Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Леонид Волжанин - Его жена и любовницы
Леонид Волжанин

Его жена и любовницы

Omnia vinsit amor

     Мистическая трагикомедия в двух действиях
    
    Пьеса о самоотверженно влюбленных женщинах, готовых всё простить любимому, даже измену.
     Покойная жена героя - преуспевающего журналиста и писателя, самоотверженно любила его, прощала увлечения женщинами, понимала творческую натуру мужа. 48 –летний вдовец не так давно перенес инфаркт, а теперь болезнь сердца обострилась. И в эти же дни неожиданный звонок любимой покойной жены с «того света». Она сообщила, что «Там» его уже ждут. Скоро. Если по-прежнему любит её, надеется в другой жизни снова быть вместе, должен добиться прощения у своих бывших и нынешних возлюбленных, у всех обманутых женщин, у всех кому вселил надежду.
    Разговаривая с ней, герой не всегда понимает, общение с покойной женой реальность или больные галлюцинации. Однако стремится выполнить её наказ, что не всегда удается. Привычка не оставлять без внимания симпатичную женщину, порой опять побеждает
    


    Действующие лица:
    
    Леонид Степанович Васильев - 48 лет, любимец женщин, ловелас. Журналист и писатель.
    Елена Викторовна – его умершая жена, 45 лет. Усталая женщина со следами былой красоты.
    Ольга – их дочь, 22 года.
    Виктория Александровна – соседка, врач, с детских лет влюбленная в Леонида Степановича. В зрелом возрасте у них завязался и продолжается вялотекущий роман. Подруга Елены.
    Светлана – школьная любовь Леонида. Одинокая дама – ученая, психолог, 47 лет.
    Рита – разбитная девчонка лет 20, студентка-практикантка в газете Леонида, его любовница.
    Вера – около 35 лет, ведущая программ на ТВ, любовница Леонида.
    Лида – инженер, немногим за 30 лет. Бывшая любовница Леонида.
    Татьяна – 24 года. Романтическая особа, не от мира сего. Бывшая любовница Леонида.
    
    Время действия - наши дни.
    
    
    Действие первое
    
    С ворохом газет входит Леонид Степанович – стройный, обаятельный и симпатичный мужчина. Ему не дашь его лет и трудно поверить, что у него больное сердце. Он включает телевизор, показывают какую- то производственную программу, устало падает в кресло. Какое-то время молча сидит, на ТВ не смотрит, перебирает газеты, и тут же откладывает их, устало закрывает глаза. Из прихожей доносится шум и в комнату влетает дочь Ольга.
    
    ОЛЬГА. (Обнимает и целует отца). Как ты?
    ЛЕОНИД. Ничего, устал только. В редакции напряженный день был, потом планерка затянулась. Знаешь, как не люблю всякие посиделки! Устаю больше, чем от физической работы. Почему не позвонила, как закончила сессию?
    ОЛЬГА. Час назад сдала последний экзамен. Всё нормально. (Убирает звук ТВ, началась реклама).
    ЛЕОНИД. Нормально – на тройки?
    ОЛЬГА. Одна. Две четверки и пятерка.
    ЛЕОНИД. Не богато.
    ОЛЬГА. Как сумела. У тебя - то как, почему не ложишься в клинику, ждешь новых осложнений?
    ЛЕОНИД. Думаю, нет теперь смысла. Вчера путешествовал по Интернету, в разных вариантах назойливо лезли предложения узнать дату своей смерти. Что-то дернуло меня испытать судьбу, открыл сайт. 53 дня!
    ОЛЬГА (перебивает). Интереснее ничего не нашел? Читаешь всякую галиматью.
    ЛЕОНИД (продолжает). Открыл другой сайт, там потребовали чуть математических усилий, и, представь – результат тот же – 53 дня. Вчера. Сегодня осталось 52. Хорошо, лето будет, особых проблем с похоронами не возникнет. Да и не так дорого, как зимой. О месте на кладбище сам позабочусь. Рядом или вместе с мамой.
    ОЛЬГА. У тебя и с головой не порядок? На будущей неделе, если давление стабилизируется, мы с Олегом силком отвезем тебя в больницу. Может до операции, переехать к тебе? Все будешь под присмотром.
    ЛЕОНИД. Вполне нормально чувствую себя, что у меня будете делать? Ждать, когда умру?
    ОЛЬГА. О чём ты, папа! Брось эти мысли, и не читай разных шарлатанов. (Помолчав). Береги себя! Не геройствуй. Раз у тебя всё хорошо, побегу. Утром позвоню, ты, когда встаешь?
    ЛЕОНИД. Как обычно. Олегу привет, Коленьку поцелуй за меня. (Провожает дочь до двери, возвращается и прибавляет звук телевизору.
    
    ДИКТОР ТВ. Начинаем концерт из произведений Иоганна Штрауса. Трансляция из Венской филармонии.
     Начинается концерт, Леонид прибавляет звук ТВ, выбирает газету, читает, время от времени бросает взгляд на экран. Телефонный звонок.
    ЛЕОНИД. Да!.. Галина Васильевна?
    ЕЛЕНА. Не узнал! Лена. Жена твоя.
    ЛЕОНИД. Галина Васильевна, шутка не уместна.
    ЕЛЕНА! Столько лет прожили и не узнать родной голос!
    ЛЕОНИД. Рита?
    ЕЛЕНА. Алёна. Жена твоя. Дали возможность поговорить с тобой, подготовить к встрече.
    ЛЕОНИД. Что еще за встреча! Какая жена! Кончайте разыгрывать! Не умно. (Бросает трубку, прибавляет звук ТВ). Дура! Нашла тему для шуток! (Телефон опять звонит). Да!
    ЕЛЕНА. Это я, мой котик. Не розыгрыш. Как тебя убедить, не знаю. Штрауса слушаешь, вальс «Поцелуй»?
    ЛЕОНИД. (Не убирая трубки от уха, испуганно озирается. Нерешительно). Тоже смотрите трансляцию из Венской филармонии?
    ЕЛЕНА. Только слышу у тебя, у нас нет телевизора. А помнишь, как мы впервые попали в филармонию на вечер Штрауса? На следующий день купил пластинку с вальсами и крутил постоянно. Чаще других играли «Поцелуй», «Розы юга», танцевали, вспоминали знакомство. Каждый год, отмечая праздники, танцевали под эту пластинку! Помешан был на Штраусе. Друзья балдели от Магомаева и Ободзинского, часами слушали Окуджаву, а ты на любой вечеринке ставил Штрауса. Мода, как и люди, приходит и уходит, сменяются поколения, а Штраус продолжает радовать, поднимать настроение.
    ЛЕОНИД. Кто вы?.. Хватит придуриваться, что от меня хотите?
    ЕЛЕНА. Я же сказала, Алёна. Твоя любимая жена, как ты не уставал повторять, продолжая изменять мне. А этот вальс – «Поцелуй» познакомил, сблизил нас. Неужели всё забыл?
    ЛЕОНИД. (Мимо трубки). Чертовщина какая-то.
    В дымке или за полупрозрачным занавесом молодая пара кружится в вальсе, он что-то горячо рассказывает, она заливисто смеется. Это Леня и Лена в молодости. Зритель видит только их тени, а затем слышит и разговор.
    ЛЁНЯ. Вика ваша подруга?
    ЛЕНА. В музыкалке вместе учимся, в бассейн ходим. Упросила пойти с ней. Танцевать, говорит, не с кем. Потрясешься со мной.
    ЛЁНЯ. А я увел. Послушайте только её – танцевать не с кем. Даёт!
    ЛЕНА. Нормальные мальчишки в вашей школе. Не пойму, почему игнорируют её?
    ЛЁНЯ. Задавака, твоя Вика, вот и не приглашают. Понравилось у нас?
    ЛЕНА. Мы перешли на «ты»?
    ЛЁНЯ. Вы против?
    ЛЕНА. Не знаю. Кроме школьных, среди мальчишек знакомых нет, с ними на «вы» не будешь.
    ЛЁНЯ. Сразу на «ты», вероятно, не совсем прилично. Мы не представились. Меня зовут Леонид.
    ЛЕНА. Меня – Елена.
    ЛЁНЯ. Вот и познакомились. Тоже в десятом учишься?
    ЛЕНА. (Кивнула головой, после паузы, целиком отдавшись танцу). Что-то сказали?
    ЛЁНЯ. Здорово танцуешь. У нас в школе вальс красиво танцевать не умеют.
    ЛЕНА. Замечательно ведешь. Учился танцам?
    ЛЁНЯ. Немного. В ДК железнодорожников.
    ЛЕНА. Я в Дом пионеров хожу.
    ЛЁНЯ. Был как-то у вас на вечере. Одни малолетки.
    ЛЕНА. Я в старшей группе.
    ЛЁНЯ. Провожу тебя до дому?
    ЛЕНА. Спасибо, мне недалеко. Мы с Викой.
    ЛЁНЯ. Позволь, и я с вами. Мы с Викой в одном дворе и даже в одном парадном живем, пойдем вместе. А еще лучше, если позволишь одному проводить.
    ЛЕНА. В другой раз. Папа будет встречать.
    Вальс заканчивается, и он отводит ее к колонне.
    ЛЕНА. Закружил! Никак не приду в себя.
    ЛЕОНИД. Устала?
    ЛЕНА. Немного.
     Тени молодых Лены и Лени исчезают. Из темноты появляется взрослая Елена. Вместе с сегодняшним Леонидом комментируют эпизод знакомства.
    ЕЛЕНА. Про себя в тот момент подумала: классный мальчик, жаль не из нашей школы… Не буду спешить. Никуда не денется.
    ЛЕОНИД. На следующий день стащил у Вики записную книжку и узнал твой адрес, телефон.
    ЕЛЕНА. Страшно удивилась, увидев на пороге квартиры с коробкой конфет. Долго решала впустить или нет. Почти не знакомы и пришел. А если бы мама или бабушка? Хорошо, никого дома, и я решилась.
    ЛЕОНИД. Я тебе понравился.
    ЕЛЕНА. На моем лице, вероятно, было написано. Повел себя, словно мы старые друзья. Смело вошел в квартиру, сел, не дожидаясь приглашения. Бесцеремонно открыл мой Дневник, заглянул в отметки.
    ЛЕОНИД. Знал, что одна. Дневник открыл, любопытно – умная или только симпатичная.
    ЕЛЕНА. Слушали магнитофон, пили чай с твоими конфетами. Танцевали. Попросил показать несколько танцевальных па. Сказал, хочу завоевать приз на новогоднем балу. Пригласил меня. Очень хотела пойти, но в тот день и у нас в школе намечался вечер. Я отвечала за проведение.
    ЛЕОНИД. Могла пригласить. Ради тебя оставил бы своих. (Опомнился, что разговаривает неизвестно с кем). Неужели ты, Алёна? Как сюда попала?.. Определенно, сдвиг по фазе. (Массирует виски, затылок, протирает глаза). Совсем свихнулся. Кто ты, признайся, наконец, хватит разыгрывать!
    ЕЛЕНА. Услышала Штрауса и подумала, может, в эти минуты вспоминаешь меня. Подходящая минута поговорить.
    ЛЕОНИД. (Опять забыл, что говорит неизвестно с кем, искренен). Правда, вспомнил, едва заиграли «Поцелуй». Как догадалась? Живу воспоминаниями. Постоянно преследуешь. Была и остаешься моей первой и последней любовью!
    ЕЛЕНА. Стал сентиментален.
    ЛЕОНИД. Не представляешь, как не хватает тебя! Как одиноко в пустой квартире. Понимаю, пора смириться, тебя не вернешь! А я всё живу прошлым. Переступлю порог квартиры, и жду, сейчас бросишься мне на встречу. Проходит несколько секунд, и понимаю: нет тебя. Накатывает страшная безнадега! Корю себя, не всегда исполнял твои желания, обманывал. Кричать хочется от бессилия – ничего не исправишь. Только потеряв, понял, как ты мне дорога. В лучшие дни моей жизни была со мной.
    ЕЛЕНА. Не знаю, сколько отпустили на разговор. Хочу успеть предупредить: тебя здесь ждут. Скоро.
    ЛЕОНИД. Memento mori? Помню. Недавно из Интернета узнал, что осталось мне жить 52 дня. Стараюсь подготовиться. Одно успокоение, – встретимся и будем вместе.
    ЕЛЕНА. Надеешься? Я бы очень хотела. К сожалению, от нас не зависит.
    ЛЕОНИД. От кого? (Лена долго не отвечает). Почему замолчала? Алёна! (Вскакивает, бросается к ней, протягивает руки, но дотронуться не удается, она удаляется. Хватается за голову, разговаривает сам с собой). Ну и ну! Крыша поехала. Кто ты? Неужели галлюцинации? С чего бы? Не пил вроде, наркотических лекарств не пью. Но ведь Алёнка! Не мираж! (Опять протягивает руки, она сразу же удаляется). Дай, прикоснусь!
    ЕЛЕНА. Не веришь. А кому только - что исповедовался? Я это! Я, мой котик.
    ЛЕОНИД. Правда, Алёнка, ты? Не розыгрыш? Ты же умерла, как могла здесь оказаться?
    ЕЛЕНА. Предоставили свидание, возможность приготовить тебя, вот и спустилась. Нам дают шанс встретиться здесь, и теперь всё зависит от тебя. Твоих дальнейших шагов. Хочешь?
    ЛЕОНИД. Встретиться на небесах?.. Конечно! Неужели сомневалась! (Пытается подойти к ней, протягивает руки, а она медленно отступает). Позволь обнять тебя, поцеловать! Подожди!
    ЕЛЕНА. На земле это не возможно.
    ЛЕОНИД. Ты же здесь сейчас! (Опять бросается к ней, но она удаляется). Не уходи!
    ЕЛЕНА. Нельзя.
    ЛЕОНИД. Прежде должен умереть?
    ЕЛЕНА. Смерти нет. Есть переход из одного мира в другой. Пока подумай, как жил. Попроси прощения у женщин, кого обманул, вселил надежду, извинись за каждую подлость и ложь. Раскайся! Приди с повинной к Богу. Возможно, простит. (Пауза). Могла еще пожить на земле. С тобой, с детьми. Твои похождения обострили мою болезнь, доконали. Несмотря на всё, здесь сказала, что была счастлива с тобой.
    ЛЕОНИД. Правда, счастлива? Не представляешь, как я рад! И я был счастлив! К сожалению, понял поздно, когда тебя не стало. Почему так, пока счастлив, не видишь, не замечаешь, считаешь, так и должно быть? Недавно просматривал Притчи Соломона. «…кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему». (Притчи 3;12). Выходит, он тебя любил, раз наказал болезнью, смертью. Не понимаю такую любовь. (После паузы). Меня он наказал, забрав тебя! Дошло! Досталось тебе, бедной, в нашей жизни! Годы без приличного жилья, нищенские зарплаты, бессонные ночи с детьми, мои измены… Только встали на ноги, пришел достаток, казалось жить бы и жить теперь…
    ЕЛЕНА. (Перебивает). Бог наказал за то, что очень любила тебя, всё прощала. Взять бы после первой измены и выгнать, вырвать из сердца. А я не представляла, как жить без тебя. Долго считал, ничего не замечаю. Запах чужих духов, следы помады на носовом платке. Дыхание твоих возлюбленных в молчавшей телефонной трубке. Свыклась и терпела, молчала.
    ЛЕОНИД. Счастливых часов у нас было немало.
    ЕЛЕНА. Именно часов. И с кем начал изменять?! С моей подругой! (Мигает свет, может, сверкнет молния, появляется Вика. Мы становимся свидетелями давнего разговора подруг. Леонид удаляется в тень). Давно замечаю, с каким вожделением смотришь на Леньку. Придешь к нам, сядешь напротив, ногу за ногу закинешь, а то разведешь в стороны, демонстрируя свое хозяйство из-под короткой юбки. Скажу тебе – смеешься. Пусть не смотрит! Повезло нам оказаться в соседях! А когда ездили на пикники! Искушала мужика, как могла. Не смирилась, что выбрал меня. И добилась! Только Ленька не оставил семью, она для него священна. Встречался, брал с собой в командировки, но оставить Сашку тебе не предлагал. Я всё ждала, искала повода поговорить с Лёней, не теряя достоинства, а когда созрела, он не пожелал обсуждать. Сослался на детскую дружбу.
    ВИКА. Ни я, Лёнька постоянно бросал на меня вожделенные взгляды. Сижу у вас и чувствую, как взглядом раздевает. Не решалась тебе сказать. До меня у него с полдюжины баб было, если не больше.
    ЕЛЕНА. Не уверена. Началось все с тебя! Пробудила интерес к приключениям на стороне. Близкая подруга!.. Раньше не обращал внимания на женщин, весь был в работе. Дни и ночи сидел за пишущей машинкой.
    Когда прижала, Лёнька не отрицал. Признался – ты соблазнила. Как-то вечером обращается ко мне и называет твоим именем. Кровь ударила в голову, вскипела и врезала ему пощечину, да так, что едва на ногах устоял. Села, уставилась в книгу. Он – ни слова. Помолчав, сказала: если тебе необходима еще и любовница, – пожалуйста, но не жена приятеля и соседка. Не желаю, чтобы бабы на лавочке во дворе над нами потешались. На какой-то период остыл, оставил тебя.
    ВИКА. Роман с ведущей телевидения завел.
    ЕЛЕНА. Всё ты знаешь. Сашка, думаешь, не в курсе ваших отношений? Терпел – терпел твои амуры с другом детства, и нашел себе кралю, потом вторую, и пошло.
    ВИКА. Ой, Ленка, какая же ты, оказывается, наивная! Не говорила тебе, стыдно было признаться, а ты ничего не замечала! Сашка изменяет с институтской практики. А перешел в женскую консультацию… Работа: женщинам ноги раздвигать. К гинекологу, известно, кто ходит на приём. Останешься равнодушным, не захочется попробовать новенькую? Девок нынешних тоже знаешь. К тебе, кстати, Сашка не лез с предложением?
    ЕЛЕНА. Я к другому врачу ходила.
    ВИКА. Винишь меня, – соблазнила образцово – показательного мужа. Всё наоборот. Началось у нас с того, что поделилась как-то в шутку с Лёнькой: хочу отомстить Сашке за измены, нет только на примете мужика. А Лёнька вместо того, чтобы отговорить, молча повалил и взял силой. Здесь, у вас, в гостиной.
    ЕЛЕНА. Ты и рада – отомстила мужу, унизила подругу!
    ВИКА. По-твоему следовало кричать: насилуют! Спасите! И кто? Муж подруги. Обратиться в милицию? Прекрасно знаешь, Лёню я любила с детского садика. Мама говорила, и он меня любил. Когда утром я капризничала, не хотела идти в садик, мама дразнила: Лёня придет, а тебя нет, – будет плакать! Хочешь, чтобы Лёня плакал? Я переставала капризничать и безропотно шла с мамой в садик. Думала, со временем пройдет безответная любовь… Сашка поначалу любил меня безумно, носил на руках, и я не устояла, когда убедилась, Лёнька кроме тебя никого не видит. Была для него слишком своей. Помнил сопливой девчонкой, с которой, позволял себе погонять мяч, играть в войну во дворе. Мы ведь не только в одну группу в детском саду ходили, вместе выросли, учились в одном классе.
    ЕЛЕНА. Безответная любовь. Как романтично!
    ВИКА. На следующий день Ленька приходит к нам, когда нет Сашки. Я стыжу, напоминаю, твоя жена моя подруга, не честно обманывать. Без толку! Короче, стали встречаться. После тебя я была не первой, поверь! Встречаясь со мной, одновременно крутил еще с несколькими женщинами.
    ЕЛЕНА. Ты терпела?
    ВИКА. Ты больше прав на него имела и терпела. Разочаровавшись в Сашке, прощала и Леонида. Как большинство женщин, винишь во всем соперниц, а не его. У мужиков в генах заложено иметь гарем. У творческих людей особо. Что толку теперь биться головой о стенку. Будем терпеть. Такая нам досталась любовь. Ни ты, ни я не решились изменить свою жизнь. Ты, было, попробовала, да отказалась.
    ЕЛЕНА. Что теперь вспоминать! Однажды услышала разговор двух немолодых женщин. Одна другой: «Вот ты простила своего, до сих пор с ним, я не простила и осталась одна». Что лучше?
    ВИКА. Тоже хотела уйти, а поразмыслила, идти - то некуда. Накотовавшись, Сашка всегда возвращается. Как и Леонид тебе, клянется, что любит только меня. Вот и пустила все по течению, надеясь, что перебесится. Пыталась измениться, подстроиться, вернуть его. Сама к нему лезу, одеваюсь, раздеваюсь, трусики купила молодежные, чтобы его зажечь, и чулки одевала, и всякое другое. Лежу, жду и засыпаю, Надеюсь, разбудит. Неделями не занимаемся любовью. Не знаю, что со мной происходит. То безумно хочу секса, то не могу думать, о нем, зная, что Сашка был с другой. В постели с ним я наслаждаюсь, и наличие любовниц не мешает. Бывает, наброшусь, и едва не изнасилую. Не могу себя остановить. Мне надо еще и еще. А через день – два, когда он сам лезет, всеми способами отказываюсь. Как-то говорю ему: «Не будешь спать со мной, – заведу любовника». Подшучивая надо мной, предложил купить в подарок игрушку – искусственный фаллос. «Потренируешься, может, и я тебе больше не понадоблюсь». Думала шутка, а он подарил вибратор. Оправдываясь, Сашка обвиняет меня, мол, сама виновата, что ходит по любовницам. Отдаюсь ему, видите ли, без страсти. А там любовь и полное раскрепощение. Почему так происходит, когда ты рядом с близким и дорогим тебе человеком, все делаешь для него – он на тебя плюет. (Обнимает Елену. Опять мигает свет, сверкает молния и Вика исчезает. Остаются Елена и Леонид, продолжают разговор).
    ЛЕОНИД. Ты кто? Кто тебя впустил? (Поднимается и тянется к Лене, пытается схватить её, протягивает руки, но захватывает воздух, а Лена медленно пятится назад. Леонид неумело крестится). Сгинь, сгинь не чистая сила! Ты не Алёна! (Елена приближается. Он снова неумело крестится). Сгинь, сатана! Так, кажется, выгоняют нечистую силу? Жаль, креститься не научили. (Елена отходит в дальний угол).
    ЕЛЕНА. Я не сатана! Твоя жена, Алена.
    ЛЕОНИД. Алёна? Правда, Алёна? Тогда подойди, позволь прикоснуться, ощутить тебя. (Алена не шевелится). Ведьма в облике любимой жены, вот кто ты! Что от меня надо? (Неумело крестится).
    ЕЛЕНА. Не забываю о тебе и здесь. Вырвалась на миг, предупредить, чтобы покаялся. Вымолил прощение! У меня, у женщин, которых обнадеживал, принес несчастье!
    ЛЕОНИД. Никого я не обнадеживал. Мне казалось, ты понимала меня. Литературное творчество требует широкого круга общения, участия в разных авантюрах, в том числе и любовных приключений. (Забывает, с кем говорит, отвечает, как отвечал бы жене). Любовь и физическая близость – вещи абсолютно разные. Всю жизнь любил тебя одну. Оставить, поменять на кого-то, мысль никогда не приходила. Ты попробовала оставить меня, уговаривала развестись. Вспомни, я до последнего был против развода.
    ЕЛЕНА. Устала, вот и решила попробовать начать с чистого листа. Попыталась оставить тебя и сразу же раскаялась. Поняла, не могу. Какой ни есть подонок, а люблю. Ничего не могу поделать с собой. Пришел за мной к маме, – секунды не колебалась, вернулась домой. А ты снова за старое.
    ЛЕОНИД. Ангелок, понимаешь, как человеку творческому, мне интересно недоступное, не завоеванное. Как только покорил очередную женщину, она в твоих руках, интерес сразу пропадает... Это присуще человеческой натуре.
    ЕЛЕНА. Снова обо всех. Спросят с тебя! Если и здесь, на суде, оправдываясь, станешь винить человеческую натуру, нам не встретиться!
    ЛЕОНИД. Разве моя вина, Бог создал мужчин такими – постоянно искать волнующие приключения, желать новую женщину. Я один из них.
     ЕЛЕНА. Не поминай имя Господа всуе! Скоро встретитесь! Успехи у женщин развили у тебя жеребячьи инстинкты. Любил бы меня всей душой, всем сердцем, не испытывал потребности в чужом теле. После всего, что было между нами, может любящий желать прикоснуться к другой женщине?! Мы сливались не одними телами, – душами, составляя одно, неразделимое целое. И после ты находил удовольствие познать другую женщину! Чужую, с которой не связывало всё то большое, через что прошли мы с тобой – общие радости и печали, рождение детей, похороны близких, – ни что! Оправдываешься творческой натурой… Предавал меня. Не знаю, простят ли тебя здесь. Спросят за каждую мою слезинку, за слезы обманутых тобой женщин, за твоих не родившихся детей. За все спросят. (Она замолчала, он тоже долго молчит).
    ЛЕОНИД. Алёна!.. Почему молчишь?!
    ЕЛЕНА. Жду. Раскаяния твоего. Исповеди. Жду, покаешься, очистишь совесть.
    Леонид снова засомневался, наяву разговор с умершей женой, или всё мерещится. Кто-то из знакомых разыгрывает его.
    ЛЕОНИД. Да, кто ты, признайся, в конце концов! (Поднимается и тянется к Елене, хочет схватить её, протягивает руки, но захватывает лишь воздух, а Лена медленно пятится назад, исчезает). Если всё взаправду, не сон, не игра больного воображения, покаяния вправе требовать кто-то из служителей Бога. Святой Петр или еще кто-то там. Почему должен исповедоваться тебе?
    ЕЛЕНА. Я жена твоя. Любила и продолжаю любить. Мне больше чем кому-либо, принес горя… Последнее слово за мной, если остальные простят тебя.
     Она вдруг окутывается облаком, исчезает. Наступает рассвет, Леонид, оказывается, заснул в кресле. Газеты на полу, ТВ показывает раннюю утреннюю программу. В комнату залетела канарейка, и начала биться о стекло, разбудила Леонида. Он поднимается, удивленно оглядывается. «Как умудрился проспать ночь в кресле»? Выключает телевизор. Хватается за сердце, протягивает руку к тумбочке, берет в рот таблетку, снова опускается в кресло.
    ЛЕОНИД. (Кладет руку на сердце). Мотор продолжает барахлить. (Замечает птичку, бьющуюся в окне. Поднимается, гоняется за ней, и, убедившись в тщетности выгнать в форточку или поймать, садится на тахту). Если верить приметам – это сигнал. Выходит, Алена и телевизионные оракулы правы, – времени осталось мало? (Выходит и возвращается со шваброй, наматывает на нее рубашку и принимается гонять птичку. Наконец, она запуталась в рубашке и падает на пол. Там он ее и поднимает). Канарейка! Улетела у кого-то. Что мне с тобой делать? (Выпускает в форточку). Лети на волю! Некогда тобой заниматься. (Смотрит в окно). Полетела, слава Богу, не придавил. (Смотрит на часы. Звонит телефон). Кто в такую рань?
    ЕЛЕНА. Не сердись, опять я!
    ЛЕОНИД. Кто я?
    ЕЛЕНА. Алена.
    ЛЕОНИД. Ничего не понимаю. Так ты не снилась?
    ЕЛЕНА. Говорила с тобой, потом связь пропала, и ты заснул. Напомнить, на чем остановились?
    ЛЕОНИД. Все прекрасно помню, только разговор проходил во сне. Сказала, что последнее слово за тобой.
    ЕЛЕНА. Если простят все остальные.
    ЛЕОНИД. Всегда признавался, что женат, детей и жену не оставлю. Не обманывал я женщин, не обнадеживал будущим.
    ЕЛЕНА. Что правда, то правда. Но женщина всегда надеется приручить мужчину. Одна из них – Татьяна, настолько поверила тебе, так запудрил ей мозги, что не выдержала, пришла ко мне.
     Мигает свет, сверкает молния, и появляется Татьяна. Елена из тени выходит ей навстречу. Леонид остается в темноте.
    ЕЛЕНА. Леонида Степановича еще нет. Входите, подождем вместе.
    ТАТЬЯНА. Вы Елена Викторовна, догадалась. (Елена кивает). Вы всё знаете?
    ЕЛЕНА. О чем вы?
    ТАТЬЯНА. О нас с Леней. Отпустите его! Он любит меня! Полгода мы встречаемся. Знаете и не хотите отпустить? Зачем он вам? Не любит вас Леонид Степанович.
    ЕЛЕНА. Он сказал, или сама пришла к такому выводу?
    ТАТЬЯНА. Знаю. Я женщина, вижу, как мучается, не решаясь уйти. Известно вам, когда Леня ездит в командировки, меня берет с собой?
    ЕЛЕНА. И паспорт мой, чтобы поселили вместе. До вас в командировки ездил с Надей из городской газеты. А когда ты занята, не можешь поехать, с ним едет Лиза из издательства.
    TАТЬЯНА. С Надей встречался до меня. Лиза…Морозова?
    ЕЛЕНА. Я лишь по именам знаю его блядюшек, извини за нелитературный слог.
    ТАТЬЯНА. Знаете и продолжаете жить вместе?
    ЕЛЕНА. Ты бы выгнала?
    ТАТЬЯНА. Вы со мной на «ты», чтобы унизить?
    ЕЛЕНА. Девочка, ты мне почти дочерью приходишься, как же еще обращаться?
    ТАТЬЯНА. Сами виноваты, что муж полюбил меня. Ищет на стороне, чего не получает дома.
    ЕЛЕНА. (Иронично). Открываешь глаза. Что увидел в тебе необыкновенного, кроме молодости?
    ТАТЬЯНА. Этого мало?.. Я его люблю, как вы не любили даже в молодости.
    ЕЛЕНА. Преподал вам 125 поз совокупления из последнего издания «Кама сутры»? Недавно купил книгу, сказал кому-то в подарок. Не тебе? Мы проходили это, когда ты в первом классе училась.
    ТАТЬЯНА. Странная вы, женщина! Я боялась слез, боялась, наброситесь на меня, будете умолять оставить Лёню. Вы держитесь, словно речь о постороннем.
    ЕЛЕНА. Ни на секунду не забываю, что говорим о моем муже. О моем любимом муже, по вине которого проливаю немало слёз. Ты, правда, внешне похожа на меня молодую. Не врал Лёнька.
    ТАТЬЯНА. Знать всё и продолжать любить! Какое-то извращение. Так безумно любите, что всё прощаете, или боитесь остаться одна?
    ЕЛЕНА. Просто люблю! Когда любят, любимому всё прощают. Конечно, не нравятся его постоянные увлечения, но не могу лишить любимого радости познания мира. Привязан и любит только меня, семью, наш дом.
    ТАТЬЯНА. Притворяетесь! Не желаете показаться слабой, обиженной женщиной. На самом деле боитесь одиночества, лишиться материальной поддержки.
    ЕЛЕНА. Если не преувеличиваю, выгляжу еще неплохо, денег в семью приношу не меньше Лёни.
     (Делает несколько танцевальных движений, прибавляет громкость музыкальному проигрывателю, танцует, хватает Татьяну и кружится с ней). Как я? Мужчины все еще оборачиваются мне в след. Не уверена, что будешь интересовать их в моем возрасте. Надо уметь находит в себе силы прощать. Измена не самая большая беда. Не дай Бог что-то с детьми случится. А мужчина, если захочет уйти, уйдет. Не удержишь.
    ТАТЬЯНА. Леонид Степанович давно со мной. Никто его больше не волнует. А про Морозову вы сказали, чтобы уколоть меня. Оставьте его!
    ЕЛЕНА. Святая простота! Включить тебе компьютер, показать имена, телефоны, в чьих постелях он валялся в последнее время, которое считаешь своим?
    ТАТЬЯНА. Неправда! Специально наговариваете на Лёню… Отпустите его! Он мой! Сильно любите – отпустите! Ради его счастья. Только со мной он будет счастлив по - настоящему!
    ЕЛЕНА. Его никто не держит. Спроси, намерен оставить меня? Наивная, ты, девочка! Сумел Ленька заморочить тебе головку!
    ТАТЬЯНА. (Пытается скрыть слезы, это не удается и она плачет). Я пойду.
    ЕЛЕНА. Иди, дорогая, спасибо мне еще скажешь. (Татьяна выходит). Бедная девочка!.. А я…
     Снова на миг гаснет свет, сверкает молния. Вытирая слёзы, из воспоминания Елена возвращается к сегодняшнему Леониду.
    ЕЛЕНА. Не знаю, какой разговор состоялся у вас после её визита. Позже узнала, бедная женщина наложила на себя руки. Соблазнил романтическую особу! Не перенесла разочарования. Искренне ее жаль.
    ЛЕОНИД. (Удивлен). Татьяна наложила руки? Правда? (Не сразу поверил жене). Ты толкнула на самоубийство! На твоей совести её смерть. Я ведь не знал о вашей встрече. Расскажи о её визите, вместе образумили бы.… Считал, умерла от какой-то скоротечной болезни. Так объяснила мама.
    ЕЛЕНА. За свою вину я понесла наказание. А ты сходи к матери и вымоли прощение. (Помолчав).
     Всю жизнь тянет на молоденьких! Вспомни первую школьную любовь, Светлану. Задолго до Татьяны пыталась покончить с собой. Едва спасли.
    ЛЕОНИД. Зачем только рассказал! Она оставила меня, будет тебе известно!
    ЕЛЕНА. Ну, и циник! После чего оставила, порезала вены? Рассказал не всё.
    ЛЕОНИД. Мы даже не были близки. (Помолчал и решился). Хочешь полной правды – расскажу! Теперь уж настоящим подонком буду выглядеть. – Мать её во всем виновата. Соблазнила меня – пацана, когда еще не знал женщину.
    ЕЛЕНА. Тебе, шестнадцатилетнему мальчишке, мать любимой не показалась старухой? Или ослеп, распалившись плотью?
    ЛЕОНИД. Старуха? Видела бы старуху! Да она привлекательнее дочери выглядела! Светка – длинная худая дылда, ни бюста, ни фигуры, девчонка – подросток.
    ЕЛЕНА. А собрался жениться, женилка требовала? Сколько лет было матери твоей возлюбленной?
    Мигает свет, сверкает молния. На экране – заднике появляются тени Ларисы - матери Светланы и молодого человека - Леонида. Самой Ларисы, как и молодого человека, мы не увидим. Лишь их тени.
    ЛАРИСА. Входи, женишок! Поговорим. На что жить собираетесь?
    ЛЕНЯ. Мама с папой согласны, чтобы мы поженились. Разорятся на свадьбу. Жить будем у нас.
    ЛАРИСА. Сядете на родительскую шею? Я не смогу помогать.
    ЛЕНЯ. Поступлю в университет, стипендию буду получать. Светлана через год окончит школу, поступит. У неё будет стипендия. Папа обещает найти мне работу.
    ЛАРИСА. (Насмешливо). На стипендию будут жить… В институт надо еще поступить.
    Лариса пропадает. Сегодняшний Леонид продолжает разговор с Еленой.
    ЛЕОНИД. Спрашивала, сколько лет было матери Светы. Лет тридцать пять, может меньше. Не знаю, почему замуж не вышла. Красивая, с прекрасной фигурой, блондинка. Мужчины на таких падки. Они у нее не переводились. Узнала, что мы со Светкой собираемся подать заявления в ЗАГС, и решила любым способом остановить нас.
    ЕЛЕНА. Другого варианта, как затащить к себе в постель, не придумала?
    ЛЕОНИД. Зашли к ним вечером видик посмотреть. Мать отправила Светку в магазин, а меня посадила смотреть фильм, – Света все равно его видела. Завела разговор о сексе, был ли у нас с дочерью, знал ли я женщину. Признался, что нет. Стала смеяться, как же, дескать, после свадьбы ляжете, а у тебя никакого опыта. Раздразнила, разбудила любопытство. Пообещала открыть некоторые секреты, если приду завтра, когда Света будет в школе.
    ЕЛЕНА. И ты прибежал.
    ЛЕОНИД. Любопытно было послушать. (Вновь тени Ларисы и молодого человека. Леонид продолжает разговор с женой. Лариса с молодым человеком выполняют все, что он рассказывает). Встретила в одном коротком халатике на голом теле, как вскоре я разглядел. Опять завела разговор об отношениях между мужчиной и женщиной. Спросила, а видел ли я раздетую женщину? И не дождавшись ответа, распахнула халат, открыла мне свои прелести. Я был шокирован, покраснел, смотрю широко раскрытыми глазами, не в силах отвести взгляда, слова произнести. Попросила и меня раздеться. Смущенный, я продолжал стоять столбом.
    ЛАРИСА. Мне тебя раздевать?
    ЛЕОНИД. Принялась расстегивать пуговицы на сорочке, приблизилась ко мне вплотную. В общем, раздела и уложила. Впервые я занялся любовью, да еще со зрелой опытной женщиной. Забыл обо всем на свете, не помнил, что с минуты на минуту вернется из школы Света. Мать на это рассчитывала. Так и случилось. Света застала нас. Что было! Слезы, рыдания, проклятия матери и меня, обещание утопиться.
     Лариса с молодым человеком исчезают.
    ЕЛЕНА. Бедная Света до сих пор так и не вышла замуж. Возненавидела мужчин на всю жизнь.
    ЛЕОНИД. Домыслы твои. Видела её, разговаривала?
    ЕЛЕНА. Довелось. (После паузы). Еще твой подвиг. Случайную знакомую увёл у жениха накануне свадьбы.
    
    З а т е м н е н и е
    
    Зал ресторана, играет музыка. За столиком в одиночестве сидит Вера, она переживает, только что поссорилась со своим женихом. Подходит Леонид, приглашает танцевать.
    ЛЕОНИД. Вы позволите? (Вера не сразу отключается от своих дум и понимает, что от нее хочет мужчина. Леониду приходится повторить). Можно вас пригласить?
    ВЕРА. На танец? (Окидывает Леонида вопросительным взглядом). Что ж, пойдемте.
    Танцуют медленный танец.
    ЛЕОНИД. Вы прекрасно танцуете! Давно не получал такого удовольствия. (Провожает на место).
     ВЕРА. Спасибо.
    ЛЕОНИД. Можно, я перейду за ваш столик?
    ВЕРА. (Опять отрешенно смотрит на Леонида, задумалась, оглядывается по сторонам. Как хотите.
    ЛЕОНИД. (Пересаживается). Отчего такая грустная? Поссорились с молодым человеком, что сидел c вами?
    ВЕРА. (Изучающее смотрит на Леонида). Наблюдательны. Собираетесь развеселить? Приступайте!
    ЛЕОНИД. Я не массовик – затейник. Вижу, нуждаетесь в собеседнике. Вам необходимо выговориться, выплеснуть все лишнее, что накопилось. Снять напряжение, успокоиться.
    ВЕРА. Вы священник или психиатр? (Леонид качает головой). Думаете, исповедуюсь, станет легче?
    ЛЕОНИД. Обязательно.
    ВЕРА. Всегда так начинаете знакомство?
    ЛЕОНИД. Похож на искателя случайных знакомств? Вижу, девушку обидели, переживает,
    вот - вот расплачется.
    ВЕРА. Показалось, готова расплакаться? Фигушки! Не стоите все вы того, чтобы из-за вас плакать.
    ЛЕОНИД. Он не ждет вас на улице? Оставить такую женщину и уйти! Надо быть не нормальным.
    ВЕРА. Не ждет. Можете не беспокоиться. Уверен, сама прибегу. Не дождется. (Замолчала, вопросительно смотрит на Леонида) Что вы меня рассматриваете? (Вынимает зеркало, смотрится).
    ЛЕОНИД. Красивая вы, женщина. Вам наверняка говорили.
    ВЕРА. (Решительно). Хватит трепаться! Вы на колесах?
    ЛЕОНИД. Куда вас отвезти?
    ВЕРА. Время есть? В Останкино. Телецентр.
    ЛЕОНИД. Работаете на телевидении? А я ломаю голову, где вас видел, лицо знакомое.
    ВЕРА. Сочиняйте.
    ЛЕОНИД. Правда. Видел в какой-то программе. Телевизор практически не смотрю – изредка новости по НТВ.
    ВЕРА. Пойдемте, если не передумали отвезти.
     Оставляют деньги на столике и выходят. Свет на миг гаснет. Дальше действие происходит в настоящем времени. Леонид общается с Еленой.
    ЛЕОНИД. В тот вечер мы с тобой поссорились, ты уехала к маме, а я с горя пошел в Дом журналиста. Попили с друзьями пива, спустился в ресторан. За соседним столиком сидела молодая пара и ссорилась. Вскоре он ушел, она, грустная, осталась. Мне показалось, вот-вот расплачется.
    ЕЛЕНА. Пожалел обиженную женщину, поехал в другой конец города. Она призналась, что на завтра у неё назначена регистрация, тебя это не смутило.
    ЛЕОНИД. Сразу понял, ничего у них не получится. Не любит она. Сроки подпирают замуж.
    ЕЛЕНА. Вовсе не порядочно. Разрушил планы женщины. Она на перепутье, а ты решил, почему бы не пополнить список обманутых интеллектуалок. Разрушил наметившийся брак.
    ЛЕОНИД. Отвез в Останкино, собрался развернуться. Она остановила, говорит, если посижу среди зрителей во время шоу, мое присутствие позволит ей держаться в форме, перестать волноваться. Вижу, чувствует себя неуверенно, переживает. Нельзя не поддержать. Выписала пропуск, провела в редакцию. Подождал, пока над ней трудилась визажистка. Вышла – не узнать. Прямо королева! После записи передачи, на просмотр не остались, и я отвез домой. Она пригласила подняться, зайти.
    ЕЛЕНА. Нужен был кто-то живой рядом.
    ЛЕОНИД. В тот момент, возможно. Выпили с устатку, посидели за столом, потрепались и не помню, как оказались в постели.
     Гаснет на миг свет. Продолжается прерванная сцена знакомства с Верой. Леонид у неё дома, сидят за столом. Включен телевизор. На экране музыкальная программа.
    ЛЕОНИД. (С поднятой рюмкой). За наше знакомство!
    ВЕРА. За наше случайное знакомство.
    ЛЕОНИД. Не согласен. Наша встреча не случайна. Это судьба! Увидел тебя и понял – вот она, женщина моих грез! Девушка, о которой мечтал всю жизнь!
    ВЕРА. Хватит врать. Забыл, я журналистка? Цену словам знаю. Играть на зрителя, притворяться, быть в роли, – профессия научила.
    ЛЕОНИД. Я на телевидении не работаю, хоть мы коллеги, работаем в смежных областях. Притворяться, играть, не умею. Говорю, что чувствую. Увидел тебя и был сражен. Наповал.
    ВЕРА. (Смеется). Забыл жену, любовниц. Или скажешь, не женат? Хотя бы кольцо с правой руки снял. Эх, ты, Казанова!
    ЛЕОНИД. О жене не будем – тема другая. Незаметно мы перешли на «ты», пропустили повод выпить на брудершафт.
    ВЕРА. Еще не поздно.
    ЛЕОНИД. (Разливает по рюмкам). Так, за брудершафт? (Пьют, поцелуй длится более необходимого). Ты классно целуешься. (Снова целует ее, она вырывается).
    ВЕРА. Ну, хватит, дорвался!
    ЛЕОНИД. Мне показалось, тебе понравилось.
    ВЕРА. Может, потанцуем? (Встает, выключает телевизор, перебирает диски). Аргентинское танго по - настоящему, с выпадами и переходами, сумеешь или слабо?
    ЛЕОНИД. Попытаюсь. А ты умеешь?
    ВЕРА. Сейчас проверим. (Включает танго).
    ЛЕОНИД. (Галантно припадает на колено, кланяется). Прошу сеньора! (Танцуют классическое танго).
    ВЕРА. (Восхищенно). Не помню, когда в последний раз танцевала с таким партнером. Серьезно занимался танцами? Признайся. (Леонид кивает). Поверишь, ты мне нравишься! Чуточку даже влюбилась. Только не задавайся! (Целует Леонида. Они выполняют еще несколько па и Вера в изнеможении падает на диван. Леонид бросается к ней, целует в губы, она отвечает. Он начинает раздевать, Вера не сопротивляется). Не здесь!
    ЛЕОНИД. (Нетерпеливо). Где? (Поднимает на руки и несет в соседнюю комнату).
    Свет на миг гаснет. Вера пропадает и снова Леонид с Леной.
    ЕЛЕНА. В роли утешителя непревзойденный актер. Женщина потеряла голову, не понимала, что делает. Сбежал один жених, наклёвывается другой. Как не воспользоваться.
    ЛЕОНИД. Несколько раз напоминал: завтра у тебя свадьба. Встреча со мной последний твой девичник.
    ЕЛЕНА. Свадьба расстроилась, ты время от времени продолжал встречаться, питал ее надеждами.
    ЛЕОНИД. Зачем вспоминать этот случай? Ты простила, мы помирились и жили дальше в мире и любви.
    ЕЛЕНА. Если не считать новых похождений… Хватит! Не будем дальше ворошить прошлое. Говоришь, скучаешь без меня, мечтаешь, в новой жизни быть вместе… Говорила уже, следует испросить прощения у всех обиженных. Потом держать ответ перед Господом. Готов?
    ЛЕОНИД. Не знаю, не задумывался. Ты тоже жила не верующей, пока не заболела. Подвести итоги, кстати, не первая предупреждаешь. Из Интернета я узнал, что жить мне осталось всего 52 дня.
    Постараюсь достойно завершить земные дела.
    ЕЛЕНА. Не знаю, что за эксперты в Интернете, скажу только, что кроме Господа никто не может назвать твой последний день. Самый дорогой подарок, что Бог сделал людям – никто, кроме него, не знает этот день… Я и до болезни много думала о Боге. Задавалась вопросами, почему многие интеллигентные люди, ученые верят. Если Он есть, почему допускает столько несправедливостей. Почему не облагоразумит тебя, не остановит. На худой конец, не избавит от любви к тебе.
    ЛЕОНИД (перебивает). Заболев, пришла к Богу, согласилась исповедоваться, позвала священника.
    ЕЛЕНА. Вера помогала переносить тяготы болезни, не обременять тебя и детей своими страданиями. (Надолго замолчала). Пойдешь в церковь, покаешься?
    ЛЕОНИД. Не знаю… В церковь схожу, но прилюдно каяться, – уволь. У тех, кого считаю, обидел, прощения попрошу. Постараюсь разобраться с другими делами.
    Бьют часы, Елена пропадает. Звонит будильник. Леонид останавливает его.
    ЛЕОНИД. Только что было семь, уже десять. Часы трезвонят в неурочный час. Определенно, сдвиг по фазе. (После короткого размышления, решительно набирает номер). Вика? Леня. Саша дома?
    ВИКА. (По телефону). Зачем он?
    ЛЕОНИД. Сегодня суббота, надеюсь, свободен. Пригласить хочу, сходить проветрится.
    ВИКА. Душ после зарядки принимает. Как твое самочувствие, сердце не беспокоит?
    ЛЕОНИД. Немного. Самочувствие плохое.
    ВИКА. А зовешь Сашку пиво пить!
    ЛЕОНИД. Ой, Викуля, такая чертовщина со мной происходит! Представляешь, Алена позвонила.
    ВИКА. Какая Алена?
    ЛЕОНИД. Моя Алена!
    ВИКА. Пьян с утра?
    ЛЕОНИД. Что ты, Викуля! С какой стати, я теперь рюмку вина боюсь выпить.
    Вместо Вики раздается голос. Елены.
    ЕЛЕНА. Для тебя всё еще Викуля! Продолжаешь наставлять рога приятелю? Вика всё еще тебя любит и готова оставить Сашу, женись! Самый оптимальный вариант. Она, как и я, искренне тебя любит. К тому же врач.
    ЛЕОНИД. (Возмущенно кричит в трубку). Кто это? Как вы подключились? Я разговаривал с приятелем.
    ЕЛЕНА. (Перебивает). С приятельницей. Бывшей любовницей. Может, настоящей, не знаю.
    ЛЕОНИД. Да кто вы, в конце концов! Может, хватит комедию ломать?
    ЕЛЕНА. Опять не узнаешь. Я! Я, мой котик.
    ЛЕОНИД. Сгинь!
    ЕЛЕНА. Гонишь меня?
    ЛЕОНИД. (Сам с собой). Вторые сутки. Свихнулся, или кто-то так классно разыгрывает, что теряю контроль над ситуацией, включаюсь в игру.
    ЕЛЕНА. Не волнуйся, голова в порядке. Неприятно слушать напоминания о своих грехах. А как мне? Приятно вспоминать не самые счастливые минуты?
    Звонок в дверь.
    ЛЕОНИД. Подожди минутку, открою. Кто-то идет. Ты меня слышишь? Алёна! Алло! Слышны частые гудки и Леонид опустил трубку. Некоторое время молча сидит. Дверной звонок продолжает заливаться. Леонид нерешительно встает, идет открывать и впускает жену соседа Викторию Александровну – Вику. Она чмокает его по-приятельски в щеку.
    ВИКА. Почему бросил трубку? Саша звонил тебе, звонил – постоянно занято. Ушел, сказал, дежурный приём у него.
    ЛЕОНИД. Говоришь, все время занято? Значит, правда Алёна звонила.
    ВИКА. Евгении Матвеевне дал отвод, нашел еще одну Алёну?
    ЛЕОНИД. Причем Евгения Матвеевна? Мне жена звонила.
    ВИКА. (Насмешливо). В загробный мир протянули телефонную линию? С того света звонила?
    ЛЕОНИД. Не знаю с какого! Жена, которую схоронил два года назад, позвонила.
    ВИКА. Понятно. Ночные клубы и женщины довели до белой горячки. (Подходит, кладет руку на лоб).
    ЛЕОНИД. По-твоему, я ни в себе, пьян? Да я три, нет, четыре дня, в рот не брал чего-либо горячительного. Сам думал, кто-то из знакомых разыгрывает. Но голос, интонация, знание интимных деталей, какие никто кроме Алены не может знать. Нас с тобой упрекала. Никакой логикой не объяснишь, но звонила она. Ничего не понимаю. Сказала, меня Там ждут, и если раскаюсь в земных грехах, встречусь с ней … Позвоню детям, оформим завещание. Всё никак не соберемся.
    ВИКА. Голова болит? (Леонид качает головой). Не расстраивай детей. Сходи к психиатру. Могу дать телефон хорошей знакомой.
    ЛЕОНИД. Не веришь. Прошлой ночью началась чертовщина. Позвонила Алёна и говорит: помнишь, мы три стодолларовых бумажки спрятали в семнадцатый том Энциклопедии? Отложили на подарок Ольге. Потом я заболела, стало не до подарка. Утром решил, что это был сон. Достаю Энциклопедию, листаю и – вот они драгоценные зелененькие!
    ВИКА. Не можешь без женщин, – женись на мне. Буду хорошей женой. Времени после смерти Лены прошло достаточно, дети не осудят.
    ЛЕОНИД. А Саша как?
    ВИКА. (Обнимает его, тащит на тахту, усаживает). Саша через неделю утешится, а мы с тобой хоть остаток дней будем счастливы.
    ЛЕОНИД. Счастлив был с Ленкой и больше ни с кем не буду. Каждый день вспоминаю. Не могу простить себе, что был плохим мужем.
    ВИКА. Нас с тобой многое связывает. Лена на том свете одобрит наше решение. Перед смертью завещала выйти за тебя.
    ЛЕОНИД. Куда мне жениться – умру скоро. Я не говорил – в Интернете узнал, мне осталось
     52 дня всего, а ты женись…
    ВИКА. Сделают шунтирование, и снова будешь, как огурчик. А всяким глупостям из Интернета не верь. Для других женщин ты может старый и больной, а я тебя выхожу, проживем еще не одну пятилетку. Я все же врач. (Целует его). Ты меня еще любишь?
    ЛЕОНИД. Не знаю. Вика, давай перенесем разговор. Мне надо побыть одному, сосредоточиться. Со мной что-то происходит, себя не понимаю.
    ВИКА. (Поднимается). Саша с Мишкой вечером собираются в бассейн. Раньше одиннадцати вряд ли вернутся. Когда надеешься быть дома? Зайду к тебе.
    ЛЕОНИД. Сегодня суббота, дома поработаю, потом пойду подышать и по магазинам. После шести точно буду.
    ВИКА. После шести я приду.
    ЛЕОНИД. Чем займёмся? Любовью? Всё! Завязываю все романы, никаких женщин!
    ВИКА. И меня отвергаешь? (Обнимает, целует его, Леонид сопротивляется). В половину седьмого забегу. (Уходит).
     Мигает свет, сверкает молния, раздается телефонный звонок.
    ЛЕОНИД. Я слушаю. Ты? Опять ты? (После паузы). Кто со мной говорит?
    ЕЛЕНА. Да я, Лёня, я! Сколько тебе объяснять!
    ЛЕОНИД. Не знаю кто вы, голос и вправду похож на Алёнин. Кончайте разыгрывать. Мне нельзя волноваться, сердце больное. С вашими шутками до второго инфаркта недалеко. Если ты Алена, показаться, спуститься ко мне, можешь? Хоть на минутку, на секундочку! Чтобы взял за руку, прижал к сердцу, поцеловал. Ленок, покажись. Я ведь видел тебя лишь издали и не очень четко.
    ЕЛЕНА. Отсюда на грешную землю не спускаются. Только Иисус был удостоен. Запомни. Повстречайся с матерью Татьяны, найди Светлану, остальных. Употреби свое обаяние, добейся прощения, а я постараюсь.
     Леонид ждет снова услышать дорогой голос, но трубка долго молчит, потом идут частые гудки. О чем жена обещает постараться, Леонид не услышал. Перед глазами в тумане показалась молодая Лена, она подходит к нему - молодому и они танцуют вальс.
    З А Н А В Е С
    
    Действие второе
     Кабинет Леонида. Включен ТВ, показывают серьезную программу, звук отключен. Леонид за ноутбуком, медленно печатает, часто останавливается, задумавшись. Встает, делает несколько движений из комплекса утренней зарядки.
    ЛЕОНИД. Надо начинать. ( Тянется к телефону, набирает номер одной из своих, в прошлом, любовниц – Элеоноры.
    ЭЛЕОНОРА. Слушаю.
    ЛЕОНИД. Элеонора Владимировна? Эля, ты?
    ЭЛЕОНОРА. Кто это? Не узнаю.
    ЛЕОНИД. Леонид. Васильев.
    ЭЛЕОНОРА. Леонид?.. Журналист «Меридиана»?.. Объявился…Что случилось?
    ЛЕОНИД. С сердцем у меня совсем плохо. Умру скоро, считанные дни остались. Набрался смелости позвонить, попросить прощения у тебя. Извиниться за всё… Принесенные тебе переживания… Несбывшиеся мечты…
    ЭЛЕОНОРА. (Перебивает). Вспомнил! Пошел ты, знаешь куда! (Отключилась).
    Леонид снова набирает её номер, – длинные гудки.
    ЛЕОНИД. Психопатка! (Набирает другой номер – Лиды).
    МУЖСКОЙ ГОЛОС. Вас слушают.
    ЛЕОНИД. Извините. Лидию Петровну можно? Это ее сослуживец.
    Слышится, как мужчина кричит: Лида тебя!
    ЛИДА. Алло!
    ЛЕОНИД. Лид, это Леонид Степанович.
    ЛИДА. Что случилось? Я говорила: домой не звони! Обещал же!
    ЛЕОНИД. Когда это было? Я уж забыл. С сердцем совсем плохо, жить остались считанные дни. И жена звонила, подтвердила, скоро умру, пора готовиться. Не хочу оставлять долги, умирать не прощенным. Вот и звоню попросить прощения у тебя. Не хорошо мы расстались.
    ЛИДА. Больше ничего жена не сказала? Леонид Степанович, с вашим сердцем никак нельзя пить, а вы опять приложились. (Отключилась).
    ЛЕОНИД. (Снова набирает ее номер). Мне, правда, плохо. Сердце отказывает. Вдруг сегодня умру. Я должен услышать, что простила, не считаешь подлецом.
    ЛИДА. Не считаю, успокойся. Давным-давно всё забыла и не желаю вспоминать.
    ЛЕОНИД. Спасибо большое. Успокоила. (Сам себе). Слава Богу, Лида проблем не создает.
    Ходит по комнате, размышляет, подходит к ноутбуку, печатает несколько строк, снова поднимает трубку телефона и набирает очередной номер - матери Татьяны.
    НОННА АЛЕКСАНДРОВНА. Алло! Слушаю.
    ЛЕОНИД. Нонна Александровна, это Леонид Степанович. Узнаете? Хочу зайти, проведать вас. Разговор есть. (Она долго молчит). Не хотите меня видеть, понимаю… Бог меня уже наказал.
    НОННА АЛЕКСАНДРОВНА. О чем у нас может быть разговор?
    ЛЕОНИД. Еще раз хочу попросить прощения за Татьяну. В прошлом году у меня был инфаркт, теперь болезнь сердца обострилась. Жить осталось немного. Боюсь умереть не прощенным.
    НОННА АЛЕКСАНДРОВНА. Бог наказывает за беспутную жизнь. Что ж, заходите. Поговорим.
    ЛЕОНИД. Завтра целый день дома?
    НОННА АЛЕКСАНДРОВНА. Дачи нет. Схожу в церковь и с одиннадцати дома. Приезжайте.
    ЛЕОНИД. Спасибо.
     Опустив трубку, долго размышляет, затем набирает номер Сони.
    МАЛЬЧИШЕСКИЙ ГОЛОС. Квартира.
    ЛЕОНИД. Костя? Маму пригласи, пожалуйста. Это дядя Лёня.
    СОНЯ. Я слушаю.
    ЛЕОНИД. Здравствуй, это я! Узнала?
    СОНЯ. Узнала, и Костик сказал. Он вспоминает тебя.
    ЛЕОНИД. А ты?
    СОНЯ. Я тоже. Не твоя помощь, не знаю, где бы Костя болтался сейчас. Благодаря твоему вмешательству не отчислили из университета. На четвертом курсе уже. В сегодняшнем «Комсомольце» не читал его статью? Аналитическая, о современной молодежи.
    ЛЕОНИД. Сонечка, ты на меня зуб не держишь?
    СОНЯ. За что?
    ЛЕОНИД. Надеялась, разведусь, будем вместе. (Разговаривая, одной рукой держит трубку, другой перебирает листы рукописей возле компьютера).
    СОНЯ. Не надеялась и не верила. Всё равно благодарю судьбу, хоть короткое время рядом был человек, на кого могла положиться. Заботился обо мне, о моем сыне. К чему слова? Они не передадут всех моих чувств. Приходили минуты, хотела все бросить, помчаться к тебе домой и убить. Силой увезти от жены. Здравый смысл всегда брал вверх.
    ЛЕОНИД. Замуж не вышла?
    СОНЯ. (Обрадовано). Хочешь приехать?
    ЛЕОНИД. Я не об этом.
    СОНЯ. ((Перебивает). А то приезжай, буду рада. Слышала о твоем несчастье. Удивляюсь, при своей любвеобильности всё не женишься.
    ЛЕОНИД. Не знаю, поймешь ли, что творится со мной. Предчувствую, скоро умру.
    СОНЯ. С чего такой пессимизм? Помню тебя жизнерадостным оптимистом.
    ЛЕОНИД. У тебя своих проблем хватает. На всякий случай подвожу итоги, рассчитываюсь с долгами, прошу прощения у всех, кого обидел, от кого ушел не простившись.
    СОНЯ. Прощания, помню, у нас, точно, не было. Перестал звонить, приезжать, на мои звонки не отвечал. Не ожидала, не хватит мужества расстаться достойно.
    ЛЕОНИД. Пожалел, побоялся слез.
    СОНЯ. Слезы были. Но никогда не надеялась, что разойдешься с женой. Ты любил ее и детей.
    ЛЕОНИД. Сонечка, ты всегда была умницей. Прости меня за всё.
    СОНЯ. За что тебя прощать? Не девочка, знала, на что иду. Не мучься угрызением совести.
    ЛЕОНИД. Будь счастлива, Соня! Ты достойна настоящей любви. (Положил трубку, отвалился на спинку кресла. Смотрит на часы на руке). Дописать что ли читательнице ответ? ( Возвращается к письменному столу, перебирает машинописные листы и включает ноутбук. Отстучав несколько строк, ходит по комнате с письмом читательницы в руках, читает его). «Ушла от одного предателя, чтобы попасть в объятия другого. Пока моя любовь была сильна, я прощала. Главное, чему научилась, – умению прощать»… Прямо, как моя Алёна. (Продолжает молча ходить по комнате и вдруг решительно бросается к компьютеру, печатает, вслух произносит текст). Отечественные социологи секс ставят на девятое место после общения, заботы, любви, чувства юмора.
     Из прихожей послышался звонок.
    ЛЕОНИД. Кого еще нелегкая несет? Не дадут закончить с этим нелепым письмом. Только пришло вдохновение.
     Чертыхаясь, идет к двери. Возвращается с Ритой – юной особой на длинных каблуках. Едва оказавшись в гостиной, она бросается ему на шею.
    РИТА. Соскучилась! Совсем забыл! (Обнимает его, целует, он пытается оставаться холодным, она отпускает его и падает на диван). Почему так холоден? Не рад? Не звонишь, дома телефон не отвечает. Переселился к кому-нибудь из любовниц?
    ЛЕОНИД. Побойся Бога! Каких любовниц!
     Борется с переполнявшим желанием бросится к своей последней любовнице, но ведь решил завязать с женщинами. Устоять, однако, перед юной соблазнительницей, оказался не в силах.
    ЛЕОНИД. Как я могу променять юную соблазнительницу, очаровательную нимфетку, понимающую меня с полуслова, на кого-то?! Общение с тобой переносит в молодость, я забываю о возрасте.
    РИТА. (Капризно). Леша, ты меня любишь?
    ЛЕОНИД. (Театрально). Очень!
    РИТА. Очень – очень?
    ЛЕОНИД. Конечно.
    РИТА. А не звонил целых четыре дня. У тебя кто-то появился, чувствую сердцем!
    ЛЕОНИД. Чувствуешь сердцем? Я считал, твой чувственный орган ниже пупка.
    РИТА. Скажешь тоже!
    Раздается телефонный звонок и после короткого раздумья, Леонид поднимает трубку
    ЛЕОНИД. Слушаю.
    ВЕРА. Это я, Вера. Узнал? Хотел меня видеть. Можешь, прямо сейчас приехать? Обсудим твои проблемы.
    ЛЕОНИД. (Смотрит на Риту, на часы). Восьмой час. Машина в ремонте. Да и поздно уже.
     (Рита прислушивается к разговору).
    ВЕРА. Ты не один?
    ЛЕОНИД. Один, Вера. Один.
    ВЕРА. Так в чем дело? Хочешь, я приеду?
    ЛЕОНИД. (Испуганно). Не стоит. Должна придти соседка – врач, послушать сердце, давление измерить. Плохо чувствую.
    ВЕРА. Я не помешаю.
    ЛЕОНИД. Давай в другой раз.
    ВЕРА. Жаль. Выдалось настроение посидеть, вспомнить наши счастливые дни. Не знаю, когда еще будет настроение…
    ЛЕОНИД. По телефону могла…
    РИТА. Любовница?
    ЛЕОНИД. (Рите, мимо трубки). Какая любовница, героиня будущего материала. Желает посмотреть до публикации, беспокоится, как бы чего не наврал.
    ВЕРА. После завтра в десять утра в наше кафе, сумеешь придти?
    ЛЕОНИД. Если после обеда, часика в три?
    ВЕРА. Другого свободного времени в обозримом будущем не вижу.
    ЛЕОНИД. Хорошо, завтра в десять утра. До встречи! (Опускает трубку).
    РИТА. Кому так рано назначаешь свидание?
    ЛЕОНИД. Сказал же – героиня очерка. Вечера заняты, приходится тащиться в такую рань, вместо редакции.
    РИТА. Вечера женщинами заняты?
    ЛЕОНИД. Какие женщины, обижаешь. Таскаюсь по клиникам и врачам.
     РИТА. Вечерами?
    ЛЕОНИД. Вечерами тороплюсь завершить неоконченное, перечитываю записные книжки. Предчувствую, скоро умру. Вдохновение пришло, тороплюсь всё перенести на бумагу.
     РИТА. Зачем, если собрался умирать? С собой не возьмешь. Лучше воспользоваться оставшимся временем и заняться более полезными земными делами, которых Там не будет. Иди ко мне!
    ЛЕОНИД. (Горячо целует её, оставляет и бросается к ноутбуку). Подожди минуту, фразы твои вспомнил. Пока не забыл, надо записать. (Сел за компьютер, печатает и произносит вслух). Хочу плакать от боли и наслаждения. Я твоя целиком и полностью. Войди, войди в меня глубже! Пронзи насквозь!
    РИТА. Нас изображаешь в своем романе? В прошлый раз был так горяч, я потеряла остатки стыда и шептала, помнится, что-то подобное. (Тоже подходит к компьютеру, обнимает за шею Леонида и через голову читает открытую страничку).
    ЛЕОНИД. Не помню. Твои слова, или в телевизоре слышал. Увидел тебя и вспомнил. Героине романа потом вставлю в уста.
    РИТА. (Прочитав). Кого спрашиваешь «Насколько важен секс во взаимоотношениях»? У наших социологов? Чушь всё! Секс на первом месте! Надо следовать за своим сердцем.
    ЛЕОНИД. Это не из романа. Взялся написать комментарий к письму читательницы. Спрашивает, почему мужики не задерживаются при ней долго. Объясняю, что секс важен, но не должен заслонять многогранность других взаимоотношений.
    РИТА. Как специалист в женском вопросе, решил ответить дамочке, понимаю.
    (Обнимает его и старается оторвать от компьютера). Брось эту заумь! Без меня допишешь. На практике проверим, насколько секс важен в реальной жизни. Угости девочку коньяком. Надеюсь, никого не ждешь? Сегодня свободна, могу остаться до утра, если не выгонишь.
    ЛЕОНИД. (Какое-то время молчит, колеблется, как быть). Разве перед тобой устоишь! (Оставляет компьютер, бросается к Рите, они горячо обнимаются, целуются). Как я выгоню мою блудницу! Твоя раскрепощенность, юность влекут. Пока сердце еще бьется, будем любить друг друга, а там будь что будет!
    РИТА. Да, да! Меня трясет, бросает в дрожь. Возьми меня! Я трепещу от желания. Скорее! Не могу больше терпеть! (Сдергивает с него одежду, одновременно раздевается сама). В тебе какая-то непонятная сила. Одно твое присутствие возбуждает меня.
    ЛЕОНИД. Не торопись. Не так быстро.
    РИТА. Твои прикосновения возбуждают, не могу терпеть и секунду. Возьми меня!
    
    З а т е м н е н и е
    Кафе. На столике букетик цветов, стакан с соком. Играет тихая музыка. За столиком в одиночестве курит Вера, звонит ее мобильник. Достает из сумочки телефон, отвечает.
    ВЕРА. Я слушаю, Женя…Главное, чтобы зрители были активны… И не сажай в первый ряд
    примелькавшиеся рожи… Знаю я, что тобой движет!.. Оба профессора будут?.. Ровно в двенадцать начнем, не волнуйся, занимайся своими обязанностями. Всё! (Выключает телефон, нетерпеливо смотрит на двери.
     Входит Леонид с букетом белых лилий и направляется к Вере. Она встает навстречу, принимает цветы, он целует ей руку, хочет поцеловать в щечку, она не дается.
    ВЕРА. Прическу испортишь. У меня запись сегодня.
    ЛЕОНИД. Извини Веруня, заставил ждать. Пробки на каждом перекрестке.
    ВЕРА. Не рассчитала, пришла рано. Никогда так рано не назначала свиданий.
    ЛЕОНИД. Предлагал встретиться во второй половине дня. (Восхищенно рассматривает её, любуется). Великолепно выглядишь! Лучше чем в телевизоре. Хоть сейчас на обложку журнала. Кстати, хочешь, поговорю в издательстве «Семь дней», дашь интервью для «Каравана»? Украсишь обложку.
    ВЕРА. Хватит льстить. Что от меня хотел, говори.
    ЛЕОНИД. В принципе можно было решить по телефону, ты настояла встретиться. Не хочу остаться в твоей памяти безжалостным эгоистом, коллекционером женских сердец. Твои коллеги из ящика обещают мне еще всего 51 день.
    ВЕРА. А потом?
    ЛЕОНИД. Потом – портрет в черной рамке, соболезнование детям и друзьям.
    ВЕРА. Веришь глупым предсказаниям? Считала тебя умнее.
    ЛЕОНИД. Без них знаю, что осталось мало. Сердце совсем ни к черту.
    ВЕРА (внимательно смотрит на него, помолчав). Не держу я зла. Перекипело, зарубцевалось. В памяти осталось приятно проведенное время. Творческий подъем. Во времена нашего романа протолкнула свой первый полнометражный киносценарий. Родились новые задумки. Теперь стихи начала писать старая баба.
    ЛЕОНИД. (Перебивает). Какая же ты баба! Светская львица. Секс – символ тридцатипятилетней дамы. Смотрел по телевизору интервью с тобой перед премьерой фильма.
    ВЕРА. Фильм досмотрел до конца?
    ЛЕОНИД. Если честно, в редакции не дали посмотреть, постоянно отвлекали. На работе специально включил посмотреть. Вечером следовало показывать. Сюжет помню, в свое время ты рассказывала. Что видел – понравилось.
    ВЕРА. Сейчас продюсирую две программы, круглые сутки кручусь как белка в колесе. Но прочитать твои книги время нашла. «Варенькиного жениха» читала по дороге на студию, а «Надю и Надежду» взяла с собой в Испанию, в Эль Корсо. На пляже за два дня проглотила. Нормальное чтиво для метро и пляжа. Сумел уловить интерес читателя к теме. Кстати, в метро видела, как женщины и девчонки читают твои книги. Популярны не меньше женских ироничных детективов, которыми заставлены прилавки.
    ЛЕОНИД. Ты еще пользуешься метро? Сравнением с женскими романами, развенчивающими детективный жанр, мне гордиться или унизительная оценка?
    ВЕРА. Ни то и не другое. Книги твои печатают в нескольких издательствах, значит востребованы. Ну, а что в историю литературы не войдут, сам прекрасно знаешь.
    ЛЕОНИД. Спасибо за трезвую оценку. Боялся, не понравятся.
    ВЕРА. Даже позавидовала. Какие - никакие книги, сохранятся в библиотеках свидетелями эпохи Путина. Мои передачи и несколько фильмов на тему дня уже на следующий день потеряли интерес зрителей. Телевизионная журналистика искусство одного дня.
    ЛЕОНИД. Судьба газетных материалов не лучше.
    ВЕРА. Потому и взялся за нетленку?
    ЛЕОНИД. Просто масса историй, сюжетов не втискивались в газетные рамки, выкинуть жалко, решил попробовать объединить, – получилось. Издательство предложило напечатать еще что-нибудь.
    ВЕРА. Может и мне сесть за книгу?
    ЛЕОНИД. Садись, конечно. Включаюсь изредка на твои шоу, люди рассказывают потрясающие истории. Запишешь – книгу сметут с прилавков. (Разливает шампанское). Выпьем за твою будущую книгу.
    ВЕРА. Считаешь, осилю?
    ЛЕОНИД. Сядешь писать, получишь шанс фифти-фифти. Не заставишь себя, естественно, и шансов никаких. (Чокаются). За тебя!
    ВЕРА. Спасибо.
    ЛЕОНИД. Расскажи о себе, как живешь? Я понял, не замужем.
    ВЕРА. Никто не берет.
    ЛЕОНИД. Видел тебя в Домжуре, на какой - то тусовке. Нормальные мужики вокруг роятся. Всё выбираешь?
    ВЕРА. У всех, как и у тебя, одно на уме, – затащить в постель.
    ЛЕОНИД. Можно и с постели начать. У меня планы были серьезные.
    ВЕРА. Рассказывай! Потом разочаровался, о семье вспомнил?
    ЛЕОНИД. Не столько разочаровался, сколько посмотрел трезво. Детей жалко, заболевшую жену оставить подло.
    ВЕРА. Изменять не подло? Про детей не заливай, в университетах учились уже. Про больную жену я не знала. Когда умерла, не вспомнил обо мне, а пустился в нескончаемый кастинг любовниц.
    ЛЕОНИД. Не поймешь. У тебя не было семьи, детей. Не знакомо счастье, разделенной любви, единомыслия, одинакового взгляда на жизненные ситуации. Я всё это имел. И потерял. Забыть не могу. Постоянно, каждую минуту чувствую пустоту, одиночество.
    ВЕРА. Тебе бы арабским шейхом родиться. Любимая жена и сонм любовниц. Не разгадала сразу. Показался несчастным в семейной жизни, я и клюнула на твои ухаживания. Очаровать умеешь. Вкрадчивый успокаивающий голос располагает к откровенности. Женщины тают, забывают все на свете, исповедуются перед тобой, как перед священником. Ты тащишь в постель, и они покорно соглашаются, забыв своих возлюбленных и мужей. Верят в серьезность отношений, верят, что это и есть долгожданная большая любовь.
    ЛЕОНИД. Себя имеешь в виду? В первый вечер знакомства затащила в постель. Я не делал никаких попыток. Подумать не мог, такая серьезная дама, любимица миллионов зрителей, у которой наверняка сотни поклонников, вдруг обратит внимание на скромного газетчика, которого, скорее всего и не читала никогда.
    ВЕРА. Была не в себе, не ведала, что творю. На автомате провела телепрограмму. Ты уловил моё состояние, успокоил. Я и растаяла, как маленькая собачонка последовала за тобой. Как оказались в постели не помню. Неужели сама предложила? Вероятно, уговорил. Мы ведь выпили, потеряла контроль над ситуацией, а ты воспользовался.
    ЛЕОНИД. Послушать тебя, я еще и насильник! Даёшь!
    ВЕРА. (Смеется, заигрывает с ним). Точно! Насильник. Приятный насильник. Через день позвонил с просьбой встретиться, не могла отказать. Потом пошло, поехало. Говорила: показался несчастным в семейной жизни. Решила прибрать к рукам, мужчина порядочный.
    ЛЕОНИД. (Перебивает). Кстати, сейчас ты очень похожа на мою жену. Тогда, в ресторане, привлекла мое внимание удивительной похожестью на жену в молодости. Вспомни, хоть раз говорил, что оставлю её?
    ВЕРА. Словами не говорил, а поведение, наши встречи, поездки в Ленинград, позволяли надеяться, строить планы. Почти год встречались. Уже потом узнала, что параллельно со мной крутил роман с Элкой из литературно – драматической редакции. Спасибо Элеоноре, открыла глаза на твою любвеобильную натуру. Позвонила, хотела посмотреть в твои лживые глаза, не могла дозвониться. На работе отвечали, что в командировке, звонить домой, совесть не позволила.
    ЛЕОНИД. Не был уверен в тебе. Ты из мира богемы, на жизнь смотришь слишком легко. Встречаясь со мной, продолжала флиртовать с сослуживцами. При мне обнималась, в губы целовалась с мужиками. Мог я оставаться уверенным, что не станешь изменять мне?
    ВЕРА. В отличие от тебя, одновременно с несколькими любовниками не встречаюсь никогда. (Помолчав). Положить тебя в лучшую кардиологическую клинику? Недавно на передаче познакомилась с известным профессором. Романовым. Если шунтирование поможет, уговорю сделать без очереди.
    ЛЕОНИД. Спасибо. У меня достаточно связей и знакомств. Шунтирование давно сделали бы, если можно было.
    ВЕРА. Так серьезно? (Леонид кивает). Не знаю тогда чем помочь.
    ЛЕОНИД. Спасибо, растрогала. Теперь всё в руках Бога. Один Он знает, сколько мне еще отпущено. Единственно, чем поможешь – прости, не держи зла.
    ВЕРА. Я не злопамятна. Давно простила. Все проходит. Рано или поздно.
    ЛЕОНИД. (Вздохнув). Все проходит. И это пройдет, – гениально сказал Соломон.
     ВЕРА. Ты не так уж плохо выглядишь. Завтра у меня свободный вечер, буду дома. Адрес не забыл? Приходи.
    ЛЕОНИД. (Удивлен неожиданным предложением). Не знаю. Я уж смирился, что надо собираться в последнюю дорогу… (После паузы). Завтра не знаю. Я позвоню. Если умру раньше, позволь пожелать тебе устроить свою жизнь и не оставаться одной! (Встает, обнимает, целует). Счастья тебе и не поминай лихом!
    ВЕРА. Будет притворяться! Звони!
    ЛЕОНИД. (Машет рукой). Будь! (Леонид уходит, Вера продолжает сидеть за столиком, медленными глотками пьет кофе).
    З а т е м н е н и е.
    Квартира Леонида. Входит Ольга. Обходит квартиру, по пути что-то поправляет, ставит на свое место. Садится у телефона, звонит на работу.
    ОЛЬГА. Леонида Степановича пригласите, пожалуйста. Это его дочь.
     Трубку берет коллега.
    ЖЕНСКИЙ ГОЛОС . Это вы, Оля? Не пришел еще. Скопилось много вопросов, а его нет. Решили, опять сердце прихватило.
    ОЛЬГА. Я из дома звоню. Кругом полный порядок, может, в поликлинику ушел.
    ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Стойте, Оля, кажется, появился. Подождите!
    ОЛЬГА. Папа?.. Где задержался – в поликлинике?
    ЛЕОНИД. По делам кое с кем встречался. Что случилось?
    ОЛЬГА. Ничего не случилось. Почему вечером не позвонил? Я набирала – набирала, постоянно занято. Отключил телефон?.. Решила плохо чувствуешь. Позвонила Виктории Александровне, она успокоила, сказала, вечером слушала тебя. Утром мог позвонить. Знаешь же, как мы беспокоимся….
    ЛЕОНИД. Всё у меня хорошо, Оленька. Не беспокойся… Извини, тут куча бумаг, с которыми надо что-то решать.
    ОЛЬГА. Хорошо, не буду отвлекать. Целую. Позвони вечером обязательно.
    Позвонив отцу, переоделась в домашнее и занялась уборкой. Включила музыкальный центр, поставила что-то современное и подпевает певице. Протерла книжные полки и взялась гладить белье. Телефонный звонок, поднимает трубку.
    ОЛЬГА. Я, Витя. Привет. Кажется, ничего пока, держится. Виктория Александровна вчера слушала, говорит, изменений не наблюдается. Ни в худшую, ни в лучшую сторону. В поликлинику вторую неделю не идет. Просит нас повлиять.
    ВИКТОР. (Сын Леонида Степановича по телефону). Постараюсь. Не бережет себя. В редакции торчит допоздна, дома сидит за компьютером полночи, отключив телефоны. Вчера весь вечер пытался дозвониться. Сегодня звоню на работу – отвечают, еще не пришел.
    ОЛЬГА. Я только - что разговаривала. Пришел. Вчера звонила тебе, Наташа сказала, ушел футбол смотреть со спутника.
    ВИКТОР. Около нас кафе недорогое, за кружкой пива там можно смотреть трансляцию матчей, что не показывают в обычных программах.
    ОЛЬГА. Давно говорю, купи спутниковую тарелку, и смотри свои футболы дома… Дешевле выйдет.
    ВИКТОР. Наташа не соглашается.
    ОЛЬГА. Убралась у папы, сейчас белье переглаживаю. Знаешь, как в сервисе гладят.
    ВИКТОР. Женить его надо.
    ОЛЬГА. С больным сердцем?
    ВИКТОР. Ладно, сестренка, гуд бай! Работа стоит. Целую.
    ОЛЬГА. Я тоже. Привет Наташе! Приходите к нам. (Оставляет телефон и снова берется за глажение, по радио звучит песня и Ольга подпевает).
    
    З а т е м н е н и е
    
     Квартира Леонида. Он и Вика в постели, телефонный звонок. Он приподнимается, видно, что на нем ничего, ищет телефон. Вика в одной комбинации, тоже поднимается.
    ВИКА. Почему не выключил?
    ЛЕОНИД. (Испуганно ищет и находит трубку). Слушаю…. Сегодня никак невозможно… Не от меня зависит. Извини, я не могу сейчас говорить, перезвоню позже.
    ВИКА. Любовница?
    ЛЕОНИД. Какая любовница, коллега по работе. Возмущается, почему отверг ее материал.
    ВИКА. Ой, Лёнька! Так-то ты выполняешь обещание завязать с женщинами! Тебя не исправишь. (Леонид валит ее, они балуются, может, занимаются любовью).
    ЛЕОНИД. Кто толкает? Молчала бы.
    ВИКА. И он говорит, сердце беспокоит! Да ты как девятнадцатилетний готов заниматься любовью! (Снова звонит телефон). Ты его не выключил? Не бери! (Еще какое время они валяются в постели, Вика пытается встать, но Леонид не отпускает. Ей удается вырваться, и она встает, собирает разбросанную одежду). Мне пора. К Сашкиному возвращению должна ужин приготовить.
     Леонид тоже поднимается, первым делом, находит на столе таблетки, пьет, запивая прямо из кувшина. В прихожей звонят.
    ЛЕОНИД. Кого еще несёт, на ночь глядя? Достань фонендоскоп. (Идет открывать).
    Вика привычным жестом надевает на шею фонендоскоп, раскрывает коробку с тонометром, раскладывает на столе содержимое. Испуганно смотрит на раскрытую постель, накидывает кое-как покрывало.
    ВИКА. Если Сашка, скажешь, вызвал. С сердцем плохо.
     Леонид возвращается с Ритой.
    ЛЕОНИД. Совсем не кстати. Сказала же, занята. Не можешь не пойти к подруге.
    РИТА. ( Говорит быстро – быстро). Галка поссорилась с женихом и день рождения перенесла. Сидит, ревёт. Уходите все, кричит, хочу остаться одна! Мне что делать? Пропадать вечеру? Вспомнила, ты звал. (Остановилась, передохнула). Вижу, не очень рад? (Увидела Вику, смутилась. Приняв за врача, успокоилась). Добрый вечер! Как у нашего Лени с сердцем? Жалуется.
    ВИКА. Терпимо. Две пятилетки наш Леня еще протянет точно. Вы, простите, кто ему?
    РИТА. (Смущённо). Знакомая. Проходила мимо, решила проведать. Два дня на работе не видела, забеспокоились. (Ведет себя по - хозяйски. Снимает кофту, вешает в шкаф, идет на кухню, оттуда кричит). Леня, я чай поставлю.
    ВИКА. Позднее время для визитов.
    ЛЕОНИД. Рита живет недалеко, просил зайти по дороге, купить кое-что из продуктов. Не думал, так поздно.
    ВИКА. Знакомая, а держится, словно хозяйка в доме.
    РИТА. (Входит, улыбнулась). Кто, как не любовница поухаживает за больным холостяком.
    ВИКА. Я догадалась. (Леониду). Ты не исправим! Новая пассия? (Рите). Леонид Степанович не только мой пациент.
    РИТА. Не только? Родственник или любовник?
    ВИКА. Догадлива. Вроде этого.
    РИТА. (Вспыхивает, возмущена). Она твоя любовница? (Подошла вплотную к Леониду). Признавайся! Меня тебе мало? Понадобилась еще любовница – старуха! Даешь! Про сердце все врал?
    ЛЕОНИД. С сердцем, правда, проблемы. Виктория Александровна врач.
    РИТА. (Поворачивается к Вике). По совместительству удовлетворяете ненасытные сексуальные потребности Лёни?
    ВИКА. Думала, одна у него? Леонид Степанович многостаночник. (Поворачивается к Леониду). Опять к молоденьким потянуло? Говорил никого… Была бы еще красоткой, а то ни рожи, ни кожи. Что в ней нашел?
    РИТА. На себя посмотрите! Что нашел во мне, – тело молодое! Энергетику. Оказалось мало, нужна еще старая кошелка. (Леониду). Может, она тебе платит?
    ВИКА. (Леониду). С какими вульгарными хамками ведёшься! Удивляешь. Хорошо, Алёна не дожила, не знает, до чего докатился. Мельчаешь, Леня.
    ЛЕОНИД. Не надо оскорблений, женщины!
    РИТА. Пенсионерка твоя начала грубить. Помолчи! Действительно, многостаночник.
    (Вынимает из шкафа кофту, Вике). Оставляю его вам, пользуйтесь. Прощай, многостаночник! Больше не звони! Знать тебя – не знаю. (Собирается уйти).
    ВИКА. Запомни, никогда не приходи к любовнику без звонка, чтобы не разочароваться. (Рита выходит, слышно, как хлопнула дверь). Свинья не благодарная, ты, Леонид! И я не лучше, всю жизнь люблю тебя – ловеласа. Представляю, как страдала Алёна. (Собирает тонометр, складывает фонендоскоп и молча выходит).
    ЛЕОНИД. (Оставшись один). Надо же так облажаться! Теперь прибавится обиженных и оскорбленных. Слава Богу, Вера не приперлась. А Вика… Вот и попросил прощения… Ох, женщины! Почему так слаб перед ними, не могу устоять? (Прибирает постель, включил телевизор. Звонок в дверь). Что-то забыла? (Выходит и возвращается с Лидой).
    ЛИДА. Жив, умирающий? Выглядишь нормально. Перепугал своим звонком. «Вдруг сегодня умру». Неужели, так серьезно?
    ЛЕОНИД. К сожалению. Тут еще звонок жены: Там уже ждут.
    ЛИДА. Обещала себе забыть, вычеркнуть из воспоминаний, а ты в последнюю минуту вспомнил обо мне, позвонил. Тронута. Решила забежать попрощаться.
    ЛЕОНИД. (Перебивает). Прощаться, надеюсь, еще не время, но подготовиться пора.
    ЛИДА. Благоверный ушел к приятелю на преферанс. До полуночи не вернется.
    ЛЕОНИД. Я поставлю чай.
    ЛИДА. Не беспокойся, я не надолго. Увидела тебя и пойду. Не поняла, новая жена тебя бросила?
    ЛЕОНИД. Какая жена, когда не знаю, сколько жить осталось!
    ЛИДА. Сам сказал, предупредила. Она врач?
    ЛЕОНИД. Не смейся, пожалуйста, не считай тронутым. Звонила моя умершая Елена.
    (Лида в недоумении смотрит на Леонида, не знает, что сказать). Будет про меня, расскажи, как живешь. Муж продолжает обижать?
    ЛИДА. После возвращения к маме, приехал за мной, на коленях просил прощения. Вернулась, с тех пор всё наладилось.
    ЛЕОНИД. Обходишься без любовника?
    ЛИДА. На что-то надеешься? Зря! Теперь я верная жена.
    ЛЕОНИД. И буду век ему верна. (Бросается к ней, обнимает, тащит на диван, пробует расстегнуть пуговицы на платье). Сейчас проверим! (Она отбивается).
    ЛИДА. (Возмущенно). Отпусти! Немедленно отпусти! Между нами все давно кончено!
    ЛЕОНИД. (Отпускает её, садится). Пошутил. Успокойся. Женщины теперь меня не волнуют.
    ЛИДА. (Успокоилась, поправила прическу). Знаю я тебя! Всё! Ничего не обломится, не надейся.
    ЛЕОНИД. Включу все-таки чайник, посидим, поговорим. (Выходит. Лида встает, перебирает книги на полке, вытаскивает его последнюю книгу, листает).
    Возвращается Леонид.
    ЛИДА. Поздравляю! Не знала, что издал еще одну книгу. «Надя и Надежда». Надежда с большой буквы – вторая женщина или опечатка?
    ЛЕОНИД. На обложке опечатки не случаются. Прочитаешь, – поймешь.
    ЛИДА. Подаришь с автографом?
    ЛЕОНИД. (Надписывает ей книгу, садится на диван). Прочитаешь внимательно, встретишь несколько эпизодов из наших встреч. Наше знакомство, помнишь? Зашел зачем-то в домоуправление, увидел тебя, и обалдел. (Открывает книгу, листает, находит нужную страницу, читает). Сказал что-то приятное. Как все женщины, оказалась падка на комплименты. Ты писала заявление, не помню о чем, справку какую-то получить. Я подсел, извинился и сказал: (читает): «Не хочу отвлекать, но позвольте заметить, вы самая привлекательная женщина, которую я когда-либо видел. Рад, что мы относимся к одному ЖЭКу. Остаётся узнать в каком доме и квартире живете. – Ваш фирменный способ знакомства – льстить впервые встреченной женщине? – спросила она. Я ответил, что еще не встречал такой симпатичной женщины. Незнакомка: вы мне мешаете. И так с трудом соображаю, как заполнять эту идиотскую бумагу. Я: Давайте помогу, искушен в канцелярском творчестве. Она: Спасибо, обойдусь без вашей помощи. – Меня зовут Андрей, – представился я. – Живу в доме 35 по Репина. Скажите свой телефон.
     – Больше ничего?
     – Скажете, как зовут, – осчастливите.
     – Раз для счастья так мало надо, придется сказать – Лида, меня зовут. И до свидания.
     – А телефон?
     – Обойдетесь.
     – Как же я найду вас?
     – Представились и считаете, достаточно, чтобы загорелась желанием познакомиться?
     Я протянул ей свою визитку, и она прочитала вслух: Андрей Николаевич Смородин, независимый журналист.
     – От кого независимый, – от правительства? – спросила она.
     – Ни от кого не завишу. Независимый взгляд на события жизни.
     – Знаю ваш телефон, позвоню сама, если появится желание. Сейчас, до свидания, я все-таки должна заполнить эту злосчастную бумажку.
     – Жду вашего звонка, прекрасная незнакомка».
    ЛИДА. Как не порядочно! Весь разговор записал. У тебя, был диктофон?
    ЛЕОНИД. Память профессиональная.
    ЛИДА. Своё имя изменил, а меня, назвал. Друзья, знакомые с твоими похождениями, наверняка узнали меня.
    ЛЕОНИД. Этими строками ограничивается всё упоминание о тебе. Я не настолько непорядочен, чтобы компрометировать друзей.
    ЛИДА. До нашей встречи среди знакомых никогда не было журналиста, да еще члена Союза журналистов СССР. Заинтриговал. На следующий день, придумала повод, позвонила. Несколько встреч и потеряла голову. Тут подоспел у тебя в доме скандал, тебя выгнали, идти было некуда, я пожалела, приютила.
    ЛЕОНИД. Пожалела… Была в свободной охоте, не замужем. Увидела, представляется случай окрутить. Несколько дней вместе, и решительно потребовала начать оформление развода. Сколько воды утекло с тех пор! Я всё помню. Переехав к тебе, надеялся, забыть Алену, но… В какие не попадал переплеты, никогда не мог забыть. Такую привязанность, как к жене, больше ни к кому не испытывал.
    ЛИДА. Вскоре поняла. Потому и расстались. (Кладет книгу Леонида себе в сумочку). Не знаю, как содержание, а формат отличный, помещается в сумочку.
    ЛЕОНИД. Ты очень привлекательна, я бы сказал, очень сексуально выглядишь.
    ЛИДА. На что намек? В одну реку дважды не войдешь. Пришла, поверила, умираешь, а ты еще ничего. Ослабь я бдительность – и в постель затащишь. Оставь эти мысли. Я мужняя жена. (Разливает по чашкам чай).
    ЛЕОНИД. Похвально. Может достать коньяк, выпьем по рюмочке за встречу?
    ЛИДА. Уже ухожу. Не звони, пожалуйста. Во-первых, – поздно, а главное, – не хочу. (Встала, взяла сумочку, посмотрелась в зеркало, собирается уходить).
    ЛЕОНИД. Могу спокойно готовиться к последнему путешествию? Если Там спросят, не испортил ли тебе жизнь, не держишь зла, могу ответить, мы остались близкими друзьями?
    ЛИДА. Просто друзьями. (Вместе выходят. Лида по - братски его целует).
    З а т е м н е н и е.
    
     Квартира одинокой женщины. Несколько ваз с цветами. Светлана перед зеркалом прихорашивается, поправляет прическу, куда-то собирается. Она стройна, хорошо выглядит. Открытая чувственная улыбка. Великолепная прическа – копна волос, мягко спадающих на плечи. Идеальная осанка и полнейшая уверенность в себе. В прихожей звонок, Светлана выходит и возвращается с Леонидом, в руках у неё букет.
    СВЕТЛАНА. Узнала. Ты знаменит. По телевизору показывали, фотографии на обложках книг. Благодарю за цветы. (Ищет куда поставить их, в кухне находит банку и возвращается). Столько цветов! Ставить уже некуда. Знаешь, чем растопить сердце женщины. Повезло, застал дома. Кстати, как нашел?
    ЛЕОНИД. Я же журналист. И телефон узнал, но рискнул придти без звонка.
    СВЕТЛАНА. Отчего ж не позвонил, приготовилась бы.
    ЛЕОНИД. Честно? Боялся, не захочешь видеть, а мне необходимо поговорить (Ее внешность с первой секунды поразила. Ожидал встретить типичного педагога – старую деву, похожую на воблу или растолстевшую Матрену, а перед ним – непонятного возраста современная женщина, с которой можно гордо появиться на самой престижной тусовке). Восхитительно выглядишь! На лекциях студенты, наверное, в полном отпаде, а девчонки рассматривают с завистью. Куда-то собралась, я не во - время?
    СВЕТЛАНА. Собиралась к подруге, но из-за неожиданного гостя…(Насмешливо). Известного журналиста и писателя подруга подождет. Позвоню, что приду позже. Ты по делу – за интервью? Или консультация психиатра потребовалась?
    ЛЕОНИД. Желаешь засветиться в нашей газете? Интервью организую. Не проблема. Пришел поговорить о нас. Извини, без торта и шампанского, – не знал, как встретишь.
    СВЕТЛАНА. Не представляю, о чем нам говорить. Треть века прошла. Какая необходимость? Садись, не выгонять же тебя. Торт есть, остался со вчера. Попьем чаю, одной не хотелось, а за компанию – с удовольствием. (Леонид проходит, садиться на диван). Так, что привело?
    ЛЕОНИД. Болею я, умру скоро. Сердце барахлит. Из инфаркта едва выкарабкался, теперь опять проблемы. Страшно умирать, оставляя о себе горькую память. Пришел просить прощение за нанесенную сердечную травму.
    СВЕТЛАНА. Сердце слишком любвеобильное. Не выдержало. О твоих любовных похождениях даже в газетах писали.
    ЛЕОНИД. Читаешь желтую прессу?
    СВЕТЛАНА. Важно мое прощение? Столько лет никаких угрызений совести, и вдруг вспомнил.
    ЛЕОНИД. Никогда не забывал. Всю жизнь преследует. Когда с порезами оказалась в больнице, часами стоял под окнами. Не желала видеть и меня не пускали. Потом пытался встретиться, объясниться, – бросала трубку. Прости за предательство, за все, что вынесла по моей вине.
    СВЕТЛАНА. Говоришь, сердце отказывает, а выглядишь прекрасно. Правда, если сравнить с фотографией на обложке последней книги, сдал.
    ЛЕОНИД. А ты смотришься замечательно. Значительно моложе своих лет. Мужчины, уверен, провожают вожделенными взглядами.
    СВЕТЛАНА. По себе меришь? На комплименты горазд. Читала твои книги. Свои похождения описываешь? Любовные приключения, измены, что ни героиня – ноги от ушей, блондинка, голубые глаза. Все красавицы.
    ЛЕОНИД. Хватает в романах уродин и стерв. Как в жизни. Не отождествляй литературного героя с автором! Книга – сочинение на вольную тему. Во вступлении сказано, все истории взяты из редакционной почты читателей. А живу как? По - разному. Грех жаловаться. Детей вырастил, дал образование, деревьев на даче и субботниках насажал целую рощу. Книгу, даже две, тоже написал. Весь джентльменский набор, что обязан оставить после себя человек, собрал.
    СВЕТЛАНА. Всё я! Детей вырастил, образование дал, а жена, что воспитала их, работала за тебя на даче, создавала условия для творчества, не в счёт? В благодарность изменял, не ценил.
    ЛЕОНИД. Что ты знаешь о моей жизни!
    СВЕТЛАНА. Представь, знаю. С Еленой Викторовной не раз общалась. Подолгу говорили о тебе, твоих увлечениях. Всё стоически терпела, возможно, благодаря нашим беседам.
    ЛЕОНИД. Ах, да! Ты же психиатр! Слышал, стала ученой дамой, а вот что была знакома с Леной, не знал. Почему Алёна не рассказала о ваших встречах? (После паузы). Вот откуда она в курсе нашей размолвки! Лишь когда позвонила предупредить, что вскоре встретимся, призналась, все знает о нас с тобой.
    СВЕТЛАНА. Все же рассказала о наших встречах?
    ЛЕОНИД. Только на днях.
    СВЕТЛАНА. Что-то не врубаюсь. Говоришь загадками. Как на днях?
    ЛЕОНИД. Обыкновенно. Позвонила. Сказала, если хочу и там (показывает в потолок) быть с ней, должен испросить прощения у всех, кого обидел на земле, принес несчастья. Сказала, из-за меня ты так и не вышла замуж. Не веришь мужчинам.
    СВЕТЛАНА. Это правда.
    ЛЕОНИД. Не поверил Алёне, не поверю и тебе. Что, и бой - френда нет?
    СВЕТЛАНА. Нет, и не имела.
    ЛЕОНИД. Ни разу не влюбилась, не знала ни одного мужчины? Абсурд!
    СВЕТЛАНА. Не испытывала потребности.
    ЛЕОНИД. Ты медицинский или психфак Универа кончала? В любом случае основы биологии проходила, должна знать, физиология женщины требует половой жизни.
    СВЕТЛАНА. Пришел просвещать меня! Через тридцать лет объявился и кроме как о физиологии темы не нашел. (Возмущенно). Не о чем нам с тобой говорить! Вставай! (Подходит к двери, рукой показывает на выход). Валяй к своим бабам! Им читай лекции по физиологии!
    ЛЕОНИД. (Продолжает сидеть). Извини, не ожидал такой бурной реакции. Неужели настолько глубока рана, нанесенная много лет назад, что не можешь забыть? Выходит, зря надеялся, что хоть на смертном одре простишь.
    СВЕТЛАНА. Ой, держите меня! На смертном одре. Решил разжалобить! Может, и про сердце лапшу на уши вешаешь? (Смеется, потом вспоминает). Нет, о сердце Елена Викторовна, вспоминаю, что-то говорила.
    ЛЕОНИД. Операцию шунтирования предлагали, да я все никак не мог собраться, теперь поздно, наверное. Пытаюсь закончить всё не завершенное, попрощаться, испросить прощения у тех, кого обидел… Ты меня презираешь?
    СВЕТЛАНА. (Пожимает плечами). Столько лет прошло! Сегодня не могу сказать, во всем ли виноват ты. Осталась одна – сама виновата. Человека, кому стоит посвятить жизнь, встретить не довелось. В Университете поклонники осаждали. Разочарование первой любви довлело, в каждом парне видела второго тебя. Профессия, которую выбрала, приучила к постоянному анализу, переносила его и на взаимоотношения с новыми знакомыми. К тому же, в группе и на факультете, мальчишки были на перечет. Дискотеки, в отличие от тебя, если помнишь, не любила. Все к одному. Учеба захватила. После диплома оставили на кафедре, взялась за кандидатскую, потом докторскую. Времени на мужчин не оставалось. Вот и одна. Смирилась и ни о чем не жалею.
    ЛЕОНИД. Встретить свою мечту, свою половинку не просто. Я не был твоей половинкой. Иначе наши судьбы сложились бы по-другому. У тебя еще есть шанс! В сравнении со мной, выглядишь молодо, красива, полна сил и нерастраченных чувств.
    СВЕТЛАНА. Когда Елена Викторовна рассказывала о твоих похождениях, про себя думала «Хорошо, что мы с тобой расстались. Та же судьба ждала и меня». Ты прирожденный Казанова! С шестого класса девчонки за тобой бегали, записочки писали, и ты не терялся, пользовался их симпатиями.
    ЛЕОНИД. В девятом классе любил тебя одну. Если бы не твоя мама…
    СВЕТЛАНА. (Перебивает). Не мама, другие увели бы. С высоты сегодняшних лет, вижу, не была бы счастлива с тобой. Благодарна судьбе, что остановила тогда.
    ЛЕОНИД. Прости меня.
    СВЕТЛАНА. Что теперь говорить! Всё в прошлом. Проблемы, говоришь, с сердцем, а как с головой?
    ЛЕОНИД. С головой? Нормально пока. А! Не веришь, что разговаривал с умершей женой.
    СВЕТЛАНА. Верю. Теперь это просто. С любыми галактиками можно разговаривать. (Весь ее вид говорит, что принимает его за больного). Пойду, чай организую. (Выходит).
    ЛЕОНИД. (Оставшись один, сам с собой). Принимает за больного. Конечно, не поверила, что Алёна звонила. Великолепно выглядит, может, закинуть удочку? Попробовать исправить ошибку… Оба свободны. А Алёна?… Обещал же остепенится. (Возвращается Светлана с подносом для чаепития).
    СВЕТЛАНА. Задумался?
    ЛЕОНИД. О нас с тобой. Боюсь, рассмеешься или выгонишь. Подумал, оба одиноки, что если нам объединиться? Вообще-то, я принял решение полностью посвятить себя завершению литературных трудов, но ты ведь особая женщина – первая любовь. Может, попытаемся исправить ошибку молодости? Ты всё еще молодая и привлекательная! Меня снова переполняют желания и чувства. Увидел, и сердце затрепетало. Через столько лет вижу прежнюю Светку. Удивительно!
    СВЕТЛАНА. Ха-ха! (Заразительно смеется). Точно, с головой не всё в порядке
    ЛЕОНИД. Я серьезно.
    СВЕТЛАНА. Серьезно? Поезд давно ушел! Жизнь не начнешь сначала. А приготовления к путешествию в мир иной? (Расставляет чашки, ставит блюдо с остатками торта). Лимон. Сахар. (Садится). У меня есть начатая бутылка коньяка. Как с твоим сердцем, можно?
    ЛЕОНИД. Неси! Отметим встречу. Путешествие подождет. Операцию на сердце сделаю. Алена сказала, ждут меня там скоро (показывает в потолок). Когда, не сказала. Может еще несколько лет впереди. Их можно провести вместе. Хотя телевизионные оракулы… ( Не договорил. Светлана достает бутылку и рюмки, Леонид разливает).
    СВЕТЛАНА. Размечтался! Для полного счастья, считаешь, мне не достает подержанного инвалида? Все остальное есть. Давно я не Светка, а Светлана Валентиновна. С головой у тебя тоже плохо, если такое предлагаешь.
    ЛЕОНИД. Для меня всегда будешь Светкой Одинцовой из восьмого "Б", моя первая любовь, моя первая женщина. Как бы потом не сложилось, счастливые мгновения юности, не забыть.
    СВЕТЛАНА. Ты перечеркнул их. С тех пор никакие воспоминания не связывают нас.
    ЛЕОНИД. Не верю! Не хочу верить.
    СВЕТЛАНА. А ты поверь, никаких чувств к тебе, с того дня, не осталось. Одна ненависть.
    ЛЕОНИД. Столько лет прошло, могла бы и забыть. Выпьем за наши счастливые дни в прошлом!
    (Тянет рюмку чокнуться. Она не торопится протянуть свою).
    СВЕТЛАНА. Таким тебя и представляла по рассказам жены – обольститель, ловелас, Дон Жуан. Тост предлагаю другой – за всех твоих женщин! Чтобы простили и отпустили с миром, раз таким уродился. Перевоспитать невозможно. (Чокаются, пьют).
    ЛЕОНИД. Если бы не твоя мама, и мы поженились, возможно, стал бы примерным семьянином.
    СВЕТЛАНА. Если бы да кабы! ( Долгое молчание). В голову ударило!
    ЛЕОНИД. С наперстка коньяка?
    СВЕТЛАНА. Скорее всего, от разговора с тобой. (Встает из-за стола, идет к музыкальному центру, ставит диск).
    ЛЕОНИД. О, вальс! Как услышу бодрую музыку, сразу ощущаю прилив энергии. Особенно, если вальс Штрауса. Жаль, не любишь танцевать, а то бы пригласил.
    СВЕТЛАНА. В детстве не водили за ручку в танцевальную студию, как некоторых. А потанцевать не против. Боюсь только, умрешь еще у меня в квартире.
     Леонид встает, галантно приглашает. Светлана, поколебавшись, соглашается и они танцуют. Леонид быстро устает.
    ЛЕОНИД. Извини. (Оставляет партнершу, держится за сердце, садится на диван). Вальс уже не для меня. Что-нибудь медленное, если.
    СВЕТЛАНА. Постарел, ты, Лёня! Сдал. Спортом следовало заниматься, а не таскаться по чужим постелям.
    ЛЕОНИД. Танцуешь как семнадцатилетняя. Выглядишь великолепно, повторю.
    СВЕТЛАНА. (Уменьшает звук музыке, садится рядом с ним). Какие семнадцать! Сорок семь скоро. Перед тобой хотела похвастать, нос утереть, а сама не отдышусь никак.
    ЛЕОНИД. Забыть прошлое не возможно, понимаю, но сегодняшняя встреча позволяет надеяться, простила предательство и горькую обиду. В будущем могу рассчитывать хотя бы на дружбу?
    СВЕТЛАНА. Дружить с тобой? У каждого своя прожитая жизнь. Друзья, круг общения, сложившиеся привычки. Слишком далеко развела нас жизнь. Пойдем за стол. После танца есть захотелось.
     Леонид первым поднимается, протягивает ей руку и ведет к столу, отодвигает перед ней стул.
    З а т е м н е н и е.
    
    Звучит вальс И.Штрауса на заднике тени танцующих молодых Лены и Лени.
    ДИКТОР. (За сценой) Бежали дни, Леонид Степанович встретился с большинством своих бывших любовниц, объяснил ситуацию, и женские сердца в очередной раз растаяли. Он был прощен, помилован. Лишь одна Элеонора так и не захотела говорить с ним. Жена больше не звонила и перестала сниться. Снились больше врачи, больница и редакция. Сердце не отпускало, вдобавок грипп прихватил. Вторую неделю не ходил на работу, чувствовал себя скверно и отлеживался дома, приводил в порядок рукописи, пытался завершить роман.
     Квартира Леонида. Он лежит, смотрит в потолок. На столе включенный ноутбук, на полу рядом с лежанкой разбросаны машинописные листы с текстом.
    ЛЕОНИД. Неужели второй инфаркт? Никогда не чувствовал себя так скверно. (Протягивает руку к телефону, намереваясь позвонить, но передумывает). Если умирать, – не на больничной койке. Оля задерживается. Сказал же, совсем плохо. (Помолчав). Алёна не звонит больше. Может, и не звонила, а всё примерещилось. Свинья неблагодарная я, права Вика. С Алёной был свиньей. А она всё прощала!
     Сверкает молния, слышатся раскаты далекого грома и комнату заполняет облако дыма, который медленно рассеивается и перед Леонидом оказывается стройная женщина вся в белом. Трудно понять, маска на ней или это ее лицо. Леонид протирает глаза, смотрит на незнакомку, не может понять, кто это.
    ЛЕОНИД. Говорили, костлявая обычно вся в чёрном, с клюкой.
    АНГЕЛ. Завершил земные дела?
    ЛЕОНИД. Пришли за мной? Так скоро!.. Дела? Да разве их завершишь! Окончишь одно, оказывается, ждет другое, а там еще и еще. Перед теми, кто мог бы вспомнить не добрым словом, покаялся. Получил прощение… (Сам с собой, не обращая внимания на гостью). Насколько легче было бы покидать этот мир, поверь я в бессмертие души, что где-то там, в небесах встречусь с Аленой. Воспитали атеистом. Только в тридцать два открыл Библию. Искренне верующим всегда завидовал. Мечтал и сам верить, да не верилось. Перефразируя Есенина, сказал бы:
     «Стыдно мне, что я в Бога не верил,
     Горько мне, что не верю теперь».
    Не верил, а всегда сомневался. Кто-то же сотворил наш мир и управляет им. (После паузы). Ты кто?
    АНГЕЛ. Твой ангел.
    ЛЕОНИД. Насколько знаю, ангелы мужского пола и больше похожи на детей.
    АНГЕЛ. Уверен?
    ЛЕОНИД. Абсолютно.
    АНГЕЛ. Бывают и женского пола. Твоими ангелами всегда были женщины. В ангелов веришь, а в Бога – нет? Ангелы слуги Господа.
    ЛЕОНИД. В последнее время со мной происходит столько непонятного, что всему верю. Если есть ангелы, вероятно, есть и Бог. (После паузы). Ты мой ангел, говоришь, а где ты раньше была, почему не наставила на путь истинный. Так у вас выражаются?
    АНГЕЛ. Много лет была рядом и хранила тебя. Ты не замечал. (Снимает маску и оказывается Еленой).
    ЛЕОНИД. (Удивленно вскрикивает). Алёна! Ты? Как я сразу не сообразил! Пришла за мной? (Бросается к ней – силы нашлись, она делает жест рукой, и он не может приблизиться. Возвращается на лежанку). Ой, Алёнка, знала бы как хочется еще пожить! Только теперь, когда за плечами полтинник, пришли мудрость, знание жизни. Пробудился писательский талант, столько задумок, планов! Обидно, когда знаю что делать, вижу перспективы, ты пришла за мной. Столько всего еще не осуществил!
    ЕЛЕНА. Мне Господь отпустил меньше. Тоже имела планы. Поздно теперь говорить! Получи я возможность прожить земную жизнь сначала, разве так построила бы её!.. Тебе предоставили шанс покаяться. Даже ради нашей встречи не угомонился. Вряд ли тебя здесь простят. Зря меня отпускали предупредить.
    ЛЕОНИД. Бес попутал! Ты же знаешь, добиваясь женщины, я хочу её лишь сексуально. Огонь любви ни разу не вспыхивал... Кто-то любит рыбалку, другие отдают свободное время охоте на зверей и птиц. Для меня добычей становится новая женщина. Мужчинам, да и женщинам, всегда хочется чего-то особенного, часто сами не знаем чего. Того, чего нет, чего тебе не дают. В подобной ситуации мы похожи на детей: « Не даешь мне игрушку? А я хочу! Не успокоюсь, пока не получу»! Раньше ты понимала меня.
    ЕЛЕНА. Понимала – не одобряла. Понадеялась перед лицом вечности, на пороге, наконец, остановишься. Так нет!
    ЛЕОНИД. У кого могли остаться горькие воспоминания, испросил прощения и все меня простили. Осталась одна Элеонора. Пошлю ей письменное покаяние.
    ЕЛЕНА. А Вика? Рита… Продолжал встречаться, даже когда поставили условие, и принял его. Надеешься, есть у тебя еще время?
    ЛЕОНИД. Нету?
    ЕЛЕНА. Не знаю.
    ЛЕОНИД. И Вика, и Рита – все, чтобы забыться, на какое-то время избавиться от одиночества. Во сне постоянно вижу тебя, обнимаю, целую. Просыпаюсь, – а тебя нет рядом. (Делает шаг к ней). Разреши обнять тебя!
    ЕЛЕНА. Не разрешено. У тебя есть сын и дочь, внук растет. Когда в последний раз занимался с внуком?
    ЛЕОНИД. Прости! Видимо таким уродился. Может гены предков проявляются. Прадед был любвеобильным, рассказывала мама.
    ЕЛЕНА. Ты не использовал предоставленный шанс.
    ЛЕОНИД. Ты не простила?
    ЕЛЕНА. Последнюю проверку не я предложила. Я тебя всегда прощала. Судьба любящей женщины всё прощать, лишь бы был счастлив любимый. Понимала, творческий человек, поэт, не можешь без новизны. Кем бы не увлекался, со мной оставался любящим мужем. Нежным и предупредительным, любящим детей. После каждого увлечения просил прощения, клялся, кроме меня никого не любишь, и я верила. Понимала.
    ЛЕОНИД. Каждый раз испытывал муки совести, возвращаясь с очередного свидания. Клялся себе: никогда больше не взгляну на другую женщину! Понимал, обманывать тебя, – обманывать ребенка. Большой грех. А потом… Запретный плод сладок, и насладившись им, тянет сорвать еще один и еще.
    ЕЛЕНА. Поздно теперь терзаться угрызениями совести.
     Сверкает молния, раздаются раскаты грома, и Ангел исчезает. Леонид озирается по сторонам. Звонок в дверь.
    ЛЕОНИД. (Пытается закричать, но получается тихо). Открыто! (С трудом поднимается, шатаясь, медленно идет открыть дочери).
    ОЛЬГА. Зачем закрылся, – боишься украдут? У меня ключ. Предлагала, нам с Олегом пожить у тебя до операции, не соглашаешься.
    ЛЕОНИД. Помню, в ожидании тебя, дверь оставил открытой. Кто закрыл? Не понятно.
    ОЛЬГА. Как себя чувствуешь, колит сердце?
    ЛЕОНИД. Постоянно. Лекарства пью – не помогают. Извини, лягу.
    Ольга наводит порядок на столе, в книжном шкафу.
    ОЛЬГА. Дай-ка, давление и пульс посмотрим. Выглядишь неважно. (Достает со стола у компьютера тонометр, продолжая разговор, измеряет давление, пульс). Виктория Александровна звонила. Рассказала о твоем телефонном разговоре с мамой. Не поняла, с чьей мамой разговаривал?
    ЛЕОНИД. С нашей. С твоей мамой.
    ОЛЬГА. (Недоуменно смотрит на отца). С мамой? Во сне?.. Семьдесят на сорок пять. (Измеряет давление на другой руке). Не знала, что бывает такое низкое. (Звонит соседке – Вике). Виктория Александровна? Ольга это. Вы не могли бы зайти? У папы давление семьдесят на сорок пять.
    ВИКА. (По телефону.) Да ты что! Может, тонометр барахлит? Иду. (Ольга идет в прихожую и возвращается с Викой. Она берет руку Леонида, ищет пульс). Как себя чувствуешь?
    ЛЕОНИД. Слабость. Пошевелиться не могу.
    ВИКА. (Считает пульс, измеряет давление своим тонометром). Действительно, давление очень низкое. (Идет к телефону, набирает скорую помощь). Скорая? Кардиологическую реанимацию необходимо... Леонид Степанович Васильев, 48 лет. Пульс 45, прерывистый, временами не прослушивается, давление семьдесят на сорок пять… Я сама врач. Терапевт. Как не может быть? Приезжайте немедленно! Вавилова 42, первый подъезд квартира 15. Да, сердечник.
    ЛЕОНИД. (Дочери, она сидит на лежанке у его изголовья). Мама звонила, потом являлась в образе ангела и сказала, скоро умру.
    ОЛЬГА. Что ты, папа! Ты у нас еще совсем молодой! Сейчас скорая приедет. (К Вике). Может, какой укол пока сделаете?
    ВИКА. (Качает головой, Леониду). Держись, главное – не падай духом! Всё нормально.
    ОЛЬГА. Где же нормально?
    ЛЕОНИД. (В полголоса, медленно, дочери). Ты тоже не поверила, что разговаривал с мамой. Она вспомнила, что на годовщину вашей свадьбы мы не сделали подарка, а деньги отложили. Подсказала, где найти. Вон, на полке с Энциклопедиями, возьми. Если оклемаюсь, с тобой и Витей сходим к нотариусу. С квартирой необходимо определиться… Да, и с рукописями… Не поленись, разбери тексты в компьютере. Роман о нашем смутном времени вчерне закончил. Пройдись по нему и можно печатать. Можешь от своего имени.
    ОЛЬГА. (Обнимает отца). Что за разговоры! Сделают укол, а станет легче, ляжешь на шунтирование. Мы с Витей подыщем невесту, сосватаем.
    ЛЕОНИД. Никакие невесты, кроме твоей мамы мне не нужны. Обижал её часто, бывал не справедлив, а она ведь моим ангелом – хранителем была. Всем, чего достиг, обязан ей. Я вправе считать себя счастливым. Была любимая, все понимающая и прощающая, жена. Ты, Витя. (Приподнимает голову над подушкой и бессильно роняет).
    ОЛЬГА. Тебе совсем плохо? Папа! Потерпи, скорая выехала. (Обнимает, целует, теребит отца). Открыл глаза? Виктория Александровна сейчас сделает укол. (Хватает телефон). Скорая? Только - что звонили. Вавилова, 42. Совсем плохо отцу. Выехали? (Плачет, подошла Вика, взяла руку, считает пульс).
    ВИКА. Лёня!.. Ты меня слышишь?.. Не уходи! (Плачет).
    ОЛЬГА. (Плача целует отца, поправляет под головой подушку). Все будет хорошо! Скорая уже едет. Папа!
     Тишина взрывается звуками вальса «Поцелуй». Мелькают тени танцующих молодых Леонида и Елены. Сверкает молния, гремит гром, раздается голос Елены.
    ЕЛЕНА. Лёня, может, мы еще встретимся!
    ОЛЬГА. (Услышала голос матери). Мама! (Склоняется над отцом). Папа!
     На заднем плане тени танцующих молодых Лены и Лени.
    
    З А Н А В Е С
    


    

    

Жанр: Пьеса
Тематика: Любовное


2007 год С -Петербург

© Copyright: Леонид Волжанин, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Леонид Волжанин - Его жена и любовницы

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru