зритель оказывается в комнате, куда Валера привел Лилю. Она перед зеркалом поправляет платье, прическу.
    
    ВАЛЕРИЙ (довольный заканчивает застегивать джинсы). Ты была бесподобна. Даже в фантазиях не представлял ничего подобного! Не врали, секс со зрелой женщиной доставляет большЕе удовольствие, чем с малолеткой.
    Лиля оставляет прическу, ласково треплет его по голове.
    ЛИЛЯ. Насильник!.. Я для тебя зрелая женщина?
    ВАЛЕРИЙ. А что, нет? Старше моей мачехи, а ей уже двадцать пять.
    ЛИЛЯ. По-твоему, и она зрелая женщина? Пристаешь к ней, пытался изнасиловать. Признавайся!
    ВАЛЕРИЙ. Ломается, строит из себя недотрогу. Отца целыми днями дома нет, садится в машину, водителя не берет, и рассекает сама по Москве. Говорит – к косметологу, в фитнес – клуб, к подругам. Отец верит. Мужикам старше меня, уверен, дает. Трахну её всё равно. Две мечты у меня: трахнуть её и тебя. Одна мечта сбылась, теперь её очередь.
    ЛИЛЯ. Не стыдно мечтать об этом с близким и любимым человеком отца?! И еще рассказывать подруге. Бесчестно приставать к жене отца. Грех. Непорядочно.
    ВАЛЕРИЙ. Разрушила нашу семью, заставила папу оставить маму… А ты!.. Тоже хороша, изменяешь мужу и разглагольствуешь о порядочности.
    ЛИЛЯ. Нахал! Изнасиловал, и меня же попрекаешь! Следовало кричать, звать на помощь? Опозорить твоего отца, испортить ему праздник?
    ВАЛЕРИЙ. Что ж не кричала? Самой захотелось испробовать молодую плоть.
    ЛИЛЯ. Хам! (Дает пощечину и решительно выходит).
    ***
    Праздничная вечеринка продолжается. Мужчины вышли из-за стола, и, сгруппировавшись у окна никак не наговорятся. Женщины за столом тоже не скучают.
    ТАМАРА Мужики с ума посходили! Кинулись разыскивать выдуманных предков, копать архивы. У иного на роже написаны крестьянские гены пяти поколений, а он хвастает графским званием.
    НИНА. Не все, как твой папа, потомственные дворяне. Сереги заслуга - нашел доказательства. Рассказывал, сколько тонн архивных документов перелопатили в Петербурге и Москве.
    ТАМАРА. Признаюсь, не верила в затею Вадима. Папа тоже советовал Вадиму не заниматься бесперспективным делом, просто купить титул, если так невтерпеж стать князем.
    НИНА. Видела бы, как встретили бывших владельцев поместья, приезжавших посмотреть на родное гнездо! Французов сопровождал молодой парень, переводчик из туристской фирмы, так его в первые минуты накачали, что два дня не просыхал. Лара заменила его и увезла гостей в Третьяковку, затем к себе в Жуковку.
    Возвращается Лиля, за ней и Лариса.
    ЛИЛЯ. Всё косточки гостям перемываете? (Садится на свое место рядом с Ниной).
    НИНА. Поветрие получить дворянский титул обсуждаем. Олег твой так и не занялся поисками дворянский корней?
     ЛИЛЯ. Он своих предков знает на три поколения. Мы с Олегом выходцы из мещанского сословия и не собираемся соваться в дворяне.
    ТАМАРА. (Выговаривает Ларисе). Вадим сбежал, ты оставила гостей…
    ЛАРИСА. Я вижу, гости не скучают. На кухню ходила, проверила как там справляются.
    НИНА. Давайте, девчонки, выпьем за нас, женщин. Мы делаем своих мужчин. Взять Вадима, не Тамара, разве добился бы сегодняшних успехов?
    ЛИЛЯ. Всем, чего мужчины добились в жизни, – обязаны женщине.
    ТАМАРА. Всем дурным в себе, женщина обязана мужчине, а потому, за нас, женщин!
    Входит Олег - муж Лили, оглянувшись по сторонам, и, не найдя Вадима, направляется к Ларисе, целует ручку.
    ОЛЕГ. Поздравляю, ваше сиятельство. Где же именинник, герой торжества?
    ЛАРИСА. Всё в делах, здесь где-то.
    ОЛЕГ. (Целуется с женой). Извини, задержался. Дела. Государственные чиновники никак не договорятся с нефтяниками, а у меня на заправках перебои с бензином.
    ЛИЛЯ (улыбаясь). Читала про бензин и про сердобольную сиделку у постели манекенщицы Зары… Вручила юбиляру подарки, извинилась за твое опоздание.
    ОЛЕГ. Не мог не навестить больную. Моя компания входит в число учредителей её агентства. Ты знаешь.
    ЛИЛЯ. Садись, догоним Ларку и хозяина. Все уже в изрядном подпитии.
    ОЛЕГ (садится за стол, накладывает себе салаты, наливает сок, жене - вино). Выпить не придётся. Я за рулем.
    ЛИЛЯ. Без шофера? (Олег кивает). У Вадима достаточно служащих. Даст кого-нибудь довезти до дома. (К Ларисе). Лариса, найдется свободный водитель, отвезти нас домой? Иначе Олегу не выпить за ваш праздник.
    ЛАРИСА. Своего водителя следует привозить, когда знаешь, без выпивки не обойтись. Пошлет Вадим кого-нибудь из охранников, не волнуйтесь.
    ОЛЕГ. Если так… По-правде устал очень, хорошо бы разрядиться, выпить, как следует. (Берет чью-то рюмку, наливает водку, чокаются, пьют). За нас! Будем!
    К общему застолью возвращаются Сергей и Вадим.
    ОЛЕГ (громко, торжественно). Их сиятельство князь Васильев! (Подходит Вадим, все поворачиваются к ним. Олег встает, пожимают руки, обнимаются). Поздравляю! Добился - таки, чего хотел! Опоздал к началу торжеств, извини. Дела. На выезде из Москвы попал в затор
    ВАДИМ. Все в порядке. (Возвращается на свое место рядом с женой, отодвигает стул с пиджаком, стул падает, из кармана вываливаются женские трусики).
    ЛАРИСА (поднимает, показывает гостям). Очередная любовница забыла надеть? Пышная дама. (Поворачивается к Лиле, разворачивает трусики в ширину). Лиль, какой размер талии у дамы в таких трусах, как думаешь? (Гости с любопытством поворачиваются к ней, кто-то хохочет).
    ЛИЛЯ. Здесь ни одной дамы, кому подошли бы.
    ВАДИМ (возмущенно). Не смешно. Что за шутка!
    ЛИЛЯ. Провокация это. Подложили поссорить вас, скандал устроить.
    ЛАРИСА. Не провокация и не шутка. Положил в карман и забыл отдать или выбросить.
    ВАДИМ. Все видели, пиджак висел на спинке стула, я вставал не раз, выходил.
    ТАМАРА (молча поднимается, подходит к Рите и дает звонкую пощечину, поднимает её за волосы и тащит к Ларисе. Слава бросается удержать её). Продажная шлюха! Надеешься поссорить их?! Лариса, ее рук дело, поверь! Она подложила. ( Дергает за волосы). Признайся, стерва!
     Рита пытается вырваться, разворачивается, ногой бьет Тамару, она отпускает корреспондентку, несколько секунд приходит в себя, затем набрасывается с кулаками. Завязывается драка с размахиванием кулаками, хватанием за волосы. Слава, за ним Вадим с Олегом пытаются разнять дерущихся. Удается не сразу.
    РИТА (сквозь слезы, с кровью из носа). Врет она! Сама подложила, надеется вернуть бывшего мужа. У меня имеется документальная запись, признается, что любит Вадима Николаевича.
    ТАМАРА (вырвавшись из рук, державшего её Славы, снова кидается на Риту). Ах ты, сучка! Газетная вошь! (Мужчины растаскивают их).
    НИНА. Вызовите охрану, выведите её!
     Лариса убегает, за ней спешат Лиля и Нина. Вадим подходит к Тамаре, она в объятиях Славы.
    ТАМАРА (Вадиму). Блядюшка не одна из твоих любовниц? Сознайся!
    ВАДИМ. С чего взяла? Познакомились, когда надумала писать обо мне. До этого знать - не знал.
    РИТА. Врёт! (Сергей продолжает ее держать, она возмущена словами Вадима). Клялся, что разводится с Ларисой и женится.
    ТАМАРА (к окружившим их). Убедились теперь, кто подложил Вадику эту тряпку? (Входит охранник Григорий). Гриша, запри в каком-нибудь чулане. Протрезвеет – подгонишь её машину, и пусть катит отсюда. Да, и не забудь, обыщи! Забери пленки из диктофона и фотоаппарата. Посмотри в машине.
    Рита плачет, пытается вырваться, Сергей и Григорий уводят её.
    ВАДИМ (Славе). Можно? ( Целует Тамару в щечку). Спасибо! Спасла. Ларка не поверила бы.
    ТАМАРА (призывно, улыбнувшись). Одним спасибо не отделаешься. Пойду, приведу себя в порядок.
     Слава собирается последовать за ней, она дает знак остаться и выходит одна.
    
    З а т е м н е н и е
    
     2. Авансцена. Она же веранда или крыльцо дома. Лиля и Нина сидят на лавочке, успокаивают Ларису.
    ЛИЛЯ (обнимает подругу). Успокойся. Не принимай близко. Вадим разберется, с какой целью устроила провокацию.
    НИНА. Ну и Тамара! Врезала… Молодец! Не ожидала от неё.
    ЛИЛЯ. Лариса не позволила бы себе. Даже будучи уверена, чья проделка.
    НИНА. Как догадалась, чьих дело рук? Вероятно, видела, а может, вычислила.
    ЛИЛЯ. Не могла сама подстроить и свалить на корреспондентку?
    НИНА. У нее всегда имелась тысяча возможностей разрушить Ларисин брак. Наоборот, постоянно защищает её. На тусовках не раз слышала, как заступалась за Ларису.
    ЛИЛЯ (Ларисе). Помню, рассказывала, Тамара хорошо к тебе относится, не ревнует. Ничего не изменилось?
    ЛАРИСА. Вряд ли. У неё своя жизнь, постоянно сменяющиеся поклонники. Это журналюга. Пыталась втереться в доверие, старалась напоить меня. Не заметили, никто не фотографировал? Блиц не вспыхивал, может кто-то втихую? Если кто и снял на телефон, снимки, надеюсь, дальше нашей семьи не пойдут. Нет сомнения, журналистка устроила провокацию.
    ЛИЛЯ. Чтобы в газете расписать. Мужчины, конечно, все кобели, но тоже считаю, Вадим не причем.
    А вот и он! (Из дома выходит Вадим, садится рядом с женой, обнимает её).
    ВАДИМ. Испоганила нам праздник.
    НИНА. Журналюг нельзя приглашать в приличное общество, не знал?
    ВАДИМ. Сам удивлен, как оказалась.
    ЛИЛЯ. Приглашение, наверное, послал. Твои мордовороты еще на повороте с главного шоссе проводят строгий фейс - контроль. Я бывала у вас не раз, должны бы помнить, и то долго рассматривали.
    ВАДИМ. Прекрасно выглядишь, ребята молодые, вот и засмотрелись.
    НИНА (поднимается). Лиля, пошли, пусть поговорят, помирятся.
    ЛАРИСА. Мы не ссорились.
    Нина с Лилей возвращаются в дом.
    ВАДИМ. Как ты могла поверить?
    ЛАРИСА. Почему подложила тебе? Через стул висел пиджак Сергея, сунуть ему в карман удобнее, она выбрала твой. Меня пыталась напоить. Может, у тебя роман с ней, решила отомстить?
    ВАДИМ. Что ты говоришь! Какой роман! Лишь однажды виделись в банке, приходила клянчить рекламу для своей газетенки. Как оказалась в доме, понятия не имею. С охраной еще разберусь. (Целует жену). Ларочка, ты стала очень ревнива.
    ЛАРИСА. Повод даешь… Пошли к гостям. Неудобно. Оставили, а сами ушли. (Уходят).
    
    З а т е м н е н и е
    
     3 .Застолье продолжается, гремит музыка. Гости обступили стол, где, раздвинув посуду, стройная девица в танце, демонстрирует стриптиз. Снимает одежку за одежкой. Лариса с Вадимом входят в зал, когда стриптизерша осталась лишь в стрингах и мини бюстгальтере, который тоже, наконец, снимает и кидает мужчинам.
    Олег подпрыгивает поймать, Лиля успевает перехватить его руку, бюстгальтер падает на пол. Его поднимает Сергей, подходит Нина и заставляет выкинуть. Стриптизерша продолжает танцевать.
    ЛАРИСА (Вадиму). Откуда бабенка, что-то не видела среди гостей.
    ВАДИМ. По-моему, сестра охранника Евгения. Звал помочь на кухне, о тусовке речь не шла. Выговорю ему.
    ЛАРИСА. Не стоит. Посмотри, какое удовольствие получают гости! Пусть танцует.
     Подходит Сергей, показывает на стриптизершу.
    СЕРГЕЙ. Подрабатывает в ночном клубе. Я и предложил порадовать гостей – согласилась. Мой тебе сюрприз.
     Мужчины с восторгом следят за стриптизершей, кто-то подначивает.
     — Скидывай скорее! Скидывай последнее!
     Стриптизерша, словно послушалась, срывает с себя последнее, скрывающее интимное место, спрыгивает на пол. Несколько мужчин кидаются на помощь, она сквозь толпу убегает из зала. Гости бурно аплодируют.
    ЛИЛЯ (с мужем подходят к Вадиму). Стриптиз входил в программу вечеринки, или чья-то самодеятельность?
    ВАДИМ. Сергея подарок, я ничего не знал. Не понравилось тебе? Девка класс!
    ЛИЛЯ (насмешливо). К ней претензий нет, а вот к лицу ли князю получать таки подарки, не знаю.
    ОЛЕГ. (Жене). Не строй из себя выпускницу института благородных девиц! Спасибо, за сюрприз! Поднял настроение гостям, а то уж заскучали.
    НИНА. Мужики всегда рады поглазеть на голую бабенку.
     Официанты начинают наводить порядок на столе, убирают лишнюю посуду.
    ЛАРИСА. Господа! Прошу за стол. Не всё выпито, впереди десерт и новые сюрпризы. (Берет мужа под руку и ведет за стол, рассаживаются и остальные гости).
    СЕРГЕЙ (встал). Мужчины, налейте дамам. Дамы и господа! Возможно, не все в курсе, сообщу: несколько дней назад нашему управляющему исполнилось тридцать шесть. В банке дату не отметили, – зажилил или забыл в круговерти дел. (Два официанта катят тележку с огромным тортом, по периметру уже горят свечи). Предлагаю отметить сейчас. Поднимем бокалы за новорожденного Вадим Николаевича! Его светлость, князя Васильева!
    ВАДИМ. Дата не круглая, чего отмечать! Вот Лариса любительница праздновать каждую дату. Недавно отметили четыре года совместной жизни.
    ЛАРИСА. Я поздравила в день рождения.
    ТАМАРА (насмешливо). Тоже следовало отметить юбилей нашего развода, да запамятовала дату.
     Торт переносят на стол, Вадим тушит свечи.
    СЛАВА (взял гитару, его обступили женщины и хор поёт "Happy to you of birthday". Кто-то кричит: Пей до дна! Пей до дна! Каждый старается чокнуться с юбиляром.
    СЕРГЕЙ. Приглашаю всех на улицу! Фейерверк в честь новорожденного.
    Гости не торопливо поднимаются, тянутся к выходу.
    
    З а т е м н е н и е
    
     4. Авансцена. Утро. Веранда или крыльцо дома. Издалека доносятся утренние известия по радио, диктор объявляет, что уже двенадцать. Слышны звуки отъезжающих машин. Одной, второй.
     Лариса, качаясь, выходит на крыльцо, напевает блатной мотивчик, шатается, того и гляди упадет. К ней подходит откуда-то появившаяся старуха в валенках и галошах, старом армяке.
    
    СТАРУХА. Матушка, помоги старухе.
    ЛАРИСА (заплетающимся языком). Все деревенские получили вторую пенсию. Где три тыщи? Заныкала?
    СТАРУХА. Не успела. Сын супостат – пьяница приезжал и нашел. Сразу в Москву подался пропить с дружками.
    ЛАРИСА. Ладно (ощупывает на себе дорогое вечернее платье, показывая, что ничего при ней нет). Завтра приходи, не до тебя сегодня.
    Ей становится плохо, к горлу подкатывает тошнота, прикрыв рот рукой, бежит за угол. Подходит древний старик - Федор, явно навеселе, с работающим транзистором в одной руке, в другой - две бутылки от дорогого заграничного вина, в них еще осталось немного жидкости, и яркий полиэтиленовый пакет.
    ФЕДОР (показывает старухе свои трофеи). Смотри, какой приемничек выбросили! Работает. Столько добра еще осталось, а они всё выкидывают. (Подходит к старухе, раскрывает перед ней пакет, показывает содержимое). Еды набрал заморской. Попробую на старости лет, что едят новые хозяева. (Помолчав). Авдотья, попробуешь? Айда со мной! И винца налью. Что я всё один да один, будешь рядом живой человек.
    СТАРУХА (рассматривает содержимое пакета, удивляется). Чего набрал! Думаешь, это едят?
    ФЕДОР. Господа едят, мы что хужее?.. Пришла посмотреть, как баре веселятся?
    СТАРУХА. Не говори! Проснулась среди ночи от взрывов. Напугалась! На дворе светло как днем. Война! Покойник, Иван мой, говорил: война будет. Обязательно будет. Вот и дожила. Залезла в погреб, сижу в темноте, и слушаю, а на верху все гремит, дрожит. Включила свет – лампочка горит. Удивилась, провода не оборвались, может и не война? Вылезла из погреба, осторожно оглядываюсь, выхожу на задний двор. Батюшки, а в небе такая красотища! Как в телевизоре показывали. Никогда не видела. Догадалась – салют, а не война. Довелось на старости увидеть. Думала, к утру угомонятся, а они продолжают.
    ФЕДОР (смеется). Испужалась! Китайские огни это. Фейерк… Язык сломаешь, не выговорю. Богатеи нынче каждый праздник стреляют ими в небо. Сейчас похмеляются.
    СТАРУХА. Чем бы ни тешились…Пришла помощи попросить, да время неудачное выбрала. Васька – супостат приезжал и спёр все деньги, что хозяин дал. В доме ни копейки.
    ФЕДОР. А пенсия?
    СТАРУХА. Всегда подгадывает. Как получаю – приезжает. Не путевый он у меня, сам знаешь. Пятьдесят лет парню, постоянной работы не найдет. Пока пенсии на водку хватает, живет со мной, а после уезжает в Москву к друзьям – пьянчугам.
    ФЕДОР. Дочку надо было родить. Не пропивала бы две твои пенсии.
    СТАРУХА. Твоя дочка лучше? Не желает взять отца в город. Бросила на старости лет одного.
    ФЕДОР. Квартира у неё маленькая. Мне тут больше нравится. Родился и умру. Приготовить – постирать, справляюсь.
    СТАРУХА. Я тоже справляюсь. Одно беспокоит, умру, кто похоронит? Три мужика в деревне – ты, Матвей да Еремей, все немощные. Ваське некому будет сообщить. Не знает, где ночует.
    ФЕДОР. Зря беспокоишься. Они (показывает на господский дом) не дадут долго валяться. Ждут - не дождутся, когда все перемрем, чтобы снести наши халупы.
    Из дома выбегает Вадим, обращается к старикам.
    ВАДИМ. Жену мою не видели?
    СТАРУХА. Батюшка, наш! Кормилец! Помоги старухе. Васька – супостат всю пенсию увез в Москву.
    ВАДИМ (не слышит). Жену мою видела?
    СТАРУХА. Живот прихватило, побежала в палисадник. (Вадим быстрыми шагами уходит за угол).
    ФЕДОР. Так как, идем заморской еды отведать?
    СТАРУХА. Голодать буду – к чужим объедкам не притронусь. Вон Матвей идет, он всегда охоч выпить, зови его. (Появляется еще один старик в рванье – Матвей).
    ФЕДОР. Дура.
    МАТВЕЙ. Здрасте наше. Пришли к барскому дому, ждете, что-нибудь подадут?
    ФЕДОР. (Показывает на негромко работающий транзистор и бутылки, пакет с едой). Не зря приходил.
     Из-за дома возвращается Вадим, ведет едва стоящую на ногах, жену. Она пытается что-то сказать, у нее не получается,
    ВАДИМ (деревенским). А ну, пошли отсюда! Сколько раз говорить, когда у меня гости, чтобы никого не видел!
     Открываются двери дома и на улицу вываливается толпа пьяных гостей. У Славы в руках гитара.
    ТАМАРА (Вадиму, показывает на местных жителей). Аборигены? Всех не извел?
    ОЛЕГ (старухе). Бабушка, как живется при новом хозяине?
    СТАРУХА. Спасибо Вадим Николаевичу, пенсию вторую назначил.
    ТАМАРА. Вадик, правда, платишь им?
    ЛАРИСА (еле ворочает языком). Платит! Всю деревню содержит. Не Вадик, давно бы все вымерли.
    МАТВЕЙ. При советской власти жили, обходились без господской подачки.
    ВАДИМ. Я кому сказал! Не болтайтесь под ногами! Пошли отсюда, пошли!
     Старики и старуха уходят, Слава рвет гитарные струны, орет "Если б я был султан, то имел трех жен", песню подхватывают остальные пьяные гости.
    
    З А Н А В Е С
    
    © Михайлов Борис Борисович,
    Чл. Союза журналистов РФ
    Санкт -Петербург, тлф. 812+745.41.34
    E-mail: borborm@mail.ru
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    


    

    

Жанр: Пьеса


2008 год С-Петербург

© Copyright: Леонид Волжанин, 2009

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru