Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Наннерль - Johnny, tu n'es pas un ange
Наннерль

Johnny, tu n'es pas un ange

Джону

    
    
    - Джонни, куда спешишь?
    - Э-э кхм…
    Да, откровенно говоря, куда он торопится? Если честно, на лекцию. А если подумать…. А если очень хорошо подумать…
    - К тебе навстречу.
    За такую улыбку можно не то чтобы сердце дьяволу продать, но Богу душу отдать – это точно.
    Но сколько же можно улыбаться друг другу, стоя посреди узкой лестницы, мешая опаздывающим на занятия студентам? Но разве можно отвести взгляд от этой улыбки? “Он не нашёл себе другу, он влюбился в ведьму и…”
    - Чего встали? Ни пройти, ни проехать.
    Вопрос по делу, претензия вполне справедлива, но… вы видели эту улыбку?
    Вместо ответа Джон глупо улыбается:
    - Pardon.
    - Какой к чёрту pardon, когда коллоквиум по термеху?
    Эта зануда всё ещё здесь. Ну да, ведь они стоят ровно посреди узкой лестницы. Она вполоборота, он – тремя ступенями выше своей широкой спиной полностью блокировал движение.
    Она хохочет и мгновенно сбегает с лестницы.
    Он машинально за ней. Но ведь ещё несколько секунд назад он шёл в строго противоположном направлении. Куда? – На лекцию. А теперь? – За ней.
    Они едва знакомы. Он видел её раза два-три. Но она улыбается так, будто они знают друг друга лет десять не меньше. “Она улыбается всем, нет, только тебе…”
    Вспомнить бы как её зовут…
    Но людской поток скрывает её фигурку в чёрном свитере. Вот так всегда. Так что там у нас? Ах, да, лекция по электромеханике.
    *
    Ноябрь ждал своей очереди, и, наконец, вступил в свои права. Стал полновластным правителем земель на целых тридцать дней. Ну, это если повезёт и могущественный декабрь, которого почему-то, несмотря на его суровый нрав все ждут, не отвоюет этот край раньше. Ноябрь – пасынок года. Нелюбимый брат. Он носит бурый плащ и войлочные туфли. В общем-то, ему все равно как он выглядит и какого о нём мнения. А ведь, в сущности, он даже лучше, чем октябрь. Просто добрее как-то. Да-да, у него под бурым плащом бьётся большое настоящее сердце и вовсе не из плюша, и из опавших листьев и огарков свечей.
    Но никто не любит ноябрь, поэтому он решается на неожиданный поступок. Он обращается на помощь к апрелю и они о чём-то долго шепчутся в берёзовом лесу.
    И вдруг свершается чудо. Самое обыкновенное чудо. Она улыбнулась ему. Пустяки. Но ведь она улыбнулась ни кому-нибудь, а ему, Джону, и он почему-то улыбнулся в ответ. И вроде всё, как и прежде – те же лекции и узкие лестницы, тот же ветер, сорвавшийся с цепи, тот же запах пирожков с капустой из столовой. “Купи пирожок – собери кошку”. Чёрный студенческий юмор. Другого, уж простите, после полутора часов электротехники голова не рождает.
    *
    - Интересно всё-таки, как его зовут? Ну, того, высокого, тёмненького…. Джон, это наверно, Евгений. Да?
    *
    Ну, как тут не полюбить ноябрь, когда она улыбается, и рыжие чёртики мелькают в её озорных глазах. Ну, не ведьма?
    Хочется писать стихи. Да-да, это ему-то, Джону, который ни единой книги, кроме учебника по механике в руках не держал. Для которого стихи – это “Зима, крестьянин, торжествуя…”, а ноябрь – время сдачи курсовых работ, а никак не крепости сердца. Но он капитулировал без малейшего сопротивления. И мир засветился от счастья, как будто он только этого и ждал. Ждал, замирая октябрь с промозглой душой, ждал, прикусив до крови нижнюю губу, его старший снежный брат – декабрь. Неужели получится? Ведь так не бывает. Чтобы в ноябре цвели розы, а двое, забыв обо всём, загораживали проход на третий этаж.
    - Молодые люди, имейте совесть, дайте пройти!
    - Совесть – это не по адресу. Это двумя этажами выше, где табличка “деканат”.
    - Джон, может всё-таки дадим этим серьёзным людям пройти?
    - Может.
    Они идут в столовую. И кто тут разберёт, почему стало так тепло и уютно. Скорее всего, дело вовсе не в гороховом супе.
    *
    Она опять смеётся, ну, какой же это ноябрь, когда девушка, запрокидывая голову, хохочет, а над лестницей вьётся аромат Kenzo вперемежку с запахом картофельного пюре. Самый настоящий апрель. И путь Джонни вовсе не ангел, пусть у него в голове одни железки, гордо именуемые деталями, но он любит ноябрь, потому что он подарил ему самую очаровательную улыбку на свете. И пусть она мечтает о Париже, о поцелуях на набережной Сены, о во-о-он том чёрном платье, но этот человек – её апрель, и его улыбка – самая ангельская на свете.
    Пасынок года совершил самое обыкновенное самое чудесное чудо на свете.
    - Разрешите пройти.
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Любовное


© Copyright: Наннерль, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Наннерль - Johnny, tu n'es pas un ange

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru