Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой. Окончание
Оксана Зорина

Вслед за мечтой. Окончание

    Глава 25
    
    
    Диана была настолько поражена происходящим, что не в силах была пошевелиться.
    - Ты не ранена? С тобой все в порядке? – громко спросил Азиз, заправляя за пояс ятаган.
    - Он умер? – только и спросила Диана, глядя на тело брата.
    - Не знаю, надеюсь, что да. Пусть сдохнет здесь, как собака. И как только он осмелился поднять руку на женщину! – гневно воскликнул он. – Да, что с тобой! Ради Аллаха, приди в себя. Нам надо быстро уходить отсюда.
    Азиз крепко схватил Диану за руку, и потянул в сторону от развалин.
    - Как вы нашли меня? – тяжело дыша, спросила она, следуя за великаном. – Как догадались, что я не мужчина? Хотя, - тихо добавила Диана, - сейчас это не трудно заметить, я без шляпы…
    - Твоя шляпа здесь не причем, – возразил Азиз, - как только я тебя увидел в саду, то сразу все понял. «Стал бы я неверным служить, и указывать дорогу», – про себя усмехнулся он. – Надо быть тупоголовым ослом, чтобы не разглядеть в тебе женщину.
    - Хорошо, что не все настолько проницательны, как вы, Азиз.
    - Быстрее. Сворачивай в этот проулок.
    - Нет. Нет, Азиз, - запротестовала Диана. – Мне надо на берег реки. Меня там ждет шлюпка. Мы идем в другую сторону.
    Азиз сказал что-то по-арабски, и внимательно посмотрел на Диану.
    - Вся Медина уже гудит как потревоженный улей. Все говорят только о поединке двух иностранцев. Сюда уже направились стражники султана. Я чудом успел их опередить. Понимаешь, чем тебе это грозит? А теперь и мне? Нам отрубят головы, клянусь Аллахом! – он быстро оглянулся. – Теперь очень быстро следуй за мной. Я выведу тебя к шлюпке.
    Они бегом бросились по узким улицам, лавируя среди толпы людей, торговцев зеленью и фруктами. Диана старалась не отставать от Азиза, который возвышался над людскими головами в фесках и цветных платках. Но острая боль в левом боку, не давала ей покоя. Она на ходу дотронулась до больного места, и ее ладонь покрылась теплой липкой жидкостью. Весь низ рубашки и жилета были пропитаны алой кровью, она стекала из раны, чуть пониже ребра. Плотнее запахнув камзол, она догнала Азиза. Завернув на угол, они очутились на безлюдной улице, она была так узка, что пройти ровно, не касаясь плечами стен домов, не было возможно. Подтолкнув Диану вперед, Азиз еще раз оглянулся, и быстро последовал вслед за ней. В конце улицы была узкая ниша. Азиз, без лишних разговоров, затащил туда Диану, и сам встал так, что закрыл ее своей спиной.
    В тесном каменном мешке, Диана ощутила себя словно в западне. Там совершенно нечем было дышать, а рана болела все сильнее. Стоя в темноте, за широкой спиной Азиза, Диана слышала громкий топот ног, и звон оружия. Эти звуки раздавались так близко, что она вся сжалась в комок, в ожидании нападения. Но вскоре все стихло. Она с облегчением выдохнула. Наконец, Азиз отошел в сторону, показывая жестом Диане, что можно выходить.
    - Аллах хранит тебя, – сказал он, глядя на побледневшее лицо Дианы. – Стражники прошли мимо и не заметили нас. Кто был тот человек, который дрался с тобой?
    Диана покачнулась, и оперлась рукой о стену.
    - Этим человеком был мой брат, – тихо ответила она, тяжело дыша.
    Азиз удивленно приподнял брови.
    - Что же, в каждом стаде встречаются паршивые овцы, - горько усмехнулся он. – Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты плохо выглядишь.
    Диана молча распахнула полу камзола.
    - О, Всемогущий Аллах, - выдохнул он, глядя на кровоточащую рану. – Значит, он все-таки ранил тебя. И все это время ты молчала?
    - Мне надо добраться до шлюпки, – хриплым голосом произнесла Диана, - вы один можете мне помочь в этом. Прошу вас, я щедро заплачу…
    Азиз выпрямился и в его карих глазах сверкнули искры.
    - Ты оскорбляешь меня, подобным предложением, - гордо сказал он. – Азиз-аль-Башир, не делает добра за деньги.
    - Прошу простить меня, за подобные слова, но…
    - Я понимаю, в мире неверных деньги и золото имеют слишком большую цену, – величаво произнес он. – Я проведу тебя на берег. Но скажи, как твое имя? Уж, наверняка, не Фредерик?
    Диана, опустив глаза, усмехнулась.
    - Нет, не Фредерик. Меня зовет Диана.
    - Прекрасное имя. А теперь идем, Диана, пока ты еще стоишь на ногах. Надо быстрее добраться до твоей лодки, тебе необходима помощь лекаря.
    Они осторожно стали пробираться по улицам Рабата в сторону северных ворот касбы. Еще два раза им пришлось прятаться от стражников султана. И к вечеру, они, наконец, вышли на берег Бу-Регрега. Диана с трудом передвигала ноги. От сильной кровопотери, Диана сильно побледнела, и ее стало лихорадить. Азиз обхватил ее одной рукой за пояс, поддерживая ее в пути.
    - Вон, за баркой, стоит шлюпка со шхуны «Принцесса», идем туда, - слабеющим голосом произнесла Диана, указывая Азизу на лодку. – Мистер Мартинс и мистер Картер уже давно ждут меня.
    Заметив жену капитана в кампании великана-араба, матросы растерялись, но когда увидели ее окровавленную одежду, мигом стащили шлюпку в воду, и заняли свои места на гребных банках. Азиз заботливо усадил Диану в корму.
    - Ну же, Азиз! Вы плывете со мной или нет?
    Он замешкался, но всего лишь на мгновение. Азиз запрыгнул в лодку, и Диана скомандовала отплытие.
    Когда шлюпка отплыла от берега на приличное расстояние, в гавани появился отряд султанской стражи. Послышались выстрелы.
    - Стражники открыли по нам огонь, - воскликнул Азиз. – Нам конец. Аллах, спаси нас.
    - Смотрите, смотрите, - закричал один из матросов, - они заряжают береговые пушки! Нас просто разнесут вдребезги!
    Через минуту раздался оглушительный залп, и в 5 ярдах от шлюпки поднялся водяной столп, от зарывшегося в воду ядра. Азиз толкнул Диану на дно лодки, прикрыв ее своим телом. Они не успели подняться, как новый залп оглушил их. Она зажала уши, но то, что она увидела позже, просто ошеломило ее. Второй выстрел был произведен с моря. В трех кабельтовых от шлюпки находилась «Принцесса», которая наводила бортовые пушки на крепость, прикрывая отход шлюпки. Матросы налегли на весла, и вскоре, форштевень лодки коснулся обшивки борта шхуны. С трудом Диана взобралась по веревочному трапу на палубу, за ней последовал Азиз.
    - Диана, дорогая, - воскликнул Джеймс, прижимая ее к своей груди. – Я знал, что этим все кончится. Что ты сделала? Оскорбила султана? Хорошо, что вахтенный издали, заметил погоню за вами, и мы успели подойти к вам на помощь. Надо скорее отходить, чтобы быть недосягаемыми для береговой артиллерии, и выходить в океан, пока за нами не пустились в погоню, - Венсли обернулся к Азизу. – Рад приветствовать вас на борту «Принцессы», мистер. Хотя ваше появление здесь несколько неожиданно.
    Азиз скрестил руки на могучей груди и поднял голову.
    - Джеймс, Сайфеддин-бей, - быстро заговорила Диана, - позвольте вам представить Азиза-аль-Башира. Этот великодушный господин дважды спас мою жизнь.
    Услышав это, Джеймс протянул руку Азизу.
    - Благодарю вас, господин аль-Башир, за то, что вернули мне жену невредимой.
    Азиз ничего не ответил Джеймсу. Он повернулся к Диане.
    - Ты принадлежишь этому англичанину?
    - Да. Капитан Венсли мой муж, перед Богом и людьми, - отозвалась Диана, подходя к Джеймсу.
    Азиз помолчал, а потом повернулся к стоящему позади него Сайфеддин-бею, и поприветствовал его по-арабски.
    Пока Джеймс приказывал ставить паруса, Азиз обратился к турку.
    - Вы мой единоверец, и как я вижу уважаемый человек, вы не станете меня обманывать. Скажите, бей-эфенди, Диана действительно его жена?
    Сайфеддин-бей внимательно посмотрел на Азиза.
    - Да, - ответил он. – Это правда, клянусь Аллахом.
    Азиз на мгновение закрыл глаза.
    - Мне опасно возвращаться в Рабат, - сказал он по-английски, повернув голову в сторону, где находилась Диана и Джеймс.
    - Конечно, Азиз. Ты можешь плыть с нами. Только скажи, где бы ты хотел высадиться? – спросила Диана, подходя к нему.
    Джеймс напрягся. Он, конечно, не знал, что произошло в городе, но то, что Диана принимает решения, не советуясь с ним, Джеймса возмутило. Но он решил промолчать.
    - Куда ваш корабль держит сейчас курс? – спросил Азиз.
    - В Средиземное море, - громко ответил Джеймс, с вызовом глядя прямо в глаза арабу.
    Азиз усмехнулся «неверный сгорает от ревности, к своей жене».
    - Прекрасно. Меня устроит любая из стран Северной Африки. Но это все не важно. Ей нужна помощь.
    - Дорогая, что с тобой? – встревоженно спросил Джеймс, обнимая ее. Но тут же отдернув руку, спросил, - что это? Кровь?
    В этот самый момент, Диана упала на палубный настил без чувств. Азиз легко подхватил ее на руки.
    - Она ранена. Я могу ей помочь.
    - Надо отнести ее в каюту, - предложил Сайфеддин-бей, беспокойно глядя на Диану.
    Неожиданно Джеймс загородил Азизу дорогу.
    - Я отнесу Диану сам, - сказала он.
    Но Азиз лишь крепче прижал тело Дианы к себе.
    - Отойди ворону, англичанин, - жестко произнес араб.
    Они какое-то время стояли друг напротив друга. Никто не отступал, и в дело вмешался Сайфеддин-бей.
    - Вы оба похожи сейчас на боевых петухов! – вскричал он. – Стоите здесь и решаете, кто понесет несчастную Диану, у кого больше прав! Хоть на секундочку задумайтесь о ней. Она истекает кровью, а вы…
    Джеймс потупил взор, стыдясь своего порыва. Азиз обошел его, и понес Диану в ее каюту. Туда же направился Сайфеддин-бей, послав матроса на нижнюю палубу за инструментами.
    Джеймс вернулся на капитанский мостик, в прескверном расположении духа. Диана ранена. И еще этот араб будет плыть с ними на корабле. В душе его шла жестокая борьба с рождающимся чувством жгучей ревности, доселе неизведанном. Он был очень благодарен Азизу, за то, что он спас Диану от тех опасностей, которые ее подстерегали на берегу. Но его присутствие и явное увлечение его женой, Дианой, возмущало и нервировало молодого капитана.
     Скрестив руки на груди, он смотрел в голубую безбрежную даль. Мистер Вильсон доложил, что шхуна благополучно миновала устье реки, оставив позади себя берег Западного Магриба. До Гибралтарского пролива оставалось 200 миль. Постепенно солнце скрылось за линию горизонта, и небо становилось все темнее. Одна за другой на нем появлялись яркие звезды. Вдруг дверь каюты распахнулась, и вышел Сайфеддин-бей. Джеймс быстрым шагом направился к нему.
    - Ну, что, эфенди? Как Диана?
    - Успокойтесь, Джеймс, уже все позади, - он вздохнул, и устало провел по лицу. – Азиз делает Диане перевязку. Клянусь Аллахом, не знаю, что бы я без него делал. Только он смог извлечь пулю из тела вашей жены, - Сайфеддин-бей протянул Джеймсу черную тяжелую горошину. – Вот она, виновница всего.
    - Господин аль Башир тоже умеет врачевать? – спросил Джеймс, глядя на пулю.
    - Он родом из Феса. Его прадед был аптекарем. Он и передал своему правнуку свои знания. Должен признаться, Азиз, настоящий кудесник. Если бы вы только знали, что пришлось пережить нашей бедняжке Диане, - снова вздохнул турок.
    - А как Диана перенесла это?
    - Ее стойкости и силе воли может позавидовать любой. Она несколько раз спрашивала о вас. Идите, Джеймс, идите.
    Поблагодарив от всего сердца Сайфеддин-бея, капитан поспешил в каюту, где находилась Диана.
    Когда Джеймс открыл дверь, Диана сидела на кровати, а араб, стоял перед ней на коленях. Нахмурив брови, он шагнул в каюту. Но, взглянув, на измученное, бледное лицо жены, заставил себя не обращать внимания на «наглеца». У них будет еще время разобраться между собой. Сейчас его больше всего на свете беспокоила Диана.
    - Любовь моя, Диана, - Джеймс приблизился к ней, потеснив Азиза. – Ты так бледна, - он повернулся к арабу. – Сайфеддин-бей очень хвалил вас. Говорил, что вы волшебник, мистер аль-Башир. Я должен еще раз выразить вам свою благодарность. Спасибо.
    Азиз поднялся во весь рост, и сухо кивнув в ответ на благодарность капитана, вышел из каюты, оставив их одних.
    Не в его правилах было разрушать счастье других. Никто не виноват, что он встретил Диану слишком поздно. Сейчас она принадлежит другому, и Азиз не в силах это изменить.
    Он какое-то время постоял на палубе, глядя на темные воды океана. А перед его глазами стояли апельсиновые деревья, усыпанные ароматными цветами… Дела, очень часто, заставляли его приезжать в Рабат. Так было и сейчас. Освободившись от работы, он прогуливался в тени цветущих деревьев, росших в саду Рабата, когда заметил иностранца, сидящего на широкой каменной скамье. Азиза привлекло выражение лица этого молодого человека, и он решил, оставаясь в тени, понаблюдать за ним. Закрытые глаза с длинными пушистыми ресницами и нежная блуждающая улыбка коралловых губ, навели Азиза на размышления об этом загадочном европейце. Обычно иностранцы себя так не ведут, и потом, что-то в нем было не так. Заметив, что молодой человек, собирается уходить, Азиз решил подойти к нему и предложить свою помощь. На его счастье, иностранец согласился, и при этом так обворожительно улыбнулся, что у Азиза перехватило дыхание. Он внимательно наблюдал за «странным европейцем» по дороге к дому господина Мухаммеда аль-Фаси. И с каждой минутой убеждался, что перед ним не мужчина, а переодетая в мужское платье женщина. И она была прекрасна. Ее черные глаза, смуглая нежная кожа, пленительная улыбка в миг вскружили ему голову. Оставляя своего подопечного у дома означенного господина, Азиз уже не сомневался, что это женщина. Все то время, пока она находилась в доме, Азиз терпеливо ждал за углом. Ему не терпелось поговорить с ней, узнать кто она, почему ей пришлось переодеться. столько всего кружилось у него в голове. При мысли об этой женщине-загадке, у него начинало сильнее биться сердце. В мечтах о ней время прошло незаметно. Но то, что увидел Азиз потом, поразило его. Мужчина, который подошел к молодой женщине, был как две капли воды похож на нее. Они быстро свернули на другую улицу. Держась на некотором расстоянии, Азиз неотступно следовал за ними. Но на Медине он потерял их из виду. Чуть позже он услышал разговоры, про жестокий поединок между двумя неверными. Азиз немедля ни секунды бросился в том направлении. Он появился в старых развалинах как раз в тот момент, когда мужчина направил дуло пистолета на прекрасную амазонку со шпагой в руках. Не долго раздумывая, он приблизился к иностранцу и ударил его по голове янтарной рукоятью ятагана. «Диана. Прекрасная Диана» подумал Азиз. Тогда в лодке, когда раздался выстрел с берега, он накрыл ее своим телом, зарывшись лицом в густые блестящие черные волосы, пахнущие тонким пряным ароматом. Азиз даже не допускал мысли, что эта красавица может принадлежать кому-то, кроме него. Его постигло жестокое разочарование, когда он узнал, что капитан корабля ее законный муж. Но отказаться от Дианы было слишком тяжело. За безумно короткое время она стала царицей его сердца. Азиз не знал, кто она, из какой семьи, что за странные жизненные перепетиии привели ее на берег Бу-Регрега. Но он был уверен в одном, что Аллах неспроста свел их вместе. Это было нужно.
    Поразмыслив, Азиз решил отдать свою судьбу в руки Аллаха. И пусть будет, так как задумано свыше.
    Яркий диск луны ярко светил с небес, проводя серебряный путь по черным морским водам к кораблю.
    
    
    Глава 26
    
    Джеймс сидел на кровати подле Дианы, держа ее маленькую ладонь в своих руках. Она рассказывала о случившемся в Рабате, а он внимательно слушал, сжав губы.
    - Я же предупреждал тебя, - с укором произнес Джеймс, когда она замолчала. – Но ты не хотела меня слушать. Диана, ты все хочешь делать по-своему. А если бы Уильям убил тебя? Мне страшно подумать, чем могла закончиться твоя поездка к отцу.
    - Не говори так. Он мне не отец. И никогда им не будет.
    - Не стоит так категорично, дорогая. Жизнь это длинная дорога, и кто знает, может, ты еще раз встретишься с ним, или даже попросишь помощи.
    - Очень надеюсь, что этого никогда не случится, - горько усмехнулась Диана. – Ты бы слышал, как он отзывался о моем отце, о Фредерике. Это было просто ужасно! И как только мать могла полюбить этого человека! Но Уильям… я не подозревала, что он способен вот так просто убить меня.
    - Надеюсь, что он мертв, - воскликнул в сердцах Джеймс. – Он столько горя принес вашей семье. После того, как мы отвезем Сайфеддин-бея и этого араба… мы поселимся с тобой на скалистом берегу Корнуолла, на берегу бурного океана. В тех волшебных и таинственных местах, где стоял замок легендарного Короля Артура, где находилась пещера самого Мерлина, будем жить мы с тобой.
    Диана улыбнулась, и тут же поморщилась от боли.
    - Я не знала, что ты такой романтик, дорогой Джеймс. Мне совершенно все равно где жить, лишь бы ты был всегда рядом, - она нежно провела по его щеке. - Стоя перед дулом пистолета, я мысленно уже попрощалась с тобой. В тот момент мне стало так страшно от мысли, что я больше никогда не увижу тебя, не почувствую твой поцелуй на своих губах. Если бы не Азиз, то я бы сейчас не была здесь с тобой.
    - Клянусь всеми Святыми, - воскликнула Джеймс, припадая к ее груди, - я никогда больше не отпущу тебя одну. Никогда. Я уже столько раз пожалел о том, что послушался тебя, не стал возражать против того, что бы ты сама отправилась к отцу. На корабле я не находил себе места. Все думал, гадал, как ты?
    - Тебе не по нраву Азиз? – спросила Диана, гладя мужа по светлым волосам. – Я знаю, вижу это. Но ты должен понять и меня. Он спас мне жизнь там, на берегу, и здесь. У него за поясом оказался целый арсенал всяких трав, сборов, настоек, - Диана усмехнулась. – Когда он извлек пулю из моей раны, то засыпал ее какой-то серой измельченной травой, и знаешь, действительно боль уходит.
    - Я знаю, что он для тебя сделал, - возразил Джеймс, поднимая голову. – И я очень рад, что Азиз оказался рядом с тобой в тот момент. Но мне не нравится, что он влюблен в тебя и даже не скрывает этого.
    - Ну что ты, Джеймс. Ты все выдумываешь! Разве можно полюбить человека за такое короткое время. Он ведь совсем меня не знает! Ты просто сердишься, что я пригласила Азиза плыть с нами, но это не повод…
    - Для того, что бы влюбиться достаточно бывает одного взгляда, - упрямо произнес он. - Но ты моя жена и я не позволю кому-либо вмешиваться в наши чувства. Но он так на тебя смотрит, что я просто прихожу в бешенство.
    Диана рассмеялась.
    - Любимый мой, никто на целом свете не заставит меня полюбить другого. Ты единственный мужчина, которого я люблю, и всегда буду любить. Для меня это не просто слова, это то чем я живу.
    Она обняла его за шею и притянула к себе.
    - Нашей любви ничто не угрожает. Поверь мне, - прошептала Диана, целуя Джеймса в губы.
    К концу следующего дня «Принцесса» вошла в Гибралтарский пролив, отделяющий Европу от Африки. Диана в сопровождении Сайфеддин-бея и Азиз поднялась на палубу.
    - В далекой древности скалы, которые возвышаются, и по сей день, над проливом называли Геркулесовыми столбами, - поведал окружающим турок.
    - Какие скалы, эфенди? – поинтересовалась Диана.
    - Гибралтарская скала на севере и Мусса на юге. Эти «столбы» замыкали собой известный тогда человечеству мир. А сейчас это настоящие ворота для кораблей между Европой и Новым Светом. Длина Гибралтарского пролива не более 36 миль, а самом узком месте ширина около 8 миль. На северном берегу в Альхесирасской бухте находится порт-крепость Гибралтар. Некоторое время ваш покорный слуга работал там в госпитале. В хорошую погоду с высоты Гибралтарской скалы можно было увидеть яркие бирюзовые воды Средиземного моря с одной стороны и темные синие волны Атлантического океана. А на другом берегу в сизой дымке виднелся скалистый берег Северной Африки.
    - Вы много путешествовали, бей-эфенди? – спросил Азиз. – Мы с вами провели вчера за беседой весь вечер, а я еще многого о вас не знаю.
    - Ваша жизнь, уважаемый Азиз, тоже проходила за стенами родного дома? Не так ли?
    - Да, это так. Как вы знаете, мой прадед был аптекарем, а мой отец занимался торговлей и был богатым уважаемым человеком. Получив образование в университете Каруин, я поступил на службу к султану. А позже стал помогать отцу. Вместе с караванами я бороздил пустыню, перевозя разные товары из города в город, из страны в страну. Но родной Фес дороже мне всего на свете. Даже сейчас я скучаю по своему городу, по древним воротам Баб аль Махрук, которые ведут в Фес аль Бали, по Медине с лабиринтом узких, тесно застроенных улиц, по стройным белым мечетям Андалу, Шраблийин. Теперь я долго не смогу вернуться туда, - с грустью произнес Азиз, и его глаза заволокла пелена слез.
    Диана искоса посмотрела на задумчивое лицо Азиза, но дальше расспрашивать не стала. Есть вещи, о которых не стоит выпытывать у человека, хранящего какие-то тайны в душе. Придет время и он сам поделится ими, когда будет готов. Было ясно одно, на сердце Азиза не спокойно. В его глубоких темных глазах можно было увидеть страдания и горе. Но его уста хранили молчание. Видно раны не сильно еще затянулись, и о них было больно вспоминать.
    Ночь опустилась на землю, и только луна ярко освещала путь шхуне, вышедшей в Средиземное море. До Аль-Джазаиры, столицы алжирского государства оставалось около 4 дней пути. Их ждали опасные 500 миль по Средиземному морю, где господствовали кровожадные пираты, где сто лет назад промышляли знаменитые турецкие корсары братья Орудж и Хайраддин Барбаросса .
    ***
    
    Утром, едва Диана успела одеться, к ней в каюту вошел Азиз. Его всегда невозмутимое выражение лица, сейчас выражало крайнюю обеспокоенность и душевное волнение. Застегнув последние пуговицы на бархатном длиннополом жилете, Диана предложила ему стул. Сама же она опустилась в глубокое кресло у открытых больших кормовых окон. Азиз, в глубоком раздумье, какое-то время нервно мерил шагами каюту. Диана терпеливо ждала, когда он заговорит.
    Неожиданно, Азиз опустился перед ней на колено.
    - Я долго думал, - начал он, - сначала решил молчать, что бы ты никогда не узнала об этом. Но, мое сердце подсказывает мне, что это не верный шаг, - Азиз взял в руки ее ладонь и легко прикоснулся к ней горячими губами. – Твое появление перевернуло мою жизнь, в которой уже очень долгое время не было места любви, - он тяжело вздохнул. - Много лет назад, когда я был горяч и молод, мой отец сосватал мне дочь сипахи, выходца из Македонии. Она была красива, религиозна, из хорошей семьи. Ее звали Мейи Зийдада. С первого взгляда я полюбил эту девушку. Мейи обладала той божественной красотой, которой невозможно было насытиться. Она сочетала в себе наивную непосредственность ребенка и мудрость взрослой женщины. Мы поженились согласно мусульманским обычаям, и стали жить очень счастливо. В то время я уже помогал отцу, и мне часто приходилось отлучаться из дома. О, Аллах, если бы я мог предугадать, что произойдет потом, то я … - Азиз на мгновение закрыл руками лицо. – Случилось так, что мой дядя Юсуф, возжелал мою жену. Как я уже сказал, меня часто и подолгу не было дома. Мне приходилось оставлять Мейи одну лицом к лицу с опасностью, имя которой Юсуф. Мой добрый старый отец даже не подозревал, какую змею, в облике своего младшего брата, пригрел у себя в доме. Я до сих пор не знаю, что же на самом деле произошло в тот роковой день, но когда я вернулся, то застал умирающую от тяжелых ран жену. Перед смертью она сказала, что очень меня ждала, что устояла перед обольстителем, но поплатилась за это жизнью. Она скончалась у меня на руках. А позже выяснилось, что дядя Юсуф бежал из Феса. Я всю свою жизнь буду винить себя, что не предал тогда значения рассказам Мейи о подлом Юсуфе, который буквально не давал ей прохода. Помню, я тогда списал все ее переживания и страхи на то, что она живет в чужом ей доме, среди мало знакомых людей. Тогда я поверить не мог, что кто-либо из моей семьи способен на такое… На ее могиле я поклялся отомстить дяде за смерть жены. Все эти годы я искал Юсуфа, но он будто сквозь землю провалился. Но полгода назад мне сообщили, что видели человека похожего на моего дядю в Рабате. Я бросился туда, но опоздал. Этот человек отправился в Могадор и исчез. Добрые люди сказали, что часто видели его до этого в Рабате. И я решил вернуться, и поджидать Юсуфа там. Я каждый день молюсь Аллаху о том, чтобы он свел нас лицом к лицу. Что бы я мог взглянуть в глаза этому убийце, прежде чем покончить с ним раз и навсегда, - Азиз поднялся и подошел к распахнутому настежь окну. – Больше десяти лет прошло со дня смерти Мейи. И столько же времени моя душа, мое сердце были мертвы. Но вот в апельсиновом саду Рабата, я встретил тебя, Диана. Ты, будто зеленый оазис посреди жаркой бескрайней пустыни, моей души. Твои глаза возродили в моем сердце давно забытые чувства. Я жалею только об одном, что мы встретились слишком поздно. Скоро шхуна прибудет в Алжирскую бухту, и я покину «Принцессу», покину тебя. Но мне просто жизненно необходимо знать, насколько сильно ты любишь своего англичанина? Есть ли у меня хоть малейшая надежда?
    Диана поднялась с кресла и подошла к Азизу. Ей было безумно жаль его, но больше она жалела о том, что ей придется сказать ему то, что она должна.
    - Я надеюсь, что ты найдешь убийцу своей жены, Азиз. Потому что зло должно быть наказано. Но ты должен знать, что я очень сильно люблю Джеймса. Никого в своей жизни я так не любила, как его, и надеюсь, что не полюблю. Он для меня единственный мужчина на свете. Возможно, если бы мы встретились раньше, все было иначе. Но, все так, как есть, и ничего нельзя изменить.
    Азиз слушал речь Дианы с закрытыми глазами, и на его ресницах блеснули слезы.
    - Что же, раз Аллах распорядился так нашими жизнями, значит, так тому и быть, - он повернулся лицом к Диане. – Но ты подарила мне еще одну мечту. Я буду молить Бога о том, что бы хоть еще раз встретиться с тобой. Увидеть твои глаза и эту нежную улыбку, - Азиз снял с мизинца золотое кольцо с оранжево-золотистым опалом. – Я хочу подарить тебе это кольцо на память обо мне. Древние римляне утверждали, что опал охраняет воина в бою. Ты, Диана, воительница, смелая и отважная. Я никогда еще не встречал женщин подобных тебе.
    - Прекрасный подарок, Азиз. Я буду беречь это кольцо. Спасибо. Мне бы хотелось ответить тебе тем же, но я …
    Азиз вытащил из ножен острый кинжал, и протянул его удивленной Диане.
    - Срежь для меня свой локон, - попросил он.
     Диана взяла из его рук кинжал, и, не задумываясь, отсекла вьющуюся прядку волос. Раскрыв на груди круглый золоченый медальон, Азиз спрятал туда черный завиток волос Дианы.
    - Это будет моя реликвия, и она будет защищать меня на всем жизненном пути, до следующей нашей встречи, - сказал он, пряча медальон за ворот рубахи.
    - Азиз, что же ты будешь делать в Аль-Джазаире? – поинтересовалась Диана, обрадованная, что все между ними разъяснилось.
    - Буду продолжать поиски Юсуфа. Я не успокоюсь, пока не найду его, пусть даже для этого потребуется вся моя жизнь. Но ты, лучше расскажи, почему твой брат напал на тебя там, в Рабате? Я до сих пор нахожусь в неведении, хотя, если признаться, этот вопрос очень меня беспокоит.
    - Мой брат, - горько усмехнулась Диана, вновь опускаясь в кресло. Ее рука невольно дотронулась до раны на боку. – Мой брат Уильям ненавидел меня. Это тоже история далеких дней, которая началась в Англии. Мой отец, сэр Фредерик Дарнлей, владелец судоходной компании в Лондоне, купил на невольничьем рынке рабыню, гречанку Шэхназе…
    Диана поведала Азизу свою историю. Солнце ярко светило на чистом голубом небосклоне, отражаясь в бирюзовых водах Средиземного моря. В пенном шлейфе, тянущимся за кораблем то и дело появлялись серые плавники дельфинов, сопровождающих корабль.
    На Азиза рассказ Дианы произвел неизгладимое впечатление. Он был поражен, сколько пришлось пережить юной Диане за последний год. Теперь Азиз смотрел на нее еще с большим восхищением.
    
    Глава 27
    
    Через три дня «Принцесса» бросила якорь в Алжирской бухте, близ города Аль-Джазаир или Алжир. Город был расположен у самого подножия и на склонах холмов вдоль побережья залива. Построенный, на месте основанного финикийцами в конце 9 века до н.э. порта Эй-Кози, которого римляне переименовали в Икозиум. На развалинах Икозиума берберский эмир Бологгин ибн Зири основал город Аль-Джазаир, что означало «острова». Алжир утопал в зелени садов и парков, среди которых проглядывали улицы, часто переходящие в лестницы. Над крышами домов нависали, укрепленные на деревянных консолях верхние этажи.
     По приказу капитана на воду была спущена шлюпка, и матросы уже заняли свои места на гребных банках.
    Сайфеддин-бей и Азиз, готовые к отплытию, стояли на шканцах. Диана не в силах была сдержать слез. Джеймс, Рональд и матросы собрались на палубе. Все до единого переживали скорое расставание с Сайфеддин-беем.
    - Дорогой мой эфенди, - произнесла Диана, обнимая турка, - с тех самых пор, как мы с вами встретились в Лондонском порту, я не перестаю благодарить Бога, за нашу встречу. Я полюбила вас как родного отца. Вы стольким помогли мне, спасали жизнь, лечили раны. Я все время старалась не думать о нашей неизбежной разлуке, и вот этот горестный для нас всех день настал. Я плачу, но это слезы радости, я счастлива, что вы стали моим близким другом. И слезы печали, потому что мы вынуждены расстаться. Встретимся ли мы еще?
    - Обязательно, Диана, - ответил растроганный Сайфеддин-бей. – Обязательно встретимся. Я куплю себе дом с великолепным садом, на самом берегу залива. И буду каждый день смотреть в голубую даль, в надежде однажды увидеть на горизонте белые паруса «Принцессы». Так и случиться. Только прежде пройдет много лет. Ведь в Англии вам двоим, предстоит обзавестись собственным домом, стать настоящей семьей, нарожать детей. Старый Сайфеддин так любит малышей. Поэтому я буду ждать, когда наступить тот день, который определит Аллах для новой встречи с вами, моими дорогими друзьями, - Сайфеддин-бей не стесняясь, вытирал ладонью слезы, катившиеся у него по щекам.
    Он крепко обнял Диану, расцеловав в обе щеки. Сжал в своих объятиях Джеймса, и, попрощавшись с остальными, спустился по веревочному трапу. Азиз подошел к Джеймсу и протянул ему руку.
    - Господь благоволит к тебе, англичанин, - сказал он, - раз одарил тебя таким дорогим подарком, как любовь этой женщины. Береги ее.
    - Об этом можете не беспокоится, мистер, - ответил Джеймс, отвечая на рукопожатие.
    Азиз направился к фальшборту, задержавшись около Дианы.
    - Я буду мечтать о нашей встрече каждый день, - прошептал он, прижимая ладонь к груди, на которой висел медальон. – Будь счастлива, Диана. Пусть Аллах хранит тебя, - Азиз низко склонился перед ней, и ступил ногой на ступень трапа.
    Шлюпка быстро удалялась от корабля, неся своих пассажиров к берегу. Диана, не отрываясь, следила за лодкой. Сайфеддин-бей уносил с собой частичку ее сердца, как до этого Реджинальд и ее отец. Она вытерла платком слезы, и взглянула на Джеймса. «Сайфеддин-бей прав. Нас с Джеймсом впереди ждет долгая и счастливая жизнь, где не будет место печали». Молодой капитан повернулся в сторону, где стояла Диана.
    - Не грусти любимая, - сказал он. – Чем тяжелее расставание, тем сладостнее будет встреча. Однажды, мы обязательно вернемся сюда, - Джеймс приблизился к жене, и обнял ее. – Теперь пришло время нам подумать о себе. Взгляни на запад, что ты видишь?
    - Море, - просто ответила Диана. – Я вижу море.
    - Нет, - Джеймс покачал головой. – Там много больше. На западе нас ждет Англия. Наш дом…
    - На скалистом берегу Корнуолла, - улыбаясь, закончила Диана. – Конечно, дорогой. У нас будет прекрасный дом, и мы будем жить долго и счастливо, как сказано в Библии.
    - И даже смерть не разлучит наши любящие сердца. Наша любовь вечна.
    - Я так мечтала о море, о кораблях, что Судьба подарила мне красавца-капитана в придачу к моим исполненным мечтаниям. Я так тебя люблю, что ни одни слова на свете не смогут описать мои чувства к тебе, Джеймс.
    Их губы соединились в долгом поцелуе.
    Через несколько часов, шлюпка пришвартовалась к борту корабля. Укрепив лодку на шлюпбалках, матросы, безукоризненно выполняя приказы капитана, стали взбираться по вантам на реи. Большие белые паруса стали раскрываться на встречу ветру. Совершив поворот, шхуна легла на обратный курс. Впереди ее вновь ждал Гибралтар, а там, дальше, бурный Атлантический океан.
    Диана поднялась на квартердек, и, глядя на бескрайнюю синеву моря, глубоко вдохнула свежий, сильно отдающий йодом воздух. Неземная легкость наполняла все ее существо, и говорила о завершении чего-то важного. Ведь она спасла брата, и … исполнила самое заветное свое желание, пойдя вслед за своей мечтой. За мечтой, которая являлась каждую ночь, которая окрыляла всю ее жизнь – плыть по океану, твердо стоять на зыбкой палубе, ощущая трепет корабля, плывущего по волнам. И точно такой же трепет чувствовать внутри себя, каждой клеточкой тела.
    «Я заслужила свое право быть счастливой» думала Диана, а «Принцесса» тем временем бороздила воды Средиземного моря, оставляя за собой пенный след кильватерной струи.
    
    
    
    
    
    
    
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


© Copyright: Оксана Зорина, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой. Окончание

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru