Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой Главы 10,11,12
Оксана Зорина

Вслед за мечтой Главы 10,11,12

    Глава 10
    
    
    Джеймс без стука ворвался в каюту, и тут же замер, густо покраснев. Диана в одних штанах стояла перед зеркалом, смывая кровь с раны на плече мокрым полотенцем. Его ярость мгновенно улетучилась. Он не мог отвести взгляда от обнаженной спины в ореоле волнистых волос. Диана вздрогнула от неожиданности, но быстро взяла себя в руки.
    - Вы что-то хотели, капитан? – не поворачиваясь, спросила девушка, опуская полотенце в таз с водой, стоящий сверху на комоде.
    - Я хотел уточнить, что за выкуп вы дали этому пирату? – с волнением в голосе спросил Венсли.
    Диана опустила глаза и незаметно улыбнулась. Джеймса явно одолевала ревность. Он даже этого не скрывал.
    - Какое это имеет теперь значение?
    - Для меня - большое, – процедил капитан, подходя к ней.
    - Какие у нас потери, капитан? – спросила Диана, делая вид, что не услышала его вопрос.
    - Двое убитых и пятеро раненых, – ответил Джеймс, не сводя с девушки глаз. – Сайфеддин-бей уже осмотрел их. Он сказал, что ничего серьезного, через несколько дней все пройдет. С Брантоном дела похуже, но тоже не смертельно. Вы все это знаете не хуже меня. Вы тоже ранены? Позвать Сайфеддин-бея?
    - Нет, не стоит, – Диана отрицательно покачала головой. – Это только царапины. У эфенди и без меня достаточно работы.
    Джеймс подошел к ней так близко, что Диана ощущала его горячее дыхание.
    - Умоляю вас, скажите. Если этот негодяй хоть пальцем дотронулся до вас, я найду и…
    - Золото, Джеймс, - прервала его девушка, улыбаясь, - Я дала ему много золота.
    - Что? – Венсли, непонимающими глазами смотрел на ее отражение в зеркале. – Что вы сказали?
    - Я сказала, что откупилась золотом, деньгами, драгоценными камнями. Теперь вы все знаете, – Диана опустила тряпку в таз с розовой от крови водой. И открыла банку с целебной мазью. – Поможете, или будете так и стоять?
    Было слышно, как он с облегчениям выдохнул. Опустив глаза, Венсли взял из ее рук пузырек и осторожно наложил мазь на длинный до самого локтя порез. Он едва касался ее кожи, но и этого было достаточно, чтобы почувствовать, как буря желания охватывает все его существо. Джеймс всеми силами боролся с собой, напоминая себе, кто перед ним. Но сердце билось все сильнее, разливая по жилам горящие потоки, рождающие первобытное возбуждение.
    - Дайте полотенце, Диана, - тихо произнес он, протягивая руку, - у вас кровь на спине. Я помогу вам.
    Джеймс раздвинул волосы на затылке и, разделив их на две части, обнажил нежную кожу спины. Он осторожно смывал мокрой тканью свернувшиеся капли крови. Оружие противника прошло вскользь, лишь в нескольких местах проколов кожу. Венсли отбросил мокрую тряпицу в сторону, и пристально посмотрел на отражение девушки в зеркале. Она стояла, потупив взор, ее розовые губы были чуть приоткрыты, мягкие завитки смоляных волос обрамляли лицо. Она была так красива, так близка. Его руки скользнули по волосам и легли на плечи. Джеймс медленно развернул Диану к себе лицом.
    - Ты сводишь меня с ума, – прошептал он. – С тех пор как я увидел тебя, узнал, кто ты на самом деле, не могу выбросить твой образ из головы. Диана, ты для меня загадка. Ты все время разная. Я захожу в тупик, пытаясь разгадать, кто ты. Я… я люблю тебя, – Джеймс сжал ладонями ее лицо и нежно коснулся губами ее губ.
    Диана закрыла глаза и поддалась вперед навстречу новым ощущениям. Их губы слились в страстном бесконечном поцелуе. Она обвила руками его шею, и прильнула к нему всем телом. Джеймс глухо застонал и крепко сжал ее в своих объятиях. Его сильные руки нежно ласкали плечи, спину, упругие бедра. Пальцы осторожно скользили по щекам, спускаясь вниз по шее, и обводя полукружие полных грудей, возвращались назад. Джеймс все делал медленно, боясь спугнуть Диану неосторожным движением, причинить боль. Легко, как пушинку, Венсли поднял девушку на руки и опустил на постель. Диана не могла и не хотела сопротивляться ему. Она любила Джеймса всей душой, и хотела принадлежать ему, хотя бы одну ночь. А завтра… будет завтра. Она смело отвечала на его горячие жадные поцелуи, тонула в его ласках. Он без конца покрывал ее тело жаркими поцелуями. Диана даже не заметила, как Венсли разделся и лег рядом. Его лицо вплотную приблизилось к ней. Они встретились глазами и, на мгновение, замерев, слились в любовном порыве. В момент наивысшего наслаждения Джеймс почувствовал, как напряглось ее тело. Он осторожно подался вперед, заглушая ее стон поцелуем. Боль быстро прошла, и Диана смогла полностью отдаться наслаждению в объятиях любимого.
    Тяжело дыша, Джеймс откинулся на подушку. Диана лежала рядом, бездумно глядя на потолочные балки.
    - Ты не представляешь, как долго я ждал этого момента, – прошептал он, обжигая ее лицо, шею и грудь быстрыми поцелуями.
    - Джеймс. Дорогой Джеймс, - вздохнула Диана, - я так счастлива. Мне так хорошо с тобой, – она уткнулась носом в золотистые завитки на его груди.
    Венсли улыбнулся и обнял ее за плечи одной рукой. Она даже не пошевелилась, и, приподнявшись, Джеймс увидел, что Диана уже спала. Он же, напротив, до самого утра не мог сомкнуть глаз. Ему казалось, что Диана, спящая у него на груди, может раствориться в утренней дымке, как сон. Поэтому он охранял ее, время от времени, крепко прижимая к себе. Это была волшебная ночь, самая прекрасная ночь в его жизни. Джеймс с грустью смотрел в окно, как ночь сдает свои права и светлеет утреннее небо. Но теперь все измениться и Диана будет принадлежать ему одному. Конечно, придется объясниться с ее братом, когда они его найдут. Приличнее было бы подождать до свадьбы. Но Венсли был уверен, что противиться ни кто не будет. И впереди их с Дианой ждет долгая и счастливая жизнь.
    Она вздрогнула, потянулась и открыла глаза. Увидев перед собой Джеймса, Диана улыбнулась.
    - С добрым утром, мой капитан, – она зевнула и села на кровати.
    - Доброе утро, любовь моя, – ответил он. – Как ты спала?
    - Прекрасно, – она поднялась и подошла к креслу, на котором лежал шелковый халат. – Я будто родилась заново. Меня всю переполняют, непонятные пока мне, чувства. Еще немного и они вырвутся наружу. Хочется закричать на весь мир, как я счастлива с тобой, Джеймс, – туго завязав пояс, Диана посмотрела на Джеймса. – Но только я бы не хотела, что бы о нас знал еще кто-либо. Понимаешь?
    - Конечно, – согласился Венсли. – Но когда мы поженимся… Прости, я должен был еще вчера просить тебя стать моей женой, но ты так быстро уснула.
     Диана опустилась в кресло.
    - Я никогда не буду твоей женой, Джеймс, – резко произнесла она. Поджав губы, Диана исподлобья взглянула на мужчину.
    Венсли приподнялся на одном локте.
    - Мне казалось, что ты любишь меня, – безжизненным голосом проговорил Джеймс. – То, что произошло между нами только доказывает это. Или… ты сожалеешь об этом?
    -Нет. Нет, – поспешно заверила его Диана. – Я не сожалею, – она опустила глаза, нервно перебирая пальцами шелковый пояс. – Я очень тебя люблю. С самой первой нашей встречи в Лондоне в капитанской каюте «Принцессы» поняла, что никогда еще не встречала такого человека как ты. Но это ничего не меняет. Я все равно не выйду за тебя замуж, Джеймс. Прости, но этот вопрос даже не подлежит обсуждению. На это у меня есть свои причины.
    Джеймс поднялся с постели, молча оделся и вышел из каюты, оставив Диану в одиночестве.
    
    Глава 11
    
    До Аккры оставалось несколько дней пути. Робин с каждым днем чувствовал себя лучше, но Сайфеддин-бей все еще зорко следил за своим подопечным, не давая ему переутомляться. Все это время Диана проводила в одиночестве, Джеймс так и не смог смириться с таким положением дел. Она ничего не хотела ему объяснять, а он принимать ее условия. Но чтобы не давать повода для беспокойства окружающим, встречаясь на палубе и в кают-компании, молодые люди вели себя, как обычно: разговаривали, шутили, обсуждали дальнейший путь корабля. Но в минуты, когда они оставались наедине в глазах Джеймса появлялись грусть, тоска и разочарование. Диана все чаще засыпала в слезах, ей было жалко Венсли, себя и их любовь. Но пожертвовать благополучием его жизни она не могла.
    Наконец, 12 января 16… года «Принцесса» встала на якорь в водах Гвинейского залива в двух кабельтовых от берега Аккры. Этот город, основанный еще в 16 веке, являлся крупным торговым центром, отсюда европейцы вывозили рабов, золото, пальмовое масло. На берегах Аккры были построены английский, голландский и датский форты в окружении лабиринтов узких улочек. На рассвете Диана, Сайфеддин-бей, Робин Брантон и два матроса спустились по веревочному трапу в шлюпку. С каждым взмахом весел она приближалась к причалу Форта Джеймс, который располагался на правом стороне небольшой удобной бухты. На противоположном конце стоял голландский форт Кревкер. Диана внимательно рассматривала высокие стены форта, с которых угрожающе выглядывали черные стволы береговых пушек. Берег утопал в пышной тропической зелени. Было очень жарко и даже сидя в шлюпке, Диана без конца прикладывала к влажному лбу батистовый платок. Сайфеддин-бей пояснил, что сейчас на побережье все еще дует харматан, жаркий и сухой ветер из Сахары. Его горячее дыхание ощущалось даже в море. Диана со страхом и нетерпением ожидала приближения к берегу. Возможно, скоро она увидит своего брата. Она представила его лицо с широкими выступающими скулами и тяжелым подбородком с ямочкой, с прямым носом и ясными, голубыми, как небо, глазами. Увидев сестру, он непременно обрадуется и удивится ее появлению, и крепко - крепко обнимет. Диана тяжело вздохнула «А если Реджи не окажется в форте?» Она зажмурила глаза, решив не думать об этом раньше времени.
    Солнце уже высоко стояло в небе, когда шлюпка причалила к берегу. Диана смело вступила на твердую землю. Расправив складки на темно-коричневом камзоле из тафты, она положила руку в пене тончайших кружев на эфес шпаги, которая придавала ей уверенности в себе. На мощенной набережной стояли вооруженные отряды солдат и милиции. Удивленно озираясь по сторонам, Диана, Сайфеддин-бей и Брантон поднялись на небольшой холм. Там Робин их оставил, он намеревался обойти порт и опросить местных моряков, а позже встретиться с ними у стен форта. Они прошли через ряд глинобитных прямоугольных домов, фасады которых были украшены коваными решетками и красивыми рельефами, вошли в ворота Форта Джеймс. Почти сразу они попали на большую площадь, которая была заполнена людьми разного сорта. Среди дорогих разноцветных плюмажей, дамских шляпок и накидок, мелькали грязные цветные платки и потертые шляпы. Посреди площади, закованные в кандалы по рукам и ногам, стояли чернокожие мужчины, женщины и даже дети. Это были рабы, которых только что пригнали из глубины страны. Самых выносливых отправят в Вест-Индию в английские колонии, а остальных распродадут здесь же или отправят на крупный рынок рабов в Мансо.
    - Эфенди, - прошептала Диана, проходя мимо этих несчастных людей, - это просто ужасно.
    - Что поделаешь, ханым, на все воля Аллаха. Белый человек несет разрушения, куда бы он ни ступил. Европейцам нужна дешевая рабочая сила, а рабы это бесплатная сила. Англичане, испанцы и португальцы специально снабжают оружием некоторые африканские племена, разжигают вражду между африканцами. Я знаю, что фанти и га, местные приморские племена, с радостью помогают работорговцам, поставляют им живой товар из других племен.
    Диана с отвращением слушала турка, проходя на другой конец площади. Поинтересовавшись у прохожих о местонахождении госпиталя Святой Марии, они свернули в переулок. Перистые листья высоких пальм раскачивались, бросая резную тень на стены домов. Солнце нестерпимо жгло, Диана чувствовала, как пот струйками стекает по лицу и телу, волосы под шляпой были влажными. А Сайфеддин-бей, напротив казалось, совсем не страдает от жары.
    - Я привык к таким температурам, ханым, - пояснил он. – Ведь я много лет жил в Африке. Но это еще не самая жаркая пора, она наступит в марте.
    Пройдя еще шагов триста, они уперлись в серое здание госпиталя. Диана остановилась не в силах унять сердцебиение.
    - Ну, смелее, - подбодрил ее Сайфеддин-бей, - может мистер Реджинальд находиться в его стенах. Ну же, вперед.
    Подхватив ее под локоть, турок зашел в узкие высокие двери. Пройдя по длинному темному коридору, они вышли к большому залу, в котором были расположены кровати, отделенные друг от друга высокими перегородками и ширмами. Медсестры и сестры милосердия в серых платьях с белыми передниками и колпаках ходили между рядами, разнося лекарства и осматривая больных.
    Диана остановила одну сестру, расспрашивая о брате, но та отрицательно покачала головой. Вторая, третья и последующие ни чего не смогли сказать, они не видели такого человека. Диана в отчаянии бросалась к врачам и сестрам, пока одна пожилая дама в высоком чепце и распятием на груди вспомнила, что похожий на описания мужчина лежал у них госпитале, в самой дальней палате. Диана в порыве радости расцеловала ее в обе щеки. Она рассказала, что это был моряк, которого подобрали рыбаки. Он был без сознания и очень тяжело ранен. Их врач не верил, что тот выживет. Понадобилось много времени, чтобы затянулись его раны и срослись кости. Молоденькая медсестра по имени Джейн Дейвидсон ухаживала за раненым, проводя у его постели день и ночь. Его звали мистер Реджинальд Д…, фамилию она не запомнила. При осмотре врач был очень доволен состоянием этот мистера, и две недели назад он покинул стены госпиталя. А с ним ушла и мисс Дейвидсон. Больше она их не видела.
    Диана озадаченная вышла на улицу. Сайфеддин-бей все это время находившийся рядом с ней, сейчас стоял, облокотившись о ствол масличной пальмы. Она взглянула на турка, не в силах скрыть разочарования, постигшего ее.
    - Что теперь делать Сайфеддин-бей? Я в такой растерянности, что никак не могу собраться с мыслями, – произнесла Диана, подходя к турку. – В душе я была уверена, что найду Реджи здесь. Где же его искать?
    - Ну а как же древняя карта?
    - Да. Это единственная зацепка. Но если убийца, нанятый Уильямом, тоже не нашел брата в Форте Джеймса и не передал ему эту карту. Тогда поиски в джунглях могут оказаться напрасными, – она опустилась на корточки и закрыла руками лицо. – А Реджинальд может оказаться уже на полпути в Англию. Он же не знает, что отец умер. Он ничего не знает.
    Несколько минут они провели под стенами госпиталя Святой Марии, не зная, что делать дальше.
    - Послушайте, Диана, – резко проговорил Сайфеддин-бей, наклоняясь к ней. – Сейчас не время сидеть тут. Идемте на причал к мистеру Робину, возможно у него есть какие-то новости. А если нет, то мы все вместе решим, как помочь вашему брату. Вставайте, вставайте.
    В порту Брантона не оказалось и еще какое-то время они ждали его сидя в шлюпке. Диана расположилась на банке. Подвернув под себя ногу в высоком черном сапоге и подперев подбородок кулаком, она бездумно глядела на синюю, блестящую в лучах солнца, поверхность океана. Вдали на горизонте виднелся корпус «Принцессы» с голыми мачтами и изуродованным носом. Она закрыла глаза. Ей не хотелось ничего видеть и не о чем думать. Над берегом летали стаи крикливых ласточек, пахло бананами и копченой рыбой, ящики с которыми грузили на стоящий в полутора кабельтовых от них бриг.
    Вскоре, тяжело дыша, подошел Робин. Он быстро запрыгнул в шлюпку.
    - В Аккре нечего больше делать, - сказал он, обмахиваясь шляпой. – Реджинальд неделю назад покинул город на судне идущем в Фернан-Вазе на мыс Лопес. Местные торговцы в порту сказали, что с ним были еще молодая женщина и человек с ужасным шрамом на лице.
    Диана вздрогнула, услышав это.
    - Человек со шрамом это убийца, – шепотом произнесла она. - Господи Боже храни моего брата. Чего мы медлим, скорее на «Принцессу», – вскричала Диана. – Они опережают нас на целых семь дней. Нас сильно задержал шторм в пути.
    Матросы по команде взяли весла и дружно опустили их в воду. Джеймс с палубы наблюдал за шлюпкой, глядя в подзорную трубу. Он с досадой заметил, что количество пассажиров не изменилось, а Диана сидит, уронив голову на сложенные руки. Капитан опустил трубу и спустился на шкафут. Он вдруг ощутил внутри себя тревогу за Диану. Как она справится одна, если с ее братом что-либо случиться или, не приведи Господь, уже случилось. Вдруг их с Дианой разногласия показались ему пустыми и глупыми. Главное быть рядом с ней и в радости и в горе, как говорится в Библии. Ему не терпелось узнать, что им стало известно о Реджинальде.
    Едва поднявшись на борт шхуны, Диана уединилась в своей каюте. Она не могла справиться с охватившими ее чувствами. Упав на колени перед кроватью, она заплакала. Проходивший мимо дверей ее каюты Джеймс услышал сдавленные рыдания. Он остановился, но не решился зайти. Капитан понимал, что Диане лучше сейчас побыть одной, он не может ей помочь и облегчить ее страдания.
     В тот же день «Принцесса» снялась с якоря и короткими галсами двинулась на запад.
    После ужина Сайфеддин-бей нарушил традицию и не стал рассказывать о своих былых путешествиях, а удалился в каюту, сославшись на усталость. За ним последовал Робин Брантон. Диана с задумчивым видом осталась сидеть в кресле, подперев кулаком голову. Казалось, она не замечала присутствия Джеймса, который сидел за столом напротив нее. В салоне ощущалась слабая килевая качка. Лампы, подвешенные над потолком, мерно покачивались из стороны в сторону, бросая причудливые тени на пол. Джеймс так много хотел сказать Диане, повиниться в своем, по-детски, глупом поведении, но не знал с чего начать, поэтому продолжал молча сидеть, сдвинув брови на переносице.
    - С тех пор, как мы покинули Англию, - неожиданно нарушила тишину Диана, - сегодня, в первый раз мне стало по-настоящему страшно. Страшно от того, что, все наши усилия могут оказаться напрасными. За неделю с Реджи может произойти все что угодно. Семь дней это целая вечность.
    Джеймс встал и приблизился к Диане.
    - Я боюсь, что в этих проклятых джунглях, - продолжала она, не глядя на Венсли, - обнаружу бездыханное тело брата. Это будет означать одно, что план Уильяма удался, и он смог погубить Реджи, и возможно возьмется за меня. Или хуже, я вообще не найду его. Что тогда делать? Боже! – она в отчаянии обхватила голову руками. – Сайфеддин-бей говорил, что в африканских лесах очень опасно. Имею ли я право подвергать риску жизни стольких людей, ради призрачной надежды?
    Джеймс не выдержал этой эскапады. Он схватил ее за плечи и с силой тряхнул.
    - Диана, очнитесь. Сейчас, когда мы уже близко не время предаваться мрачным мыслям. Вы должны верить, что ваш брат жив. И мы найдем его, – твердо произнес он. – Да, его не оказалось в госпитале. Но еще не все потеряно. Слышите? Возьмите себя в руки. И не надо перекладывать на себя всю ответственность за самостоятельные решения взрослых людей. Вы всего лишь маленькая девочка, - Джеймс ласково провел ее по волосам, – но вашей смелости, энергии и бесстрашия хватит на сотню человек.
    Диана грустно улыбнулась в ответ.
    - Спасибо вам, Джеймс. Действительно, я рано сдалась. Все самое важное еще впереди, – она попыталась встать, но Венсли удержал ее за руку.
    Он опустился на колени перед креслом, где она сидела и они оказались лицом к лицу.
    - Я много думал, - быстро проговорил капитан, - и решил еще раз попытать счастья. Диана Дарнлей окажите мне честь и станьте моей женой.
    Диана придвинулась ближе и с нежностью посмотрела в серые глаза Венсли.
    - Я не могу, Джеймс. Поверь, больше всего на свете я бы хотела сказать тебе - да. И не согрешила бы, идя против своего сердца. Но это может разрушить твою жизнь. А я этого не хочу.
    Джеймс резко поднялся на ноги и два раза прошелся вдоль салона.
    - Разрушить мою жизнь? – переспросил он. – Не надо думать о моей жизни, я сам способен решить, что лучше для меня. Твой отказ ранит мою душу. Видит Бог, я люблю тебя больше жизни, больше всего на свете. И я не понимаю, что стоит между нами. Конечно, я не так богат и знатен. Ты достойна занять высокое место в обществе, Диана, а я не смогу тебе этого дать. Но ты ведь тоже любишь меня?
    Диана на мгновение закрыла руками лицо, и тут же взглянула на Венсли. На ее красивом лице отразилось столько мук и страдания, что Джеймс остановился.
    - Моя мать была рабыней, – очень тихо сказала она. – Ты понимаешь, что это значит? До определенного момента я ничего не знала, отец тщательно скрывали от нас этот факт. Но с детства я была помолвлена с сыном одного барона. Когда они узнали, естественно расторгли помолвку с большим скандалом. После этого я не могла выходить даже на улицу. Прохожие указывали на меня пальцем, перешептывались, смеялись или с презрением смотрели в мою сторону. Наш дом обходили стороной. Все двери достойных семей Англии были для нас с тех пор закрыты. Реджинальд уже тогда был капитаном и находился в плавании, а Уильям никогда не жил с нами, предпочитая находиться в Йорке. Отец увез меня в поместье, где я в изоляции от внешнего мира жила много лет. Я очень тяжело пережила это и не хочу повторения.
    Джеймс молчал пораженный рассказом Дианы.
    - Если я стану твоей женой, - продолжала она, откинувшись на спинку кресла, - всем рано или поздно станет известно, кто я и кем была моя мать. От тебя отвернуться друзья, семья и настанет момент, когда ты возненавидишь меня, виновницу твоих бед.
    - Для меня это не имеет никакого значения! – воскликнул Венсли.
    - Но для меня имеет. Для меня годы жизни в Гемпшире казались бесконечными и тягостными. Если бы не мечты о море, которые я лелеяла в душе, мне не зачем было бы жить. Наконец, здесь, на «Принцессе» среди бескрайних просторов океана, я ощутила себя свободной от предрассудков и людской злобы.
    - Диана, человеческая память избирательна. Люди забудут, что твоя мать была рабыней, но будут долго помнить, что ты дочь прекрасного благородного человека сэра Фредерика Дарнлея, – Джеймс с надеждой посмотрел на нее и вновь присел рядом.
    Но Диана лишь покачала головой.
    - К сожалению, это не так. И в этом кроется еще одна проблема, которую мне придется разрешить. Фредерик не мой отец. Это выяснилось не так давно, и мой родной брат Уильям любезно сообщил мне об этом. Видишь Джеймс, я сама не знаю, кем являюсь на самом деле.
    Венсли не подал виду, но в душе почувствовал явное облегчение. Безусловно, ему было очень жаль Диану, но мысль о том, что она была дочерью богатого титулованного человека, у которого он служил, очень мучила Джеймса. Теперь она была гораздо ближе к нему.
    - Видишь, Джеймс, я не могу дать тебе больше, чем ты уже получил, – при этих словах ее щеки залились румянцем, - Я не завидная невеста. Все мое приданное это «Принцесса». Все чем владел мой отец, сэр Фредерик, по праву принадлежит только Реджинальду. Мне очень не хватает тебя, Джеймс, - прошептала Диана, - твоих объятий, поцелуев. Но если ты не сможешь понять меня и принять такой, какая есть, я смирюсь.
    Джеймс коснулся пальцами ее щеки, губ.
    - Я не устану говорить и доказывать тебе, каждый день, каждую минуту, проведенную рядом, что для меня не имеет значения, кем была твоя мать и кто твой отец. Для меня важна только ты, Диана. Вся моя жизнь принадлежит тебе. Больше всего на свете мне хочется назвать тебя своей женой. Но настаивать я не буду. И зная, что никуда я тебя не отпущу и никому больше не дам в обиду. Если понадобиться я буду драться со всем миром до последней капли крови, защищая тебя, любимая моя.
    Слезы выступили на глазах Дианы. Она крепко обняла Джеймса за шею, спустившись с кресла на колени. Его руки тут же обвили ее тело.
    - Идем со мной, - сказала она, поднимаясь на ноги, - мы потеряли уже много времени, проведя столько ночей порознь.
    - Я должен проверить вахтенных, - произнес Венсли, - но потом я целиком буду принадлежать тебе.
    Надлежаще исполнив свои обязанности, капитан на несколько минут задержался на шкафуте. Звезды ярко сверкали на черном полотне ночного неба, и теплый тропический ветер ласково обдувал лицо. Джеймса настолько переполняли чувства, что хотелось закричать. Но он сдержался. Достаточно, что они теперь с Дианой вместе, и никто во всем свете не в силах помешать их счастью. Глубоко вдохнув воздух, он развернулся на каблуках, и направился в каюту, где его ждала любимая женщина.
    
    Глава 12
    
    Шторм и встреча с пиратами заметно потрепали шхуну, треснутая мачта и изувеченная носовая часть мешали развить хорошую скорость при благоприятном ветре. Две с половиной недели понадобилось «Принцессе» чтобы пересечь Гвинейский залив и приблизиться к побережью Африки в том месте, где ее пересекает экватор.
    Диана стояла на шкафуте, разглядывая в подзорную трубу груду облаков на горизонте, за которыми скрывался африканский берег. Африка. Что она знала об этой земле? Те скудные описания, которые Диана читала в книгах, не могли дать ей четкого представления о ней. Сайфеддин-бей рассказывая об Африке, описывал многообразие и красоту природы и животного мира, которые едва ли встречаются еще на земле. Но он предупреждал о многочисленных опасностях, которые скрывает это внешняя красота и привлекательность. Диана подумала о Реджинальде. Жив ли еще ее брат? В ответ раздались гулкие удары ее сердца. «Жив» – отвечало оно.
    Диана собрала всех в кают-компании на совет. Встав во главе стола, на котором была развернута карта, Диана обвела взглядом присутствующих.
    - Друзья мои, - громко сказала она, - через несколько часов «Принцесса» бросит якорь у берега Африки. И наше путешествие продолжится по суше. Наемный убийца ведет моего брата по карте, на которой указан путь. На рассвете мы высадимся здесь, - она ткнула пальцем в точку на карте, - где экватор пересекает Африку, и двинемся на северо-восток в глубь материка на двести пятьдесят миль. Это очень далекий и опасный путь, прошу всех быть настороже. Ведь кроме диких зверей мы можем встретить гнусных работорговцев, промышляющих в этих районах. К тому же вместе с Реджинальдом находиться наемный убийца со шрамом на лице, не исключено, что по пути мы можем натолкнуться на него. Сайфеддин-бей уже предупреждал нас, но я повторюсь, что порох и пули надо держать в сухой герметичной коробке, потому что в лесах очень сыро и влажно. Наверное, излишне говорить, кто отправится на берег, но все же: я, Сайфеддин-бей, он единственный человек который бывал в западной Африке, Робин Брантон. Предлагаю взять с собой двух крепких и выносливых матросов, например Марка Стоуна и Генри Томпсона.
    Джеймс почувствовал, как кровь отливает от его лица. Но Диана не дала ему и рта раскрыть. Она пристально посмотрела на него.
    - Капитан, вам надлежит отплыть в ближайший порт и встать на ремонт. «Принцесса» не выдержит обратного пути. А после будете курсировать вдоль берегов Африки между экватором и 5˚с.ш.
    Венсли не выдержал ее командного тона и того, как она легко избавилась от него. Он резко поднялся.
    - Значит, вы исключаете меня из экспедиции? – в упор спросил он. – Считаете мое участие излишним?
    - Джеймс, корабль нуждается в ремонте, – спокойно ответила Диана. – Кому я могу поручить это как не капитану?
    - Диана, не лишайте меня возможности помочь вам, – умоляюще произнес он. – На борту остается мой помощник мистер Вильсон. Я доверяю ему как самому себе. Рональд опытный моряк, он без труда справиться с этой задачей. Я не смогу находиться вдали от тебя, зная какие опасности могут подстерегать весь отряд в Африке, – вдруг выпалил капитан.
    Диана смутилась и мельком взглянула на улыбающихся Сайфеддин-бея и Робина.
    - Мы долго делали вид, что ничего не замечаем, – сказал Брантон, переглядываясь с турком. – Хватит из нас делать дураков, Диана. И так уже весь корабль знает, что вы по уши влюблены друг в друга. Мы все сполна насладились спектаклем с вашим участием, – он поднялся и подошел к Джеймсу и Диане. – Вы будете очень счастливы вместе.
    Робин повернулся к Диане и крепко обнял ее.
    - Ты не смогла бы выбрать человека более достойного и благородного, нежели капитан Венсли. Я уверен, что Реджинальд и ваш отец одобрили бы твой выбор. Поздравляю.
    Выслушав поздравления от Сайфеддин-бея, Диана залилась густой краской, не зная, куда девать глаза. Ей казалось, что она тщательно скрывает свои чувства, и была уверена, что никто не смог бы догадаться, что она влюблена в Джеймса. Он также находился в растерянности, машинально пожимая руки Брантона и Сайфеддин-бея. Когда они удалились, оставив молодых людей в салоне наедине, Джеймс повернулся к Диане.
    - Я же говорил, что никуда тебя не отпущу, - сказал он, сжав в ладонях ее маленькие руки. – Диана, с твоей стороны было не честно так поступать со мной. Неужели ты думала, что я исполню твой приказ, и отправлю тебя одну в лесную чащу? – он отрицательно покачал головой, поднеся ее пальцы к своим губам. – Нет. Я же говорил, что буду защищать тебя везде.
    Джеймс нежно поцеловал кончики ее пальцев и привлек к себе, крепко обняв за талию.
    - Боже, как я тебя люблю, Диана, – прошептал он, прежде чем припасть к ее губам долгим поцелуем.
    Весь оставшийся день был занят приготовлениями к походу. Матросы во главе с Робином чистили оружие, собирали съестные припасы, питьевую воду. Сайфеддин-бей собирал свои инструменты, мази и настойки, которые могли понадобиться на берегу.
    Диана в своей каюте складывала вещи в большой кожаный заплечный мешок. Она напряженно обдумывала дальнейшие действия. Как много уже было пройдено, и как много еще предстояло пройти. Только сейчас она осознала, что мысли о море занимали большую часть ее жизни. Но впереди ее ждали долгие недели, а может и месяцы на чужой земле. Ее страшила неизвестность, которая скрывалась за словом Африка.
    Наконец настало время, когда все приготовления были окончены. Шхуна стояла на якоре в двух кабельтовых от берега. И на рассвете 29 января шлюпка отошла от борта корабля и направилась к берегу. Солнце, ярко светившее на небе, провожало путешественников в дальний путь. Диана обернулась и взглянула на «Принцессу». С раздробленным носом, потрепанными парусами судно походило на раненое животное, плавно покачивающееся на волнах. И сейчас, расставаясь с кораблем, девушка поняла, что отправляется в неизвестное, далекое путешествие одна и чувство невосполнимой утраты сжимало ее сердце. Несмотря на то, что она приблизилась к месту поисков брата, ей было больно бросать свою «Принцессу» в таком состоянии. С каждым взмахом весел шлюпка отдалялась от корабля. Диана бросила напоследок прощальный взгляд шхуне, сосредоточив свое внимание на пустынном чужом побережье
    Когда же днище лодки коснулось песчаного берега, Диана первая выпрыгнула из шлюпки, и с наслаждением прошлась по твердой земле. Глядя на первозданную красоту африканского побережья, Англия казалась далекой призрачной страной, не существующей на самом деле. Безжизненный, одинокий берег, казался таковым только на первый взгляд. Справа виднелись черные гребни скал, робко выглядывающих из-за зеленых верхушек деревьев. Мощные стволы –исполины были сплошь увешаны лианами, образуя своеобразный занавес, скрывающих жителей лесных чащ от сторонних глаз.
    - Нам придется не сладко в лесах в это время года, – задумчиво произнес Сайфеддин-бей, поднимая на плечи свой мешок.
    - Почему? – удивился Брантон, стоящий рядом с ним. – Погода просто прекрасная, светит солнце. Что может быть лучше?
    - Видите ли, мистер Робин, мы попали на побережье в начале летнего дождливого сезона. На экваторе он начинается с середины января и продолжается почти до середины мая. Обратите внимание на облака, которые гонит ветер со стороны моря. Не удивлюсь, если к вечеру пойдет дождь.
    - Надеюсь, небольшой дождь не помешает нашим планам, - сказала Диана, подходя к Сайфеддин-бею. – Как бы то ни было нам пора в путь. Не будем задерживаться.
    Путешественники распределили между собой поклажу, и смело вступили в девственный лес. Очутившись за зелеными кулисами, их взглядам открылось невероятное зрелище. Жизнь в зарослях кипела во всю. То и дело слышались голоса невидимых птиц, и звонкое жужжание насекомых. В джунглях было душно, сыро и темно, из-за того, что деревья закрывали огромными ветвями небо, не пропуская ни солнечные лучи, ни ветерок, колыхавший зеленые верхушки великанов. Лес как бы состоял из нескольких ярусов: старые высоченные исполины и новые подрастающие поколения деревьев своими ветвями составляли многослойную «крышу», нависая до кустарников, растущих у их подножия. Лианы, густо сплетая всю растительность, создавали неповторимые узоры. То толстые как корабельные канаты, или наоборот тоненькие и гибкие, они представляли собой место для игр обезьян, верещавших среди ветвей. Из-за скудного солнечного света вокруг можно было разглядеть дорогу только на двадцать-тридцать шагов, что очень затрудняло путь.
    Возглавлял отряд Джеймс, держа в одной руке компас, в другой абордажную саблю, которой он прокладывал дорогу в густых зарослях. За ним следовала Диана, Сайфеддин-бей, Робин. Марк и Генри замыкали шествие.
    Не редко на пути попадались поваленные стволы деревьев, поросшие мхом и лишайником. С корнем выкорчеванные исполины загораживали весь проход. Приходилось перелазить через них. Диана, то и дело, оглядываясь по сторонам, отметила, что деревья по большей части незнакомые ей отличались разнообразием. Редко когда растения одного вида росли рядом. Иногда попадались деревья невероятных размеров, их огромные стволы, похожие на колонны храмов, были обросшие большими грибами, чьи узорные края походили на кружевные воротники. Стараясь двигаться как можно тише, не привлекая внимание, путники заметили, что за ними все же ведется слежка. Маленькие мартышки и колобусы, прятавшиеся в глубине деревьев, с интересом наблюдали за людьми, высунув из листьев свои забавные мордашки. Несмотря на влагу и сырость землю покрывал мягкий ковер сухих листьев. Сайфеддин-бей настойчиво просил всех смотреть под ноги, чтобы случайно не наступить на лианы, концы которых были усеяны острыми шипами. Они шли уже несколько часов, но оставили позади не более пяти миль. Стараясь всех отвлечь от мыслей об усталости Сайфеддин-бей рассказывал о жизни лесных обитателей. Будто ведя экскурсию по музею, он просил путников взглянуть то на коричное дерево, упирающееся ветвями в небо, то на масличную пальму, возвышавшуюся над кустарниками. И с видом заправского купца на рынке предлагал отведать диких фиников.
    Диане казалось, что она попала в другой мир. Совсем недавно она стояла на берегу океана и перед глазами расстилались бескрайние водные просторы. А теперь деревья, опутанные лианами, точно гигантскими змеями сменяли друг друга. На протяжении многих миль были одни деревья: высокие и низкие, лесные чащи, местами редевшие и наоборот, сгущавшиеся настолько, что невозможно было продолжать путь.
    Заметив, что Сайфеддин-бей замолчал, а Диана стала все чаще спотыкаться о мощные корни стелящиеся по земле, Джеймс решил предложить остановиться на ночлег. Путешественники с восторгом приняли это предложение. Так завершился первый день пути. Но впереди была длинная ночь, время, когда на охоту выходят лесные хищники. Матросы принялись расчищать место для стоянки, Диана и Сайфеддин-бей готовили ужин. Было еще достаточно светло, но на экваторе солнце встает и заходит очень быстро. Из-за высокой влажности вещи на путниках были сырые и неприятно натирали кожу. Поэтому, когда развели костер, над ним осторожно развесили одежду. В противном случае она покрылась бы плесенью в ближайшее время. Диана, закутавшись в шерстяное покрывало, прислонилась спиной к стволу дерева и закрыла глаза. Сквозь сон она едва ощутила, как Джеймс уложил ее на мягкую подстилку из травы и веток. С наступлением темноты начал капать дождь. Он быстро усиливался, и через несколько минут превратился в настоящий ливень. Джеймс и Робин быстро принялись сооружать навес из мягких листьев банановых пальм, которые подносили Марк и Генри. Хотя сплетенные вверху ветви деревьев сдерживали основные потоки, дождь громко шелестел по крыше навеса, скатываясь по листьям на землю. Но Диана утомленная долгим переходом не слышала, что происходило вокруг.
    Она открыла глаза, когда было еще темно и до рассвета оставалось не менее двух часов. Над головой Диана увидела сплетенный из гибких веток шалаш, накрытый широкими листьями. Под самым потолком на прутьях были развешаны их вещи. Она зевнула и села, накинув на плечи одеяло. Вокруг костра рядом с ней спали Джеймс и Робин, чуть поодаль Сайфеддин-бей свернулся калачиком. Напротив него мирно похрапывал Марк. Генри, матрос тридцати с лишним лет с невыразительным лицом, но добрыми глазами, сидел у входа с ружьем в руках. Дым от его курительной трубки окутал Томпсона сизым дымом.
    - Хен, - тихо сказала Диана, подсаживаясь к нему, - ложись спать. Я сменю тебя.
    - Что вы, мисс, - возразил он, - я не устал. А вот вы отдохнули бы еще. Скоро рассвет.
    - Вот именно. Считай что это приказ, – произнесла Диана тоном, не терпящим возражений. – Давай мне ружье. Впереди у нас трудный день.
    Когда матрос уснул, Диана сняла с веток свою рубашку, жилет и штаны. И пока все спали, она переоделась. Как же приятно было ощущать на себе сухие и теплые вещи, пусть даже ненадолго. Из-за высокой влажности ее волнистые густые волосы стали мелко завиваться и превратились в огромную спутанную массу. Диана достала щетку и тщательно расчесала волосы и заплела в тугую косу. Поверх головы она повязала бумажный платок. Она проснулась отдохнувшей и сейчас уже была готова продолжать путь. Осталось только дождаться рассвета. Она села и поджала к себе ноги, положив на колени подбородок. В руках Диана крепко сжимала приклад ружья.
    Последние капли дождя, скатываясь с листвы падали на землю. В предрассветные часы лес не спал. Воздух был наполнен уханьем ночных птиц, хлопаньем кожистых крыльев летучих мышей и песнями сверчков. То и дело слышался треск ломающихся веток и шорох в кустах, окружающих лагерь. Диана, едва дыша, настороженно прислушивалась к звукам ночных джунглей. Но вскоре все стихло. Несколько минут она сидела в тишине, но с первыми лучами солнца все лесные жители устремились вверх, приветствуя новый день. Птицы наполнили утренний воздух веселым пением. Обезьяны, громко крича и ссорясь, поднимались на вершины деревьев, цепляясь за лианы.
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Любовное


г.РОстов-на-дОну, май 2008

© Copyright: Оксана Зорина, 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Оксана Зорина - Вслед за мечтой Главы 10,11,12

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru