Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Андрей Колесников - Когда плачут свечи (When the Candles Cry)
Андрей Колесников

Когда плачут свечи (When the Candles Cry)

    Она умерла. Больше её нет…
    Он сидел на диване, обхватив руками голову. В пустой комнате, в пустой квартире, в пустой ночной тишине. И он не знал, что ему теперь делать. Как жить дальше, когда умерла та, ради которой он жил?
    Она умерла. Как поверить в это, понять, осознать и смириться? Как это сделать, когда всё ещё слышишь её голос, видишь её глаза, чувствуешь её ладонь в своей руке и её слабое, угасающее дыхание?..
    Михаил откинулся на спинку дивана. На столе, где стоял её гроб, теперь лишь горели две тонкие свечи. На стене мирно тикали часы. Он закрыл глаза и плотно сжал губы, чтобы подавить вырывающийся из недр его души отчаянный крик. Этот крик, запертый и не вышедший наружу, взорвался со всей силой где-то внутри него, в глубине сердца и разума. И сразу ушло ощущение реальности. Ладони сжались в кулаки так сильно, что пальцы побелели, глаза зажмурились до боли, все мышцы напряглись до предела.
    Через несколько секунд это прошло. Он с шумом вдохнул в себя воздух. Чтобы немного успокоиться, Михаил попытался сконцентрироваться на чуть слышном тикании секундной стрелки.
    Эти часы… Они так нравились ей. Настенные часы, сделанные в форме деревенского домика. На крыше было небольшое чердачное окошко. В начале каждого часа звучала незатейливая мелодия, ставни открывались и было видно, как там, внутри, кружится в танце парочка. Забавно было на это смотреть.
    Он вспомнил, как год назад купил эти часы специально для неё, Марины. В подарок на день рождения. Полсубботы Михаил попусту слонялся по магазинам и не знал, что выбрать. Хотелось чего-нибудь необычного. Уже под вечер, выходя из торгового центра, ему неожиданно пришло в голову заглянуть в часовой бутик. Просто так. Казалось бы, ну что может быть удивительного в часах?..
    Этот милый домик сразу бросился ему в глаза. Михаил понял: это то, что он искал. Ведь это была их мечта – такой вот очаровательный небольшой и уютный дом за городом. Возле леса или реки. И чтобы никого не было рядом – только они вдвоём. И природа. В общем-то, обычная неамбициозная мечта.
    На следующий день, в день её рождения, он подарил Марине эти часы. Михаил обожал смотреть на то, как она радуется в предвкушении приятного сюрприза. Она развернула подарок, открыла коробку – и посмотрела на него своими сияющими глазами.
    Он не сказал Марине, что происходит в начале каждого часа. Это стало для неё неожиданностью. Когда заиграла музыка, открылись ставенки и показалась танцующая парочка, Марина, словно ребёнок, подбежала к стене, на которую они повесили часы, и стала заворожено наблюдать за этим простым танцем.
    Михаил подошёл к ней, обнял её за плечи и спросил совсем тихо, почти шёпотом – словно для того, чтобы не помешать льющейся музыке: «Тебе нравится?»
    Марина обернулась к нему, прислонилась к его щеке и прошептала в ответ: «Да. Очень». Он с наслаждением вдохнул аромат её восхитительных чёрных волос, их губы встретились в сладостном поцелуе, его руки соскользнули на её талию, - и он обнял её, крепко прижав к себе. Она закрыла глаза и они оба погрузились в счастливый мир неземных наслаждений…
    Их мечта осуществилась этим летом. В газете они прочитали объявление о продаже загородного дома. Цена была невысокой: прежние владельцы навсегда уезжали из области и хотели поскорее сбыть с рук ставшую ненужной дачу. Михаил позвонил по указанному в газете телефону в конце весны и смог быстро договориться о покупке. Когда были улажены все формальности, они вступили в полноправное владение своим маленьким, но принадлежавшим только им поместьем.
    Дом находился в тридцати пяти километрах от города. Сначала надо было ехать по шоссе, потом свернуть на узкую дорогу и по ней добираться до места ещё километра три-четыре. В общем, можно сказать, совсем недалеко.
    Когда Михаил и Марина впервые приехали осматривать дом, им сразу стало ясно: это как раз то, что они хотели. Место было тихим и красивым. Дача была построена у самой окраины соснового леса; здесь же протекала неширокая, не слишком быстрая река – наверное, какой-нибудь приток Оки. Лес, река, тишина и уединение – им казалось, что это не иначе как добрый волшебник взял и осуществил их мечту.
    Сам дом, который так живописно окружили сосны, был небольшим. На первом этаже располагались прихожая, гостиная и кухня. Ещё была маленькая кладовка. На втором – спальня и рабочий кабинет. Он вспомнил, как Марина, войдя в спальню, подошла к окну и открыла его. Сам он стоял чуть поодаль, у двери. Ворвавшийся воздух наполнил комнату неповторимым ароматом хвойного леса и утренней свежести. Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза, ощутив удивительную лёгкость мыслей и теплоту в душе…
    
    Когда он открыл глаза, реальность вернулась: он снова оказался один в мрачной комнате. Только две горевшие свечи безуспешно пытались растопить темноту в гостиной и каменный сумрак в его сознании. Он вновь сжал голову руками. Теперь ему придётся жить здесь одному. Наедине со своим одиночеством. Наедине с этой пустой комнатой, опустошеннее которой было сейчас только его сердце.
    Он вздрогнул. Она смотрела на него. Марина смотрела на него своими большими, красивыми глазами. Свечи выхватили из тьмы её фотографию, которая стояла в шкафу прямо перед ним. Они смотрели друг другу в глаза: она – из прошлого в настоящее, весело улыбаясь ему; он – из настоящего в прошлое, с ужасом осознавая, что эта улыбка так и останется в прошлом навсегда…
    А между ними были свечи. И свечи тоже смотрели на них обоих – из своего особого, непостижимого мира, находящегося вне времени. И свечи понимали всю бесплодность своей попытки соединить её прошлое с его настоящим…
    И поэтому они плакали.
    Огонь фитилей с шипением плавил под собой воск, который, словно слёзы, каплями медленно стекал по свечам вниз. Капля за каплей. Слеза за слезой.
    Он видел эти слёзы. И был благодарен свечам.
    А потом наступил мрак. Больше уже ничего не было. Не стало ни фотографии, ни свечей, ни тиканья часов, ни комнаты, ни даже этой жестокой пустоты. Осталась только тьма – тьма, в которую он покорно вошёл, даже не пытаясь сопротивляться, потому что он не мог уже ни сопротивляться, ни шевелиться, ни видеть, ни слышать, ни думать, ни чувствовать. Потому что его самого уже больше не было.
    
    Он снова вздрогнул, причём так сильно, что проснулся. Была глубокая ночь. Спальня была наполнена свежим воздухом хвойного леса. Он посмотрел налево: Марина мирно и спокойно спала рядом с ним, как всегда разметав свои красивые длинные чёрные волосы по подушке. Он набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул.
    Приснится же такое!
    Наверное, всё ещё не до конца веря самому себе, он мягко дотронулся до плеча Марины. Она проснулась и сонно посмотрела на него. Что случилось? спросила она своим тихим голосом. Он закрыл глаза и улыбнулся. Ничего, сказал он. Ничего страшного. Когда он вновь посмотрел на неё, она заметила, что его глаза слезятся. Кажется, тебе приснился кошмар, сказала Марина. Да, ответил Михаил. Но он уже кончился. И больше не повторится. Никогда. И тогда она тоже улыбнулась, посмотрев ему в глаза. Из настоящего в настоящее.
    Он обнял её и поцеловал в лоб. Спи, сказал он ей, когда она прижалась к нему. И она снова заснула. А он, ощущая её рядом с собой, чувствуя её тепло, вновь открыл внутри себя эту удивительную лёгкость, которая окончательно успокоила его. Взгляд упал на стоящий в углу спальни шкаф. Там, на второй полке, притаились две нетронутые свечи. Конечно же, он знал, что эти свечи будут плакать. Но не теперь.
    Когда-нибудь.
    


    

    

Жанр: Рассказ


2004

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Андрей Колесников - Когда плачут свечи (When the Candles Cry)

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru