Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы" первые 3 главы
Оксана Зорина

Хозяйка "Молионы" первые 3 главы

Уильям, желая отомстить сестре за разрушенные планы, убивает ее мужа, и сжигает дом, в котором находилась их маленькая дочь Эмили. Диана, чудом оставшись в живых, клянется отомстить убийце. Вместе с Азизом аль-Баширом и верным экипажем шхуны, она отправилась вдогонку за Уильямом и двумя его помощниками, отплывших на разных кораблях. Ее путь лежит сначала в Карибское море, затем к берегам Анголы, Могадишо и к «Островам пряностей». Исполнив страшную клятву, Диана узнает, что ее дочь жива, и находится в Рабате.
Судьба дает Диане шанс обрести счастье с новым возлюбленным, но для этого ей придется изменить свою жизнь, и, прежде всего веру.

    Это продолжение романа "Вслед за мечтой".


    Глава 1
    
    
    К югу от Бристольского залива и Уэльса находится полуостров Корнуолл. Во всей Англии не найдется другого места, овеянного сказками и древними легендами, как этот суровый край. Для каждого британца эта страна друидов, короля Артура и легенд о Святом Граале. В древности полуостров населяли кельты, пришедшие сюда из Бретани и Ирландии. Местное население очень гордилось своими кельтскими корнями. Полуостров был населен мало. Города, деревни и другие поселения находились друг от друга на довольно большом расстоянии.
    На юго-западе Корнуолла, поселились Диана и Джеймс Венсли. Старинный каменный дом, стены которого были увиты диким зеленым плющом, стоял на вершине утеса. У самого подножья холма, грохотал прибой, разбиваясь о прибрежные скалы. Перед домом располагалась небольшая роща из вязов, ясеней и старых дубов, между которыми стелились мхи и папоротники. За рощей открывался прекрасный вид на хребты, поросшие вереском, которые переходили в заросшие лесом овраги. Это было уединенное место, и до ближайшего города, в доке которого стояла «Принцесса», их разделяло 20 миль. Именно там они были счастливы.
    Реджинальд не мог понять, почему сестра с мужем выбрали для жизни такое дикое и глухое место. Он много раз звал их переехать в Лондон, но всякий раз получал решительный отказ от Дианы.
    Годы шли, приключения и путешествия остались в прошлом, отступая в тень перед новыми событиями и делами. И только шрам от когтей леопарда, рассекающий черную круто изогнутую бровь, напоминал о пережитом в недалеком прошлом. Теперь у Дины были новые мечты, связанные с ее семьей и домом.
    Два раза в год Джеймс уходил в плавание. Путь его лежал в Португалию и Фландрию, куда вывозили полные трюмы английской шерсти, олова и меди. Изредка к ним в Корнуолл наведывался Реджинальд со своей семьей. Его приезд был настоящим праздником в доме Венсли. Диана и Джеймс с большой радостью и теплотой встречали миссис Джейн и их троих детей.
    А потом, их дом снова окунался в тихую спокойную размеренную жизнь. Диана каждый день гуляла по живописным тропинкам. Ее любимые дорожки проходили вдоль скал, с которых открывался великолепный вид на пролив.
    Год назад произошло событие, которого молодые люди ждали с великим нетерпением. Господь благословил их семью, и на свет появилась маленькая девочка. Ребенка назвали Эмили. Она стала их новой и самой главной Принцессой. Малышка быстро росла и набирала вес. Кормилицей Эмили была хорошая добрая женщина из соседней рыбацкой деревушки. Ее муж погиб во время шторма, оставив ее одну с младенцем на руках. Она и ее ребенок нашли приют и добрых хозяев в лице Дианы и Джеймса.
    Джеймс безумно любил дочь и гордился ею. Маленькая Эмили была очень похожа на мать: такие же черные, как угли глаза, смуглая кожа и нежная улыбка.
     Его же любовь к жене росла и умножалась с каждым днем. Годы замужества и материнства преобразили Диану, пожалуй, она стала еще красивее. В глазах появилась мягкость и задумчивость, у рта пролегла еле заметная складочка, придавая ей особое очарование. Ее стройно тело, приобрело более женственные формы. Красивая линия спины и осанка, которой могла позавидовать даже королева, выделяла Диану из тысячи других женщин.
    Стоя перед большим зеркалом, Диана расчесывала свои длинные волнистые волосы, цвета воронова крыла. Джеймс задернул поплотнее шторы, и взглянул на жену.
    - Ты так прекрасна, Диана, что мне иногда кажется, что я не смогу насмотреться на тебя, - произнес он, не отрывая взгляд от Дианы.
    - Мне показалось, что ты говоришь об этом с грустью.
    - Да, это действительно так. Жизнь идет, и я боюсь, что так и не успею насладиться тобой, твоей любовью, - неожиданно серьезно сказал Джеймс, опускаясь в обитое шелком кресло.
    - Дорогой, ты пугаешь меня, подобными разговорами, - Диана резко обернулась и внимательно посмотрела на него. – У нас с тобой впереди вся жизнь, и я… Я действительно начинаю беспокоиться. В последнее время ты стал очень задумчивым. Что-то произошло? Прошу скажи мне.
    - Не. Нет, Диана. Успокойся. Просто я чаще стал задумываться о нашей с тобой жизни, об Эмми. Еще о детях, которые могли бы быть у нас.
    - Могли бы быть? – удивилась Диана, опускаясь на колени перед Джеймсом. – Ты говоришь так, будто лежишь на смертном одре. Прости Господи, за эти слова. Может надо послать за доктором? Джеймс я не понимаю, что с тобой происходит. Хандра? Расслабься, - она нежно погладила мужа по руке. – У нас будет много детей. Помнишь, как мы мечтали после свадьбы? Ты говорил, что хочешь иметь троих сыновей и двух дочек.
    - Да, я мечтал…
    - Успокойся, дорогой. Отдохни. Завтра будет новый день. Рано утром, когда яркие солнечные лучи осветят нашу долину, пройдет твоя хандра. А если нет, то я пошлю слугу за доктором в город, - с наигранной строгостью произнесла Диана.
     С этими словами она вышла из комнаты, пожелать спокойной ночи дочери. Когда же она вернулась, Джеймс уже спал. Диана с тревогой посмотрела на мужа. Даже во сне его лицо было не спокойно. Она ласково провела рукой по его светлым волосам и поцеловала в лоб.
    Мысли о Джеймсе не давали ей покоя ни днем, ни ночью. Усталая и измученная Диана уснула только под утро.
    Каждый день, Диана совершала прогулки по берегу. И этот день не был исключением. Каково же было ее удивление, когда впереди, на узенькой тропинке она заметила Джеймса. Никогда до этого он не приходил сюда. Это считалось укромным местом Дианы, она подолгу стояла на возвышении, глядя на пролив.
    Ветер развивал черный плащ Джеймса, он стоял в глубокой задумчивости и не увидел приближающуюся к нему Диану.
    - Джеймс, любимый, ты здесь? Не ожидала тебя увидеть на этом холме.
    Он вздрогнул, от звука ее голоса, и обернулся.
    - Утром почему-то очень захотелось сюда прийти, - тихо ответил Венсли, обнимая жену. – Ты была права, это особое место.
    - Да. Это самое прелестное место на всей земле. Отсюда виден вдали океан. Я каждый день прихожу сюда, приветствуя его. И он отвечает мне тем же. Он как старый друг нашептывает мне о далеких странах, островах. Волны, высоко подняв белый пенный вихор, приносят мне последние новости. Рассказывают о том, что они видели за время странствий по бескрайним морским просторам. А я делюсь с ними своими мечтами. С самого детства море манило меня к себе. Оно заставляет сильнее биться мое сердце. Наверное, в другой жизни, я была дочерью Нептуна, и жила в морских глубинах… - Диана усмехнулась от собственных мыслей. – А что чувствуешь ты, когда смотришь в даль?
    - Я чувствую дыхание моря, оно сливается с моим… Так всегда было во время плаваний. Корабль и море связаны между собой. Хороший капитан должен чувствовать эту связь, ощущать ее всей своей душой и сердцем. И даже сейчас, стоя на берегу, я, как и ты чувствую зов моря, его мощь. У нас с тобой Диана, наверное, одна душа на двоих. Мы любим море, понимаем его.
    - Но ты все же пришел сюда не просто так? Что говорит твое сердце?
    - Не знаю. Мое сердце овеяно холодом, словно замерло в ожидании чего-то важного.
    Диана нахмурилась, а Джеймс крепче обнял ее за плечи.
    - Не переживай, любимая. Просто наступила осень, пора грусти. Природа готовится в долгой зиме… подуют холодные ветры… Я бы хотел съездить в Лэндс-Энд , посмотреть на менгиры . Местные рыбаки рассказывали, что это волшебное место.
    - Чудесная идея, Джеймс! – воскликнула Диана. – Мы могли бы отправиться туда вместе с Эмили. Это путешествие отвлечет тебя от твоих скорбных мыслей, а для нас это будет маленькое приключение.
    - Решено. Послезавтра мы вместе отправимся на мыс, который дает отпор всем штормам Атлантики.
    Улыбаясь, Диана прижалась щекой к плечу Джеймса. Она была уверена, что эта поездка излечит его, вернет былую веселость и непринужденность.
    День прошел в радостных приготовлениях к путешествию. Джеймс играл с Эмили. Звонкий детский смех развеял его грусть, и на время он забыл о тех мыслях, которые одолевали его в последние дни. Неуверенно переступая пухлыми ножками по полу, Эмили падала в объятия отца, который начинал ее кружить в воздухе. Посмотреть на их игры пришла и Диана. Она с облегчением смотрела на мужа, который смеялся не меньше чем малышка. Диана давно не видела его улыбки. С ее души будто свалился огромный камень. Теперь она не сомневалась, что поездка окончательно вернет ей мужа.
    Уже совсем стемнело, когда, пожелав, дочери спокойной ночи, Джеймс и Диана зашли в спальню.
    - Ты снова становишься прежним. Теперь я узнаю в тебе человека, за которого я вышла замуж, - улыбаясь, произнесла Диана, распуская волосы. – В твоих глазах снова появился огонек. Наша дочь словно воскресила тебя.
    - Она обладает магией, это, несомненно, - сказал Джеймс, подходя к жене. – И это не удивительно, ведь Эмили так походит на тебя. Твои бездонные глаза околдовывают, затягивают в свои сети, - он отодвинул прядь волос, обнажая нежную кожу плеча. – Ты моя богиня, Диана. Я так тебя люблю, - Джеймс склонил голову и прижался губами к плечу.
    Диана повернулась к нему.
    - Мое чувство к тебе так же сильно, как и в день нашей встречи, - прошептала Диана, обнимая мужа на шею. – Я всегда буду твоим кораблем, а ты океаном. И эту связь никогда и никто не сможет разрушить.
    - О, дорогая, - выдохнул Джеймс, припадая к ее губам долгим страстным поцелуем.
    Этой ночью они тонули в объятиях друг друга, наслаждаясь каждым мгновением их близости. И, казалось, не было конца жгучим поцелуям и страстным вздохам. Джеймс крепко прижимал разгоряченное тело жены, а она, всецело отдавалась его ласкам. Они снова и снова припадали друг к другу, как к неистощимому источнику.
    А на черном, усыпанном звездами небе, ярко светила Луна, этот молчаливый свидетель всех тайн любви…
    
    Глава 2
    
    Диана очнулась резко, словно ее толкнула чья-то невидимая рука. Она открыла глаза, но продолжала лежать неподвижно. Было темно, до рассвета оставалось еще несколько часов. Джеймс мирно спал рядом. Но что-то было не так. Диана инстинктивно почувствовала опасность. Все внутри у нее сковало холодом, тело содрогнулось от страшного предчувствия. Диана ощутила присутствие посторонних людей в комнате. Едва дыша, она нащупала под подушкой рукоять кинжала, который всегда держала рядом на непредвиденный случай, и сжала его в ладони.
     Еле слышный шорох раздался в нескольких шагах от места, где она лежала. Звук раздался ближе. Молниеносным движением Диана вскинулась, полоснув лезвием в воздухе. И тут же она ощутила, как на руки брызнула горячая кровь. Раздались жуткие булькающие звуки, и она услышала, как чье-то тело с грохотом упало на пол. Тут же раздался вскрик Джеймса, треск ломающейся мебели, вперемешку с изощренными ругательствами. Ее муж дрался с нападающими, это было ясно. Диана вскочила с кровати, но в темноте невозможно было ничего рассмотреть.
    Чиркнуло огниво, и комнату озарил тусклый свет единственной свечи. Диана увидела перед собой высокого мужчину, и еще двоих, с которыми расправлялся Джеймс. Вдруг все стихло. Чьи-то сильные руки повалили ее на кровать, выбив из мокрых от волнения ладоней, кинжал. Крепкие мужские пальцы больно заломили руки Дианы за спину. Высокий незнакомец со свечой в руках приблизился к ней, и Диана с ужасом увидела перед собой Джеймса. Он лежал на полу перед кроватью. Его грудь и живот напоминали кровавое месиво, на полу быстро растекалась лужа алой крови. Глаза Джеймса смотрели прямо на нее, и в них застыло сожаление и грусть…
    - Джеймс, милый, - прошептала Диана, и по ее щекам заструились слезы.
     Он открыл рот, но из него не вырвалось ни звука. В груди заклокотало и струйка крови потекла из угла его губ. Его серые глаза закрылись навечно.
    - Как жаль, - насмешливо произнес высокий мужчина, поднося свечу ближе к безжизненному телу Джеймса.
    Диана сжалась. Этот голос! Он мог принадлежать только одному человеку на всем свете.
    - Уильям! – Воскликнула Диана.
    - Я рад, что ты не забыла меня, сестра.
    Диана хотела вскочить с кровати и накинуться на него. Но, стоявший за ее спиной еще один негодяй, крепко держал ее, буквально вдавив в кровать.
    - Свяжи ей руки, - рявкнул Уильям, - а не то она прикончит вас как Долговязого Джо. И заткни рот чем-нибудь.
    Оба помощника Уила, с энтузиазмом бросились исполнять его приказ. Диана же не чувствовала ничего. Она, не отрываясь, смотрела на тело Джеймса. В голове промелькнула мысль об Эмили и кормилице, которые спали в соседней комнате.
    - А ты похорошела, Диана, - сквозь зубы сказал Уильям, поднося свечу к самому ее лицу. – Ты разрушила мою жизнь. Все, к чему я так стремился, пошло к черту из-за какой-то девчонки. Я едва не умер на развалинах в Рабате. До сих пор не могу понять, что произошло. И потом… Реджинальд отобрал у меня все. Я едва унес ноги от его ищеек. А теперь я уничтожу тебя, - он больно схватил ее за волосы. – Ты предала свою семью. А знаешь, как на родине наших предков наказывают таких женщин как ты? Их бьют плетьми на площади, доводя до смерти.
     У Дины расширились от ужаса глаза.
    - Наконец, я отмщу тебе за разбитую жизнь. Поднимите ее. Тащите на улицу, - приказал Уильям своим сообщникам.
    Один из них, рослый детина, с рыжей бородой и нависающими над маленькими, глубоко посаженными глазками густыми бровями, схватил ее за волосы и дернул, направляя к коридору, а дальше вниз по лестнице. Диана со связанными за спиной руками, босая, в одной ночной рубашке, не успевала за ним, спотыкалась и падала. Ее грубо толкали грязными сапогами, заставляя подняться, и вновь тащили по направлению к выходу. Но Диана ничего не чувствовала, перед ней стояло лицо Джеймса, его глаза и взгляд перед смертью.
    Рыжеволосый выволок ее на улицу, и подвел к одиноко стоящему старому вязу. Второй помощник, невысокого роста, с длинными грязными волосами и гнилыми зубами, взял конец веревки, которой были связаны руки Дианы, и перебросил ее через толстую ветку в 8 футах от земли. Он натянул веревку до такой степени, что ноги Дианы едва касались земли.
    - Теперь настала очередь тебе познакомиться с моим кнутом, Диана. Ты будешь кричать, умолять, плакать. Благо, ты поселилась в таком захолустье, что тебя никто не услышит на расстоянии многих десятков миль. Я выбью из тебя твою гордость. Будешь знать, как идти против меня, - со злостью произнес Уильям.
    В воздухе раздался свист, и спину Дианы словно обожгло пламенем. Стиснув зубы, она молчала. «Лишь бы не закричать от адской боли. Не доставить удовольствие Уилу, видеть меня пораженной». От новых беспощадно сыпавшихся ударов, ее израненное тело швыряло из стороны в сторону. Но она молчала, лишь слабые стоны вырывались из ее уст.
    Сообщники все это время стояли в стороне, посмеиваясь.
    - Зачем вы портите хороший товар, мистер Уильям? – спросил рыжеволосый. – Вы могли бы ее продать. На востоке такая красотка принесла бы хорошие деньги.
    - Нет, - огрызнулся Уильям. – Я засеку ее до смерти. Это доставит мне больше удовольствие. А вы чего стоите? Вилл, Тони, сожгите здесь все.
    - Нет! Нет! Нет! – что было сил, закричала Диана, услышав приказ Уильяма. – Не смейте, не трогайте дом!
    - Наконец-то, а то я думал, что ты стала немой. Удивительно, тебя не тронула даже смерть собственного мужа, а дом, жалкая лачуга, оказывается дороже жизни! – воскликнул Уильям, размахивая хлыстом.
    Но Диана не слышала его, она продолжала кричать, умолять, чтобы эти мерзавцы не трогали ее дом, где находилась ее малышка. Новые удары не смогли заставить ее замолчать. Она все кричала, захлебываясь слезами, извиваясь на веревке. Уильям не мог скрыть своего удивления. Спина его сестры выглядела так, будто с нее содрали кожу, а в этой странной женщине находились силы бороться и сопротивляться ему.
    Отбросив кнут в сторону, он подошел к Диане, крепко сжав пальцами ее, залитые слезами щеки.
    - Ты сильная, Диана, - прошептал он. – Ты никогда не отступаешь и не сдаешься? Но ничего, я избавлю тебя от этого.
    - Я найду тебя, Уил и твоих убийц-помощников, - еле слышно проговорила она, не сводя черных глаз с лица брата. – Ты пожалеешь, что когда-то ступил на мою землю. В этой или другой жизни, но я отомщу тебе.
    Услышав это, Уильям невесело рассмеялся.
    - Не думаю, Диана, что у тебя есть хоть один шанс сделать то, что ты только что пообещала, - в его руках блеснул нож.
    Кинжал по самую рукоять вошел в нежную плоть живота. Диана открыла рот и с шумом вобрала полные легкие воздуха. Неожиданно время остановилось. Все вокруг замерло, и даже Уильям, который потрепал ее по щеке, показался ей вдруг ненастоящим.
    - Нет. Не умирай. Еще рано. Ты еще успеешь посмотреть, как огонь съедает твою жизнь, твое счастье, - улыбаясь, сказал Уильям.
    В потускневших глазах Дианы отражались желтые языки пламени, захватившие дом. Лишь два слова успели сорваться с ее обескровленных губ, прежде чем тьма захватила ее в свой плен:
    - Джеймс. Эмили.
    
    ***
    
    Диана открыла глаза. Вокруг было темно и душно, в воздухе витал запах копченой рыбы. Под ней была мягкая теплая постель и одеяло. «Где я?» Все тело болело, руки и ноги не слушались ее. Диана не смогла подняться, а лишь слегка повернулась на бок. Потом огромными усилиями она спустила ноги на холодный, устланный соломой пол. Ноги дрожали, колени подгибались, и Диана едва не упала, сделав всего несколько шагов. За стенами был слышен шум и рокот накатывающихся волн, там был океан. Диана, с трудом добралась до двери. Распахнув ее, она с наслаждением вздохнула морской, свежий воздух. У самого горизонта рождался новый день, возвещая о себе розово-лиловыми отголосками рассвета. Вокруг темными громадами возвышались холмы, поросшие редкими кустарниками и деревьями, впереди был бескрайний, безграничный океан.
    Диана остановилась, перед ее глазами мгновенно пронеслись недавние события: смерть Джеймса и маленькой Эмили. Сдавленные рыдания словно прорвали плотину, и вырвались наружу. Захлебываясь слезами, она упала на колени, зарывшись руками в холодный песок. Думая о своих, навечно потерянных, любимых, Диана закричала так громко, насколько смогла.
    Не обращая внимания на ужасающую боль в спине и животе, она медленно поднялась и направилась к морю. Она как завороженная шла к воде. Она не замечала ни острых камушков, больно впивавшихся в босые ноги, ни ракушек, она шла к нему. Только море могло освободить ее от страданий. Холодная вода обожгла кожу, но Диана не останавливалась и шла все дальше. И когда вода дошла до колен, она услышала позади нее низкий мужской голос.
    - Надеюсь, ты не собираешься утопиться?
    Диана остановилась.
    - Я столько дней ухаживал за тобой и лечил, и не дам тебе все испортить как раз в тот момент, когда все пошло на лад.
    - Азиз? – не поворачивая голову, спросила Диана, хотя заранее знала, что это он. – Как ты здесь очутился?
    - Навряд ли ты поверишь мне, если я скажу, что соскучился? – спросил он, заходя в воду вслед за Дианой. – Давай обсудим все в доме, - сказал Азиз, подхватывая молодую женщину на руки. – Ты слишком слаба, а вода очень холодная. Если ты заболеешь, то очень усложнишь мне и так не легкую работу.
    Диана молчала, отдав себя в распоряжение великана. Но в душе промелькнуло сожаление, что он помешал ей закончить задуманное. Ведь тогда она соединилась бы с мужем и дочерью. Ей больше незачем было жить.
    Азиз отворил дверь и вошел в дом. Осторожно опустив Диану на кровать, он подошел к столу и зажег свечи. Комната была небольшая и обстановка оставляла желать лучшего, но здесь было все необходимое для жизни. Кровать, на которой сидела Диана, стояла в самом дальнем углу, рядом стоял большой сундук, диван, а посредине стоял стол и две скамьи.
    - Ты хочешь есть? у меня есть рыба и рис.
    Диана кивнула.
    Азиз молча наполнил тарелку едой и протянул ее Диане.
    - Давно я здесь? Как ты меня нашел Азиз? – спросила она, поморщившись от боли.
    - Тебе не терпится все знать? – спросил Азиз, отвечая вопросом на вопрос.
    Он опустился на деревянную скамью, и внимательно посмотрел на Диану.
    - То, что ты собиралась сделать, очень плохо, - с очень серьезным видом произнес Азиз. – Аллах строго наказывает людей, которые идут против его воли. Дать нам жизнь или забрать ее, на все воля Аллаха.
    - Меня больше ничего не держит на этой земле. Я не хочу жить.
    - Ошибаешься! – воскликнул араб, стукнув кулаком по столу. – Я не знаю, что произошло с тобой, но то, что я видел, было ужасно. И не должно остаться безнаказанно. Я уверен, что здесь не обошлось без того человека из Рабата, твоего брата. Я видел его в городе. Ты должна отомстить ему за боль, которую он причинил.
    - Не знаю, Азиз. Успокоит ли месть огонь моей души? Поможет ли? Ты прав, я все потеряла, и Уильям сыграл в этой трагедии главную роль. Но ведь месть не вернет мне Джеймса и мою маленькую дочь.
    - У тебя был дочь? Хотя чему я удивляюсь? У такой женщины как ты должны быть дети.
    - Азиз, ты так и не ответил мне, - напомнила ему Диана. – Каким образом ты очутился в Англии?
    Азиз приложил руку к груди.
    - Здесь в золотом медальоне хранится твой локон. Если помнишь, ты мне его подарила на память при нашей последней встрече. Он подсказал, что тебе нужна моя помощь. На протяжении многих недель моя кожа горела, будто ее жгут адским пламенем, в том месте, где ее касался медальон. Сначала я не мог понять причины, но потом… Это был знак, что я нужен тебе. И я не ошибся. Прибыв в Англию, я долго искал тебя. Надо сказать, это было нелегко сделать. Но с помощью Аллаха, я узнал, что вы живете в Корнуолле, в этих местах. Но, к сожалению, я приехал слишком поздно. Дом и все хозяйственные постройки сгорели почти полностью, остались жалкие развалины. А в роще я увидел тебя… Слава Аллаху, жизнь еще не покинула твое тело. Теперь, Диана, ты должна задуматься, почему сохранил Господь тебе жизнь? Для того чтобы ты смогла наказать убийц твоей семьи!
    Диана слушала Азиза, опустив голову.
    - А ты нашел своего дядю Юсуфа? – неожиданно спросила она, поднимая на Азиза глаза.
    - Нет. Еще не нашел. Но наша встреча неизбежна! Я уверен, что правда на моей стороне, и знаешь, как говорят, «кто ищет, тот всегда находит». Ты сама мне говорила, что зло должно быть наказано.
    - Сколько прошло времени, с того дня, как ты нашел меня, Азиз?
    - Пять дней.
    - Мне надо написать письмо. У тебя найдется бумага и перо?
    - Да, конечно, - Азиз протянул Диане чистый лист бумаги и чернильницу с пером. – Но кому ты будешь писать?
    Диана тяжело вздохнула, и, отложив в сторону тарелку с почти нетронутой едой, взялась за перо.
    - Я подумала, что ты прав. Уильям должен ответить за свои злодеяния. Будет несправедливо, если смерть близких останется безнаказанной. В городе, в гавани стоит «Принцесса». Азиз, я прошу тебя, вновь помочь мне, и передать письмо на шхуну первому помощнику капитана шкиперу Рихарду Бранднеру.
    - Я сделаю все, что ты захочешь.
    - Спасибо. Спасибо за все, Азиз, - задумчиво глядя на араба, произнесла Диана. – Ты столько раз спасал меня от смерти. Наверное, ты и в правду мой ангел хранитель. Возможно, мне станет легче, после того, как осуществится мой план мести, но теперь это единственная цель в моей пустой жизни, - Диана обмакнула гусиное перо в чернила и принялась за письмо.
    Азиз внимательно следил за каждым движением молодой женщины. В бликах свечи она казалась неземным существом. Ее красивое лицо было бледным, но каждая его черточка дышала решительностью и мужеством. Она была все также прекрасна, как и в Рабате, где он увидел Диану впервые. Но, пожалуй, немного изменилась, повзрослела. В его груди вновь очнулись ото сна чувства к Диане, которые он долгое время пытался подавить в себе. Сейчас, когда у нее никого не осталось, он был нужен ей. И он будет рядом.
    Тем временем Диана закончила писать и протянула сложенный лист бумаги Азизу.
    - Не теряй времени, Азиз. Отправляйся в путь как можно раньше, - попросила она. – И еще, как мы далеко от … моего дома?
    - В трех-четырех милях. Этот старый обветшалый домик стоит на окраине рыбацкой деревни. Ее скрывает тот холм, - он указал рукой в сторону. – Я поеду в город завтра, сегодня надо заняться твоими ранами. Но… надеюсь, когда я вернусь, с тобой будет все в порядке? Я очень волнуюсь за тебя, Диана.
    - Не стоит. Я уже взрослая, и могу позаботься о себе. Только, - Диана замолчала и посмотрела на араба, - я хочу побывать на холме, где был мой дом. Ты поможешь мне в этом?
    - Я не думаю, что это хорошая идея, - ответил мрачно Азиз. – Но я отведу тебя туда. Но, как я уже говорил, там мало что осталось. И тебе будет очень тяжело это видеть.
    - И все же я должна там побывать, перед тем, как покину эти места навсегда, - твердо сказала Диана.
    Глава 3
    
    На рассвете Азиз отправился в город, который находился от рыбацкой деревушки на расстоянии 10-12 миль. Дорога была сильно разбита и размыта недавними дождями, поэтому Диана не рассчитывала на его скорое возвращение.
    Диана осталась одна, наедине со своими мыслями и скорбями. Все это время она думала о Джеймсе и Эмили, и все больше утверждалась в мысли о мести. Теперь месть казалась Диане естественным продолжением ее жизни. Наказать Уильяма, виновника ее бед, отомстить ему и двум его приспешникам за смерть Джеймса, вот главная и единственная ее цель. Что может быть важнее? Что может быть естественнее?
    Месть, месть, месть… Мысли о ней заполнили все существование молодой женщины, наполнили ее жизнь особым смыслом. Днем и ночью она представляла себе, как будет расправляться с убийцами. Эти видения преследовали ее повсюду.
    Но Диана знала, что только тогда когда она вернется на место, где стоял ее дом, она окончательно решит свою дальнейшую судьбу.
    Каждый раз, закрывая глаза, Диана видела своего мужа и дочь, которых лишилась навсегда, и ненависть к брату поднималась в ее душе с новой разрушающей силой.
    Азиз вернулся на исходе четвертого дня. Он передал письмо, и по просьбе Дианы купил в городе ей кое-какую одежду, ведь она осталась в одной ночной рубашке. Неожиданно для себя Диана очень обрадовалась его возвращению, одиночество еще больше иссушало ее душу. Азиз был человеком из ее далекого счастливого прошлого, и он напоминал ей о той жизни. Азиз же нашел Диану по возвращению еще более бледной, задумчивой, и… очень красивой. Ему было очень трудно справиться со своими чувствами. Диана была для него еще более желанна и близка, чем раньше. Но он не мог позволить себе сейчас даже мечтать о ней. Она встречала его как старого друга, он же ее, как самую дорогую и несбыточную мечту.
    На следующий день, уступив уговорам Дианы, Азиз повел ее на холм, где находилась ее усадьба. Это была очень тяжелый и тягостный путь. Ожидание делало его просто невыносимым. Израненная спина болела, но Диана мужественно продолжала идти по круто поднимающейся вверх, еле приметной тропинке. Она шла вперед, но в душе очень боялась увидеть то, что ждало ее там, на утесе.
    Сильный ветер развивал полы ее длинного черного плаща, а плотные облака затянули все небо. Азиз следовал позади Дианы, он был готов ей помочь, но не приближался слишком близко. Он понимал, что это испытание она должна пройти одна, без его помощи.
    Поднявшись на вершину холма, они пересекли обширную долину, покрытую вереском, и приблизились к небольшой роще, за которой скрывались развалины дома. Диана на мгновение остановилась, и твердым шагом двинулась дальше. Старые дубы и вязы точно расступались перед своей хозяйкой, показывая дорогу. Сухой мох и папоротники загадочно шелестели под ее ногами, покачивая ей вслед своими перистыми зелеными листьями. Диана подошла к дереву, на нижней искривленной ветке которого до сих пор болтался обрывок веревки. На земле у подножия вяза лежал кнут. Диана вздрогнула, и потянулась за ним.
    - Не надо, Диана, - тихо сказал Азиз, приблизившись к ней. – Не бери этот хлыст. Это не хорошо. Здесь уже поселились призраки, не тревожь их мир.
    - Ты очень суеверен, Азиз, - бесцветным голосом произнесла Диана, сжимая в руке кнут. – Но эта вещь мне еще понадобится. Дальше не ходи за мной. Я сама.
    Диана, расправив плечи, пошла к дому. Вернее к тому, что от него осталось. Перед ней открылась ужасающая картина. От некогда прекрасного двухэтажного дома с пристройками и хозяйственным двором осталась лишь передняя стена. Все остальной сгорело, оставив после себя лишь горы пепла. Из пустых почерневших глазниц окон, теперь проглядывали желто-зеленые холмы и скалы. Стая воронья кружила над остывшим пожарищем. По лицу молодой женщины потекли слезы, ведь перед ней были не просто развалины, это были могилы ее ребенка и мужа. Диана сделала несколько шагов и дотронулась до уцелевшей каменной стены, покрытой слоем пепла и сажи. Колени предательски задрожали, и она без сил опустилась на землю.
    - Господи, только теперь я понимаю, что их больше нет, - прошептала Диана. – Это руины моей жизни. Клянусь! Клянусь Кровью Господней, что отмщу Уилу за вашу смерть, родные мои, - она вытерла рукой слезы. – Только ничто на свете не поможет мне вернуть вас. Эти убийцы ответят мне за все, клянусь, - Диана вынула из-за пояса кинжал, и, не дрогнув, полоснула лезвием по ладони. Алые капли крови стекли по руке и упали на обгоревшую землю. – Клянусь, - твердо повторила она.
    Азиз наблюдал за Дианой издалека, стоя под раскидистым дубом. Он видел все, что происходило возле развалин дома. Ему очень хотелось подбежать к Диане, обнять ее, уберечь от всего на свете, но этого он сделать не мог. И не только потому, что она бы не позволила. Азиз знал, что они никогда не будут вместе, и единственным счастьем для него было то, что сейчас Диана нуждалась в нем. Им просто не суждено быть вместе, но это была его единственная заветная мечта. Ему придется довольствоваться тем, что просто быть рядом и помогать Диане во всем. Но это тоже многого стоило. Азиз был согласен на все, лишь бы видеть эту женщину каждый день, ее глаза, ее улыбку, ощущать ее запах…
    Диана похлопала Азиза по плечу. Он вздрогнул.
    - Ты о чем-то мечтал? – спросила Диана, глядя на него. – У тебя было очень задумчивое лицо, похоже, что ты витал в облаках.
    - Нет. Нет, клянусь Аллахом, - спохватился он. – Просто…
    - Ладно, идем. У нас осталось еще одно дело, - сказала она, уводя его в сторону. – На западной окраине этой рощи растет большой столетний дуб. Тебе надо будет взобраться на него. В том месте, где от ствола начинают расти толстые ветви, есть небольшое дупло, в нем лежит небольшой кожаный мешок. Это единственное, что у меня осталось, помимо корабля. А деньги мне понадобятся.
    Они обошли рощу, и Диана указала Азизу на большой дуб, росший немного вдалеке от остальных деревьев. Он без труда взобрался на дерево и вскоре спрыгнул на землю, держа в руках увесистый коричневый мешок.
    - Спасибо, Азиз, - сказала Диана. – А теперь пора возвращаться в хижину.
    - Ты устала и очень бледна, - с укором произнес араб, глядя на молодую женщину. – Я слишком рано позволил тебе подняться с постели. Твои раны еще не достаточно зажили, и…
    - Не надо так беспокоиться обо мне, Азиз, - воскликнула Диана, оборачиваясь на него. – Раны на теле ничто по сравнению с той, что у меня на сердце! Ее невозможно залечить никакими мазями и травами. Это никому не под силу!
    - Время лечит любые раны, - возразил он. – Поверь мне.
    - Время лечит, - с горькой усмешкой повторила Диана. – Оно лечит любые раны, но не все, Азиз. Но не все.
    К вечеру они вернулись в рыбацкую хижину на берегу пролива. Диана действительно очень устала, и раны на спине и животе не давали ей покоя. Но теперь она точно знала, что будет делать дальше. Чтобы окончательно решиться, ей просто необходимо было побывать там, на вершине утеса. Диана положила на комод свернутый кнут, который подобрала у вяза. Теперь она будет ждать подходящего момента, и нанесет ответный удар. И этот хлыст поможет в этом.
    После ужина, Азиз приготовил свои снадобья, и все необходимое для обработки и перевязки ее ран. Морщась от боли, Диана стянула с себя полотняную рубаху, и повернулась спиной к арабу. Подвинув ближе тяжелый подсвечник, Азиз аккуратно снимал старые повязки. Каждый раз, когда он дотрагивался до ее израненной кожи, Диана вздрагивала и крепко сжимала пальцами жесткую ткань покрывала на кровати. Азиз знал, что она не заплачет, не вскрикнет, она будет терпеть. Диана очень изменилась после возвращения с холма. С ее бледного, измученного, но все такого же красивого лица исчезло выражение боли и страдания, оно стало жестким и решительным. Жгучие черные глаза смело смотрели на мир. Только губы не улыбались, они были плотно сжаты, что еще больше подчеркивало твердость и железный характер женщины.
    - С тех пор, как мы вернулись, ты все время молчишь, - сказал Азиз, накладывая палочкой темную с сильным запахом мазь на раны. – Словно чего-то ждешь. За тобой должен приплыть корабль? Я отнес письмо, но ничего не знаю о твоих дальнейших планах. Может, поделишься со мной?
    Диана снова вздрогнула и быстро взглянула на Азиза.
    - Корабль должен на днях забрать меня, и я больше не буду доставлять тебе столько хлопот. Что я буду делать дальше? Это будет зависеть от информации, которую смогут раздобыть мои помощники, она вздохнула. - Я не знаю, как я смогу отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал. Я бы хотела, что бы ты взял себе вот это, - Диана протянула Азизу крупный алмаз. – В том мешке у нас с Джеймсом хранились сокровища Черной пещеры, наша часть. Ты сможешь его продать.
    - Однажды я сказал тебе, что Азиз аль-Башир не делает добра за деньги, - громко ответил араб, он поднялся и приблизился к Диане. – С тех пор ничего не изменилось. Своими словами ты ранишь и незаслуженно обижаешь меня. То, что сделано от всего сердца не требует и не может ждать вознаграждения. Я приехал сюда, потому что люблю тебя. И потому, что знал, что нужен тебе. И если ты действительно хочешь отблагодарить меня, то… возьми меня с собой. Если бы я мог находиться рядом с тобой, каждый день видеть твои глаза, - Азиз с мольбой посмотрел на Диану, которая сидела перед ним. В его глазах светились искренние неподдельные чувства. – Позволь мне отправиться с тобой на шхуне, и помогать тебе. Как ты понимаешь, Диана, я ничего не буду требовать взамен никогда, но запретить мне любить тебя ты не можешь. Ты не найдешь вернее человека. Я буду для тебя тем, кем ты сама захочешь, только дай мне возможность быть рядом.
    Диана молчала, опустив голову. И Азиз, нахмурив брови, вернулся на свое место, заканчивая обрабатывать раны на спине молодой женщины.
    - Азиз, - наконец тихо проговорила Диана, - ты столько сделал для меня, что я не могу плохо поступить с тобой. Я с радостью приму тебя на борт, но и ты, в свою очередь, помни о своем обещании.
    - Да благословит тебя Аллах! Ты никогда не пожалеешь о своем решении, Диана.
    - Я уверена в этом, - коротко ответила Диана.
    
    ***
    Спустя два дня на рассвете «Принцесса» подошла к побережью Корнуолла. Когда Диана и Азиз вышли из хижины на берег, шлюпка уже направлялась к ним, борясь с прибоем. Не дождавшись, когда лодка коснется каменного дна, двое мужчин спрыгнули прямо в воду и поспешили навстречу Диане. Сложив весла, за ними последовали матросы.
    - Хозяйка, как мы рады вас видеть, - почти одновременно воскликнули молодые люди, подбегая к ней. – Что с капитаном? С вашей дочкой? Мы думали вы все погибли. Мы толком ничего не поняли из вашего письма!
    - Рауль, Рихард, друзья мои, - улыбаясь, произнесла Диана, которую по очереди прижимали к груди моряки. – От тебя Кортес я никак не ожидала таких эмоций!
    - Это в первый и последний раз, - ответил штурман, невысокий черноволосый испанец, с серьгой в ухе, принимая вновь невозмутимый вид. – По городу пошли ужасные слухи. Мы думали вас тоже убили, а тут вдруг письмо. Клянусь Девой Марией, мы ничего не можем понять, где, правда?
    - Всему свое время, мои дорогие.
    - Человек по имени Уильям Дарнлей, заказал по вашей семье панихиду, - отозвался помощник капитана Рихард Бранднер.
     Это был высокий, крепко сложенный, светловолосый молодой человек. Его загорелое с резкими чертами лицо смягчали большие голубые глаза.
    Диана горько усмехнулась, и взглянула на Азиза, стоящего в стороне.
    - Рановато. Не так ли? Уил поспешил.
    - Ваше неожиданное послание, - продолжил Рихард, - вернуло нас к жизни. Весь экипаж шхуны оплакивал вас. Вы же знаете, как мы к вам относимся. Но капитан… он мертв?
    Диана молча кивнула головой.
    - Да, к сожалению, это правда.
    Молодые люди переглянулись между собой, и на их лицах отразились глубокие переживания и сочувствие.
    - Но я рада, что мы снова вместе, - продолжила она. - Не будем терять время, пора вернуться на корабль, - Диана подошла к Азизу. – Позвольте представить вам моего спасителя, и старого друга, Азиза-аль-Башира. Господин аль-Башир плывет с нами, поэтому Рихард, по прибытии позаботьтесь о каюте, для нашего гостя.
    Мужчины крепко пожали друг другу руки. Собрав кое-какие вещи, они разместились в шлюпке, и вскоре отчалили от берега.
    Диана смотрела на высокое скалистое побережье со смешанным чувством. Здесь она была счастлива и любима, и здесь же стала самой несчастной. И все же она была рада, что покидает Англию. Слишком многое на этой земле напоминает ей о Джеймсе, Эмили. И эти воспоминания причиняют невыносимую боль. Она снова стала одинокой, и только море осталось с ней.
    На борту их ожидал настоящий сюрприз. Едва Диана вступила на палубу, как была осыпана цветами. Криками «Ура!» ее приветствовал весь экипаж шхуны. Диана поняла, что здесь ее окружают только верные и преданные друзья. На корабле служили в большинстве старые моряки, которые знали и помнили ее отца, сэра Фредерика Дарнлея. она была очень благодарна матросам на теплый прием.
    Позже в кают-компании устроили «военный совет». Диана встала во главе стола. На нее были устремлены глаза Рауля Кортеса, Рихарда Бранднера и Азиза. Они были все связаны между собой невидимой нитью: Рауль и Рихард были обязаны жизнью Диане и Джеймсу, а она Азизу. Эта связь делала их ближе друг другу.
    - Рихард, вы выполнили мои приказания? – спросила она, скрестив руки на груди. – То, о чем я просила вас в письме?
    - Конечно, хозяйка, - согласно кивнул Бранднер. – На борту остались только самые преданные вам люди.
    - Хорошо. Несколько дней назад произошло нечто ужасное. Мой брат Уильям и двое его помощников, о которых я вам рассказывала в письме, убили моего мужа Джеймса Венсли, и нашу дочь Эмили. Я выжила только благодаря вмешательству Азиза аль-Башира, - в ее глазах блеснули слезы, но Диана быстро взяла себя в руки. – Мы должны отомстить за их смерть! – громко сказала она, стукнув кулаком по столу. – Каждый из них должен понести заслуженное наказание! Вот цель нашего плавания. Не известно чем это может закончиться для нас, но правда и справедливость на нашей стороне. Это очень личное, и в то же время, опасное мероприятие, но иначе я поступить не могу. Поэтому, в письме я просила вас все хорошенько обдумать, предупредить команду, и подготовить корабль.
    - Мы все выполнили, Диана, - отозвался Рауль. – И сменили название корабля, как вы просили. Теперь шхуна носит название «Молиона», хотя это не к добру, - он поднялся и подошел к молодой женщине. – Мы с вами, Диана, до конца. Эти собаки захлебнуться в собственной крови, и перед смертью пожалеют, что подняли руку на вас и вашу семью.
    - Мистер Кортес, говорит сейчас от лица всей команды, - подхватил Рихард. – Я все разузнал о вашем брате и тех двух матросах. Меньше недели назад Уильям Дарнлей сел на корабль, идущий в Сан-Паулу-ди-Луанда. Матрос Вилл Смарч, нанялся на бриг «Летящий», и направляется в Карибское море, на Москитовый берег. А третий, Тони Смит, плывет на судне, которым командует мистер Брантон.
    Диана встрепенулась.
    - Что? Робин Брантон? Я знаю, что он теперь командует на судне «Галатея». Значит, его корабль стоял на якоре в порту, и он не приехал повидать меня? Что же, теперь наша встреча неизбежна. Куда он плывет?
    - В Могадишо, это крупный портовый город на побережье Индийского океана.
    - Я знаю, знаю, Рихард, - задумчиво произнесла Диана. – Но сначала, мы отправимся на запад, в Вест-Индию. Дай Бог, нам повезет, и мы нагоним «Летящего» до Багамских островов. А дальше будем действовать по обстоятельствам. Принимайтесь за дело, друзья мои, - ответила Диана, крепко сжимая руку штурмана. – Но сначала, свистать всю команду на палубу.
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


июль 2008г. Ростов-на-Дону

© Copyright: Оксана Зорина, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Хозяйка "Молионы" первые 3 главы

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru