Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Ёжик - Мосянька
Ёжик

Мосянька

    “Жил был художник и поэт…” и как-то попал он в волшебный мир своего друга, - просто в гости зашел… А в доме у друга под деревьями, да-да, - не удивляйтесь, - под живыми деревьями были расставлены игрушки. Я медленно шел вдоль стен и благоухающей зелени, рассматривая игрушки. Здесь были все известные сказочные персонажи, множество кукол, зверей, каких-то непонятных “ежиков – чижиков”. Были и “семейные” куклы, - просто они сразу воспринимались как семья: семья Буратино, в которой были папа Буратино, мама Буратино, сынок Буратино и сестренка – тоже- Буратино; семья Чипполино, семейство Карсонов и, - много других.
    --Все они живые. Если хочешь, если решишься, - можешь, кого-то взять в свое жилище. Только это очень большая ответственность, ведь это навсегда. На всю жизнь! И в каждый ее момент существо без тебя не сможет. Особенно сейчас…
    --Хочу Его! Я сразу сделал свой выбор. Даже не выбор, а просто других мыслей и не возникало. Я взял маленького непонятного “шершистика” – масянечку, совсем еще махонькую. Был он словно маленький ершик, который, тем не менее, был живой! Передвигался он как маленькая блошка (хоть я и не знаю, как выглядит блошка)/ Я сразу понял, что его следует посадить на себя и никуда не отпускать.
    --Никогда его не бросай. Без тебя он погибнет!.. Он всегда будет с тобой… Будет расти, размножаться, требовать постоянного ухода и внимания…
    И только оценивая заново всю историю, я понимаю, что сказано мне было лишь начальное назидание, - даже меньше половины того, что следовало знать…
    А пока я взял еле перебирающего конечностями ершика-шершистика, нескладного, точно замерзший муравьишка; трепетного, жалкенького, но очень почему-то трогательного и, посадил его на себя. И он начал, медленно перебирая ножками ползать по мне: рука – плече, шея, опять плече… Так с ним я и пришел домой.
    За это время он подрос, немножко изменился и выглядел уже, словно маленький котенок… Я же не замечал перемены в его внешности, просто полюбил это живое существо, требующего моего постоянного внимания и заботы. А шершистик рос и приобретал черты и образ того, кого мне неосознанно хотелось, а может быть, было необходимо, как будто он был вскормлен моей энергией неосознанных желаний, потребностей и стремился стать тем, кто был мне необходим В данный момент… Так что перемены в его внешности и даже поведении я почти что и не замечал, а лишь радовался чему-то новому, отмеченному мной у моего Мосянечки.
    Так что домой я пришел уже с каким-то нескладным котенком (или пушистым парасенком, или чертенком, - скорее, верней будет последнее..). Он сидел у меня на плече.. . и, не произносил ни звука. Но я почему-то сразу же понял, что его надо покормить. Ел он совсем немножко, - словно былиночку - крошечку, - совсем чуть – чуть, чисто символически, но рос от этого и изменялся очень существенно, сильно, и, видимо, согласно моему желанию. НО, это было столь естественно, натурально, что я эти изменений, как само собой разумеющихся вовсе и не замечал; лишь искренне радовался, что моей Мосянечки становится больше, что проявляются у нее новые возможности, которым я радовался, как своим новым достижениям. А это и были первые достижения моего живого существа. Наши достижения!
    И вот Мосянечка уже походила на кошечку средних размеров. Необычайно умную. Которая разве что не говорила, но так красноречиво показывала мне все, что ей нужно, что мне следует для нее сделать, что я понимал ее даже лучше чем, если бы она говорила. Это не были потребности домашнего животного. Это были просьбы. Даже какие-то детские требования, в которых, уж никак нельзя было отказать. И просьбы эти были от не менее (а может и более!?) разумного существа, чем я сам. Ведь я лишь отчасти наполнял его разумом…
    Просьба поесть, поставить чайник, полить цветок, готовый к весне выпустить бутон, сменить белье.… Да, на ней было белье, которое я только обнаружил, сразу стало с мокрым пахнущим пятнышком.. конечно я сразу же понял, что просит моя Мосянечка. Я развязал тесемочки, а она легла на спинку и очень грациозно стянула с себя комбинезончик, который я сразу же определил в стирку, пока она надевала полосатый халатик…
    Вскоре я узнал, вернее, Мосянька мне сообщила, что их уже двое. Что появился еще один маленький ершичек, размером со спичечку. И он – МОЙ ! То есть, - мой и ее! Ребятенок также будет жить на мне (или рядышком), также расти и требовать непрерывного внимания и заботы. Я буду его любить, но первым делом должен сделать, чтобы каким-нибудь своим неловким движением им не повредить.
    Быстро она размножается, - подумал я; еще сама маленькая такая, а вон те на! Уже с деточкой. Если так пойдет и дальше, то я обрасту ими словно блошками, - с интересом отметил я. Но здесь снова каким-то образом сработала моя мысль, и Мосянька больше не размножалась. Только росла и становилась больше, осмысленней, уютней, любимей, универсальней. В какое-то время я отметил, что могу с ней говорить, а не только читать ее мысли. А может быть и она уже в большей степени научилась понимать мои мысли, и делать все, что было мне надо, создавая уют в доме…, выполняя все мои пожелания и прихоти; и воспитывая нашего с ней ребятенка…
    
     О том, что прошло уже пятнадцать лет, мне сказала бывшая жена, которая по-приятельски зашла ко мне с сыном, попросить пока оставить его у себя, чтобы он подружился с братиком, а заодно подписать какие-то документы…
    --Я знаю, что ты с Марией (Мосяней) живешь уже 15 лет, -- сказала она. И я узнал, что живу с Мосянькой уже 15 лет…--И лучше ее тебе не найти!.. Рядом со мной в домашнем платье (платье, а не в халатике) сидела вальяжная Мосянечка. Да, она была немного похожа на женщину, но больше она походила на саму Домовитость, на Мисс-Уют, Комфорт, Мисс-Заботу обо мне и нашем сыне. Которому тоже уже было 15 лет…
    Но после этого визита у Мосяньки с Санькой случилось какое-то нездоровье, точно отравились, -- чужих мыслей наглотались, наверное, вышло несварение, не знаю, но нам стало необходимо сходить к доктору (или к хорошему фельдшеру).
    Его клиника располагалась в Центральном Подвале, в который было необходимо спуститься с цокольного этажа здания. На время путешествия Мосянька с Санечкой приняли вид кошечки с маленьким котеночком и последовали впереди. Я чуть замешкался, спустившись лишь с одного пролета лестницы, потому, что там сидела приветливая Собачка со щенком, и я откуда-то знал, что она точно такое же умное существо, как и моя Мосянечка. Я достал из сумки каковскую колбаску – собачью радость, кусочек съел сам, и поделил остальное собачке и ее детенышу. Они тут же воодушевлено ее съели, и поблагодарили меня за угощение. Спустившись еще на пролет вниз, я встретил своего давнего приятеля – Мишу Мишкова (он еще больше растолстел). Он почему-то был очень сильно пьян, что вовсе было на него не похоже. Миша нетвердо держался на ногах, но снял шляпу для приветствия и, постоянно кланялся, то и дело переступая с ноги на ногу, наступал на мои туфли, извинялся, потом снова наступал, и снова извинялся. Миша засвидетельствовал свое почтение и искреннее расположение, а больше, ..нам и не о чем было разговаривать…
    Мое внимание привлек беспокойный лай тех собачек, которые благодарили меня за краковскую колбасу. Они беспокойно звали меня, и я понял: что-то случилось,… не замечая ступенек я сбежал с лестницы, и то, что я увидел, заставило меня оцепенеть на месте... А увидел я онемевшую и обездвиженную Мосянечку, потому, что был поломан наш сынишка неловкими шагами пьяного. Наш сынишка Шурочка… Я увидел лишь сломанную на три части иголочку (видимо, в тот момент она олицетворяла для меня жизнь крохотного существа), и эти части тихонько так подергивались…. Я попытался вызвать скорую помощь, но мне пояснили, что сегодня дежурит лишь бригада из психбольницы. Как это будет кстати, -- подумал я в своем отношении…. Не перенесла потери и моя Мосянечка….
    
    Безутешное горе потери жены и сына, в конце концов, снова заставило меня посетить своего друга с художественной натурой.
    --Не убивайся так сильно, попробую еще раз помочь твоему горю. Ты добрый, и вскоре вновь сможешь обрести любовь и свое счастье… На вот тебе – подарочек: это тебе не Карлсон, - прилетел, - улетел, не Крошечка с Гаврюшечкой, не Филя – чпок, не фея с тыквою… На ка тебе уютное гнездышко, семейное… Ты не смотри, что оно такое махонькое.., все у меня поначалу такое.… Да все сам знаешь, - опыт имеется.… Только – береги его, без него сам жив, не будешь. Беда его на тебе сразу скажется.., а радость многократно умножится…
    И дал он мне махонькое такое гнездышко, а в нем два яичка пушистеньких, а сверху, - махонький червячек такой восседает, - недразуменьице, яички бережет, согревает; замер, может со страху, почти что и не шевелится. Не бойся, пигалица, не обижу, обогрею, воспитаю, жизни не пожалею.., потому что откуда-то знаю, что это как раз то, что мне больше всего и нужно..!
    --Спасибо, дружище! Во век помнить буду..!


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка
Тематика: Не относится к перечисленному


Записал 04.03.05.

© Copyright: Ёжик, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Ёжик - Мосянька

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru