Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Лекс Кравецкий - Кто к нам с мечом
Лекс Кравецкий

Кто к нам с мечом

    – ...ответчика представляет сопредседатель компании Жерар Пуаре и адвокат Луиджи Тромп. Истец Эрни Хайднагер от адвоката отказался и будет отстаивать свою точку зрения сам. На этом слушание дела «Эрни Хайднагер против страховой компании ‘Краймер и Пуаре’ объявляю открытым».
    Судья вытер пот со лба и ещё раз исподтишка окинул взглядом зал. Вроде бы ничто не мешало осматриваться открыто, однако истец излучал такой оптимизм, что судья на мгновенье сам почувствовал себя на скамье подсудимых.
    У этого Хайднагера вид, будто он переел «таблеток счастья». Причём, сам лично же их перед этим и разработал. Вон он сидит, поглаживает своё небольшое брюшко карикатурно смотрящееся на довольно худом торсе. И всё время скалится. Всё время, ни на секунду не перестаёт.
    Главное, дело-то простое донельзя. Примитивное дело. Но из-за этого вот оскала судья чувствовал себя не в своей тарелке. Будто от Хайднагера исходят какие-то тёмные эманации.
    Где-то он ведь слышал эту фамилии. Нет, вроде не в газетах. Другой судья что ли рассказывал или откуда ещё?
    – Ладно, – начал судья и осёкся от ощущения излишней неофициальности этого слова, – истец, изложите суть дела.
    Последние слова почему-то прозвучали сквозь зубы. Однако Хайднагер после них вскочил так, будто его подбросила спрятанная в брюках пружина. И сразу же принялся тараторить.
    – Суть моего дела крайне проста. Я обратился в компанию «Краймер и Пуаре» по поводу страхования своего автомобиля. Однако в страховке мне отказали.
    – Отказали в выплате страховки? – уточнил судья.
    – Нет. Отказались страховать. По закону же предоставлять страховку они обязаны. У страховой компании нет права отказывать в страховании просто потому, что им не нравится мой автомобиль.
    – Это была их официальная формулировка?
    – Практически да. Я разговаривал с господином, который сейчас выступает ответчиком. Предоставил ему все бумаги, а он сказал, что мою машину он застраховать не может. Я спросил, почему? На это господин ответил, что, цитирую, «никакая это не машина». Ваша честь, это оскорбление моего достоинства. Я очень люблю свою машину. Быть может, она неказиста, однако пока у меня нет денег на другую. Я уверен, что деньги скоро появятся, поэтому…
    – Ваше будущее не имеет отношения к делу, – прервал Хайднагера судья, однако Эрни не унимался.
    – Как же не имеет, ваша честь? Имеет. Причём, самое прямое отношение. И вы скоро это поймёте.
    – Истец, не уходите от темы. Итак, все необходимые документы у вас были, однако господину Пуаре не понравился внешний вид вашего автомобиля и он отказал вам в страховании? Именно отказал, а не повысил коэффициент?
    – Да, ваша честь, отказал. А когда я начал настаивать, он ещё и нагрубил. Считаю, что такое отношение…
    – Это не автомобиль! – вдруг крикнул с места господин Пуаре, – ваша честь, вы сами посмотрите, никакой это не автомобиль!
    – Ответчик, сохраняйте спокойствие. – судья стукнул молотком по столу, – говорить будете, когда вам предоставят слово.
    – Однако, ваша честь, – вступил адвокат ответчика, – мой подзащитный имеет в виду, что прежде чем продолжать рассмотрение дела, вам следует взглянуть на автомобиль господина Хайднагера. Считаем, это многое прояснит.
    – Ладно, – пошёл им навстречу судья и снова вздрогнул от неожиданно прорвавшегося неофициального слова, – истец, у вас имеется фотография вашего автомобиля?
    – Конечно, ваша честь.
    Эрни вынул из кармана флэшку и прошествовал к проектору. Дождавшись, пока секретарь включит проектор и настроит резкость, Хайднагер передал секретарю флэшку и указал на файл с фотографией. Секретарь щёлкнул мышью. Проектор за время их манипуляций уже практически прогрелся и эффектно, словно в заставке кинофильма, из темноты проявились очертания автомобиля Эрни.
    Судья, признаться, ожидал увидеть какую-нибудь ржавую развалюху, однако то, что он увидел на самом деле, заставило его непроизвольно вскинуть брови. Автомобиль был собран из картонных коробок.
    – Это ваш автомобиль? – еле слышно прошептал судья.
    – Да, ваша честь. Это он – моя прелесть.
    – Но он же из картонных коробок!
    – Вы очень наблюдательны, ваша честь.
    – И вас удивляет, что его не стали страховать?
    – Это меня скорее обижает. Я считаю, что автомобиль из картонных коробок ничем не хуже автомобиля из стали или пластика.
    – А он вообще ездит?
    – Ваша честь, к чему эти вопросы? Перед вами автомобиль, ответчик, не желающий его страховать, чего ещё надо? Самое время призвать этого наглеца к ответу. После этого, если захотите, я вас покатаю на своём автомобиле.
    Судья снова ударил молотком по столу.
    – Истец, не ломайте комедию! Ответчик отказался страховать не автомобиль, а кучу коробок, каким-то образом скрепленную в форме автомобиля. Страховая компания имеет право не страховать кучу коробок. Во всяком случае, не страховать её как автотранспорт.
    – Ваша честь, – вкрадчиво начал Эрни, – ваши слова попахивают дискриминацией. Вы сейчас пытаетесь сказать, что некоторые автомобили настолько не нравятся вам и ответчику, что вы даже не считаете их автомобилями. Такое в правовом государстве недопустимо. Я уже подумываю усугубить свои претензии и судиться не просто по поводу отказа от страхования, но ещё и по поводу унижения моего достоинства.
    – Что вы несёте, господин Хайднагер? Какое ущемление достоинства? – судья от напряжения даже привстал, – вы пытаетесь застраховать кучу коробок под видом автомобиля. Это – несусветная наглость. Это переступает все границы.
    – Не скажите, ваша честь. Недавно я был на слушании по поводу отказа в регистрации брака. Так вот, там под напором аргументов судья всё-таки признал, что очень зря он не позволял заключить этот брак. И особенно зря он утверждал, что не брак это вовсе. Истцы, к слову, угрожали подать в суд по правам человека. Но судья всё-таки признал ошибку добровольно.
    – Какой ещё брак, господин Хайднагер? Вы снова отходите от темы.
    – Это как посмотреть, господин судья. Я объясню. Дело в том, что истцы оба были мужчинами…
    – Мужчины они или нет, к вашему делу их случай не относится, – судья в гневе ударил молотком по столу два раза.
    – Дайте закончить мысль, ваша честь, этот случай как раз очень важен для моего дела. Так вот, они были мужчинами, а тот судья утверждал, что браком называется союз между мужчиной и женщиной. Однако адвокат мужчин сказал, что брак – это союз двух влюблённых. Узаконенный государством. А прежнее значение слова дискриминирует некоторые категории граждан. После этого тот судья вынес вердикт, в котором сказал, что если трактовка закона дискриминирует граждан, то следует выбрать иную трактовку. И разрешил брак.
    Судья нахмурился и процедил:
    – Господин Хайднагер, у нас, слава богу, не прецедентное право. И тот случай не имеет никакого отношения к вашему. Да и в брак с мужчиной, я так понимаю, вы вступать не намерены. К чему эти ваши рассказы?
    – Ваша честь, – улыбнулся Эрни, – я ни в коей мере не пытаюсь сыграть на прецеденте. Тот случай – просто иллюстрация к моему. Ведь если трактовку закона можно поменять в их случае, то можно поменять и в моём. Просто чтобы не тратить время и не доводить дело до международного суда. Ведь вам после ваших слов придётся там быть ответчиком.
    Слова Хайднагера казались бредом сивой кобылы, однако сквозь них проглядывало какое-то неуловимое зерно истины. И это зерно грозилось прорасти в развесистые заросли международных слушаний, манифестаций и прочих неприятных судье вещей.
    – И какую же трактовку вы предлагаете? – подозрительно поинтересовался судья.
    – О, моя трактовка очень проста. Если что-то выглядит как автомобиль, то оно – автомобиль и есть. Вы отрицаете, что мой автомобиль выглядит как автомобиль?
    Судья покосился на господина Пуаре и его адвоката, которые явно что-то хотели сказать, но вместо этого молча глотали воздух.
    – Истец, у автомобиля есть ещё ряд качеств, которые определяют, что он – именно автомобиль, а не что-то ещё.
    – Какие, например, ваша честь?
    – Например, автомобиль перерабатывает бензин.
    – Ваша честь, посмотрите внимательно вот сюда, – Эрни подошёл к всё ещё светящейся на стене фотографии и ткнул пальцем примерно в её середину, – вот это – бензобак, туда можно залить бензин. И он примерно через трое суток переработается, я проверял. Кроме того, бывают автомобили на спирту, электричестве…
    – Да у него бензин просто испаряется! – крикнул господин Пуаре, – ваша честь, что же это происходит? Куча картонных коробок, в которую заливают бензин, ещё не становится автомобилем. Автомобиль должен ездить.
    – Как адвокат истца я призываю вас, ваша честь, прекратить истерику ответчика, – задорно сказал Эрни.
    У судьи и без того от происходящего уже слегка кружилась голова, поэтому при последних словах Эрни он машинально начал выискивать глазами истца, чьим адвокатом назвался Хайднагер. Только через полминуты судья осознал, что истец и адвокат – одно лицо.
    – Ответчик, вы будете говорить, когда вас спросят, – вяло промямлил судья.
    Однако профессиональная гордость всё-таки подстегнула его.
    – Истец, что вы можете сказать в ответ на утверждение господина Пуаре? – продолжил он уже более твёрдым голосом.
    – Дело в том, ваша честь, что в браке главное – процесс деторождения.
    – Я протестую, – вскочил адвокат господина Пуаре, – это не относится к делу. Ваша честь, он опять о браке.
    Судья брезгливо махнул рукой.
    – Пусть продолжает.
    – Так вот, – невозмутимо продолжил Эрни, – в браке главное – процесс деторождения. И воспитания детей. Однако на том суде, о котором я вам уже рассказывал, был сделан вывод, что деторождение – второстепенное. Та пара, как сказал их адвокат, детей может усыновить. И вырастить усыновлённых.
    – И что же теперь? – поинтересовался судья.
    – А теперь, значит, союз двух мужчин можно признать браком.
    – Это я понял. Какое отношение это имеет к вашему делу?
    – Ваша честь, я лишь иллюстрирую. Чтобы вам было понятнее. Так сказать, раскрываю логику правового государства на примерах. Теперь о моём деле. Многие раньше думали, что основное свойства автомобиля – ездить самостоятельно. Но в наше время такой взгляд является устаревшим. Например, мой автомобиль вполне может просто катиться под горку. Или его можно толкать. Это ведь ничем не хуже усыновления. Во всяком случае, мой автомобиль иногда выглядит так, будто он едет. Следовательно, он на самом деле едет. Более того, я вас заверяю, что после того, как вы, наконец, обяжете ответчика застраховать мой автомобиль, он очень скоро будет ездить и сам по себе.
    – Протестую, ваша честь, – снова взвился адвокат ответчика, – мы не обсуждаем здесь будущее. Кроме того, моему ответчику не дают слова.
    – Протест принят, – постановил судья, – что хочет сказать суду ответчик?
    Вместо ответчика, впрочем, слово взял его адвокат.
    – Заявления истца смехотворны. Он пытается провести параллели между однополыми браками и его кучей коробок, способной катиться под горку. Эти вещи не имеют ничего общего. Куча коробок – не автомобиль.
    – Протестую, ваша честь, – сказал Эрни, – это личное мнение господина Тромпа. Не надо обобщать. Весь прогрессивный мир давно уже…
    – Перестаньте, истец, пусть он закончит.
    – Истец хочет для себя преференций. Он хочет застраховать кучу коробок и получить за это страховую премию, – продолжил господин Тромп.
    – Это так, истец? – спросил судья.
    – Мне нечего скрывать, ваша честь. Да, это так. Вообще страховка для того и существует, чтобы получить компенсацию в результате порчи имущества.
    – Вы в курсе, истец, что если вы испортите свой автомобиль…
    – Протестую, господин судья!
    – Протест отклонён. …если вы испортите свой автомобиль специально, то страховки вам не видать? И на вас будет заведено уголовное дело по подозрению в махинациях со страховкой?
    – Конечно, ваша честь. Я даже и не думал портить автомобиль сам. По моим прогнозам он пострадает в результате стихийного бедствия.
    – Какого же, если не секрет?
    – Не секрет. В результате дождя.
    – Дождя? Может быть, всё-таки бури и урагана?
    – Нет, ваша честь. В результате простого дождя.
    – Ваша честь, – снова поднялся с места господин Пуаре, – этот мерзавец даже не скрывает своих намерений. Он собирается застраховать свой автомобиль на максимальную сумму. Выплата по страховке будет больше ста тысяч евро. Это – если автомобиль будет уничтожен стихийным бедствием. А я уверен, он будет уничтожен в первый же месяц. Каков мерзавец!
    – Протестую, ваша честь, ответчик уже в который раз покушается на моё достоинство. Это недопустимо.
    – Ответчик, не надо переходить на личности. Оставьте мнение об истце при себе.
    – Но, ваша честь, если мы признаем кучу коробок автомобилем, то это же кошмар получится – платить жуткие деньги за уничтожение груды картона.
    – Протестую, ваша честь.
    – Протест принят. Слово даётся адвокату ответчика.
    Господин Тромп собрал всю свою волю в кулак и даже излишне спокойно начал речь.
    – Я так понимаю, суд уже практически готов признать, что изображённое на фотографии – именно автомобиль. Однако ответчик заранее просит отметить ряд моментов. Первое: страховая премия не выплачивается в случае нарушения правил эксплуатации транспортного средства.
    – Прошу слова, ваша честь, – поднял руку Эрни.
    – Может быть, вы подождёте, пока господин Тромп закончит?
    – Могу и подождать, но тогда суд потеряет нить повествования.
    – Хорошо, истец, вам слово.
    – Господа, – Эрни встал и улыбнулся, – я был на одном судебном заседании…
    Господин Тромп при этих словах уронил голову на сложенные на столе руки, а господин Пуаре судорожно вздохнул.
    – Мы уже всё поняли про однополые браки, – перебил Эрни судья.
    – Нет. Сейчас я о другом заседании. Так вот, там женщина подала в суд на ресторан из-за того, что она облилась горячим кофе, поданным ей в этом ресторане по её же заказу. Женщина утверждала, что её никто не предупредил о недопустимости поливания себя горячим кофе. Ей не предоставили инструкцию.
    – К чему вы это, истец?
    – Я это к тому, ваша честь, что я понятия не имею о порче картона под дожём.
    – Но вы же сами сказали, что дождь уничтожит ваше транспортное средство.
    – Это да, однако мой прогноз и мои знания никак не связаны.
    – Как прогноз может быть не связан со знаниями? Зачем же вы тогда его делаете?
    – Господин судья, вам наверно попадались на глаза прогнозы астрологов. Ни один из них ведь не может доказать, что его прогнозы опираются хоть на какое-то научное знание, но никто ведь не мешает им делать прогнозы.
    Судья замахал руками.
    – Очень хорошо, господин Хайднагер, отныне вы можете делать прогнозы без знаний.
    – Так вот, как я уже говорил, я понятия не имею о порче картона под дождём. В инструкции к коробкам это было не написано.
    – Тогда подавайте в суд на изготовителя автомобиля! – не выдержав заорал господин Пуаре. – Это он сделал автомобиль из неподходящих материалов. А от нашей компании отстаньте, наконец!
    – Дело в том, ваша честь, что на изготовителя я уже подавал в суд по поводу отсутствия инструкции, но мы с ним решили дела полюбовно.
    – И кто же изготовитель? – спросил судья, подозревая неладное.
    – Я, ваша честь. Однако после выплаты мне страховки, я готов судиться со страховой компании уже от имени изготовителя.
    У судьи задёргался глаз. Однако от такого сильного всплеска эмоций в голову ему пришла спасительная мысль.
    – Истец, вы сказали, что принесли ответчику все документы. Но как вы умудрились зарегистрировать машину? Это же – груда коробок.
    – Ваша честь, в который раз вы оскорбляете мои чувства.
    – Прошу прощения, истец, но всё-таки, каким образом?
    – Очень просто, ваша честь. Я добился этого права через суд.
    – Мой бог, если вы уже однажды доказали, что ваш автомобиль – это автомобиль, причём, доказали в суде, зачем вы доказываете это ещё раз?
    – Ваша честь, я делаю это с целью распространения знаний. Дело в том, что в нашей стране дискриминируются владельцы картонных автомобилей, и я считаю своим долгом как можно чаще и подробнее рассказывать о…
    – Хватит! Хватит, господин Хайднагер. Я всё понял. Больше вопросов по этому поводу не имею. Адвокат ответчика может продолжать.
    – И сказанного следует, – пробурчал господин Тромп, – что первое наше предупреждение утратило смысл. Истец, получается, не знает, что картон портится под дождём. Хотя, конечно, на самом деле он знает…
    – Ваша честь, та женщина, она наверно ведь тоже на самом деле знала, что горячий кофе обжигает, – встрял Эрни.
    – Оставьте это, господин Хайднагер. Я уже принял к сведению. Пусть говорит дальше.
    – Так вот, – угрожающе прорычал господин Тромп, – если он не знает, то я ему об этом сообщаю. Картон портится под дожём, господин Хайднагер.
    – Извините, но я уже про это забыл, – радостно сказал Хайднагер, – память, знаете ли, подводит.
    – Если вы забыли об этом, то это ваша проблема!
    – Сдаётся мне, господин Тромп, что вы не уважаете права инвалидов.
    – Какой вы, к чёрту, инвалид?
    – Не оскорбляйте меня, у меня справка есть, господин Тромп. Вот, смотрите, тут написано: «клиника Параплазмиальной Нанохиругрии подтверждает, что господин Эрни Хайднагер имеет проблемы с памятью».
    – Какая клиника? – переспросил судья.
    – Параплазмиальной Нанохирургии.
    – Что-то не слышал о такой.
    – Она недавно открылась, ваша честь. Позавчера.
    – Где, позвольте поинтересоваться?
    – Тополиная улица, двенадцать.
    – Но это же ваш адрес! Скажите, господин Хайднагер, а кто владелец этой клиники?
    – Моя жена.
    – Она у вас врач?
    – Нет, что вы, ваша честь, она – народная целительница. Сначала ей, конечно, не разрешили открывать клинику, однако через суд удалось доказать, что прописываемые ей лекарства абсолютно безвредны. Точнее, это даже не лекарства, а биодобавки, гомеопатические средства и заговорённая дистиллированная вода. Она, кстати, не вреднее обычной. Эти средства даже в аптеках продаются. Кроме того, моя жена владеет средствами энергетической диагностикой, как неожиданно оказалось, поэтому…
    – Диагноз постановляю считать верным, – вздохнул судья.
    – Тогда пункт номер два, – рявкнул господин Тромп, – поскольку машина до стихийного бедствия, которое ещё не произошло, каталась только под горку, то после ремонта мы будем настаивать, чтобы она каталась аналогично. Этому мерзавцу не удастся поставить на неё современный мотор и выставить нам счёт за ремонт.
    – Ваша честь, – вставил Эрни, – дело в том, что ремонтная мастерская вряд ли сможет предоставить мне ровно тот мотор, который стоял в моём автомобиле до предполагаемого стихийного бедствия. Это – эксклюзивная разработка. Единственный экземпляр. Поэтому по закону я буду требовать аналогичный. Такой, чтобы моя машина как и раньше могла ездить со скоростью двести километров в час.
    – Что?!! – просипел судья, – вы же говорили, что вашу машину надо толкать, чтобы она ехала. Какой мотор?
    – Ваша честь, я не говорил, что её надо толкать, я говорил, что её можно толкать. Можно толкать, а можно и не толкать. Однако я готов вам продемонстрировать видеозапись, на которой запечатлён мой автомобиль в движении.
    – Протестую, ваша честь.
    – Протест отклонён. Демонстрируйте.
    Эрни второй раз подошёл к проектору и запустил видеозапись. Эта видеозапись повергла судью в ещё больший шок, нежели фотография автомобиля Эрни.
    – Истец, это ни в какие ворота не лезет. Вы показали нам статичную картинку, по которой пронёсся наложенный на неё ваш автомобиль. Это – видеомонтаж.
    – Возражаю, ваша честь. Это не видеомонтаж. Это – документальное авторское кино. Вы знаете, я был на одном слушании, и там признали, что такое кино тоже имеет право на жизнь. Теперь оно считается документальным. Документальный андерграунд. Да. Альтернатива.
    – Но это же – монтаж!
    – Ваша честь, это – моё видение мира. Если ваше видение отличается от моего, то не надо в этом упрекать меня.
    – Но ваше видение не может выступать в качестве доказательства.
    – Как же так, ваша честь? Такое кино можно даже показывать по телевизору под видом документального и наговаривать под него соответствующий текст. Раз его показывают на всю страну, то уж в одном маленьком суде точно можно.
    – Истец, ваш фильм пройдёт экспертизу. Если экспертиза покажет, что это – монтаж, фильм не будет считаться доказательством. Кроме того, экспертизу пройдёт и сам ваш автомобиль. Эксперты проверят, действительно ли он ездит с заявленной вами скоростью.
    – Ваша честь, я не возражаю против экспертизы. Однако настаиваю, чтобы эксперты были незаинтересованными.
    – Согласен.
    – Ваша честь, незаинтересованными могут быть только эксперты, являющимися сарманастристами по вероисповеданию.
    – Кем? – судья опять невольно вскинул брови.
    – Понимаете ли, ваша честь, недавно состоялось одно слушание, на котором истец, проиграв дело, настоял на том, что суд был заинтересован. Дело по мнению истца следовало рассматривать на суде, набранном из народа некоторого конкретного географического места, исповедующим некоторую религию. Это он обосновал тем, что дело касалось непосредственно этого народа. И его требование удовлетворили.
    – Что такое «суд, набранный из народа»?
    – Я имею в виду, что судья, адвокат, прокурор и так далее – все должны были быть представителями народа, населяющего то конкретное место и исповедующими ту религию. На конкретном месте я не настаиваю, однако вероисповедание – обязательно. Ведь дело касается вероисповедания.
    – Да каким же образом?
    – Элементарно. Я – сарманастрист. Мой автомобиль, соответственно, тоже. Эксперты другого вероисповедания наведут на нас порчу.
    – Мой бог, да я ни разу не слышал даже о такой религии. Где я вам найду таких экспертов?
    – Это не проблема, ваша честь, могу порекомендовать вам сразу двоих. Мой троюродный брат и его друг.
    В душу судьи в очередной раз закрались страшные подозрения.
    – Скажите, господин Хайднагер, а кроме них кто-нибудь ещё исповедует эту религию?
    – Конечно, ваша честь: ещё я и моя жена. Однако по понятным причинам мы не можем выступить в качестве экспертов. Предчувствую ваш вопрос: зарегистрирована ли эта религия? Да, зарегистрирована. Сначала, конечно, нам не разрешали это сделать, однако после регистрации церкви сайентологии всё прошло без проблем. Всего три судебных заседания – и вот она, новая религия.
    – Иными словами, экспертами-сарма… как их там?.. могут быть два человека на Земле.
    – Получается так, ваша честь, но любой желающий может вступить в нашу церковь. Первоначальный взнос, правда, полмиллиона евро, но верующих это не должно останавливать.
    – Проклятье! – не сдержавшись, выругался судья, – дело откладывается для проведения экспертизы.
    – Протестую, ваша честь, – вскочил господин Тромп. Господин Пуаре в это время что-то переливал из пузырька в стакан с водой. – Истец ставит суду слишком много условий.
    – Я – дискриминируемое меньшинство, мне можно, – скромно сказал Энри.
    – Да какое вы меньшинство? – заорал Тромп, – вы – белый. Довольно молодой…
    – Напоминаю, господин Тромп, во-первых, я – инвалид. У меня проблемы с памятью, если вы не забыли. Во-вторых, я – сарманастрист. Это – очень немногочисленная в нашей стране религия. В-третьих, я – автор андерграундных фильмов. Никем не понятый и всеми осмеянный. Наконец, в четвёртых, я – Хайднагер. Это меньшинство в нашей стране особенно сильно дискриминируют. Например, не было ни одного президента – Хайднагера. Я проверил. Ни одного епископа. Ни одного миллионера. Хайднагерам постоянно на протяжении веков вставляли палки в колёса. А отвечать за это теперь вам. Кстати, ваша честь, я требую рассмотрения моего дела судом присяжных.
    – Господин Хайднагер, суд присяжных в нашей стране рассматривает дела, касающиеся жизни и смерти.
    – Да, ваша честь, я читал – в законе именно так и написано. Однако проигрыш моего дела равносилен для меня именно смерти. От голода.
    – Истец, в законе подразумевается, что речь идёт о пожизненном заключении.
    – Ваша честь, не вынуждайте меня снова рассказывать вам про трактовки. Смерть от голода ничем не лучше пожизненного заключения.
    – Объясните хотя бы, с чего вы вдруг умрёте от голода, проиграв дело.
    – Господин судья, для меня сто тысяч евро – огромная сумма. Мне придётся продать всё своё имущество и влезть в долги. Соответственно, на еду мне хватать уже не будет.
    – Господин Хайднагер, вы рассуждаете так, будто у вас отнимают сто тысяч. Речь же идёт о том, что вы их теоретически могли бы получить.
    – Но ваша честь, вы же знаете о недополученной прибыли. Когда звукозаписывающие компании выставляют претензии пиратам, они считают так, будто те деньги уже были у них в кармане, а пират их оттуда вытащил. И выигрывают иски. То есть, между реальными деньгами и недополученными нет никакой разницы. Для меня же, повторюсь, сто тысяч – куда более значимая сумма, чем миллионы для компаний звукозаписи. Войдите в моё положение, господин судья.
    – Ладно. – Судья даже уже не вздрогнул, – Господин Хайднагер, ваше дело будет рассматривать суд присяжных. Что ещё пожелаете? Не установить ли в зале суда трон для вас? Может, желаете бар с прохладительными напитками и массажистку?
    – Не стоит, ваша честь, единственная просьба: присяжных должно быть больше полутора тысяч человек.
    – Что?!!
    – Дело в том, что в сарманастризме числа до полутора тысяч включительно считаются проклятыми. И если присяжных будет меньше, то это ущемит мои религиозные чувства. А поскольку я – четырежды меньшинство, считаю, суд должен пойти мне навстречу.
    – Заседание откладывается, – судья со всей силы вдарил молотком по столу, – на неопределённый срок. Пока я не пойму, что тут можно сделать.
    В то время как освобождался зал, судья усиленно рылся под мантией, пытаясь найти пачку сигарет. Однако он заметил, что перед выходом Эрни еле заметно поклонился ему. От этого судью почему-то передёрнуло. Он выхватил пачку из-под мантии жестом, каким римский легионер, должно быть, выхватывал свой меч. И галопом, достойным коня бравого гусара, выскочил в во внутренний двор суда.
    Там дрожащими руками он с трудом одолел колёсико зажигалки и жадно затянулся. Сердце колотилось в бешеном ритме, а на вдохе проступали непонятные хрипы. В этот момент ему на плечо опустилась рука.
    Судья нервно обернулся и обнаружил перед собой своего коллегу и приятеля Тома Тэйлора.
    – Всё прошло плохо? – сочувственно поинтересовался Том.
    – Не то слово.
    – Дай угадаю: Эрни Хайднагер?
    – Ты его знаешь?
    – Как не знать. Столкнулся с ним в коридоре и сразу догадался, что ты будешь здесь. В первый раз я вышел ровно в таком же состоянии. Никак не мог прийти в себя. Страшное дело.
    – Скажи честно, Том, он ведь издевается над нами?
    – Знаешь, Генрих, я его об этом однажды спросил. В кулуарах, так сказать. Выяснилось, издевается. Но не над нами.
    – Но зачем, мой бог? Он на мир что ли обижен? Или извращенец? Какого чёрта ему надо?
    – Так в двух словах и не скажешь. Я рассматривал его последнее дело. Последнее, если не считать твоего, конечно. Там интересная штука нарисовалась. Хайднагер подал в суд на одно издательство, печатающее, что бы ты думал? Библию. По двум причинам сразу: первое – он прищемил руку их книгой.
    – Дай теперь я угадаю: в инструкции не было сказано, что ей можно прищемить руку.
    – В точку. Но это ещё не всё. Иск был на миллиард долларов.
    – Недополученная прибыль?
    – Оно самое. Ему столько должны были через двадцать лет заплатить за концерт, который он теперь не сможет дать.
    – Ибо повреждённый палец не позволит ему играть на скрипке.
    – Почти так. Повреждённый палец не позволит ему научиться играть на скрипке.
    – Понятно. А на вопрос ответчика, что же это за музыкант, который не умеет играть, он ответил, что такой вопрос – дискриминация альтернативных музыкантов?
    – О. Я вижу, ты уже понимаешь его логику. Но второй повод ещё интереснее. Плагиат.
    – Плагиат?!! Это же – библия, Том!
    – Хайднагер сказал, что один русский учёный недавно открыл, что в хронологии есть ошибки. И Христос жил не две тысячи лет назад, а всего пятьсот. Хайднагер однако утверждает, что пересчитал хронологию методом этого учёного и выяснил – на самом деле Христос жил на прошлой неделе.
    – И что Иисуса на самом деле звали Хайднагер?
    – Нет. Хайднагер всего лишь предоставил текст своего письма, где изложен фрагмент из библии.
    – Ну и какого чёрта тогда?
    – Дело в том, что, поскольку Иисус жил на прошлой неделе, то все библии, выпущенные ранее, пишут о каком-то другом Иисусе. А письмо Хайднагера написано уже после появления настоящего Христа. Поэтому он-то как раз пишет об настоящем Христе. Пишет первым на Земле. Что подтверждают учёные.
    – Из открытой им же академии?
    – Зришь в корень. Раз в институтах можно изучать креационизм, то, по мнению Хайднагера, можно изучать и теории того русского учёного. Соответственно, он зарегистрировал институт, занимающийся проблемами хронологии. И его троюродный брат от имени учёных подтвердил, что Христос жил на прошлой неделе и первым про него написал именно Хайднагер. А издательство, соответственно, украло его текст.
    – Но этому тексту ведь уже тысячелетия.
    – Это – буквам. А вот персонаж – новый. Впрочем, Хайднагер в качестве альтернативы предлагал издательству написать на обложке, что в их книге имеется в виду иной Христос. Не тот, который сын бога согласно нашей вере. Совпадение имён случайно.
    – И что ты сделал?
    – Отложил слушание. Что я ещё мог сделать? Однако вчера я поймал себя на странной мысли. Вот эти истцы, о делах которых так часто вспоминает Хайднагер, эти целители, учёные, однополо брачующиеся, ещё хрен знает кто, я ведь их тоже встречал. И в их поросячьих самодовольных глазках я всё время видел какую-то издёвку. Не осознавал этого, но видел. Они как будто говорили: мы тут короли. Мы умеем вертеть законом в свою пользу, можем нанять дорогих адвокатов, мы подкупаем сенаторов, мы собираем толпы людей по пустяковым поводам, а ты ничего не можешь с нами сделать. Это уже не твой мир, это – наш мир. Кто-то из вас хотел как лучше, а получилось так, что ваши лозунги отлично подошли для набивания наших карманов, получения нами исключительных прав, выделения нас в привилегированные группы. Дайте нам ещё, расширьте наши полномочия. Мы будем пользоваться созданным благодаря вашей науке, но при этом плевать на неё, ругать её и выращивать альтернативную псевдонауку, а вас обяжем считать её точно такой же наукой. Мы будем наслаждаться вашей культурой, а вам взамен подсовывать суррогат. Но вы должны считать, что он – тоже культура. Вы будете рожать детей, чтобы они работали на наше благо, а мы будем называться семьёй. Знаешь что ещё сказал мне Эрни? Он сказал: «я не остановлюсь». Я и теперь понимаю, что он не остановится, пока не остановятся все они. Это – война, Генрих. Мы на поле боя. И таких Эрни будет всё больше. Главное только начать.
    – А что потом? Хаос и разрушения? Диктатура?
    – Я пока не знаю, Генрих. Надеюсь, Эрни знает.
    Они пожали руки и разошлись. Каждому из них предстояло вынести ещё немало исков от Эрни. Видеть его ухмылку, внимать его логическим вывертам, искать способы обойти его требования.
    И думать, а не напрасно ли Эрни? И не напрасно ли они?
    


    

    

Жанр: Фельетон, анекдот, Рассказ
Тематика: Юмористическое, Общественно-политическое


© Copyright: Лекс Кравецкий, 2008

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

16.07.2008 19:13:47    narayan Отправить личное сообщение    :)
Это Никонову?
     
 

16.07.2008 22:27:18    Лекс Кравецкий Отправить личное сообщение    
Такой замечательный рассказ кощунственно было бы адресовать кому-то конкретному. Это - послание людям.
       

17.07.2008 12:45:55    narayan Отправить личное сообщение    
Замечательно!
     
 

29.07.2008 20:32:03    varvar Отправить личное сообщение    
Недавно я сам был в роли такого судьи, когда доказывал, что строчка "О память сердца! Ты сильней печальной памяти рассудка..." - это плагиат Батюшкова: "О память сердца! Ты сильней рассудка памяти печальной." Честно говоря, после долгих препирательств, я сейчас даже не уверен, где тут строки Батюшкова, а где - плагиатора со Стихиры:-)
     
 

31.07.2008 10:19:53    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Михаил Галин Отправить личное сообщение    
Уважаемый Лекс, хочу сказать, что мне понравилось!
Прежде всего, движение мысли – это то, что доставляет наибольшее удовольствие в произведениях. Во-вторых, «не скучно» читать – есть характеры, и есть динамика действия.
Я профан в юриспруденции, но навскидку – нельзя ли страховой компании использовать следующий метод борьбы с наглецом. Оценить стоимость «автомобиля», например, проведя «оценочный эксперимент» - нанять бомжа и предложить ему собрать за пару часов что-то вроде из выброшенных коробок. Получится, допустим, 20 долларов. Тогда согласиться застраховать это дело на $20, потребовав $100 за оформление страховки – сюда войдут оплата материалов, зарплата клерка и накладные расходы, в том числе затраты на оценочный эксперимент.
Если речь пойдёт об авторской идее, то вообще перевести споры в область – не является ли это произведением искусства. И опять таки производить экспертную оценку и требовать компенсации. Короче, замотать клиента по судам – пользуясь его же методами?
     
 

Главная - Проза - Лекс Кравецкий - Кто к нам с мечом

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru