Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 4,5,6
Оксана Зорина

Хозяйка "Молионы". Главы 4,5,6

    Глава 4
    
    Диана твердо стояла на шаткой палубе, ветер развивал ее черные блестящие волосы. Море так сильно раскачивало шхуну, что вода хлестала в шпигаты. Перед ней выстроилась шеренга матросов во главе со штурманом Кортесом и помощником капитана Бранднером.
    - С этой минуты я – капитан «Молионы», - громко произнесла она, глядя на лица моряков. – Уильям Дарнлей, которого многие из вас знают, жестоко убил вашего капитана и моего мужа, и расправился с моей дочерью. Мы все теперь сплочены одной целью – отомстить за их смерть! Наш корабль, словно ангел мести, будет преследовать убийц, и с нашей помощью они понесут заслуженное наказание! Единственное, что вы должны знать, что теперь мы вне закона. Мы дети моря! А теперь все по местам, поднять якорь, - скомандовала Диана, и направилась на квартердек.
    Тут же раздался свисток боцмана, и матросы дружно налегли на вымбовки шпиля.
    По команде, один за другим стали разворачиваться белоснежные паруса, корпус корабля задрожал, и стал медленно удаляться от английского берега.
    Диана стояла в глубокой задумчивости на верхней палубе, облокотившись о перила. Ее глаза неотрывно следили за исчезающим вдали скалистым берегом.
    - Странная у тебя команда, Диана, - неожиданно за ее спиной раздался голос Азиза. – Хотя, учитывая, что капитан корабля женщина, то на немца-шкипера и испанца-штурмана, можно просто не обращать внимания.
    - Рихард и Рауль, в первую очередь отличные моряки, - ответила она, поворачиваясь лицом к арабу. – Их происхождение меня волнует меньше всего, главное, что они прекрасные люди. К тому же, они обязаны мне жизнью. Когда мы с Джеймсом возвращались на «Принцессе» домой в Англию, то подобрали полуживого человека, он едва держался на жалкой гнилой доске, раскачиваясь на волнах. Им оказался Рихард Бранднер, немецкий моряк, шкипер. На их корабль напали пираты, и он один чудом остался жив. После выздоровления, Рихард не захотел возвращаться домой, и просил Джеймса взять его на свой корабль. Он был готов стать простым матросом, лишь бы его взяли на службу, - Диана вздохнула, и снова посмотрела вдаль. – Джеймс хорошо разбирался в людях. Я тоже видела, что Бранднер опытный моряк, исполнительный и честный человек. Мы согласились принять его на борт. Вскоре Рональд Вильсон, который раньше служил на «Принцессе» женился и оставил море, ради семьи и земельного надела в центре острова. А Рихард вполне заслуженно занял его место. А что касается Рауля… - она замолчала.
    - Я думал, что англичане недолюбливают испанцев? – спросил Азиз, искоса посмотрев на штурмана.
    - Во многом так и есть, - ответила Диана. – Его как раба собирались отправить на плантации Барбадоса. Я купила его.
    - Что? – удивился араб. – Как купила?
    - Когда был жив мой отец, а я была маленькой девочкой, Рауль Кортес был юнгой на корабле отца, бриге «Отважном». Мы вместе с ним драили палубы и лазали по вантам. Я не могла оставить на погибель друга моего детства. И не жалею об этом. Джеймс, конечно, долго сопротивлялся, но потом уступил, и Рауль тоже оказался в составе экипажа «Принцессы». К тому же он действительно отличный штурман.
    - Не могу поверить, что ты драила палубу, - рассмеялся Азиз. – Такая блистательная женщина, и вдруг - палуба. Твой отец, наверное, сходил с ума.
    - Да. Да, Азиз. Тогда я была долговязой худой девчонкой, - улыбаясь, ответила она. – В тайне от отца я пробиралась на борт корабля и целыми днями проводила здесь время. Матросы учили меня вязать морские узлы, ставить рифы. А позже, Реджинальд и Робин всерьез занялись моим обучением. Мой отец не понимал моего увлечения морем, но позволял мне делать все, что я захочу.
    - Что же, должен признать, что ты отличный капитан, - серьезным тоном произнес Азиз. – У тебя прекрасная команда, великолепный корабль.
    - Да, - согласилась с вздохом Диана, - только этого мало для счастья.
    - Как ты себя чувствуешь? Ты молчишь, а твое лицо покрывает бледность и испарина.
    - Моя душевная боль сильнее, а раны на теле, я просто не замечаю, - ответила Диана.
    - Я понимаю, но все же тебе пора отдохнуть, а я поменяю повязки. Идем, твои верные моряки справятся без тебя.
    
    ***
    Шхуна легла курсом на юго-запад. Через два дня ветер переменился и усилился. Диана приказала добавить парусов. На ясном голубом небе высоко светило яркое солнце, а стройный корпус судна, глубоко зарывался в зеленые холмы волн.
    Временами Диана ловила на себе восхищенные взгляды Кортеса, Бранднера и Азиза. Никто из них и представить не мог, что женщина способна составить мужчине серьезную конкуренцию в управлении кораблем. Большая часть команды знала Диану с рождения, и сейчас, глядя на нее, довольно усмехались. На корабле была строгая дисциплина, но все отношения строились на уважении, и наказания, привычные на английском флоте, никогда не применялись.
    Здоровье Дианы улучшалось с каждым днем, раны заживали. И она все чаще проводила время на палубе.
    Однажды, Диана стояла с Азизом на полубаке, когда к ним подошел Рауль Кортес. В его руках блестели эфесы шпаг.
    - Хозяйка, - произнес Рауль, широко улыбаясь, обнажая белоснежные крепкие зубы, - не желаете ли поразмяться?
    Диана, улыбнувшись в ответ, согласно кивнула. Недавно Азиз поведал ей, что весь экипаж между собой называет своего капитана не иначе как «Хозяйка Молионы». Моряки так привыкли к этому, что и в обращении к Диане стали использовать это «имя».
    - С радостью, - отозвалась Диана, снимая шитый серебряным шнуром бархатный камзол. – Рауль, последний раз, когда мы устраивали шуточный турнир на деревянных шпагах, ты проиграл. Помнишь? – шутливо спросила она, спускаясь на шкафут.
    - Пришло время мне взять реванш, - все еще улыбаясь, ответил испанец. – Выбирайте клинок, Хозяйка.
    Диана взяла в руки шпагу и несколько раз рассекла острием воздух.
    - Я слышал, что вы прекрасно владеете оружием? – спросил подошедший Бранднер.
    - Не буду отрицать, раньше так и было, - согласилась она, занимая удобную для боя позицию. – Но прошло уже столько лет, с тех пор как я держала шпагу.
    Вся команда «Молионы», кроме вахтенных, собралась на палубе, посмотреть на поединок Хозяйки и штурмана.
    - Сеньор Кортес, не забывайте, что Хозяйка не совсем еще здорова, - напомнил Азиз штурману.
    - Я знаю, но не надейтесь, что получите от меня фору, Хозяйка.
    - Это и не потребуется, - отрезала Диана. – Ну, ты готов?
    - Начинайте, господа, - скомандовал Бранднер.
    Тут же послышался звон скрещенных шпаг. Через несколько минут Рауль понял, что Диана была еще и искусным противником. Она быстро атаковала Кортеса. Кончик ее шпаги описывал сверкающие круги у его груди. Но испанец был опытным фехтовальщиком, и умело отражал все удары. Окружающие с неподдельным интересом следили за ходом боя. К удивлению зрителей, поединок затянулся. Рауль сделал выпад. Все замерли. Но Диана, воспользовалась моментом, и, отскочив в сторону, одним ударом выбила клинок из рук противника. Пораженные моряки не в силах были прийти в себя от увиденного. Ну, еще бы! Заядлый дуэлянт и задира Рауль Кортес повержен. И кем? Со всех сторон раздались громкие возгласы «Да здравствует наша Хозяйка Молионы!»
    - Примите мои поздравления, Диана, - сказал Рауль, подходя к ней. – Должен признать, что недооценил вас с самого начала. Вы оказались блестящим противником, несмотря на рану.
    Кортес галантно склонился перед Дианой, и поцеловал кончики ее пальцев. Под громкие аплодисменты, она направилась в свою каюту.
    - Клянусь Девой Марией, наша Хозяйка Молионы наведет на море порядок, - услышала Диана, возглас одного из матросов, закрывая за собой дверь.
    Широко улыбнувшись, она упала на кушетку возле открытых кормовых окон. Легкий ветерок, ворвавшись в каюту, остудил разгоряченное лицо молодой женщины. Она вздохнула, и улыбка медленно исчезла с ее губ. Неожиданно она ощутила себя такой одинокой, что слезы накатились на глаза, и, зарывшись лицом в подушку, она громко зарыдала.
    «Молиона» быстро продвигалась по заданному курсу. Поймав парусами попутный ветер, северо-восточный пассат, она пересекла океан за восемнадцать дней. Но, несмотря на ветер и хорошую погоду шхуна не смогла настичь «Летящего» до Багамских островов.
    Бриг «Летящий» направлялся в Центральную Америку на Москитовый берег, в район мыса Патука. Диана развернула карту, и внимательно стала ее изучать. Карибское море лежит между Южной и Северной Америкой. Оно окружено гирляндами больших и маленьких островов. На севере расположились Куба, Эспаньола , Пуэрто-Рико, Ямайка – Большие Антильские острова. На западе – малые Антильские острова: Доминика, Гваделупа, Мартиника, Тринидад, Барбадос, Гренада и другие.
    - Большая часть Америки и Вест-Индии принадлежат испанцам, - сказал Рихард, склонившись над картой. – А испанцы рьяно охраняют свои богатые колонии.
    - Да, они просто не хотят делиться с остальным миром своей колониальной добычей, - произнесла Диана, откидываясь на спинку резного стула. – Но все рвутся к безграничным богатствам Нового Света. Англия, Франция и Голландия снаряжают корабли флибустьеров, выдавая им каперские свидетельства. Вот здесь, - она указала пальцем на бассейн Карибского моря, - идет морская война между пиратами, которые выступают под флагами своих держав. Испанские и португальские галеоны вывозят из Нового Света золото и серебро, и попадают в лапы английских корсаров. Мы же можем попасть под перекрестный огонь, - Диана задумалась. – Не хотелось бы ворошить это осиное гнездо, и встречаться с флибустьерами Антильских остров. Но, похоже, что нам это не удастся.
    - А как мы сможем заполучить этого мерзавца? – спросил Рихард. – Думаете, он захочет сдаться?
    Диана закусила губу, и скрестила на груди руки.
    - Сначала мы вступим в переговоры, и попробуем договориться о выдаче нам убийцы, - сказала она. – А если не получиться, то, вероятно, нам придется вступить в бой.
    - Ну, с нашей маневренностью и огневой мощью, никто в здравом уме не захочет тягаться с «Молионой».
    - Не загадывай, Рихард. Исход боя будет зависеть не только от количества пушек на борту.
    В последних числах октября, шхуна прошла вблизи острова Сан-Сальвадор, одного из Багамских островов. И двинулась дальше на юго-запад. В ярком свете зарождающегося дня «Молиона» вошла в Наветренный пролив. На горизонте виднелись неясные очертания Кубы. 3 ноября судно бросило якорь в гавани Бариэй, на северо-востоке Кубы. Необходимо было пополнить запасы пресной воды и провианта, а так же Диана надеялась узнать что-либо о бриге «Летящий». По приказу капитана на берег сошел Рауль, который меньше всего вызвал бы подозрений у населения.
    Новости, которые смог добыть Кортес весьма обрадовали Диану. Бриг направлялся на Ямайку, это давало возможность им застать корабль вблизи Порт-Рояла. Приближаться к этой защищенной бухте, где стояли по большей части пиратские корабли, было крайне опасно.
    На рассвете «Молиона» вышла в море и в пятидесяти милях от Ямайки встретила «Летящего». Но к вечеру поднялась буря, и они потеряли бриг из вида. С восходом солнца ветер усилился, а волнение на море стало настолько грозным, что на шхуне забыли на некоторое время о преследовании. Спустя два дня ветер немного стих, и на горизонте снова увидели паруса «Летящего».
    Обменявшись приветственными знаками, оба корабля легли в дрейф. Выбросив белый флаг, от борта «Молионы» отчалила шлюпка с четырьмя гребцами. Облаченная в белоснежную рубашку и черный длиннополый жилет, богато украшенный серебряным позументом, Диана сидела рядом с Азизом, на кормовой банке, положив руку на золоченый эфес шпаги. С каждым взмахом весел лодка приближалась к высокому борту брига.
    Поднявшись по трапу на палубу, Диана оказалась лицом к лицу с капитаном Джулианом Хопкинсом. Это был мужчина лет сорока с загорелым обветренным лицом и темными с проседью волосами. Поприветствовав парламентеров, он несказанно удивился появлением женщины-капитана, и незамедлительно поинтересовался целью их визита.
    - Капитан Хопкинс, - твердо сказала Диана, отчеканивая каждое слово, - мне доподлинно известно, что на вашем борту находится человек по имени Вилл Смарч.
    Капитан с удивлением и явным интересом разглядывал своих гостей.
    - Допустим, - ответил он, поглядывая на великана, стоящего за спиной женщины. – Только ни как не пойму, зачем такой красавице понадобился пройдоха Смарч?
    Хопкинс сделал несколько шагов к Диане, но, заметив, что великан сжал пальцами рукоять кривой сабли, остановился.
    - Капитан, - проговорила Диана, глядя в глаза Джулиану, - о вас говорят, как о человеке чести. Этот пройдоха, как вы изволили выразиться, жестокий убийца. Прошу без промедления выдать его мне.
    Капитан нахмурился.
    - Если он действительно преступник, то я передам его в руки английских властей. Смарч понесет наказание согласно закону. То, что вы предлагаете мне – самосуд.
    - Нет, не самосуд, а справедливое возмездие, - возразила Диана. – Мне нужен этот человек. В противном случае, я сочту вас всех пособниками преступника, пощады не будет.
    Пораженный Хопкинс отступил в сторону, и его лицо исказила гримаса.
    - Кто вы? Немезида – богиня возмездия? – вскричал он.
    - Такое сравнение мне в голову не приходило, - холодно заметила она. – Но я и моя семья пострадали от руки Вилла Смарча. Так что на возмездие я имею полное право. К сожалению, по закону он не получит и половины того чего заслуживает.
    На лице капитана Хопкинса отразились все чувства охватившие его в тот момент. Он в смятении продолжал стоять и смотреть на женщину, в мужском одеянии, с развивающимися по ветру смоляными волосами. Она и в правду воплощала собой богиню Немезиду, дочь Океана.
    Диана уже начинала терять терпение, когда капитан, наконец, приказал привести матроса Смарча. Едва Вилл появился на палубе, его глаза встретились со жгучим жестоким взглядом Дианы. Матрос замер в оцепенении, а его одутловатое лицо покрылось красными пятнами.
    - Этого не может быть, - застонал он. – С того света не возвращаются…
    - Вижу, ты узнал меня, - угрожающе произнесла Диана, делая знак Азизу. – Теперь ты ответишь за смерть Джеймса Венсли и моей дочери.
    - Капитана Джеймса Венсли? – переспросил Хопкинс. – Я правильно понял? Этот матрос виновен в гибели Джеймса Венсли, капитана «Принцессы»? мы были близко знакомы с Джеймсом! – ошеломленный капитан мельком взглянул на Смарча, которого крепко держал великан-араб, и перевел взгляд на Диану. – Если бы я знал, что Джеймс погиб от руки этого человека, он давно бы висел на нок-рее. Всецело отдаю ее вам в руки. Но… кто вы?
    - Я не ошиблась в вас, капитан. Вы благородный человек, - сказала Диана, протягивая ему на прощание руку.
    - Но все же кто вы? – спросил еще раз Джулиан Хопкинс, когда Диана уже спускалась по трапу в шлюпку.
    - Когда-то я была женой капитана Венсли, а теперь меня называют Хозяйкой Молионы. Прощайте капитан.
    По команде весла дружно вспенили воду, унося шлюпку обратно к борту шхуны.
    Вилл Смарч дрожал, уткнувшись лицом в колени. Если бы не железная хватка Азиза, который держал его за руку, он прыгнул бы за борт. Презрительно взглянув на матроса, Диана отвернулась.
    Прибыв на «Молиону» Диана приказала запереть преступника в трюме, а сама, отдав кое-какие распоряжения, направилась к себе в каюту. Опустив голову на грудь, она долго стояла, всматриваясь через открытые кормовые окна на сверкающее под лучами солнца Флибустьерское море.
    Корпус корабля вздрогнул, затрещали паруса, наполняемые свежим морским ветром, а под форштевнем забурлила рассекаемая им вода. А Диана все так же продолжала стоять и задумчиво смотреть на пенный след кильватерной струи.
    
    Глава 5
    
    - Хозяйка.
    Молчание.
    - Хозяйка!
    Диана вздрогнула и обернулась. В дверях каюты стоял встревоженный Рауль Кортес.
    - Что произошло? – спросила она.
    - Нас преследует неизвестное судно, - быстро проговорил он. – Это фрегат, и он нас нагоняет. Может, вы поднимитесь на палубу?
    Диана поспешила наверх. Невооруженным взглядом можно было разглядеть корабль, шедший на всех парусах за «Молионой».
    - Что думаешь, Рихард? – спросила Диана, оборачиваясь к помощнику. – Каковы намерения этого судна?
    - Если бы мы сейчас не находились в Карибском море, я бы подумал над вашим вопросом, но сейчас… думаю его намерения ясны. Это пираты.
    - Тогда может нам стоит их проверить? Это фрегат, и пушек у него побольше чем у нас на шхуне. Нас может спасти только быстрота и внезапность, - сказала Диана, закусив по привычке губу.
    Шхуна изменила курс, оставив преследователя позади. Видя этот маневр, пираты расценили его как признак нерешительности, и тут же решили захватить перепуганного противника. Диана тут же оценила ситуацию. Продолжая играть роль испуганной, убегающей добычи, она увлекала за собой пиратов. Когда же, наконец, фрегат настиг жертву, и на его флагштоке взвился пиратский флаг, «Молиона» замедлила ход, всем своим видом показывая, что экипаж готов сдаться. Корабли поравнялись друг с другом. Полуголые, грязные пираты восторженно кричали, размахивая над головами абордажными саблями. Но в этот самый момент на «Молионе» откинулись крышки портов на нижней батарейной палубе, и раздался оглушительный залп. Под завесой плотного едкого дыма шхуна подняла паруса и стала быстро удаляться от поврежденного пиратского судна.
    «Молиона» взяла курс на Подветренные острова. Диана рассчитывала зайти на Сен-Мартен, чтобы пополнить запасы провианта и покинуть Карибское море. Но к вечеру ветер переменился и подул еще сильнее, чем раньше. Всю ночь на море бушевал ураган, и шхуна, убрав паруса, боролась с огромными волнами, которые накатывались на нее с кормы. Из-за непогоды судно отклонилось от курса намеченного ранее. Утром шторм стих, и выправив курс «Молиона» благополучно добралась до берегов Сен-Мартена. Наполнив трюмы копченой рыбой, соленым ямсом, фруктами и бочонками со свежей водой, шхуна подняла якорь и 20 декабря взяла курс на восток в Атлантический океан.
    Погода стояла на удивление хорошая и «Молиона», ловя парусами попутный ветер, плавно рассекала синие волны. Диана стояла на квартердеке. Матросы, подгоняемые боцманом, драили палубу, и было слышно, как журчала в шпигатах вода. Их узник по-прежнему был заперт в трюме. Его участь будет решена, как только шхуна покинет Карибское море. Диана ждала и страшилась этого момента. Потому что решиться на задуманное оказалось слишком тяжело.
    Но ближе к полудню из-за островного мыса на горизонте показалось судно. В подзорную трубу не сложно было разглядеть быстро приближающийся корвет, на корме «Свободного» развивался французский флаг. Азиз поднялся по трапу и приблизился к Диане.
    - Бранднер сказал, что этот корабль идет нам наперерез, - сказал он, щурясь от ярких лучей солнца.
    Диана опустила подзорную трубу и повернулась к арабу.
    - Да, похоже, что так. Я не сомневаюсь во враждебных намерениях француза. В этих местах достаточно охотников за чужим добром, - произнесла она, продолжая следить за противником.
    - Что ты намерена предпринять?
    - Ну, отступать я точно не собираюсь, - усмехнулась Диана, мельком взглянув на Азиза. – Французы выбрали себе не того противника. Я никому не позволю безнаказанно нападать на мой корабль, – ее охватила дрожь в предвкушении битвы.
    На мгновение, испугавшись своих собственных ощущений, Диана вдруг почувствовала ледяное спокойствие. И перегнувшись через перила, она быстро стала отдавать приказы. На палубах засуетились матросы. С шумом открылись золоченые крышки портов и пушки готовые к бою, угрожающе выглянули с пушечной палубы. Над шкафутом моряки натягивали прочную сеть, что бы уберечь палубу от повреждений.
    Диана не предпринимала никаких действий, ожидая первого хода от вражеского корвета. Ухватившись рукой за ванты, она стояла на корме, и смотрела «в лицо» опасности. Высоко вздымалась грудь, на щеках играл румянец, а больших черных глазах светился дьявольский огонек. Азиз замер, увидев такой Диану. В этот момент она была воплощением грозной силы и безрассудной смелости. И было ясно, что эта воительница не остановиться ни перед чем. А он, Азиз, будет всегда только ее рабом. Он даже на мгновение пожалел узника, но только в том, что он однажды перешел дорогу ей – Хозяйке Молионы.
    Оглушительный выстрел прервал его рассуждения. Оказавшись на траверзе «Молионы» «Свободный» открыл огонь из орудий левого борта. Этим выстрелом он поставил подпись на своем смертном приговоре. «Молиона» была плохой мишенью, потому что была повернута носом к корвету. Не теряя времени, шхуна дала ответный залп из носовых орудий. И находясь в двух кабельтовых от французского судна «Молиона» сделала поворот оверштаг и повернулась правым бортом к борту «Свободного», пушки которого были уже разряжены. «Молиона» открыла залповый огонь ядрами. Маневр был совершен с максимальной скоростью и не оставлял противнику времени опомниться и что-либо предпринять. Пятнадцать пушек с короткой дистанции изрешетили корвет, не оставив ни шанса на спасение. Послышался треск ломающихся снастей, стоны раненых корвет покачнулся. Через несколько мгновений Кортес закричал, что корвет тонет, уходит носом под воду. Но оставшиеся в живых пираты не собирались сдаваться. С дикими воплями они стали забрасывать на шхуну абордажные крюки. Вскоре «Свободный» был крепко пришвартован к борту «Молионы», и французы, размахивая саблями и интрепелями , ринулись на палубу шхуны. На палубе «Молионы» корсаров встречали точными выстрелами из мушкетов. За арьергардом мушкетеров, стояли матросы во главе с Дианой, вооруженные острыми шпагами и саблями. Вслед за погибшими на палубу шхуны бросились все остальные пираты, и вскоре на тонущем корвете никого не осталось. На борту «Молионы» завязался кровавый бой. Команда шхуны, которая численно превосходила противника, постепенно оттесняла корсаров к одной стороне палубы. Бой длился около часа. Когда же главарь пиратов замертво упал, проткнутый шпагой, остальные бросили оружие и взмолились о пощаде.
    Тяжело дыша, Диана в окровавленной одежде, стояла у спардека, когда к ней подошел Кортес и Бранднер.
    - «Свободный» еще какое-то время будет наплаву, - сказал Рихард, пряча в ножны шпагу. – Прикажете осмотреть корабль?
    - А что делать с пиратами? Их осталось не больше дюжины, оборванные и раненные, они сдались, - произнес Рауль, сжимая ладонью рану на плече.
    - Рихард, - ответила Диана, - возьми трех матросов, и осмотри корвет. А пленных высадить в шлюпку, пусть убираются на все четыре стороны, тем более мы не далеко от берега. Выполняйте.
    Диана стояла между трупов и смотрела на тонущий корабль, в люках которого исчезли матросы с «Молионы». Матросы наводили порядок на палубах.
    - Ты в порядке?
    Диана быстро обернулась. Перед ней стоял Азиз. Его огромный ятаган был весь в крови, а из-под густых, темных волос, струился алый ручеек.
    - Я боялся за твою жизнь, - продолжил он, пристально глядя на нее. – Ты дерешься как разъяренная львица, никогда не встречал таких женщин как ты.
    - Я то в порядке, Азиз, а ты… - Диана потянулась и дотронулась до раны на его виске. – Ты ранен. К сожалению, никто кроме тебя на корабле не умеет врачевать.
    - Это пустяк, - отмахнулся он, - по сравнению с тем, что мне пришлось пережить сегодня. Когда в пылу битвы я потерял тебя из вида… - он несмело взял ее ладонь в руку. – Я испугался, Аллах свидетель, мое сердце готово было остановиться, когда я решил, что ты погибла. Диана, я …
    - Азиз, - в смятении проговорил она, - я не для того выжила, что бы умереть от рук грязных корсаров. Но, ты, кажется, обещал мне…
    - Да, да, конечно, - спохватился араб, отпуская руку Дианы. - Прости, я забылся.
     Французские пираты, до крайности удивленные, что их оставили в живых, высаженные по милости Дианы на шлюпку, отчалили от борта «Молионы». А с другого борта, по трапу поднимались Бранднер и матросы, которые осматривали корвет.
    - Хозяйка, - воскликнул Рихард, приблизившись к молодой женщине. – Смотрите, что мы нашли на тонущем корабле! Если бы корсары знали, что трюмы «Молионы» пусты, то прошли бы мимо.
    За Бранднером матросы несли тяжелый сундук, крышка которого была обита железными бляшками. Когда откинули крышку, все ахнули: сундук был до верха наполнен золотыми монетами и отборным жемчугом.
    Диана, скрестив руки на груди, сурово посмотрела на моряков, чьи глаза с жадностью пожирали пиратские сокровища.
    - Мы не охотники за чужим добром, - громко сказала она. – И не пираты. Мы люди, для которых честь это не пустое слово. Это золото, наверняка, добыто кровью сотен, а может и тысяч людей.
    Матросы потупили взор и отступили назад. Азиз стоял в стороне, его лицо было непроницаемо. Неподалеку находились Рауль и Рихард, они были явно расстроены словами капитана.
    - Но, - Диана усмехнулась, - раз уж это золото больше никому не принадлежит, то почему бы нам его не оставить.
    Корабль точно взорвался от радостных криков и восклицаний в честь капитана. Диана приказала обрубить абордажные канаты, которые соединяли «Молиону» и «Свободный», который вот-вот пойдет ко дну.
    Подняв паруса, шхуна взяла курс на западное побережье Африки, куда направлялся корабль, на борту которого находился Уильям.
    Азиз занимался раненными матросами, Рауль стоял на мостике, следя за курсом. Диана почувствовала себя очень усталой, и, передав командование Кортесу, удалилась в каюту. Ей необходимо было, как следует отдохнуть, и принять нелегкое решение о судьбе Смарча. Она закрыла за собой дверь, и, стянув грязную пропитанную кровью одежду, повалилась на кровать. Она не слышала, как в дверь постучал и вошел Азиз. Он тихо прошел и опустился на резной стул, рядом с кроватью, на которой спала Диана. Во сне ее до крайности утомленное лицо дышало спокойствием и умиротворенностью. Черные волосы рассыпались по подушке, розовые губы были слегка приоткрыты. Азиз встал и укрыл спящую женщину легким покрывалом. Она вздрогнула и повернулась на бок. Легкая ткань соскользнула с плеча, обнажая нежную молочную кожу спины, покрытой красновато-синими рубцами от плети. Азиз нахмурился, вспоминая, что пришлось пережить Диане. Он склонился над ней и слегка коснулся губами ее щеки.
    - Я так тебя люблю, Диана, - прошептал он. – Мне так тяжело сдерживать свои чувства, к тебе. Аллах свидетель, как горит и страдает мое сердце, - на мгновение, закрыв глаза, Азиз глубоко вдохнул аромат ее волос. – Ты единственный смысл моей жизни. Ты моя …
    Он тихо поднялся и вышел из каюты. Едва за ним закрылась дверь, Диана повернулась и села на кровати. Она тяжело вздохнула, глядя на запертую дверь. Диана и не предполагала, как глубоки чувства Азиза к ней, от этого становилось еще тяжелее на душе. Его любовь была для нее тяжким бременем, потому как она не могла и не имела права ответить на его чувства. У нее есть Джеймс… был Джеймс. От мысли о Джеймсе слезы потекли из ее глаз. Как обидно, что о нем теперь можно было думать только в прошедшем времени. А что было в ее настоящей жизни? Месть. Голая жестокая холодная месть, и больше ничего.
    Диана еще никоторое время сидела на кровати в раздумьях, но усталость взяла свое, и вскоре ее одолел глубокий сон.
    Вечером экипаж «Молионы» готовился к траурному обряду. Им предстояло похоронить пять матросов, которые пали в бою с пиратами. Тело каждого погибшего моряка зашили в парусину и прикрепили к ногам груз. Их поместили на чисто выструганную доску и вынесли на шкафут. Вся команда, кроме вахтенных, собралась на палубе, отдать последний долг друзьям и товарищам. Заходящее солнце покрыло позолотой зарифленные паруса. Так как священника на шхуне не было, его обязанности взяла на себя Диана, как командир корабля. После молитвы, она отдала приказ, и тела спустили в море. И тут же из пушек левого борта прогремело три холостых выстрела.
    
    Глава 6
    
    После завтрака, Диана задержалась в кают-компании, когда в салон неожиданно вернулся Рихард взволнованным лицом.
    - Только что, на нижней батарейной палубе вахтенный обнаружил странного пассажира. Точнее сказать пассажирку.
    Тот час в каюту вошел Азиз, ведя за собой женщину, с ног до головы закутанную в какие-то тряпки. Диана с удивлением рассматривала незнакомку, которая ростом была немногим ниже Азиза, и тщательно прятала свое лицо.
    - Не смущайтесь, сударыня, - громко сказала Диана, удобно устроившись в кресле. – У вас хватило смелости тайком проникнуть на мой корабль, так что теперь излишняя скромность ни к чему.
    Пассажирка молчала, низко опустив голову.
    Решив, что женщина наедине будет разговорчивее, Диана жестом приказала всем покинуть салон.
    - Хотелось бы все-таки узнать, - произнесла Диана, когда они остались одни, - что вас привело на мое судно? Можете быть уверены, что здесь вы будете в полной безопасности, но все же…
    Женщина подняла голову и взглянула на Диану. Увидев невероятно голубые глаза пассажирки, слова Дианы повисли в воздухе. В этих глазах было столько знакомого. Мысли хаотически мелькали в ее голове, пытаясь отыскать в памяти тот день, когда она видела эти самые глаза.
    - Я прошу прощения, госпожа, - хриплым низким голосом заговорила незнакомка. – Ужасные обстоятельства заставили меня искать укрытия на вашем корабле. Но я готова заплатить вам за проезд, если вы доставите меня до ближайшего острова, который появиться на вашем пути, - с этими словами она протянула Диане руку.
    На не по-женски большой ладони блестело золотое кольцо с изумрудом изумительной чистоты. Это было то самое кольцо, которое принадлежало ее матери, и которое украл… Диана замерла, дрожащими пальцами она взяла украшение, и тут ее осенило. В миг, вспомнив обладателя этих голубых глаз, Диана пронзительно закричала, удивив этим не только себя, но и испугав всю команду.
    Азиз, Рихард, Рауль и несколько матросов, с оружием в руках ворвались в салон.
    - Что случилось? – вскричали они, переводя взгляды с Дианы на женщину, пытаясь понять, кто кричал. - Что произошло?
    Диана окончательно пришла в себя.
    - Наша гостья решила искупаться, - как можно спокойнее ответила Диана. Холодно добавив, - за борт ее.
    - Но Хозяйка…, - нерешительно начал Рауль.
    - О, - выдохнула Диана, поняв без слов, беспокойство Кортеса. – Ты ошибаешься. И обвяжите вокруг пояса веревку. Я не хочу, чтобы этот мерзавец утонул раньше, чем принесет мне свои извинения.
    - Мерзавец? – в один голос спросили Азиз, Рихард и Рауль.
    - О да, Блейк Рейнолдс собственной персоной. Отменный негодяй и пират, - Диана нахмурилась. – И боюсь, одних извинений будет мало. За борт его. Adios, amigo! – она помахала ему рукой.
    - Ну, хорошо, хорошо, - усмехнулся Блейк, срывая с себя лохмотья. – Не надеялся, что вы так быстро вспомните меня. Но…
    Ему не дали договорить. Азиз грубо вытолкнул Рейнолдса за дверь. Через несколько минут, Диана услышала всплеск воды и изощренные ругательства. Она медленно вышла на палубу.
    - Поднимите его на борт, - приказала она, поднимаясь по трапу на квартердек. – Я не хочу, чтобы этот нахал захлебнулся.
    Двое матросов подтянули трос, и затащили промокшего Рейнолдса на борт. Он упал на колени, сплевывая морскую, соленую воду.
    - Ну, вы пришли в себя, мистер бандит? – спросила Диана, глядя на него с высоты верхней палубы.
    - Вполне, леди, - выдавив из себя подобие улыбки, ответил Блейк. – Честно говоря, не ожидал подобной встречи.
    - Признаться, я тоже, - призналась Диана. – Поднимайтесь ко мне.
    Скрестив руки на груди, она смотрела на пирата. Он показался ей таким же привлекательным, как и в день их первой встречи у берегов Африки. Смуглое лицо с ясными голубыми глазами, и обворожительная улыбка, могли свести с ума любую женщину.
    - Мне кажется, я предупреждала вас, что бы ни попадались мне на глаза, - спокойно произнесла она, поворачивая на пальце кольцо с изумрудом.
    - Леди, вы не поверите, но я так долго искал встречи с вами, что уже отчаялся. И то, что мы сейчас вместе, можно воспринимать как подарок Судьбы, - ответил Блейк, убирая со лба мокрые каштановые пряди волос. – Ведь столько лет прошло, с той минуты, как мы расстались.
    - Вы пират, Блейк, - возразила Диана, - А я не имею ничего общего с людьми вашего сорта. По вашей вине я потеряла своих людей, их дети остались сиротами, а жены вдовами. А вы ведете себя так, будто мы с вами друзья.
    - Это давно в прошлом, леди. Клянусь вам. Теперь я веду благопристойный образ жизни.
    Диана удивленно приподняла брови.
    - Именно он привел вас на «Молиону»?
    - Конечно, нет. Это была просто случайность. Но я безумно рад, что все так вышло. Я попал в плен к пиратам, на корвет, который теперь спокойно лежит на морском дне. Во время боя, мне удалось освободиться и покинуть мою тюрьму. Незаметно я перебрался на борт шхуны. Сначала я глазам не поверил, когда увидел вас, леди. Ведь столько времени я пытался найти вас, что бы хоть раз увидеть. И вдруг, Господь сам привел вас ко мне. Это, несомненно, знак свыше. А вы верите в приметы?
    - Как и все моряки, я суеверна, но это не касается вас, Рейнолдс. Что же мне прикажете теперь с вами делать?
    - Какие могут быть раздумья по этому поводу? – искренне удивился Блейк, подходя к Диане. – Я останусь подле вас, и никакие силы на свете не смогут мне помешать, теперь везде следовать за вами.
    - Хозяйка.
    Диана резко обернулась и посмотрела на встревоженного вахтенного матроса.
    - Что случилось?
    - Арестованный напал на часового и поранил его вот этим, - матрос протянул ей окровавленный глиняный черепок.
    Диана сжала кулаки и на мгновение закрыла глаза. «Час настал»
    - Привести его сюда, - сквозь зубы проговорила она.
    Ничего не понимающий Блейк с открытым ртом смотрел на суровое лицо молодой женщины. Оставив его одного на верхней палубе, она не спеша, спустилась на шкафут, совершенно забыв о Рейнолдсе и их разговоре.
    Азиз как всегда стоял в стороне, с болью в сердце, глядя на Диану, которую охватила буря чувств, отражавшихся на ее лице. Но он знал, что через это она должна была пройти одна, чтобы освободить свою душу и сердце от тяжести, от страданий.
    При виде Вилла Смарча, перед глазами Дианы вновь ожили картины из недавнего прошлого: смерть Джеймса, Эмили. Жгучая ненависть охватила все ее существо, она еле сдержалась, чтобы не накинуться на убийцу. Но она удержалась от этого порыва. Это был тот самый миг, ради которого она выжила, и которого жаждала всей душой. Месть, месть, месть…
    - Вилл Смарч, - громко сказала Диана, медленно направляясь навстречу к матросу. – Ты осужден мной, Дианой Венсли, Хозяйкой Молионы, за убийство Джеймса Венсли и маленькой Эмили Венсли, в наказание тебе - смерть.
    Смарч побледнел, и опустил голову.
    - Но я предоставлю тебе выбор, - продолжила Диана, - хотя ты и не заслуживаешь такой чести. Мы будем с тобой драться на шпагах, в противном случае ты будешь немедленно повешен.
    При этих словах Вилл заметно повеселел и расслабился.
    - Что? Поединок? Меня это устраивает. Но драться лучше на саблях, я не из благородных, что бы махать шпагой.
    - Катлас меня тоже устраивает.
    - Что ты делаешь? – громким шепотом спросил Азиз, приблизившись к Диане. – К чему это?
    - Я не палач и не убийца, что бы вот так просто его взять и повесить, - ответила она. – Я хочу отомстить ему, и для меня это лучший способ.
    - Ты можешь погибнуть?
    Диана подняла на Азиза глаза, и вдруг с нежностью провела рукой по его лицу.
    - Могу, - сказала она. – Но Господь этого не допустит. А если так, то подели золото между командой, а корабль возьми себе, - с этими словами она развернулась, и подошла к Смарчу.
    - Диана, - воскликнул ей вслед Азиз.
    Но она его уже не слышала. Диана скинула с плеч камзол и взяла из рук Кортеса катлас, которым виртуозно владела.
    Ее противник стоял, размахивая клинком, и беззаботно улыбался. Его улыбка взбесила Диану, и, собрав все силы, она ринулась в атаку. После первых минут боя, Вилл пожалел, что настолько недооценил эту женщину, и не собрался перед поединком. В каждый удар, в каждый выпад Диана вкладывала боль израненной души. Ее рубящие удары были настолько сильны, что он взмок, отбивая их. Острие ее сабли жалило его подобно рою диких ос. Болезненные уколы и порезы настигали Вилла повсюду, оставляя на его грязной рубахе кровавые пятна. Обозленный Смарч с удесятеренной силой атаковал Диану применяя «внутренние удары», идущие снизу в сторону подбородка и горла. Отразить их было очень сложно, и Диане приходилось спасаться, отпрыгивая в сторону.
    Моряки, затаив дыхание, следили за ходом жестокой схватки. Блейк свесился с перил квартердека, глядя, как парирует удары Диана. Он замер, видя, что она направила на грудь противника саблю.
    Смарч приготовился отбить удар, как в это мгновение Диана сделала молниеносный поворот руки в запястье. Сабля описала полукруг, и с огромной силой, снизу ударила по вражескому клинку.
     Катлас выскользнул из рук Вилла и с грохотом покатился по палубному настилу. Но матрос не собирался признать свое поражение. В отчаянии он схватился обеими руками за ванты, и толкнул ногами в грудь. Диана упала, больно ударившись плечом о палубу. Когда же она поднялась, матросы уже крепко держали Смарча за руки. Поняв, что ему больше некуда деваться, из его груди вырвался сдавленный стон.
    Тяжело дыша, Диана вплотную приблизилась к пленнику.
    - Ты даже не смог проиграть с честью, - тихо проговорила она. – Я пущу тебя по доске. Ты ведь знаешь, что это значит?
    От этих слов у матроса подкосились ноги.
    По приказу Дианы матросы установили доску поперек планширя.
    - Я ненавижу тебя, дрянь, - закричал Вилл, которого грубо подтолкнули в сторону фальшборта. – И почему ты не умерла там, вися на дереве. Почему я не убил тебя?
    - Ты не смог сделать этого и сейчас, - воскликнула Диана. – Это судьба Смарч. Судьба, которая привела к смерти тебя, а не меня.
    - Будь ты проклята! – закричал он, ступая по шаткой, не привязанной доске.
    Оказавшись над бездной, у него закружилась голова, а к горлу подступил комок. Высокие синие волны, как будто ждали его, готовясь принять в свои объятия. Зависнув над пропастью, он остановился, боясь шелохнуться. Но отступать было некуда. Покачнувшись, Вилл камнем полетел вниз.
    - А если он выживет, и его подберет какое-нибудь судно? – спросил подошедший к ней Блейк.
    Диана с удивлением посмотрела на Рейнолдса, а потом устало облокотилась о поручень штирборта.
    - Этого не случиться, его уже встречают. Почуяли запах крови, - ответила она, указывая на серые треугольные плавники, появившиеся среди волн.
    Истошные крики Вилла Смарча возвестили о том, что и он увидел акул, приближающихся к неожиданной добыче. Диана отвернулась, но слышала каждый вопль. Она считала их – один его крик, за десять своих, мучительных и страшных. Через мгновение все стихло. Акулы знали свое дело, лучше всяких палачей.
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


2008г Ростов-на-Дону

© Copyright: Оксана Зорина, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы". Главы 4,5,6

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru