Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Лекс Кравецкий

Чистая наука

     Я перепробовал все известные мне методы заставить программу работать, но она упорно отказывалась строить этот чертов график (эх, если б мои подчиненные проявляли такое упорство в работе!..). Я сам лично мог бы построить его на бумажке и, если бы отсутствовала необходимость перестраивать его каждые пятнадцать секунд с новыми параметрами, не раздумывая сделал бы это. Черт! Почему же эта падла его не строит?!! Так, эф от икс равно... Гад!!! "Неустранимая ошибка"? Я тебя щас навечно устраню!
     Я швырнул клавиатуру в системный блок и занес руку над телефоном, но меня опередили. Адский аппарат разразился отвратительным писком, его создатель явно потратил не один день, чтобы выбрать самый мерзкий звук из существующих на Земле.
     - Виталий Павлович, - заныл из трубки Торопов, - Виталий Павлович, ну как, получилось у вас?
     - Нет, - ответил я, стараясь успокоиться.
     - Виталий Павлович, а что же делать? Мы же продолжать не можем. Структура то... того. А мы не знаем когда. Виталий Па...
     - Я вижу только один выход. Записывайте...
     - Сейчас, - старательный Торопов зашуршал в трубке.
     - Пойти в отдел программной поддержки. Записываете? Найти Ленчика... э э э... Леонида Матвеевича Рясова. Записали? Не забыть с собой ксерокс. У вас настольный ксерокс? Отлично! Так вот, захватить с собой ксерокс. И дать Ленчику ксероксом по морде!!!
     - Виталий Павлович, у нас же работа стоит...
     - Я не знаю чего делать, - на экране снова появилась "неустранимая ошибка", - Нет, знаю! Я убью этого подонка!
     Я в бешенстве застучал по "разрыву связи" и, когда лопотание Торопова сменилось бесконечным гудком, стал набирать номер отдела программной поддержки. Палец не попадал по кнопкам до того меня трясло, однако, я не сдался и через минуту услышал наглый голос Рясова:
     - Алло.
     - Ленчик, где программа?!
     - Какая программа?
     - Биохимики свою клетку оживить не могут. Она дохнет! Нужна программа! Ты что написал, сволочь?!!
     - А что я написал?
     - Ты меня спрашиваешь? Я думал, ты - начальник отдела!
     - Да, и что?
     - Ленчик, мне не до шуток, скажи, пожалуйста, где программа?
     - А что, не работает?
     - Не то слово... Опять "неустранимая ошибка"!
     - А-а-а. Это так и должно быть.
     - Правда? Да что ты говоришь! - я добавил в голос немного слащавой иронии.
     - У нас она тоже все время слетала.
     - Гений... твою мать! Зачем же ты ее дал биохимикам?
     - А мы ее не успевали дописать. Скажи им, пусть Мат-Кад поставят.
     - Ленчик, Мат-Кад не строит графики в онлайне!
     - Тогда надо ставить плату.
     - Сволочь, зачем мы тебя держим?!! Я сам буду ее ставить? Тебе сказали: нужен график каждые пятнадцать секунд. Как ты этого достигнешь не мое дело!
     - Мы написали программу, - сказал Ленчик.
     - Сволочь!!! Она же не работает!
     - Я что, господь Бог?
     - Ленчик... два дня. Либо программа работает, либо сам будешь графики строить. Раз в пятнадцать секунд!
     В трубке раздался отчетливый выстрел и крик подыхающего монстра, я услышал, как Ленчик, зажимая трубку ладонью, стучит по клавишам, пытаясь на ощупь найти "паузу".
     - Подонок! - сказал я и бросил трубку.
     Всегда найдется один человек, которому больше всех надо. Его назовут ответственным за проект, или еще каким-нибудь ругательным словом, и заставят бегать по этажам, звонить, требовать, просить, писать программы, ходить в лаборатории, не спать ночами, считать на бумажке, сидеть часами в библиотеках, в общем пытаться сделать так, чтобы хоть что-то было сделано. Такой человек знает по чуть-чуть из каждой области, в то время как все остальные участники знают чуть-чуть из своей. Он не пьет чай и вообще не обедает, так как все сотрудники делают это, когда хотят, а он должен договариваться лично с каждым. Он приходит на работу, когда еще темно, потому что отдельные энтузиасты работают по ночам. Он уходит оттуда заполночь, ведь сотрудники по сильной необходимости задерживаются. Иногда он сидит там круглыми сутками, когда эксперименты продолжаются несколько дней. У него ответственейшая должность, он должен пересказывать слова одних другим. Он - мальчик на побегушках, с полномочиями царя при конституционной монархии. Ленчик может играть в три-д-экшн, Вячеслав может глушить пиво, Козырев может спать четырнадцать часов в сутки, потому что если программа не будет написана, то Ленчика все равно оставят, он - первоклассный программист и мой личный друг. Если сустав не получится, то Вячеслав сошлется на астрологический прогноз, перенесет сроки еще на две недели, и его тоже оставят! И если Козырева не будет на месте, то добренький начальник лаборатории искусственной клетки, Геннадий Дмитриевич Торопов проведет эксперимент сам! А у меня нет помощников! Я должен обо всем заботиться лично, потому что, стоит координационную деятельность распространить на двоих, и никто не будет знать о том, что творится с проектом.
     Зато, нашему директору все по-барабану. Иногда его спрашивают о чем-нибудь, он отвечает. Ведь у него право решающего голоса. Но чтобы сохранить авторитет, он не вмешивается. Все знают, что он ничего не знает, но молчат, потому что он не мешает им работать, точнее бездельничать, и вовремя платит зарплату. А ответственность за завершение проекта на мне. Все отлично устроились!..
     Телефон. Это звонит Петр Петрович Кливленд. Начальник отдела дизайна. Нет, подумать только, дизайна, как романтично!
     - Алло. Виталий Павлович. Мы за последнюю неделю пришли к нескольким важным решениям, - бог мой, какой слог, да это - Пушкин! - одно из них - это, что если вдруг будет ранка, то скругленный винтик это не эстетично. И материал у вас некрасивый, надо...
     Я представляю, как этот тридцатилетний подонок, с прилизанными волосами, сидит развалившись в кресле и глотает кока-колу.
     - Ты что, сдурел? Знаешь сколько винтиков в конструкции? Четыре! На них крепится крышечка. Два на два сантиметра. Ты меня понял? Знаешь, зачем они скругленные? Нет?! Козел, а что ты вообще знаешь?!! Так вот, они будут царапать ткань изнутри, поэтому они скругленные и из прочного эластичного материала. Из прочного эластичного материала, понятно? Я не говорю из какого специально, чтобы тебе было понятно.
     Зачем мы его держим? Зачем мы целый отдел держим? Чтобы он мне звонил и говорил, что сглаженный винтик - это не эстетично? На разработку крышечки у отдела примитивных механизмов ушло две минуты. Две! А он мне заявляет, что целую неделю думал о скругленных винтиках!
     - Хорошо, Виталий Павлович, но еще одно весомое замечание, - Филфак, на одни пятерки! - там, вот у него висюлька под ухом, - я фигею! Мочка это, Петенька, - она длинновата, а само ухо отстает.
     - Отваливается?
     - Нет, так, знаете ли, топорщится. Это вызывает дисгармонию.
     Вот, сволочь, а прилизанные волосы в зеркале у него дисгармонию не вызывают? Сейчас, мне безуспешно пытается дозвониться Анатолий Фомич из отдела искусственного зрения, а в это время Кливленд мне докладывает о недельной работе его отдела: "ухо, знаете ли, топорщится". НИИ, блин!
     - Оторви его к матери!
     - Нет, мы говорили директору его немного прижать, но он ужасно торопился.
     Так, даже директора достал!
     - В общем, я тебе попозже позвоню. Ладно? Сейчас бежать надо.
     - А, подождите, вот еще там в плане прическа на левый пробор, а я...
     Бог ты мой, парикмахер! Прическа на левый пробор! Он наверное считает, что волосы будут отлиты из метала.
     Сволочь! Лишить бы его зарплаты или хотя бы по морде дать!
     Ну, кто там еще?!!
     - Здравствуйте, Виталий Павлович! - это Анатолий Фомич не выдержал и пришел самостоятельно.
     - Здравствуйте, Анатолий Фомич, - виски уже поседели, ветеран, но поднялся ко мне сам, чтобы продемонстрировать уважение.
     - У нас уже глаз готов, пойдемте.
     - Пойдемте.
     Бывают хорошие моменты. Второй подпроект завершен. Три месяца назад единственный порядочный отдел - "костей и суставов", доложил о завершении разработки костной ткани. Ну, не совсем ткани, ее заменителя. Все прекрасно, даже подобие регенерации сделали. Сейчас работают над суставами, обещают скоро закончить, только вот Вячеслав со своей астрологией... Хрен с ним, зато второй подпроект готов.
     Мы вошли в лабораторию. Жевательная резинка в сочетании с крышками от пивных бутылок покрывала пол ровным слоем. Потолок был желтый от никотина. Вся мебель была завалена так, что не поместился бы даже коробок спичек. С оптикой ребята работают! На столе, поверх разнокалиберных винтов и гаек, лежала линза стоимостью в полторы тысячи долларов, за которой я сам лично ездил на завод, так как самый дружный отдел в это время праздновал чью-то свадьбу. Несколько молодых людей, напоминающих курсантов военного училища, завидев меня, начали судорожно сгребать со стола карты.
     - Вот, модель, - сказал Анатолий Фомич и указал на пластиковый глаз, размером с телевизор.
     - Да, да, прямо-таки как нужно, - сказал я, чувствуя, как вскипает ярость, - отдел механизмов сделает ему рюкзак, и в нем он будет носить глаз. А что, предыдущую модель забраковали? Ту, что мне показывали по частям, последние полгода.
     - Нет, это же макет, точная копия в масштабе.
     Анатолий Фомич кивнул лаборанту, тот не торопясь подошел к модели и без усилия поднял ее.
     - Это чтобы вам проще было, - пояснил Анатолий Фомич.
     Я проследовал за ним в соседнее помещение, где сквозь стекло холодильника была видна прямоугольная банка с глазом, к которой для удобства созерцания была приставлена линза. Модель действительно была точной копией в масштабе, глаз от нее отличался только тем, что казался жидким.
     Я почувствовал, что еще немного и я передушу всех имбицилов в этой комнате... и она вымрет после этого!!!
     - Это что уже окончательный вариант? То есть он готов к использованию? - спросил я, стараясь сохранять спокойствие.
     - Да, - с восторгом сказал Анатолий Фомич, - вот - хрусталик, это - радужная оболочка, зра...
     Похоже, отделу сейчас придется делать два искусственных глаза для Анатолия Фомича.
     - Анатолий Фомич, - сказал я и ласково взял его за галстук, - вы же вроде доктор наук, - интересно, он хоть выпускные экзамены из школы сам писал? - вроде опыт работы имеете, - я резко затянул галстук на его шее, - где нерв, сволочь?!! Ты хоть на школьном уровне биологию знаешь?!!
     Курсанты оттащили меня в сторону.
     - Нерв? - Анатолий Фомич выглядел смущенным, - это же искусственный глаз...
     Я подвел его к окну.
     - Видите? - спросил я, - Вон там здание. Это - корпус искусственной нервной системы. Вы должны были совместно с ними сделать выход из глаза - нерв.
     Я понимаю, что с "ними" хрен чего сделаешь. "Они" восемь месяцев ругались с корпусом искусственного интеллекта, как кодировать информацию. Оба корпуса разработали свои собственные системы кодировки и, ничуть не смущаясь, приступили к работе. Когда же, спустя пару месяцев им пришлось пересечься, выяснилось, что все зашло так далеко, что проще переделать все, что уже сделано, чем сделать переводчик из одной системы в другую. Они обратились ко мне, я кинул монету и сказал какой системой пользоваться, с тех пор корпус искусственной нервной системы озлоблен на весь мир.
     - Анатолий Фомич, - продолжил я, - представьте, вы купили телефон, а проводов к нему нет...
     - А сотовый телефон? - протянул курсант, голосом умственно отсталого.
     Я, наверное, в зоопарке! С кем Анатолий Фомич работает?
     - В общем так, - сказал я, - если вы мне еще раз доложите о завершении подпроекта в такой ситуации, киборг будет пользоваться вашими глазами!
     По пути к себе, я решил заглянуть к Ленчику. Когда я вошел, Ленчик явно отлаживал программу. Оболочка поражала своим удобством: баги были выполнены в виде монстров, а дебагер представлял собою гранатомет. Судя по количеству крови на экране, программа должна была быть отлажена в ближайшее время.
     Я положил Ленчику руку на плечо. Он вздрогнул, оглянулся и нажал на "резет".
     - Ничего, ничего, - сказал я ему, - играй мальчик, хрен с ней с программой, хрен с ним с проектом, главное - спасти Землю от монстров!
     - Ни к чему это все, - задумчиво сказал Ленчик.
     - Ты не заболел? - спросил я, - ведь столько левелов еще осталось!
     - Я имею ввиду проект.
     - А, тогда все в порядке, а я уж испугался.
     - Сам подумай, - продолжал Ленчик, напрочь игнорируя мои слова, - столько денег на киборга уходит, а зачем он? Просто чтобы доказать, что мы его можем сделать? Он же не нужен. Роботы нужны, а точная копия человека не нужна. Людей проще и дешевле другим способом делать. Есть, конечно, наука ради науки, но...
     - Хватит, Ленчик. Тебе платят деньги не за идейное обеспечение проекта, а за программное. Собери ребяток, объясни, что биохимикам очень срочно программа нужна, а всем остальным просто срочно. Давай, приятель!
     Я пошел к двери, а Ленчик криво усмехнулся мне вслед.
     Зачем? И вправду, зачем? Десять процентов спонсирования науки министерством обороны ежегодно. Просто из любопытства? Да, у меня тогда был приступ красноречия, но я же понимал, что все это неправда.
     Мы ездили туда вместе с нашим директором Юрием Петровичем Очковым. Он предпочитал молчать, говорил я. В самых ярких красках я расписал дебилам в форме, какого отличного мы им можем сделать шпиона. Он - неподкупный! Быстрее, выше, сильнее! Один заменит целую армию!!! Ура! Голый энтузиазм. Правда, мы чуть не обломились. Доверенное лицо министра испугалось, что вместо десяти таких дебилов, как он, посадят одного нашего искусственного гения. Но я его убедил, что это нерентабельно, слишком дорого. Доверенное лицо успокоилось. А я не стал его разочаровывать, что если корпус искусственного интеллекта справится со своей задачей, то делать киборга, вместо дебила в форме будет ненужно, перебьемся программой.
     Это Юрий Петрович меня подговорил, а я даже до сих пор не задумался, а зачем на самом-то деле этот киборг нужен.
     - Алло, Юрий Петрович?
     - Привет, Виталий, чего у тебя там? Побыстрее, я тороплюсь, очень важные дела.
     Да, футбол по телеку...
     - Юрий Петрович, мне тут для отчета нужно, зачем мы этого киборга делаем?
     - Обойди, как-нибудь это место.
     - А мне и самому стало интересно.
     - Слушай, не забивай себе голову. Ты отличный организатор. Зарплата устраивает?
     - Да, но скажите все же.
     - Нет, не скажу. Может, это тайна. Нас финансируют? Финансируют! Отдача есть? Есть! Медицину двинули! Кибернетику! Чего тебе еще надо? Из принципа не скажу.
     Ах, не скажешь! Нормально, Юрий Петрович. Все в порядке. Я найду, чем вас прижать, чтобы вы мне рассказали.
     Вроде, он не ворует. То есть, проект ему не для того, чтобы нагреть руки, нужен. На науку ему плевать. Зачем же? Вот, падла! И так ночей не сплю, а он еще одну головную боль подкинул. Ничего, ничего, я все узнаю.
     Так, но как? Бухгалтерия? Там у него много своих. Но ведь не ворует. В бухгалтерии я ничего не найду. Друзья? Знакомые? Прошлое? Может дети внебрачные? По уголовным не проходит? Сейчас E-mail Жаровику пошлю. Пусть там у себя поищет. Хорошо, когда и в милиции есть друзья детства. О! Может, друзей детства его разыскать? Вдруг знают что-нибудь. Кто у нас там?
     Я, как-то раз, ходил к Очкову на День Рождения. Познакомился с парой-тройкой его друзей. Но телефон я взял только у некого Саши Дергунина, институтского товарища Юрия Павловича, который, как и я, временами ходил в театр и мог порекомендовать заслуживающий внимания спектакль. Саша был на пять лет моложе Очкова, но учился с ним в одной группе, так как был гением. Именно, был. Потому, что теперь спился и стал так себе человеком. Алкоголик с ветром в голове, мой антипод во всем, кроме театра. Не очень приятный в общении. Но он может знать что-нибудь о грехах Очкова в молодости. Надо и ему позвонить.
     Для начала я стал готовить письмо Жаровику. Это было не трудно. Я даже с формулировками не изгалялся. Написал, что для заключения контракта с Министерством Обороны меня попросили проверить, не привлекался ли Очков Юрий Павлович к ответственности. Все равно Жаровик не задумается, почему этим занимаюсь именно я, ему проще проверить, чем размышлять над этим вопросом.
     С печальным завыванием, винт перестал вращаться и, одновременно с ним, медленно, как свет в кинотеатре, потух монитор. Я поднял глаза. Рядом с розеткой стоял человек в помятом комбинезоне и с равнодушным лицом вынимал из нее вилки. Я швырнул в него степлером. Человек обернулся и с удивлением посмотрел на меня.
     - Я работаю, если вы не заметили, - сказал я ему, повышая тон.
     - Ток, - ответил он и указал на розетку, - надо чинить.
     - А разрешения спрашивать не надо?
     - Я - электрик.
     - Ну и что?!! - заорал я, - а я - зам. директора. Вали отсюда!
     - Меня послали...
     - Я тебя тоже послал!!!
     Я в бешенстве нажал на кнопку вызова охраны. Через несколько секунд в комнату влетел детина в форме с лицом не менее тупым, чем у электрика.
     - Убери отсюда этого типа! - крикнул я ему.
     Детина подошел к электрику и сказал:
     - Ваши документы.
     Электрик полез в карман.
     - Я сказал, убери его отсюда!
     У них, видно, свой ритуал. Им плевать на мои приказы, их ничего не трогает.
     Электрик продемонстрировал документы детине, и тот, успокоившись, уже было собрался уйти, но чего-то вспомнил и повернулся ко мне.
     - А это, как его, - начал детина, - типа, меня поменяют?
     - Надеюсь, - ответил я.
     Детина не понял иронии и продолжил:
     - Я, типа, без обеда, а никто не идет.
     - А я то тут причем? У нас же есть служба охраны. Идите к своему начальству.
     - А там, типа, в натуре никого нет.
     Отличная у нас охрана! Типа, никого нет, поэтому можно гулять по всему институту, в натуре, и искать кого-нибудь, кто его, типа, поменяет.
     В это время электрик развинчивал розетку. Ситуация казалась безнадежной. И, чтобы не сидеть сложа руки, я взял с подоконника горшок, поднял его над головой и пошел по направлению к электрику.
     Но в этот момент зазвонил телефон:
     - Алло, Виталий Павлович? - раздался в трубке игривый голосок Геннадия Андреевича Кащенко, заведующего корпусом искусственного интеллекта, - придется испытания отложить, у нас все слетело.
     Кащенко поведал мне почему все компьютеры в их корпусе решили стереть все данные, а также почему искусственный у них получается, а вот интеллект, ну никак. Он во всех красках расписал издыхание операционной системы на сервере, а так же происки корпуса искусственной нервной системы. Оказывается, весь мир пытался помешать разработке искусственного интеллекта, даже, вроде, инопланетяне вмешивались. Неудивительно поэтому, что матрицы изображений интеллект классифицировать не может...
     Я не стал расстраивать Геннадия Андреевича простой констатацией факта, что они весь месяц валяли дурака, а чтобы не портить себе жизнь отчетами, просто испортили сервер и заодно все остальные компьютеры в корпусе. Мне уже было все пофигу. Я страшно устал. Медленно и аккуратно я повесил трубку, собрал свой портфель и молча пошел к выходу, на сегодня мой рабочий день закончен. У самого входа детина сказал мне:
     - Ну, так, я это, типа, покараулю, где-нибудь, пока меня, того, не поменяют?
     Я промолчал.
    
     - Алло, Виталий Павлович, ну так работает программа? Клетка то разлагается...
     Боже мой, даже по ночам они меня достают!
     - Да разложись оно все пропадом! - сказал я и повесил трубку.
    
     Мне снился прекрасный сон, будто во времена нашего обучения в институте, когда "Дум" еще не был написан, мы с друзьями играем в него в общежитии. Во время самого сладкого момента - разрезания Ленчика бензопилой, снова раздался телефонный звонок. Как ни странно, звонил именно Ленчик, хотя ему полагалось лежать между вторым и третьим этажами, распиленным напополам.
     - Представляешь какое дело? - сказал он мне, вместо приветствия, - теперь программа не выдает неустранимую ошибку, зато сразу после запуска создает файл, размеры которого стремятся к бесконечности...
     Я взвыл от злости. Хоть бы создание этого киборга оправдало те муки, которые я из-за него терплю. Иначе я его собственными руками удушу, сразу после создания.
    
     У самого входа в институт я встретил человека из отдела снабжения, который спросил меня, следует ли выделять отделу программной поддержки затребованный ими спирт. Я ответил, что не стоит, так как, либо они его выпьют, либо он нужен Ленчику для протирки компакт дисков. И сразу же после этого, я понял, что не в состоянии преодолеть дверь, ведущую в институт, и тем более не смогу дойти до своего кабинета. Я развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел обратно домой.
     Дома я набрал телефон Саши Дергунина, который по причине своей нетрудоспособности не ходил на работу. Он с радостью принял предложение посидеть где-нибудь в баре, но спросил, зачем мне это.
     - Я хочу написать биографию Юрия Павловича Очкова, - ответ был подготовлен заранее, - о его трудовых заслугах я прекрасно осведомлен, но мне хотелось бы узнать о его учебе в институте. Вы вроде его друг?
     - Да, - сказал Дергунин и ухмыльнулся, - так оно и есть. А поподробнее нельзя?
     - Можно, - сказал я, - дело в том, что Юрий Петрович каким-то безгрешным получается. Нехорошо так, никто не поверит. Я подумал, может, вы расскажете о каких-нибудь его институтских промахах. Вроде, о погрешностях в работе нехорошо писать, а институт - дело забытое.
     - Другими словами, - Дергунин снова ухмыльнулся, - вы хотите, чтобы я помог вам его шантажировать.
     Вот падла!
     - Да, нет же. Просто хочется, чтобы он человеком выглядел.
     - Хочется, - поддакнул Дергунин, - я вам помогу, он меня достал. Принесу вам кое-что...
     Через полчаса мы сидели в баре и пили пиво, точнее я просто держал кружку, а пил Дергунин, и между глотками давясь рассказывал о грехах своего приятеля.
     - ...изворотливый был, - говорил Дергунин, - экзамены сдавал за милую душу, всегда знал к какому преподавателю пойти... Но самое главное, - (дошли таки до главного!) - влюблялся он часто, - лицо Дергунина перекосилось в улыбке, - правда, со мной просто дружил, - вкрадчиво добавил он.
     Подумать только, а он по-твоему должен был и в тебя влюбиться?!!
     - Чего глаза вылупил? Не понял, да? Голубым он был. Очков Юрий Павлович.
     Ах, голубым... Голубым, твою мать! Я работаю под началом у голубого!
     Я сжал кулаки, но взял себя в руки, а Дергунин еще раз вкрадчиво улыбнулся и сказал:
     - Я и фотографию тебе принес. Сейчас...
     Он начал рыться по карманам. А я, еще не отойдя от пережитого шока, стал продумывать план действий. Я покажу фотографию Очкову, а на ней, как бы невзначай, обведу фломастером его любовника, и сразу же спрошу про киборга. Посмотрим тогда, падла, как ты будешь вилять!
     Наконец, Дергунин извлек фотографию и показал ее мне.
     - Вот - Очков, - он ткнул грязным пальцем, в парня, смахивающего на нашего директора, заболевшего дистрофией, - а вот предмет его обожания. Неразделенная, так сказать, любовь.
     Взглянув на "предмет обожания", я почувствовал страшную слабость и понял, что фотографию Очкову я не покажу. Незачем. С фотографии, приветливо улыбаясь, на меня смотрел наш киборг. Точь-в-точь.
     То-то я удивлялся, что наш директор сделал подарок дизайнерам, избавив их от работы. Внешность предложил... По доброте, скотина, душевной, падла!!! Гад!!! В гробу я видал эту работу!!! И киборгов этих, иметых!!!


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Мистическое, Фантастическое


© Copyright: Лекс Кравецкий, 2004

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

07.06.2005 22:27:17    Александр Землянин Отправить личное сообщение    отзыв "Чистая наука"
Описывая свою работу в НИИ, создается впечатление, что все вокруг дураки, один главный герой - умный. Все у него "сволочи" и даже "падлы" (кто не знает: это из жаргона уголовников). Наорать на всех, включая пожилого доктора наук - это для главного героя обычное дело. Именно так выражается превосходство(не в американских ли фильмах я это видел? Интересно, а в реальной жизни ты смог бы так поступить?). Странно только, почему этот умница только через какое-то время начинает задумываться, над чем же они, собственно, целым институтом работают? И главное: если ты такой принципиальный, то почему участвуешь в этом бардаке? А вот почему: "Зарплата устраивает"? - спрашивает его директор, когда главный герой рассказывает ему о своих сомнениях. Зарплата устраивает... Что же касается главной изюминки о директоре, который начал проект по созданию робота, чтобы воплотить в нем своего любовника - это уже полная чушь, которая свойственна американской развлекательной индустрии, где главное - зрелище, а не смысл. Такие случаи бывали в истории нашей страны, а, уважаемый автор? Вы были этому свидетелем? Или все это придумало, чтобы было клево?Единственное достоинство рассказа: он довольно хорошо передает ту атмосферу, которая царит сейчас в наших государственных НИИ.
     
 

07.06.2005 22:27:58    Лекс Кравецкий Отправить личное сообщение    Для особо умных
Специально для особо умных сообщаю: мнение автора может не совпадать с мнением его персонажей. Что должно быть понятно всем, ознакомившимся с программой по литературе хотя бы средней школы. Если же кому-то это непонятно, то ему стоит быть последовательным и написать ряд отзывов в том же стиле: "какой моральный урод Достоевский - хочет всех бабушек топором переубивать!", "какой садист Тургенев - призывает собак топить!" или "благодаря Толстого была развязана война 1812 года".
Для чуть менее умных скажу, что когда некоторую вещь за моей подписью поместят в раздел "статьи", тогда в ней и будет изложено мое мнение по конкретному поводу прямым текстом. В остальных же случаях такого никто не гарантирует, и текст может оказаться довольно кривым, в смысле косвенным, и мнение не мое, а может быть даже противоположное моему. А вычислить, что я там думаю на самом деле сможет только особо умный, если, конечно, это не про него было написано в предыдущем абзаце.
На вопрос же о том, бывало ли подобное в истории нашей страны и был ли я тому свидетелем, могу ответить: бывает, причем, все чаще, и действительно я сам подобное видел. В частности, ректор нашего института спокойно сдал часть этого института под собственный банк, ряд оборонных НИИ оборудовал у себя конвейеры по розливу кока-колы, а ряд других НИИ имеет полный комплект фиктивных сотрудников, которые только делают вид, что работают. Если же в вопросе подразумевалось: "бывало ли, чтобы директора институтов воплощали своих любовников в роботах?", то тут я обращаю внимание на фантастичность данного рассказа. Не вся, знаете ли, литература пишется на основе реальных событий.
       

07.06.2005 22:28:55    Esther Отправить личное сообщение    
Кравецкий, я влюбилась в Тебя после этого рассказа... :(
     
 


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru