Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой. Главы 22,23,24
Оксана Зорина

Вслед за мечтой. Главы 22,23,24

    Глава 22
    
    На рассвете следующего дня, на горизонте показались паруса. Даже издали Диана без труда узнала «Принцессу». Робин и Сайфеддин-бей разожгли костер, который должен был послужить сигналом для мистера Вильсона. Спустя несколько минут раздался холостой пушечный залп, и корпус корабля скрылся за белым облаком дыма. Это означало, что их заметили с палубы шхуны.
    После полудня, спущенная на воду шлюпка добралась до берега, зарывшись носом в рыхлый песок. Матросы радостно приветствовали своего капитана и остальных путешественников. Разместившись на банках шлюпки, путники возвращались на «Принцессу». С каждым взмахом весел, они приближались к освещенной топ-огнями шхуне. С борта спустили трап, по которому друзья по очереди поднялись на палубу, где их ожидала радостная встреча команды корабля. Под восторженные крики «Ура», они стояли на шкафуте, растроганные приемом. Навстречу им вышел Рональд Вильсон. Он крепко обнял Джеймса и пожал руку Реджинальду, приветствуя его на борту. Увидев, в каких лохмотьях стоят на палубе раненный капитан Венсли, капитан Дарнлей, Диана, Сайфеддин-бей и Робин, как бледны их исхудавшие, но счастливые лица, он не смог скрыть своего волнения.
    Оставив все разговоры и объяснения на потом, друзья разошлись по каютам, чтобы привести себя в порядок и отдохнуть. Спустя несколько часов они вновь встретились в кают-компании. Вымытые, причесанные в чистых одеждах, друзья уже не походили на измученных африканской жарой путешественников. Их усталые лица были озарены счастьем и радостью. Судовой кок, несмотря на ночное время, приготовил изысканный и обильный ужин. Реджинальд в темно-синем камзоле с чисто выбритым лицом, сидел во главе стола. Сейчас он был тем самым Реджинальдом, которого помнила Диана, без бороды и длинных волос. По правую руку от него сидела миссис Джейн. На ней было чистое, но такое же невзрачное коричного цвета платье. Но это лишь подчеркивало ее красоту и привлекательность. Ее золотистые волосы были гладко зачесаны назад и собраны на затылке в большой пучок. Ее лицо светилось от счастья, и Джейн не сводила глаз от лица мужа. Диана, одетая в белую рубашку с кружевными манжетами и длинный бархатный жилет, с умилением смотрела на брата и его жену. Робин и Сайфеддин-бей негромко беседовали между собой. А Джеймс в темном камзоле и штанах сидел рядом с ней. Его светлые волосы, как всегда были туго стянуты черным бантом.
    После ужина мистер Вильсон представил отчет о прохождении ремонта, и добавил также, что «Принцесса» делала остановку на острове Принсипи, для пополнения провианта.
    - В гавани я увидел два корабля, принадлежащих мистеру Дарнлею. Это были «Отважный» и «Сирена».
    - Вы не могли ошибиться, мистер Вильсон? – спросил Реджинальд. – Насколько я знаю, наши суда никогда не заходили на этот остров.
    Диана слушала это, нахмурив брови. В ее голове всплыл их разговор с Уильямом в библиотеке.
    - Кажется, я знаю, что делают эти суда на Принсипи, – сказала она. – «Отважный» и «Сирена» перевозят рабов.
    - Не может быть! – вскричал пораженный Реджинальд. – Я не верю, отец никогда бы не опустился так низко…
    - Не гневи Бога, Реджи, и не клевещи на нашего отца, – резко остановила брата Диана. – Слава Богу, он не знает, чем стала торговать его компания. Это все Уильям. Он как-то обмолвился, что собирается разбогатеть на торговле «черным деревом», когда тебя не будет в живых.
    - Он поторопился, – жестко отрезал Реджинальд.
    - Вы правы, мисс Диана, - подтвердил Вильсон, - они перевозят рабов на плантации Бразилии.
    Реджинальд встал, и беспокойно зашагал вдоль салона.
    - Мы не должны это так оставить. Я не позволю порочить имя отца, связывая его с такой низменной и мерзкой торговлей. Мистер Рональд, как давно вы видели суда на острове?
    - Неделю назад, сэр. Но отплывать они готовились в среду, значит, два дня назад.
    - Мы должны перехватить корабли, – произнес Реджинальд, поворачиваясь к Джеймсу и Диане. – Что скажите, капитан Венсли?
    - Конечно, сэр. Шхуна идет налегке, и мы без труда догоним «Отважного» и «Сирену». К тому же они, наверняка, загружены под завязку, поэтому не разовьют большую скорость. Если прикажете, я сейчас же этим займусь.
    - Погодите, Джеймс. У нас осталось еще одно дело, правда, Ди?
    Диана усмехнулась. Она подошла к столу и высыпала содержимое трех небольших холщевых мешочка. Миссис Джейн ахнула. Перед ней оказалось изрядное количество алмазов, рубинов, изумрудов и золота. Сокровище черной пещеры. Драгоценные камни таинственно сверкали в трепещущем пламени свечей.
    - Но как же… я думала, что Уэлдон, унес все это с собой? – пролепетала она.
    - Нет, дорогая, он оставил все богатства нашей храброй Ди, – улыбнулся Реджинальд, обнимая сестру за плечи. – Ты должна сама распорядиться ими.
    - Нет, Реджи. Я никогда не искала эти сокровища. Я пыталась спасти тебя.
    - Считай, что это награда за мое спасение.
    - Ну что же. Тогда это справедливо, я принимаю эту награду. Но дело в том, что со мной в поисках брата участвовало много смелых, чистых сердцем и душой людей. Поэтому мы разделим все эти сокровища между нами. Но вот эту часть, - она сдвинула на край стола горсть алмазов, - я бы хотела отдать семьям погибших моряков. Двенадцать человек пропали во время шторма, еще двое погибли при столкновении с пиратами, и, конечно же, Марк Стоун. Их жены и дети остались сиротами, потеряв своих кормильцев. Джеймс проследите, пожалуйста, за тем, чтобы деньги от продажи этих драгоценностей достигли своих адресатов.
    - Конечно, Диана. Я обязательно передам все деньги семьям моряков.
    - А вот это, - Диана придвинула часть золота и драгоценных камней к Сайфеддин-бею, - принадлежит вам, эфенди. Вы столько раз спасали нам жизни.
    - Ну, что вы! Что вы! – смутился турок. – Не стоит вам одарять меня. Я лишь ответил добротой на вашу доброту ко мне. Я искренне полюбил всех вас, друзья мои. Не надо мне платить за мою любовь к вам.
    - Я не принимаю возражений, эфенди. Я тверда в своих решениях, как скала. Скоро мы поплывем к берегам Аль-Джазаира, где вы сможете купить себе домик на берегу Средиземного моря. Вы так мечтали об этом. Не лишайте меня счастья чуть-чуть помочь вам в этом.
    Сайфеддин-бей прослезился.
    - О, Аллах! Кажется, я разбогател! – воскликнул он. – Спасибо, спасибо, друзья мои.
    Остальные драгоценности Диана разделила между Робином, Реджинальдом и миссис Джейн, оставив последнюю часть себе и Джеймсу.
    - Дорогая Диана, я не вправе принять эти сокровища от тебя, – смущенно проговорил он.
    - Тогда примите их от меня, мистер Венсли, - громко произнес Реджинальд, - как подарок на свадьбу. Учтите, что это лишь малая толика того, что вы получите, женившись на моей сестре. Она – главное сокровище. Берегите Ди, Джеймс.
    - От свадебного подарка, я не могу отказаться, – сказал Венсли, пожимая руку Реджинальду.
    - И в завершении нашего вечера, я хочу поднять бокал за мою сестру,– Реджинальд подошел к Диане и взял ее за руку. – Чье юное благородное сердце сделало счастливыми стольких людей. За Ди, которая, не боясь лишений, смело отправилась за мной, своим братом, ведя за собой таких же смелых и отважных людей, как она сама. За Ди, чья решительность и мужество является образцом для нас всех.
    - Ура! За Диану!
    - За нашего маленького капитана!
    Польщенная и немного смущенная Диана сделала несколько глотков терпкого вина, и поставила бокал на стол.
    В зареве нового дня гасли последние звезды, когда Диана поднялась на палубу. Шхуна шла на всех парусах, оставляя далеко позади экваториальные воды Гвинейского залива. На горизонте в легкой дымке облаков прятался берег Африки.
    И снова бескрайние просторы океана окружали ее корабль, стройный корпус которого мощно рассекал синие волны. Диана была счастлива и свободна. Ощущение полноты жизни заставляло ее улыбаться, а теплый тропический ветер, перебирал вьющиеся черные волосы, свободно ниспадавшие на плечи. Такой ее увидел Джеймс, когда приблизился к девушке.
    - Все уже разошлись, – тихо проговорил он, беря Диану за руку. – Ты не идешь отдыхать?
    - Нет. Слишком много чувств переполняет меня. Я все равно не усну, здесь так красиво, – ответила она. – Рождается новый день. Что он принесет? Неизвестно, что ждет нас впереди.
    - Тебе нечего опасаться, Диана. Реджинальд спасен. Его и твоей жизни больше ничего не угрожает. И теперь, когда мы вместе, весь мир принадлежит нам, – он коснулся губами ее руки. – Чтобы не произошло, наша любовь защитит нас. Мы будем с тобой очень счастливы, Диана. Я обещаю. Я всегда буду рядом с тобой, любовь моя.
    - Я знаю, Джеймс. Я верю, что все будет именно так, как ты говоришь. Но, прежде, у меня есть еще неоконченное дело. И мысли о нем тяготят мою душу.
    - Что же это за дело? - настороженно спросил Джеймс.
    - Я должна увидеться с человеком, который является, моим настоящим отцом.
    - Зачем? Зачем Диана? – удивился он. – Ты никогда бы не узнала о нем, если бы Уильям не проговорился. Насколько я понял, ты не хочешь признавать его свом отцом. Так зачем же ты понапрасну терзаешь себя?
    - Ты не понимаешь, Джеймс, – нахмурилась Диана, по привычке закусив нижнюю губу. – Фредерик Дарнлей мой отец перед Богом и перед людьми, и мне не нужен никто другой. Но, чтобы успокоить свою душу, я должна посмотреть в глаза Мухаммеду аль-Фаси. Мне больно думать о том, что моя мать, которую я всегда очень любила, а отец просто боготворил, могла обманывать нас. Для меня Мухаммед чужой человек, но чтобы окончательно убедиться в этом, я должна его увидеть. Поэтому, после того как мы разберемся с нашими судами, «Принцесса» возьмет курс на Западный Магриб.
    - Если ты считаешь, что после встречи с этим человеком тебе станет лучше, то я не буду препятствовать. Но все же мне это не очень нравится. Может это только предчувствие, но… я буду рядом.
    - Нет, Джеймс, – Диана отрицательно покачала головой. – К Мухаммеду аль-Фаси я отправлюсь одна. И не надо спорить со мной, ты знаешь, что я не отступлюсь. Это будет последний «одиночный» выход Дианы Дарнлей. Потом и до конца жизни я повсюду буду с тобой. Миссис Венсли никогда не позволит себе необдуманных и безрассудных поступков, – она широко улыбнулась, - Но в Рабат я отправлюсь одна.
    - Хорошо, будущая миссис Венсли. Но это в последний раз, – капитан нежно поцеловал ее в розовые губы. – Я буду очень строгим мужем.
    - А я буду очень послушной женой, – прошептала девушка, обнимая его за шею.
    Джеймс склонился к Диане, и их губы слились в долгом поцелуе.
    
    
    Глава 23
    
    На третий день плавания на горизонте показались белые облака парусов. Диана, стоя на квартердеке, держала в руках подзорную трубу. На траверзе шли два судна. По очертаниям корпусов, можно было безошибочно определить, что это были бриг «Отважный» и шхуна «Сирена». Они шли в полный бейдевинд.
    «Принцесса» на всех парусах быстро сокращала расстояние между кораблями. Когда до «Сирены», шедшей в кильватере брига, оставалось не менее 5 кабельтовых с «Принцессы» раздался холостой выстрел по ветру, приказывая судам остановиться и лечь в дрейф. Капитаны не могли не узнать в преследовавшем их корабле шхуну мистера Дарнлей. Поэтому они подчинились приказу. «Принцесса» подошла к «Сирене» борт о борт и суда сцепились между собой абордажными крюками и кошками. Реджинальд в сопровождении Дианы и Робина Брантона по трапу поднялся на палубу шхуны. Вся команда выстроилась на шканцах, навстречу Дарнлею вышел капитан «Сирены» Джек Рассел. Это был невысокий мужчина плотного сложения с упитанным красноватым лицом. Его маленькие глаза терялись на фоне крупного, как картошка, носа. Подойдя к Реджинальду, Джек расплылся в льстивой улыбке.
    - Я рад приветствовать вас, сэр! – воскликнул он. – Хотя это несколько неожиданно. Я слышал, что вы погибли во время кораблекрушения.
    - Вас не верно информировали, капитан Рассел, – сухо ответил Реджинальд. – Оставим любезности, капитан. Ответьте, куда направляется «Сирена»? С каким грузом?
    Диана заметила, как сразу побледнел капитан Джек. Он не спеша вытер пот со лба, и опустил глаза, не смея взглянуть на Реджинальда.
    - Откройте трюм, – скомандовал Дарнлей, так и не дождавшись ответа капитана. – Вы проводите меня, мистер Рассел, или мне пойти одному?
    Сразу сникший капитан приказал откинуть крышку сходного люка и пригласил Реджинальда следовать за ним.
    Все это время Диана стояла рядом с Брантоном и молча наблюдала за происходящим. В лице первого помощника капитана она узнала мистера Морстона, который часто приезжал к ним в поместье. Диана улыбнулась этому высокому худощавому моряку с приятным лицом. Он смутился. Но через мгновение его лицо просияло.
    - Мисс, простите старого морского волка, я не узнал вас, – произнес он низким грудным голосом, низко склонившись перед ней. – Вы так изменились, и этот наряд…
    - Я очень рада видеть вас мистер Морстон, – ответила она. – Не думала встретить вас на шхуне.
    - Все меняется мисс, – с грустью проговорил он, и, наклонившись к Диане, шепотом добавил, - как я рад, что мистер Реджинальд жив. Надеюсь, он наведет порядок на нашем судне.
    Диана сузила глаза и пристально посмотрела на собеседника.
    - Что это значит?
    Но он не успел ответить. На палубу поднялся разъяренный Реджинальд, за ним семенил капитан Рассел.
    - … ничего не в силах изменить! – воскликнул Джек. – Мистер Уильям встал во главе судоходной компании. На эту экспедицию было потрачено немало фунтов. Вы только подумайте, сколько мы сможем заработать, продав этих чернокожих…
    Реджинальд резко обернулся и смерил его таким взглядом, что у капитана задрожала челюсть.
    - Я дважды повторять не буду, - угрожающе произнес Реджинальд, - немедленно освободите всех этих людей. И как следует, накормите.
    - Но мистер Уильям… - не смело начал он. – Столько денег…
    - Я наследник сэра Фредерика Дарнлея. Я, и никто другой. Исполняйте мой приказ, или будете болтаться на нок-рее, по соседству с мистером Уильямом!
    Диана удивленно взглянула на брата. Она ни разу в жизни не видела его в таком гневе. Стоявший неподалеку мистер Морстон, с облегчением вздохнул.
    - Слава Иисусе! - тихо сказал он. – Я отказывался плыть на «Сирене» узнав о планах мистера Дарнлея. Это богопротивное дело, работорговля. Но, капитан, угрожал расправой над моей семьей, и мне пришлось уступить. Для таких людей как капитан Рассел, деньги превыше всего на свете.
    - К сожалению, таких людей становится все больше, – произнесла Диана. – Вы честный человек, мистер Морстон. Поверьте, больше вашей семье ничего не угрожает.
    - Да храни вас Господь, мисс Диана. Вы всегда были доброй и нежной мисс, какой я вас помню. Но, как же я смогу объяснить темнокожим пленникам, что их освободят? Они не поймут меня и разорвут на части. Среди них есть настоящие великаны!
    - Думаю, что в этом деле нам поможет Сайфеддин-бей. – ответила Диана, поворачиваясь к Робину.
    Брантон все понял, и без промедления вернулся на шхуну за турком. Сайфеддин-бей был счастлив помочь.
    - Освобождать людей, дарить им свободу великая радость для меня, – сказал он. – О, Великий Аллах, я немедля пойду к ним.
    Мистер Морстон любезно проводил Сайфеддин-бея в трюм. С ними отправились двое матросов, освобождать людей от кандалов.
    По приказу Реджинальда капитана Рассела арестовали и увели в трюмный карцер. Широко расставив ноги, и уперев кулаки в бока, Реджинальд, какое-то время, смотрел на стоявших в шеренгу матросов.
    - Друзья мои, моряки, - громко проговорил он, - вы, честные англичане, которые служили у моего отца, ныне покойного сэра Фредерика Дарнлея. Один никчемный и подлый человек, называющий себя моим братом, решил заставить вас испачкать руки в грязном вареве под названием работорговля. Но этому никогда не бывать! Я, Реджинальд Дарнлей, беру на себя командование этим кораблем. Мы немедленно ляжем на обратный курс и освободим несчастных людей, томящихся в темном трюме. Я не позволю обесчестить благородное имя Фредерика Дарнлея, который основал эту судоходную компанию. Никогда корабли моего отца, мои корабли, не будут перевозить рабов!
    Экипажи обеих шхун радостно кричали «ура» и аплодировали капитану Дарнлею. Было видно, что и обычным морякам не по душе это грязное занятие. Они были счастливы освободиться от командования алчного Рассела, и с восторгом приняли нового капитана.
    Тем временем, бриг «Отважный», старейший из кораблей компании Дарнлея, сделав поворот оверштаг, приближался к штирборту «Принцессы». Сцепив борта обоих кораблей драгами и крюками, на шхуну проложили трап. Теперь соединенные суда походили на большой плавучий остров. Капитан «Отважного» легкой походкой поднялся на борт «Принцессы», и, поприветствовав Джеймса и Рональда, направился в сторону «Сирены». Высокий, немолодой человек, с морщинистым лицом, овеянным морскими ветрами, и лучистыми карими глазами, шел прямо к Реджинальду. Когда он приблизился к Дарнлею, они без лишних слов, крепко обняли друг друга, как старые друзья. Тим Майклс был тем самым человеком, который учил Реджинальда держать в руках штурвал и управлять кораблем. Он был старейшим другом его отца, его другом и наставником. Тим любил Реджинальда, как своего собственного сына, которого никогда не было.
    - Тим, как вы могли пойти на это? – спросил Реджи, с недоумением глядя на Майклса.
    - Дорогой мой Реджинальд, - ответил он, похлопывая его по плечу, - ты знаешь, что я никогда не любил Уильяма, в отличие от тебя и малютки Дианы. Но этот подлец нашел на меня управу. Ты знаешь, что море это моя жизнь. Оно мне нужно как воздух. Когда ужасное известие о твоей гибели дошло до нас, я не мог поверить. Но теперь я оказался во власти твоего брата. Он пригрозил, что сделает так, что я никогда больше не выйду в море. Меня не возьмут ни на одно судно в мире. Мне пришлось подчиниться. Просто не было иного выхода. Я так рад, что ты жив.
    - Это только благодаря Ди, – с грустью сказал Реджинальд. – Если бы она не подоспела ко мне на помощь, Уильям уничтожил бы и меня.
    - Диана? – искренне удивился Тим. – Что могла сделать маленькая девочка?
    - Вы до сих пор считаете меня маленькой, дядя Тим? – с лукавой улыбкой спросила Диана, подходя к капитанам. – Мы с вами слишком долго не виделись.
    - Боже мой! – воскликнул он, протирая глаза. – Святая Дева Мария! Неужели это ты, Диана? Как ты выросла! Какой ты стала красавица! Небось отбоя от женихов нет?
    - Сколько сразу вопросов, дорогой дядя, – шутя, отмахнулась она. – Да я выросла. И жених у меня тоже есть. Вы его прекрасно знаете, это мистер Венсли, капитан моей «Принцессы».
    - Что же, выбор достойный. Поздравляю вас обоих. Твой отец гордился бы тобой, Диана, – с восхищением в голосе произнес Майклс.
    - Тим, - с неожиданной строгостью окликнул капитана Реджинальд, - немедленно прикажи отпустить пленников, и хорошенько их накормить. Я не потерплю присутствия кандалов на борту моих кораблей.
    - Конечно, Реджинальд. Я немедленно этим займусь. Какие будут еще приказания? – учтиво спросил он.
    Майклс понимал, что перед ним стоит не просто сын его друга, а его хозяин, которому он впредь обязан беспрекословно подчиняться.
    - Мы меняем курс и возвращаемся к берегам Африки, чтобы выпустить этих несчастных на свободу. Вернуть их на родину. Уважаемый Сайфеддин-бей, поднимется на борт «Отважного», и разъяснит им, что мы не враги, а друзья. И не причиним им никакого вреда.
    - Есть, сэр. Я с великой радостью выполю ваш приказ.
    - Но прежде, чем «Отважный» и «Сирена» повернул на восток, не могли бы вы выполнить одну просьбу, капитан Майклс, – обратился к Тиму Джеймс, который стоял на палубе «Сирены».
    - Если это в моих силах, капитан Венсли, и если позволит Реджинальд.
     Джеймс подошел к Диане, и, взяв ее под руку, подвел к капитану.
    - Прошу вас, мистер Майклс, пожените нас.
    - Что? – в один голос спросили Диана, Тим и Реджинальд.
    - Да. Да. Я прошу поженить нас здесь, на корабле.
    - Джеймс, это прекрасная идея, – воскликнула Диана, не давая Реджи и Тиму, вставить хоть слово. – Я не могла бы представить себе более подходящее место для нашей свадьбы, чем это, посреди Атлантики. Это великолепно. Но мне нужно немного времени на подготовку.
    С веселым смехом она убежала на «Принцессу».
    - Ну, Джеймс, – протянул Реджинальд. – Честное слово, не ожидал от вас подобного порыва. Хотя… если вы полюбили мою сестру и сумели завоевать ее сердце, то лучшего места для свадьбы вы действительно не могли бы придумать. Она с детства помешана на море и кораблях. Должен сказать, что вы нашли в ней родственную душу. Море объединяет вас.
    - Что же. Я буду счастлив, соединить вас узами священного брака на палубе «Отважного». Прошу вас.
    Проверив, как разместились освобожденные пленники, Реджинальд прошел на бриг. Сайфеддин-бей сумел все объяснить и успокоить несчастных, уверив их, что вскоре они вернутся домой. Узнав о предстоящем бракосочетании, он несказанно обрадовался и поспешил вслед за капитаном Дарнлеем.
    Диана же призвав на помощь Джейн, заперлась в своей каюте. Она извлекла со дна сундука наряд жемчужно-серого цвета. Единственное платье, которое она взяла с собой из дома. И сейчас оно было как нельзя кстати. Джейн помогла ей облачиться в ее свадебный наряд. Диана подошла к зеркалу и взглянула на себя. Сегодня ей хотелось быть неотразимой. Но она так отвыкла от женских платьев, и еще этот шрам… она тряхнула головой, стараясь не думать об этом.
    - Вам не хватает украшений, Диана, – со вздохом проговорила Джейн, с восхищением глядя на прекрасное шелковое платье невесты, отделанное кружевом и мелким жемчугом на корсаже.
    - Как же я могла забыть о них! – всполошилась Диана. – Джейн, вы умница. Вы напомнили мне…
    С этими словами она достала из ящика комода металлическую коробку, отделанную эмалью. Шкатулку ее отца из тайника в Дарнлей-Холле. Она откинула крышку и Джейн не смогла сдержаться и вскрикнула. Она никогда в своей жизни не видела такие богатства. Она дочь бедного башмачника из Аккры, которой невероятно повезло в жизни, и она встретила Реджинальда. Полюбила его и вышла за него замуж. Теперь она была женой богатого судовладельца, но все еще оставалась дочерью бедняка.
    Диана, заметив замешательство Джейн, выбрала из ларца серьги с крупными сапфирами и протянула их ей.
    - Примите эти украшения, милая Джейн, в качестве свадебного подарка от нашего с Реджи отца. Уверена, он бы искренне полюбил вас, как свою дочь.
    Дрожащими пальцами Джейн взяла серьги из рук Дианы. Она подняла на девушку глаза наполненные слезами.
    - Никто и никогда, кроме вашего брата, не был так добр ко мне. Спасибо вам. Спасибо, Диана, – она крепко обняла Диану. – Это будут мои самые любимые сережки, – с этими словами она продела их в уши, и широко улыбнулась.
    Для себя же Диана выбрала бриллиантовые серьги подвески и такое же колье, а волосы спрятала под жемчужной сеткой.
    - Ну, я похожа на невесту, как думаете?
     Джейн улыбнулась и заправила выбившийся локон из прически.
    - Вы похожи на сказочную принцессу. Мистер Джеймс будет поражен вашей красотой. Привыкший видеть вас в мужском наряде, он не устоит перед вами. Идемте, все уже собрались.
    Глубоко вздохнув, Диана вышла на залитую заходящим солнцем палубу. Восхищенные взоры всех присутствующих были устремлены на нее. Джейн была права. Матросы, привыкшие видеть ее в штанах и жилете, сейчас не могли прийти в себя. Джеймс же был просто потрясен. Он с трепетом приблизился к своей улыбающейся невесте и предложил руку. Венсли повел Диану сквозь две шеренги моряков на шканцы, где их ждали капитан Майклс в парадном костюме, Реджинальд и Джейн, Сайфеддин-бей и Робин.
    - Дорогие друзья, - начал свою речь Тим, - мы собрались здесь, в Царстве Нептуна, что бы соединить узами брака этого мужчину и эту женщину…
    Джеймс, не отрываясь, смотрел на Диану, она на него. Он до сих пор не мог поверить, что рядом с ним стоит она, Диана. Он мог поверить, что та девчонка сорвиголова, которая бесстрашно бросилась к штурвалу в шторм, сражалась с пиратами, вела отряд по Африке, вдруг превратилась в эту блистательную даму. В роскошном платье, подчеркивающем достоинства ее фигуры, в дорогих украшениях, она казалась далекой, недостижимой мечтой.
    Диана смотрела в серые, отливающие серебром, глаза Джеймса. В этот ответственный момент она вдруг осознала, что теперь они станут единым целым. Станут семьей. Будут идти месяцы, года, складываясь в десятилетия, а Джеймс всегда будет рядом с ней. Будет так же смотреть на нее с восхищением и любовью, а она каждый день будет благодарить Господа, за то, что когда-то много лет назад он соединил их.
    Джеймс и Диана произнесли клятвы верности друг другу, и капитан Майклс, руководствуясь данной ему властью, объявил их мужем и женой. Не дожидаясь слов от Тима «можете поцеловать друг друга», Джеймс обжег уста своей жены горячим поцелуем.
    Корабли, словно взорвались от бурных аплодисментов, криков «Ура!» и громких поздравлений в адрес молодых.
    - Поздравляем вас! – весело произнес Реджинальд, обнимая улыбающуюся Джейн. – Дорогой Джеймс с этого момента мы стали с вами братьями, пожмем же друг другу руки. Я верю, что с вами Ди будет очень счастлива.
    - Спасибо, сэр, – ответил польщенный Венсли, протягивая руку Реджинальду. – Я рад, что обрел такого брата.
    Джейн крепко обняла Диану и уступила место своему мужу.
    - Я надеюсь, что мы скоро встретимся в Лондоне, Ди, – сказал Реджи, целуя сестру в лоб. – Не тратя зря время, мы немедленно возвращаемся к берегам Африки. А потом возьмем курс на Англию. А вы?
    Диана обернулась и взглянула на Джеймса, который принимал поздравления от своего экипажа.
    - «Принцесса» пойдет в Средиземное море. Я обещала Сайфеддин-бею, что доставлю его в Аль-Джазаир. Но сначала… мы сделаем непродолжительную остановку в Западном Магрибе.
    Реджинальд удивленно приподнял брови.
    - Западный Магриб? Ты уверена, что это правильное решение?
    Диана утвердительно кивнула в ответ. Реджинальд не стал больше ничего говорить. Он все понял, и молча прижал ее к своей груди.
    Вслед за Реджинальдом к Диане и Джеймсу подошел Робин. Он от всего сердца поздравил их обоих.
    - Я очень рад за вас, – сказал он. – Видишь, Диана, мы, люди, не всегда можем предугадать Божий замысел. Не так давно, ты сказала мне с горечью, что ни один человек не женится на тебе. Кто знал тогда, что рядом с тобой все это время находился тот единственный, и кто стал владельцем твоего сердца.
    - Да. Господь всемогущ. Мы всего лишь марионетки в его руках. В его власти миловать нас и наоборот, – ответила Диана. – Все время хотела тебе сказать, Робин, что я очень рада, что все это время ты находился со мной, поддерживал меня. В отсутствие Реджинальда, ты заменил мне брата. Я очень ценю это. Ты самый преданный мой друг, Робин. А теперь нам придется расстаться. Ты уплываешь на «Сирене» в Африку, а мы с Джеймсом в другую сторону. И один Бог знает, когда еще мы свидимся.
    - Когда бы это ни случилось, я буду ждать нашей встречи. Ты выросла на моих глазах, Диана. И превратилась не только в красавицу, но еще и в сильную женщину. Я горжусь тобой. Прощай.
    Робин расцеловал обе руки Дианы, и поспешно удалился. Он был в смешении чувств и хотел теперь побыть в одиночестве. Брантон всегда любил Диану, как младшую сестру, восхищался ею. Но почему же в день ее свадьбы он не смог полностью разделить с ней радость? Робин гнал от себя эти мысли. Не хотел признаваться самому себе, что братское чувство незаметно переросло в нечто большее. И сейчас он завидовал Джеймсу, который стал обладателем самого большого богатства в мире, любви Дианы. Робин хотел скрыться сейчас ото всех, что бы никто не мог заметить его смущения. Его щеки горели, а сердце в груди билось с такой силой, что ничто на свете не могло унять его. Ему стало страшно от острого осознания того, что произошло. Еще ни к одной женщине он не испытывал подобных чувств. А когда, наконец, это случилось, то судьба развела их. А ведь все это время Диана была так близка к нему.
    Очутившись в каюте, Брантон прижался лбом к холодным деревянным переборкам. Теперь Диана потеряна для него навсегда. Он закрыл глаза. «А может все это и к лучшему. Такая женщина, как она, слишком хороша для меня. Я буду счастлив только от мысли, что счастлива она»
    Он с облегчением вздохнул, когда Реджинальд скомандовал отплытие.
    
    Глава 24
    
    
    В ночь на 12 апреля 16.. года «Принцесса» короткими галсами двинулась на северо-запад. До Западного Магриба предстоял длинный путь в 3,5 тысячи миль. Постепенно скрылись за горизонтом паруса «Отважного» и «Сирены», которые уносили с собой Реджинальда, его жену и Робина.
    Диана была счастлива, она стала женой прекрасного человека. Теперь перед ними открывался весь мир. Единственное, что омрачало ее счастье, это предстоящая встреча с Мухаммедом аль-Фаси, ее настоящим отцом. Диана очень тревожилась, но отступать не хотела. Она считала, что, только встретившись с ним, сможет спокойно продолжать свою жизнь. Она старалась скрывать свои мысли по этому поводу от Джеймса, который и без того очень переживал за нее. Венсли не хотел отпускать Диану одну в Рабат, но против ее воли сложно было бороться.
    Плавание проходило спокойно. «Принцесса» находилась в довольно пустынном месте в океане, вдали от торговых путей. За все это время им не встретилось ни одно судно. На десятый день пути, сразу после прохождения Канарских островов, ветер неожиданно стих, и паруса безжизненно повисли на реях. Но на следующий же день небо затянуло облаками, и налетел такой порыв ветра, что шхуна застонала, заскрипели мачты, едва удерживая наполненные паруса. Судно, как бешенное рванулось вперед, подпрыгивая на горбатых волнах. Постоянный аврал на корабле измучил и утомил весь экипаж. Но через два дня волнение улеглось так же неожиданно, как и началось. На чистом голубом небосклоне снова засияло солнце.
    - Лишь бы попутный ветер не ослабил силы, - сказал однажды Джеймс, стоя с Дианой, у штирборта, - мы в опасной близости от Могадора .
    - Я не понимаю, – удивленно произнесла Диана, - Что это еще за Мо… как его там?
    - Могадор, дорогая Диана, - отозвался Сайфеддин-бей, приближаясь к ним, - сейчас этот город является пристанищем кровожадных пиратов. Его сторонятся и обходят стороной, чтобы не нарываться на неприятности. А раньше, это был один из многочисленных центров в Африке, откуда вывозили слоновую кость, золото и рабов.
    Диана притихла, настороженно всматриваясь в чистую линию горизонта, за которым скрывался пиратский берег.
    «Принцесса» обогнула мыс Сим и благополучно миновала опасное место. Спустя одиннадцать дней с высоты марсовой рея раздался крик «Земля!». Диана с Сайфеддин-беем поднялась на палубу. Прямо по курсу в пене белых облаков поднимался крутой скалистый берег с узкой полосой пляжа.
    - О, благословенная земля! – воскликнул Сайфеддин-бей. – Все мои предки по линии матери ведут свой род из этой страны, а точнее из Марракеша, что в переводе означает «прекрасный».
    - Западный Магриб, - задумчиво протянула Диана, - интересное название.
    - Это не просто название, дорогая, - заметил он, - за этими словами скрывается история многих столетий. Арабы называют эту страну Эль-Магреб эль-Акса «страна дальнего Запада». Странники называют Магриб Холодной страной с горячим солнцем, а поэты величают Краем золотого заката.
    История Магриба по-восточному ярка и цветиста. В Западном Магрибе карфагеняне, римляне, берберы, португальцы и испанцы оставили после себя неизгладимый след. Они внесли свою историю, язык и религию. Вдохновленный учением Корана, один из первых арабских миссионеров Сиди-Окба-ибн-Нафи в 666 году во главе кавалерийского отряда отправился на запад покорять язычников, христиан и евреев и через 18 лет дошел до Западного Магриба.
    В арабских летописях, которые однажды мне удалось держать в руках, говорилось, что в долине Сус, в нескольких милях от города Труданта, Окба разгромил огромную армию берберов, она была настолько большая, что «один лишь Аллах мог сосчитать ее воинов». По легенде, дойдя до берега Атлантического океана, Окба направил своего боевого коня прямо в воду, и громко закричал: «Аллах! Если бы это море не остановило меня, я бы мог пойти дальше, в «закатные земли», до конца жизни обращая в ислам неверных!». С тех давних времен прошло много лет. Много веков эта страна росла и развивалась. Но войны и междоусобицы сильно ослабили ее. Сейчас Магриб фактически распался на отдельные владения Фес, Марракеш и другие.
    - Удивляюсь, как вы много знаете, эфенди, – восхищенно проговорила Диана. – Клянусь, Всеми Святыми, вы настоящий кладезь, неисчерпаемый источник, знаний!
    - Мне лестно слушать ваши речи, милая Диана.
    - Эфенди, может, вы нам поведаете и о месте, куда мы сейчас направляемся, о Рабате? – спросил Джеймс, рассматривая очертания берега в подзорную трубу. – Мы впервые подходим к его берегам.
    - Что же, и о Рабате я тоже кое-что знаю, хотя и не так много, – просто ответил Сайфеддин-бей, чрезвычайно польщенный тем, что смог снова помочь своими знаниями, друзьям, - Название этого города произошло от слова «рибат», то есть «укрепленный монастырь», где располагался гарнизон монахов-солдат. Город был основан в XII веке, как арабский военный форпост на берегу Атлантического океана. Султан Якуб-эль-Мансур после победы при Аларкосе, велел назвать город Рибат-эль-фатх, что значило «победоносный».
    Он построен в одной из пяти долин Западного Магриба «эль эрба», что значит «запад» или «западная долина». Наивысшего расцвета город достиг во времена «священной войны» мусульманского Магриба с Испанией. Султан Абд-эль-Мумен и его воинственный внук Якуб-эль-Мансур превратили Рабат в неприступный форт. Название главной крепости города Касба Удайя происходит от названия одного из берберских племен удайя, составлявшего ее первый гарнизон.
    На центральной улице Рабата, которая называется Джема, стоит самая древняя мечеть города, построенная еще в 1150 году. Якуб-эль-Мансур, мечтал увековечить память о себе, и решил построить в Рабате вторую по величине мечеть. В колоссальной мечети все его многочисленное войско должно было молиться одновременно. Я слышал, будто ступени внутри сделаны так, чтобы этот честолюбивый и воинственный султан мог подняться наверх для призыва войска к молитве, не слезая со спины своего коня. Но со смертью Якуба-эль-Мансура все строительные работы завершились, и мечеть так и осталась недостроенной.
    Король Испании Филипп II в начале этого столетия заставил мавров покинуть Испанию. Многие из них позабыли или вообще никогда и не знали арабского языка, а некоторые и вовсе стали христианами, вернулись в Рабат. Испанским маврам в Западном Магрибе было трудно найти общий язык. Но потом в Рабате их объединило весьма опасное и доходное занятие, пиратство. Сейчас на берегах Бу-Регрега образовалась настоящее пиратское государство, которое так и называется Бу-Регрег, с ним считаются даже самые могущественные державы Европы. В этих местах нередки сильные туманы, и суда садятся на мель. Кровожадные мавры подплывают к кораблям на маленьких лодках, грабят и жестоко убивают моряков.
    - Господи, неужели все, что вы говорите, правда? – воскликнула пораженная Диана. – И здесь пираты?
    - Может, ты хоть сейчас передумаешь, и не отправишься на берег одна?- произнес надеждой в голосе Джеймс.
    - Нет, дорогой. Я все уже решила. Это последнее испытание, которое я должна пройти сама, без чьей-либо помощи.
    - В мусульманских странах не принято, что бы женщина ходила одна, – заметил Сайфеддин-бей.
    - Не волнуйтесь, эфенди, я отправлюсь туда не как женщина.
    - Да, что вы! Если в Рабате, кто-либо откроет вашу тайну, мне даже страшно вымолвить, что с вами сделают, – ужаснулся он, ухватив Диану за руку. – Умоляю, вас, ради Аллаха, не ходите одна, позвольте мне вас сопровождать.
    - Вы точно сговорились! – возмутилась Диана.
    Развернувшись на каблуках, она быстро зашагала по палубному настилу, и скрылась за дверью каюты.
    Шхуна бросила якорь в устье Бу-Регрега. На следующий день, Джеймс с тревогой в сердце смотрел, как удаляется от борта «Принцессы» шлюпка, в которой находилась Диана. Одетая в строгий костюм из черной тафты с кружевным воротником, она держала в руках шляпу с пышным плюмажем. Диана, не отрываясь, смотрела в сторону берега, а на борту шхуна Сайфеддин-бей и капитан следили за ней. Сайфеддин-бей перед отъездом снова и снова наставлял Диану, как себя вести в мусульманской стране. Он очень боялся, что она заблудится в лабиринте узких улиц, не сможет попросить помощи. К счастью, Диана немного знала испанский язык, что заметно облегчало ее пребывание в Рабате.
    Диана ступила на каменистый берег. Местные рыбаки окружили ее, предлагая взглянуть на их сегодняшний улов. Она поспешила уйти и, поправив на голове шляпу, быстро направилась к крепости. Перед ней на скале возвышались бетонная зубчатая стена, которой была обнесена касба Удайя. Собравшись мыслями, она смело зашагала к воротам из красного тесаного камня, украшенным резным декором. Рабат показался Диане бело-голубым, беленые дома, расположенные на берегу голубого океана под голубым небом. Высокие шпили минаретов упирались в белоснежные облака. Казалось, что она попала в сказочную страну. Грандиозная недостроенная мечеть Хасана поразила Диану своим величием. Она задержалась в прекрасном саду с цветами и апельсиновыми деревьями, совсем забыв о времени, и о своей цели. Узкие улицы были заполнены людьми, в основном мужчинами. Лишь изредка подобно тени проскальзывали женщины. Их лица надежно были скрыты за плотной черной тканью, а бесформенная джелаба укрывала тела до самых пят.
    - Господину понравился цветущий сад?
    Диана резко обернулась. Перед ней стоял мужчина очень высокого роста и могучего сложения. Одет он был по-восточному богато и нарядно. Поверх белой рубахи, вышитой бисером на горловине, был надет яркий шелковый халат, с золотой каймой. К широкому кожаному, тисненному золотом поясу был прикреплен ятаган, рукоять которого была украшена янтарем. С головы великана свешивался национальный платок, удерживаемый двумя обручами. На Диану свысока смотрели проницательные немного раскосые глаза незнакомца. Прямой с горбинкой нос и тонкие усы, спускавшиеся к самому подбородку, делали его похожим на сказочного героя. Глядя на него, Диана вообще потеряла ощущение реальности.
    Великан терпеливо ждал, пока она бесцеремонно его разглядывала. Вдруг Диана очнулась, словно ото сна.
    - Простите, пожалуйста. С моей стороны крайне невежливо заставлять вас ждать ответа, – быстро заговорила Диана. – Этот сад великолепен. Я настолько им очарован, что забыл обо все на свете. Я впервые в Рабате…
    - Это сразу бросается в глаза, – ответил он, низким бархатистым голосом. – Сам халиф Абд-аль-Мумен отдыхал в этом саду от государственных дел и наложниц. Господин, что-то ищет в Рабате? – он слегка склонил голову. – Азиз-аль-Башир поможет господину.
    - Ваше предложение очень кстати, - обрадовалась Диана, - мне нужна помощь. Дело в том, что я ищу одного человека, он живет здесь на Медине. А вы на удивление хорошо говорите по-английски. Не думал, что так легко можно встретить человека говорящего на моем родном языке.
    - У меня были хорошие учителя, – холодно ответил Азиз, - Господин назовет имя, Азиз найдет его, – сказал он, но в его голосе не было и намека на учтивость.
    Диана сразу напряглась, вспоминая рассказы Сайфеддин-бея о нравах и обычаях этого народа.
    - Позвольте представиться, Фредерик Дарнлей. К вашим услугам, мистер аль-Башир, – как можно приветливей произнесла Диана, склонившись перед Азизом в глубоком поклоне, и тут же пожалела о своих словах. « Не надо было брать имя умершего отца. Это не к добру». – Я разыскиваю господина Мухаммеда аль Фаси, – громко сказала она, - Вы знаете, где он живет?
    Азиз внимательно посмотрел на нее, и под его пронизывающим взглядом Диана ощутила себя нагой. Она смутилась и поспешно опустила глаза, дожидаясь ответа.
    - Я провожу господина Дарнлея к дому уважаемого аль Фаси, – наконец сказал Азиз.
    Великан повел Диану по узким извилистым улицам Рабата. Среди этого лабиринта раздавался приглушенный стук молотков сапожников. Там же ткали ковры и вязали кружева, с большим мастерством выделывали ангобированную с росписью керамику. Они вышли на широкую площадь Медины, и снова оказались в суматохе колоритных базаров. У Дианы кружилась голова от обилия товаров и людей. Она прилагала все усилия, чтобы не потерять из виду статную фигуру Азиза. Аль-Башир снова свернул в узких проход меж беленых домов. Диана прибавила шаг, едва поспевая за великаном. Наконец, он остановился у невысоких кованых ворот с калиткой.
    - Вот дом уважаемого Мухаммеда аль Фаси, – сказал Азиз, указывая на дверь.
    - Даже не знаю, как вас благодарить, мистер аль-Башир. Боюсь, я бы никогда не нашел его дом. Спасибо вам огромное.
    - Рад служить, господин Дарнлей, – склонив голову, Азиз прижал правую руку к сердцу.
    Азиз-аль-Башир ушел, оставив Диану в одиночестве возле дома ее отца. Только сейчас она ощутила всю невыносимость ситуации и тяжесть той ответственности, которую взяла на себя. Было неимоверно трудно заставить себя переступить порог этого дома.
    Наконец она подняла руку и постучала в калитку. Тут же отворилась дверь и оттуда показалась невысокая полная женщина с накрученным на голове платком. Она что-то громко произнесла по-арабски, и, уперев руки в бока, с вызовом уставилась на Диану. Удивленная Диана, сделала шаг назад.
    - Мистер Мухаммед аль Фаси дома? – спросила Диана на испанском языке.
    Лицо женщины сразу озарилось лучезарной улыбкой. Она жестом пригласила Диану войти, продолжая щебетать на своем языке.
    Диана вошла во внутренний двор с бассейном, выложенный мрамором, куда с трех сторон выходили двухъярусные решетчатые галереи. Женщина проводила ее в комнату, и оставила в одну, дожидаться хозяина. Диана огляделась. Позади широких колонн, во всю длину залы располагались диваны, покрытые шелковыми и парчовыми покрывалами. На полах лежали мягкие восточные ковры, а на низких резных столах стояли вазы с ароматными цветами.
    - Уильям, ты так быстро вернулся?
    Высокий седовласый мужчина, в светлом бурнусе, спустился по лестнице, и направился к Диане. Но, увидев ее за колонной, остановился. Диана безошибочно угадала в нем Мухаммеда аль Фаси.
    - Уильям, с тобой все в порядке? Ты так на меня смотришь? – спросил он, обеспокоено глядя на нее.
    Не говоря ни слова, Диана сняла с головы шляпу, и длинные волнистые волосы, цвета воронова крыла, рассыпались по плечам. Мухаммед нерешительно замер на месте. Его подбородок задрожал, а на глазах заблестели слезы.
    - Шэхназэ… это ты? – прошептал он. – О, Аллах, сжалься надо мной.
    Его ноги подкосились, и аль Фаси буквально рухнул на парчовые диванные подушки.
    - Я не удивляюсь, что вы не узнали меня, – тихо проговорила она, подходя ближе к Мухаммеду, который продолжал смотреть на нее, как на приведение. – Мы ведь с вами никогда не виделись. Хотя вы и знаете, кто я.
    - Диана? Дитя мое?
    - Вы правы. Меня зовут Диана, Диана Дарнлей, – твердо, отчеканивая каждое слово, ответила она.
    Мухаммед вскочил с дивана, раскрыв свои объятия на встречу ей. Но ее острый, холодный взгляд остановил его.
    - Ты ненавидишь меня? Своего отца? – воскликнул он, пораженный открытой истиной, до глубины души. – Ведь ты знаешь, что я твой настоящий отец. Я. Разве может родное дитя ненавидеть своего отца? Клянусь Аллахом, я…
    - Не надо клятв. Я знаю, кто вы. Но это не имеет ровно никакого значения. Потому что мой отец, единственный отец, Фредерик Дарнлей. Я не ненавижу вас. я вас не знаю. Разве можно ненавидеть совершенно незнакомого человека? Нет, – она отрицательно покачала головой. – Но мне хотелось вас увидеть.
     Мухаммед невидящим взглядом обвел комнату, и, шатаясь, подошел к массивному мягкому креслу.
    - Зачем ты приехала? - бесцветным голосом спросил он. – Что бы унизить меня? Я много лет жил с клеймом в душе, что моя собственная дочь принадлежит неверному, и считает его отцом. Зачем ты приехала? Зачем?
    - Чтобы посмотреть в глаза человеку, которого любила моя мать, который отнял счастье у моего отца, отнял его честь. Мне до сих пор не по себе от мысли, что мой отец был, так жестоко, обманут вами обоими, – по ее щекам потекли слезы. – Он любил маму больше жизни, и даже не догадывался, что его дети на самом деле дети другого человека. Большего оскорбления нельзя было нанести любящему отцу.
    - Уильям был прав, – неожиданно жестко произнес Мухаммед, сузив глаза. - Ты слишком любишь этого неверного. Ты вся пронизана грехом, даже эта одежда… великий грех женщине носить мужское платье! О, Аллах, за что мне такие страдания! – воскликнул он, воздев руки к небу. – Нет. Ты не моя дочь! Ты приехала сюда, что бы разбить мою взлелеянную мечту о доброй красивой дочери. О, Шэхназэ, если бы видела, что неверные сделали с нашей Дианой, с нашей малюткой, – он поднялся и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. – Я рад, что смог отомстить наглому англичанишке за то, что он украл мою любимую. Мне сладостна эта месть. Он обречен на вечные мучения в аду.
    Диана в ужасе отступила за колонну. Последние слова Мухаммеда звенели у нее в голове. Она была поражена. Неужели за этим она так стремилась увидеть Мухаммеда аль Фаси, своего отца? Только теперь все стало на свои места, и Диана еще сильнее ощутила ненависть к Уильяму. Теперь понятно в кого он пошел. Слава Богу, Диана не была похожа на своего отца. Но как мама, нежная и добрая женщина, смогла полюбить такого человека?
    В полном замешательстве Диана бросилась к выходу из этого дома. Лишь очутившись на узкой улице Рабата, она вздохнула спокойно. Она прижалась спиной к прохладной стене, и закрыла глаза. Раздавшийся неожиданно знакомый мужской голос заставил ее вздрогнуть.
    - Я должен был догадаться, что ты появишься здесь.
    Диана открыла глаза, и застыла на месте. Перед ней стоял Уильям. Высокий, статный с жесткой усмешкой на лице. Он медленно обошел вокруг Дианы.
    - Признаться, ты обвела меня. Разыскивая тебя по всей Англии, я не учел твоего боевого духа, Диана. Я должен был сразу понять, что ты задумала. Ведь это ты на шхуне отправилась спасать Реджинальда?
    Диана гордо подняла голову.
    - Да. И я спасла его от твоих козней.
    - А что же случилось с моим человеком?
    - Он умер.
    - Ручаюсь, что он отправился к праотцам не без твоей помощи.
    - Ты не ошибаешься, – коротко ответила Диана, следя глазами за братом.
    - Ты уже была у отца?
    - Да.
    - И что же? Неужели ты передумала? В Лондоне, когда мы разговаривали с тобой, ты была непреклонна.
    - И я осталась при своем мнении.
    Уильям остановился, о чем-то размышляя, изредка поглядывая на Диану.
    - Значит, Реджинальд жив?
    - Да. Твой замысел раскрыт, Уильям, – сказала Диана. – Реджинальд знает все, и он не успокоится, пока ты не окажешься в тюремной крепости. Все Королевство будет знать о твоих низких и бесчестных поступках, порочащих имя доброго человека.
    - Значит, и тут ты меня обошла. Пора покончить с этим. Не так ли? – он положил руку на эфес шпаги, что было равно вызову. – Идем. Поставим точку в наших родственных отношениях, – он крепко схватил ее за руку, и потянул в сторону.
    Пройдя два квартала, они очутились посреди брошенных разваленных домов. Уильям сбросил с себя шелковый камзол, и достал из ножен шпагу. Диана также разделась, и повернулась лицом к нему.
    - Твоя затея с перевозкой рабов за океан, так же не удалась, Уил, – с усмешкой произнесла Диана, подливая «масла в огонь». – Тебе не удалось разбогатеть. Все наследство достанется его законному владельцу, Реджи, а ты останешься ни с чем.
    Услышав это, Уильям рассвирепел. Вооруженный шпагой в одной руке, в другой он держал дагу, со злостью глядел на Диану. Почувствовав приближение боя, она ощутила особое пьянящее чувство, которое одновременно испугало ее и придало уверенности. Обнажив шпагу, она встала напротив Уильяма, заняв удобную для боя позицию.
    - Сейчас мне в голову пришла интересная мысль. Раз ты лишила меня заслуженных денег, то я могу разбогатеть иным способом. Конечно, с твоей помощью, Диана. Что если я продам тебя Турецкому султану? Великий Сеньор не откажется иметь у себя в гареме, такую экзотическую наложницу? – он указал на шрам, рассекающий ее бровь, - Клянусь Господом, такой воительницы он еще не видел! Кызлар-агасы заплатит мне за тебя огромную сумму, два миллиона пиастров. А? – Уильям хрипло засмеялся. – Раз у меня нет сестры, то есть великолепный товар. Благодаря тебе я быстро разбогатею. Ха! Ха!
    - Прежде чем считать деньги, заполучи меня!
    Уильяма еще больше развеселила ее самоуверенность.
    Они сошлись в поединке. Уильям прекрасно владел шпагой, но и Диана не уступала ему в искусстве фехтования. Уже через несколько минут боя, ему пришлось признать ее мастерство. Уильям использовал двойные атаки, обманывал ее финтами, но Диана быстро разгадывала его планы, и умело отбивала удары. В ответ она атаковала очень быстро, нанося прямые удары лезвием.
    Диана оказалась сильным противником, так как обладала шпагой, взглядом, соображением, быстротой и точностью. Она неотрывно следила за шпагой Уильяма во всех его движениях. Диана нанесла ему несколько незначительных уколов, а Уильям не смог хоть сколько-нибудь задеть ее. Он взмок, отбивая яростные атаки Дианы. Неожиданно она выбила шпагу из рук Уильяма, вскользь, мгновенным ударом по клинку.
    Уильям тяжело дыша, остановился, с ненавистью глядя на сестру.
    - Видишь, Уил, - сказала она, поднимая с развалившейся стены дома свой камзол, - Господь на моей стороне. Ты поспешил… - Диана посмотрела на брата, и замерла.
    В руке Уильям держал заряженный пистолет, его черное дуло было направлено на нее.
    - Не думаю, сестрица, - возразил Уильям. - Все еще может измениться.
    - Это подло. Я победила в честном поединке.
    - Вопросы чести меня волнуют меньше всего, тем более что мне это не выгодно, – просто ответил он. - Наконец мне представился случай отмстить тебе за все, за мое унижение. Из-за тебя я лишился единственного, ради чего столько лет жил в проклятой Англии, наследства! Ведь если бы все пошло так, как я задумывал, то я был бы богат, уважаем… А теперь? Нет. Я не могу оставить тебя без заслуженного наказания. Диана, ты больше никогда не перейдешь мне дорогу. Помолись Богу, у тебя на это есть всего минутка.
    Диана отступила назад, прижавшись спиной к разваленной стене. Отступать было не куда. «Это конец» пронеслось у нее в голове «Прощай Джеймс, прощай моя любовь». Диана гордо вскинула голову и бесстрашно взглянула в глаза Уильяма.
    - Неужели даже смерть не страшит тебя? – спросил пораженный Уильям, ожидавший увидеть на ее лице ужас, услышать мольбы о пощаде. – Из чего тебя сотворил Господь? Умри же…
    Раздался выстрел, Диана покачнулась, но устояла на ногах. Широко раскрытыми от удивления глазами она вдруг увидела, как Уильям, неожиданно упал перед ее ногами. За ним стоял уже знакомый ей Азиз-аль-Башир. В руках он держал свой огромный искривленный меч.
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


© Copyright: Оксана Зорина, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой. Главы 22,23,24

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru