Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 5. Райская птица ДЭЯ, капризные лилии и равнодушная змея МАРУМА
Павел Павловский

Глава 5. Райская птица ДЭЯ, капризные лилии и равнодушная змея МАРУМА

    Храбрая, добрая и теперь ещё влюблённая натура всё сильнее угрожала монотонному злу. Злобным гаврам, коварной птице Дустану и чёрному волшебнику Лафродию было чего бояться. Путники направились в волшебный лес, который ждал их освобождения.
    - Сизан, а какой он, волшебный лес?
    - Он очень красивый – мохнастик расплылся в улыбке. – Там много старых и мудрых деревьев, они всегда готовы помочь советом, когда тебе тяжело принять решение самому. Там очень много птиц, и они вселяют свободу в душу, там много животных и волшебных жителей, таких, как я, и они все готовы стать твоими друзьями.
    - Если все волшебные жители похожи на тебя, то быть может, нам лучше не ходить туда. – засмеялась Софи.
    - Я тебе помогаю, а ты ещё и издеваешься, несносная девчонка. – слова, сказанные в шутку, обидели Сизана.
    - Ну не сердись, лохматый друг, я ведь просто пошутила. Ты самый лучший. – их диалог продолжился бы в том же духе, если бы Трикси не закричала:
    - Смотрите, что это такое?
    Впереди их взору открывалась необычная картина. Прямо посреди дороги лежала большая птица, она умирала. Силы её оставляли, и Дэя понимала, что скоро закроет глаза и покинет золотые сны навсегда. К тому же её волшебные пёрышки беспощадно уничтожались злобными гаврами, даже когда сил на защиту у неё уже не было, гавры не оставляли её в покое. И именно в этот самый момент вдалеке показались силуэты рыжеволосой красавицы и огромного мохнатого существа.
    - Это же райская птица! – вокликнула Софи.
    - Она, наверно, умерла, – всхлипнула Трикси.
    - Смотрите, смотрите, её пленили гавры! – Этих слов Сизана хватило, чтобы они бросились к Дэе с единственным намереньем - спасти угасающую жизнь.
    - Пошли прочь, мерзкие ничтожества. – Сизан с криками стал разгонять гавров, которые чёрным облаком поднялись в небо и с визгом скрылись вдали.
    - Вот вам! – Софи раздавила своей туфелькой одного из не успевших удрать ничтожеств, а потом наклонилась над птицей, которая всё ещё была жива. Она сразу же узнала райскую птицу, которая должна была охранять волшебный лес. Дэя, как две капли воды, была похожа на Клауса, но, одновременно, совсем иной свет осветил лицо Софи.
    - Ах, наверное, я уже в снах, из которых нет обратного пути, раз вижу такое красивое ангельское лицо. – Еле проронила Дэя.
    - Ты ещё в стране, где творят сны, – ответила ей Софи, поднимая птицу вместе с Сизаном. Они отнесли её под крону небольшого деревца, на котором росли листья необычайно привлекательного алого цвета. Его яркая листва достаточно сильно контрастировала с серыми блеклыми пёрышками Дэи.
    - Что мы можем сделать для тебя, райская птица? – Софи было очень жалко её, ведь никогда ещё в жизни она не была так близка к поражению.
    - Ах, я потеряла веру и надежду, а без этого мне никто не сможет помочь. Я устала ждать спасения великого леса, я осталась одна, а одиночество всегда губит.
    - Она загрустила, Софи, поэтому гавры чуть её не уничтожили. – Сизан не мог улыбаться, в этот раз его слова были так же печальны, как и слова Дэи.
    Раньше Рыжий цветок, наверное, тоже бы заплакала, загрустила и отпустила бы Дэю в сны, из которых не возвращаются, но то была Софи, которой уже не существовало. Теперь она заставляла уродливых гусениц верить в то, что они могут быть красивыми бабочками, она победила злого гоблина и познала, что такое любовь. Разве могла теперь такая девушка оставить птицу просто умирать, она решила спасти Дэю во что бы то не стало.
    - Но как мы сможем её спасти? – взволнованно закричал Сизан.
    - Мы не знаем. – еле вымолвила Трикси.
    - Она сказала, что её покинули надежда и вера, значит, ей их нужно вернуть. – Софи вспомнила Клауса, который верил в чудотворный свет, надеясь, что когда-нибудь он снова спасёт волшебный лес. Значит, и Дэе сможет помочь свет, свет, который Софи хранила у самого своего сердца, свет, который исходил от золотого пера, подаренного Клаусом. И вот наступил момент, когда пришло время им воспользоваться.
    - Вот что поможет райской птице. – девушка вытянула перо из-за пазухи, и оно осветило своим светом всю округу. От него исходил свет, который грел души четверых. Потом свет превратился в огромный огненный шар, он подлетел к умирающей птице и каплями впитался в её обгрызенные перья.
    Исчезло перо и свет, которые были подарены Клаусом и согревали душу Софи в её нелёгком путешествии в стране золотых снов, но вместо них появился другой свет. Его было намного больше, он светил намного ярче и был намного теплее. Ведь вместо одного золотого пера появилось тысячи перьев. Дэя ожила и снова обрела надежду и веру. Её горящее оперение светило так сильно, что было светло даже тёмной и холодной ночью.
    - Спасибо вам, мои спасители, вы подоспели очень вовремя. – птица была так прекрасна, но Софи уже не удивляла эта красота, ведь она уже знала Клауса, который оживал каждый раз, когда он общался с маленькой девочкой. О, как давно это было. И сейчас рыжеволосой девушке показалось, что прошла целая вечность с тех пор, как она увидела своего первого волшебного друга.
    - Не нас ты должна благодарить Дэя, а Клауса, наследника стража великого леса.
    - Клаус? Он жив? – От радости райская птица взлетела высоко в небо.
    - Да, он жив, и больше всего на свете мечтает помочь своей стране. – Софи хотелось, чтобы Клауса теперь воспринимали не только как предателя, но и как спасителя.
    - Но где же он? Я так хочу его видеть! – взволнованная, Дэя по-прежнему парила высоко в небе. – А я то думала, что осталась совсем одна.
    - Ты сможешь его увидеть, когда я освобожу волшебный лес. Только тогда проклятье, наложенное на него, исчезнет, и он сможет вернуться домой.
    - Я помогу вам, я отведу вас в волшебный лес! – Радостно закричала райская птица. – Ведь я тоже больше всего на свете желаю возрождения былого величия страны золотых снов и возвращения Клауса.
    Так их стало четверо, они вновь продолжили свой путь, который уже не был так тяжек, потому что их всех объединяла дружба. И каждый из них вносил свою лепту в эту чудную компанию: Сизан – силу и улыбку, Трикси – нежность и мудрость, Дэя – веру и надежду. Софи же, глядя на звёздное небо, искала ту единственную звезду, которая светила только для неё одной. Девушка несла в себе любовь Левроя.
    Их путь пролегал по бескрайним просторам страны, которой не существовало ни на одной карте мира. И если добра вокруг опять становилось всё больше, то зло дрожащим эхом отступало. Испуганные гавры вернувшись в логово Дустана, рассказали ему о том, как Софи со своими друзьями спасли Дэю, которая оставалась единственной райской птицей. Взбешённый силой девчонки, он придумал план, который должен покончить с ней навсегда.
    И если сила в единстве, то Дустан и его хозяин решили разрушить единство.
    
    Бежать, лететь, радоваться. В безмятежном веселье путники пришли к огромному озеру.
    - Смотри, Софи, это озеро земных превосходств, миновав его, мы окажемся возле самых границ великого леса.
    - Хм? Вопросительно проронила девушка. - Меня волнуют два вопроса. Почему его так называют? И как мы переберёмся через озеро превосходств?
    - О, разве ты не знаешь? Это дом самых красивых цветов, которые только существуют в мире - лилии, они белые. А белый цвет – это король и воплощение всех остальных цветов, поэтому озеро называется превосходным, здесь живут лучшие из нас, Софи, белоснежные лилии.
    - С этим могла бы поспорить фея Веневра – перебила Дэю рыжеволосая девушка. – Я не считаю белые лилии самыми красивыми, а белый цвет самым идеальным. Поэтому это озеро для меня не является земным превосходством.
    - Тише. - дрожащим голосом произнёс Сизан. – Лилии могут нас услышать, они очень обидчивые, и тогда нам не поздоровится.
    И если беды можно было ожидать даже от капризных цветов, то мир золотых снов не переставал поражать Софи. Озеро было похоже на зеркало: ни одного волнения, лишь зеркальная гладь и, к удивлению, взгляду не бросилась ни одна лилия, как будто их здесь и не было вообще. Вскоре к берегу подплыла пустая лодка, она ждала путников, которые уже поспешили к ней. Софи легко оттолкнула её от берега, и она снова медленно поплыла вдаль. В воде можно было увидеть своё отражение, и это всех очень сильно забавляло до тех пор, пока они не заметили, что из самой глубины на поверхность поднимаются те самые белые цветы, воды спокойного озера для которых являлись домом. Один за другим, они раскрывались со всех сторон, и скоро их стало так много, что лодка остановилась, и путники уже не могли продолжать свой путь.
    - Я так и знала, кто-то опять разрушает наш покой. – сонным голосом произнесла одна из лилий.
    - Ах, из-за того, что я мало отдыхаю, моя красота может поблекнуть. – капризно сказала другая.
    - И моя тоже. – послышались ещё и ещё недовольные голоса. И вскоре, чуть ли не хором, белые цветы кричали о том, что лодка, в которой плыли путники, навредила их красоте.
    - Что же мы вам такого сделали? – прервала их болтовню Софи.
    - Вы разрушаете гладь воды, в которой со дна мы можем видеть своё красивое отражение, - опять хором, недовольно, произнесли озёрные лилии.
    - Мы больше не потревожим вас, вон уже виден берег, потерпите немного, и мы навсегда уплывём отсюда. – но слова Софи не успокаивали капризные цветы, наоборот, они ещё больше начали кричать.
    - Потерпеть? Мы ни когда не терпели и не собираемся терпеть. Это не достойно таких красавиц, как мы. – грозно и нетерпимо пронеслись над водой слова красивых белых созданий. – И за все переживания, которые вы нам причинили, вы должны заплатить нам дань. Иначе мы вас погубим. – Слова на первый взгляд безобидных цветов не были пустым звоном. Лодка вдруг покачнулась, сорвалась с места и закружилась, как будто попав в водоворот. – И если вы не согласитесь, то вы все утонете и станете нашими пленниками. – добавила одна из лилий, которая на вид казалась красивее всех остальных.
    - Что же вы от нас хотите? – заволновалась Софи.
    - Мы хотим вот это. – и несколько капелек воды попало на щеку девушки, где тихо и мирно сидела маленькая испуганная Трикси.
    - Это красивое красное насекомое будет так великолепно смотреться на наших белых лепестках, мы будем ещё блистательнее.
    - Насекомое будет идеальным украшением. – жадно проронили слова водяные цветы
    
    Возможно ли было торговаться другом ради собственного спасения? Конечно же, нет, и Софи очень сильно хотелось отказать несносным цветам, но Трикси её остановила.
    - Если это поможет тебе добраться до волшебного леса, то я готова стать пленницей озера превосходств.
    - В твоём маленьком тельце такое большое сердце. – рыжеволосая красавица согласилась с просьбой Трикси. И божья коровка, нежно перебрав своими ножками по любимой щеке Софи, перелетела на белую лилию, которая уже с нетерпением ждала своё новое украшение.
    - Вот так-то лучше – и с этими словами капризные и бездушные цветы стали исчезать под тёмными водами озера земных превосходств, которое Софи никогда не считала таковым.
    Лодка приблизилась к берегу, и трое оставшихся путников пошли навстречу новым испытаниям.
    - Сначала Леврой, а теперь Трикси – это нечестно. – отчаянье опять овладело Рыжим цветком, она никак не могла смириться с очередной потерей друга.
    - Не впускай своими чувствами зло в душу. – послышался голос Дэи. – Дустану и чёрному волшебнику это только и нужно, они также чуть не погубили меня, отобрав надежду и веру, то же самое они хотят сделать и с тобой.
    - Не позволяй им это сделать. – дополнил в очередной раз улыбчивый Сизан.
    И, утерев слёзы ладошкой, Софи широко открыла глаза навстречу уже хорошо знакомому холодному ветру. Старый друг был тут как тут, он жадно ждал уставших путников с единственной целью - в очередной раз посмеяться над их отчаянными сердцами.
    
    Чёрные горы, чёрная земля и чёрные реки ликовали.
    - Их трое! – радостно кричали со всех сторон ничтожные гавры.
    - Трое! – самодовольно ответил Дустан. - Это хорошо. Теперь я знаю, этой девчонке никогда не изгнать зло из волшебного леса. С каждым днём она будет терять своих друзей, а значит, и свои силы.
    Смех Дустана громом прогремел над волшебным лесом, гавры снова разлетелись по всей стране в поисках новых жертв, и никто из них уже всерьёз не думал о Софи. Ведь она впустила грусть в своё сердце, а это значит, что она сломлена и уже не так сильна своей отважной душою. Но так посчитало зло, но не девушка с рыжими волосами, излучавшими только свет. Уже совсем близко три друга находились от владений волшебного леса, когда их взору открылось новое препятствие.
    - Гора змеи Марумы. – указывая пальцем в гору, Сизан весь передёрнулся.
    - Я тоже знаю о ней. – сев на ветку, Дэя с тревогой посмотрела на вершину горы. – Пройдя через логово Марумы, мы попадём в волшебный лес.
    - Очередная ловушка страны волшебных снов. – подумала Софи. – А нельзя нам попасть в лес с другой стороны, я предлагаю не подниматься в гору, а обойти её, пусть даже это займёт немного больше времени, чем мы ожидали.
    - Это невозможно. – одновременно ответили Сизан и Дэя. – Раньше этой горы не было вообще, она появилась, когда зло поселилось в лесу. Это своего рода ворота в лес, миновать встречи с Марумой невозможно.
    - Что ж, значит, нам придётся встретиться со змеёй, вперёд. – вздохнув, Рыжий цветок пошла в гору, а вместе с ней стали подниматься улыбчивый Сизан и парящая в небе Дэя. Гора была очень высокая и безжизненная, на ней не росло ни цветов, ни травы. Её серые камни напоминали о сером небе, которое поглотило все долины волшебной страны. И если добро так разнообразно, то зло в своих проявлениях однотипно. Пытливым взглядом Софи смотрела на верхушку горы, где по разговорам её друзей жила змея Марума, с которой встречаться было не самым интересным делом. Но желание победить побеждало нежелание встречаться с очередными опасностями.
    - Вот мы и пришли. – все втроём, они застыли, окутанные пепельной дымкой облаков. Воздушное покрывало всё усиливалось, и уже через несколько минут Софи не видела рядом находящихся друзей.
    - Ты где, Софи? – испуганно закричал Сизан.
    - Я ничего не вижу. - так же испуганно проронила Дэя.
    В эту минуту Софи поняла: в этом заключалось очередное противостояние добра и зла. Она утонула в пепельной дымке, которая потянула её за собой. Но неизвестное было не долгим, совсем скоро дым облаков исчез, и взору открылась пустая безжизненная земля, там лежал белый камень, на котором нежилась огромная змея. Её чешуя так красиво переливалась разными оттенками перламутра, что она не совсем вписывалась в меланхоличный серый цвет окружающего её мира. Софи не было страшно, ведь все твердили, что у неё храброе сердце, и она наконец-то поверила в это сама. Рыжий цветок решила подойти к змее и взглянуть ей в глаза. Ведь глаза – это зеркало души и тогда возможно будет понять, почему Маруму все так бояться.
    -ьЯ ждала тебя, я была уверена в том, что ты обязательно придёшь ко мне. – всё так же не открывая глаз, вымолвила перламутровая змея.
    - А я не догадывалась о тебе до последней минуты. – спокойствие Софи предательски пытался разрушить холодный ветер.
    - Видишь ли, так устроен мир. – открыв глаза, Марума не спеша выталкивала из себя каждое слово. – Ты не знаешь, что тебя ждёт за очередным поворотом твоей дороги, в этом и есть главный смысл жизни любого странника.
    - А в чём прелесть твоей жизни, Марума?
    Змея медленно сползла со своего камня и направилась к девушке. Кольцо за кольцом, она обвивала тело Софи.
    - Ты боишься меня? – тихо произнесла Марума.
    - Я устала бояться, когда поняла, что страх порабощает сердце и делает душу жалкой.
    Змея приложила свою голову к груди Рыжего цветка, она хотела услышать, как бьётся её сердце.
    - А ты и вправду не обманываешь, ты смелая и дерзкая. Я люблю таких, как ты, и я отпущу тебя, с одним небольшим условием.
    Такого поворота событий Софи никак не могла ожидать: змея, призванная служить злу, отпускала её. Девушка уже была готова снова вступить в борьбу, но оказалось, что очередной схватки просто не будет.
    - Почему ты отпускаешь меня?
    Марума снова вернулась на свой белый и тёплый камень. Казалось, что это место для неё самое дорогое, что есть на белом свете. Змея вновь взглянула своими большими и выразительными глазами на девушку и ответила ей на заданный вопрос.
    - Все считают змей злыми персонажами жизни, я не такая. Дустан ошибся, когда попросил меня расправиться с тобой, ему придётся самому встретиться с твоим храбрым сердцем.
    - Ты знаешь Дустана?
    - Я знаю само зло, будь осторожна.
    Змея, которая отпускала, которая давала добрые советы - вот уж неожиданный поворот всех событий. Здесь было чему обрадоваться и за что благодарить.
    - Спасибо тебе, Марума, за всё, но ты сказала, что у тебя есть одно условие.
    - Да. Взгляни на окружающий тебя мир. Он серый и мрачный, а теперь взгляни на меня. Ведь я красивая змея?
    - Ты великолепна. – ответила ей Софи.
    - Скука губит меня, я не могу больше здесь оставаться одна, иначе я действительно превращусь в очень злую змею. Поэтому я хочу, что бы ты оставила мне своего друга Сизана. Рыжее мохнатое чудовище с доброй улыбкой будет греть мне душу и скрашивать одиночество.
    О, как хотелось в этот момент Софи закричать, что никогда она не отдаст мохнастика. Ведь он с самого начала её необычного путешествия был с ней рядом. За это время он успел стать её настоящим другом. А теперь она должна была заключить сделку со змеёй, пожертвовав Сизаном. Но такова была плата за открытые врата в великий и волшебный лес страны золотых снов, и вместо слова «НЕТ» с губ Софи слетело «ДА». – Я согласна.
    - Закрой глаза. – всё так же лениво произнесла Марума. – Сейчас ты попадёшь в волшебный лес. И пепельная дымка опять окутала девушку с неестественным цветом волос для окружающего монотонного мира. Дым закружил её в танце, он поглотил и унёс её туда, куда она уже столько времени стремилась попасть. А когда Софи вновь открыла глаза, то на её плече сидела Дэя, и её золотое оперение было единственным, естественным светом в тёмном и непроходимом лесу. Сизана с ними уже не было.
    
    
    Зло ликовало, ведь их уже осталось двое.
    - Двое! – вкушая победу, кричали ненасытные гавры.
    - Я знал, что так оно и будет. – птица с большим крючковатым клювом и испепеляющим взглядом сидела на старом дереве, которое теряло свою последнюю листву. – Теперь я справлюсь с ними сам. – И, сорвавшись с голой ветки, Дустан полетел туда, где ещё был виден свет.
    Лес поглотил девушку и птицу.
    - Почему здесь так темно, Дэя?
    - Лес отражает наши души, он как зеркало нашей страны.
    - Но мы ведь не такие.
    - Поэтому вокруг нас ещё светло.
    Пробираясь сквозь лесную чащу, Софи верила в свою победу. Ведь не могла она просто так пожертвовать любовью и дружбой, чтобы проиграть. Лес был слишком уныл и неласков. Ветки цеплялись за длинные рыжие кудри, они хлестали и ранили тело, а под ногами земля тянула в свои глубины. Девушка не увидела ни одного волшебного героя, каких здесь должно было быть в изобилии. И если лес был душой волшебной страны, то душа медленно умирала.
    - Я устала, Дэя, нам нужно немного отдохнуть.
    - Это необходимо, ведь впереди самое важное сражение.
    На тёмный лес обрушалась кромешная тьма. Тишина окружила их со всех сторон, и зло подкрадывалось незаметно. Рыжий цветок села на холодную землю, а птица - на поваленное погибшее дерево. Софи вспомнила, как когда-то, вот так же, она сидела ночью возле огня с улыбчивым Сизаном и нежной Трикси, как потом появилась колдунья Кристальда, возлюбленный Леврой и предатель Дустан.
    - Я уверен, сейчас ты думаешь обо мне. – послышался голос, который она сразу же узнала, голос, наполненный предательством и жаждой мщения.
    - Можешь не прятаться, Дустан, я тебя узнала. – бесстрашно бросила слова в темноту Софи.
    - А мне не нужно прятаться, взгляни в небо.
    Дустан засмеялся, и, когда Софи подняла глаза в тёмное небо, то она увидела, что над ней кружат Дэя и чёрная птица – предатель. Они махали огромными крыльями, посылая друг на друга свои волшебные энергии. Жар света райской птицы сопротивлялся холодному мраку Дустана.
    - Я ведь обещал тебе, что ты со мной ещё встретишься, глупая девчонка, встретишься, когда вся твоя свита будет повержена.
    - Я не одна, я никогда не буду одна.
    - А где твои преданные друзья Сизан и Трикси? Ты уже одна, я победил. – кричал на весь лес Дустан.
    - Не верь ему, Софи, ему этого только и нужно. – отбиваясь, поддерживала девушку Дэя. – смотри, кругом уже гавры, они ждут, когда свет наших душ ослабнет, и они поработят нас, наше спасение будет обречено.
    И поднялся сильный северный ветер, заскрипели старые деревья, раздался гром и снова пошёл дождь. Казалось, этот черный мир рухнет, поглотив всех без остатка, но именно за него сейчас сражалась Дэя. Именно за него готова была отдать свою жизнь и Софи. Не всегда красота идеальна, а подлинные чувства истинны, но тот, кто верен им до конца, вправе зваться героем. Разрушающий мифический мир вокруг исчез, на девушку с рыжими, как солнце, волосами опять обрушалась тишина. Она стояла посреди огромного зелёного луга, окружённого волшебным лесом. И великий лес был разделён надвое. В одной его части горел свет, в другой тьма пожирала остатки доброты. Софи уже не видела борьбы волшебных птиц, но зато она увидела другие образы, которые были ей знакомы, и казалось, что они навсегда оставлены в прошлом. Как мерцающие призраки, на лугу появлялись гоблин Локиеш и гусеница-королева, колдунья Кристальда, капризные лилии с озера земных превосходств и белый камень, на котором всё так же равнодушно скучала змея Марума.
    - Это ты, всем этим был ты. – в мгновение ока мурашки пробежали по всему телу девушки, она так долго и упорно стремилась встретиться с главным злом, что не понимала - зло всегда было рядом. Оно шло бок о бок с ней, заставляя испытывать душу на прочность. Злой волшебник Лафродий с самого начала стремился победить Софи.
    - Здравствуй, Софи. – ей отвечали все вернувшиеся из прошлого враги и якобы друзья. – Ну вот, мы и встретились с тобой вновь.
    - Я поняла. – глядя на них, проронила «Рыжий цветок». – Ты как добро, ты во всём. Словно ты есть, и нет тебя.
    - Тебе нужно отдать должное, ты проницательна. Ты постигла вещи, которые не всегда понимают и взрослые люди. Добро и зло не отделимо, они как одно целое и два противостояния. Нет одного без другого. И иногда побеждает добро, а иногда зло, как, например, сейчас.
    - Этому никогда не быть. - закричала Софи. – Добро - это всегда добро, а зло - это всегда зло. И они не близнецы, они два противостояния, которые всегда в борьбе.
    - Ха-ха! - смех многоликого волшебника Лафродия разносился по всему зелёному лугу. Он стремился проникнуть в душу Софи, терзая и мучая её сомнениями. – А что ты скажешь на то, что я каждый раз проявлял к тебе доброту, когда ты появлялась на моём пути, а ведь я мог уничтожить тебя с первого мгновения твоего появления в стране золотых снов. Гоблин Локиеш мог растворить тебя в своей темноте, жирная гусеница могла убить тебя, Кристальда - навсегда отобрать молодость, оставив тебе только немощное тело старухи, а змея Марума - просто задушить в своих объятьях, но каждый раз я был добр к тебе, и за это ты должна отплатить мне тем же, если ты действительно воплощение доброты и света.
    Слова злого волшебника не были лишены смысла, казалось, он говорит правду, и Софи нужно было доказать злу, что она действительно есть воплощение всего самого хорошего, что есть в этом и в иных мирах.
    - Что ты хочешь Лафродий? - спросила она его.
    - Свет твоей души, он мне нужен, чтобы показать Лафу, что добро и зло - это одно целое, а за это я отпущу тебя домой, ты вернёшься целой и невредимой.
    Девушка с рыжими волосами сияла, как солнце, она была так красива и невинна, что на неё было тяжело смотреть. Она воплощала в себе всё, чем обладает светлый мир. Да, да, именно так. Ведь она была само сострадание, когда помогала Клаусу и фее Веневре, она была сила духа, когда доказала всем ползающим гусеницам, что они бабочки, которые умеет летать. Она была самой дружбой, когда встретила всех своих друзей, и она была самой любовью, когда её взгляд соприкоснулся с взглядом прекрасного Левроя. Она была добром, и добро нужно было сохранить.
    - Мой свет согреет весь мир, который тебе не нужен, он освободит всех, кто порабощён тобой и за это мне не нужно платы, в этом и есть разница между добром и злом, это их делает вечными борцами. – и с этими словами Софи подняла руки к небу, снова задул ветер, но уже тёплый и южный. Девушка взлетела высоко в голубое небо, и свет души залил теплом всю округу. Она стала солнцем для всей страны золотых снов. В этот момент Рыжий цветок поглотил океан, которого не существовало. Она снова окуналась в его воды и увидела цветные картинки, которые уже были знакомы и ещё нет.
    Неизвестно, сколько прошло времени с тех пор, как она попала в океан, но когда тихие волны вновь принесли её к берегу, она оказалась на огромной поляне, на которой росло много красивых и разноцветных цветов. Это была та же самая поляна, с которой начиналось незабываемое путешествие, только тогда поляна была вся в сухих бутонах и в шутку названа гербарием, теперь всё было по-другому. В небе плыли облака и летали птицы, вокруг бегали лесные животные, а в густой траве ползали насекомые из царства букашек.
    - Софи! Мы победили! – радостно кричал бежавший навстречу Сизан.
    - Ты победила, Софи! – шептала на ушко щекотавшая щёку Трикси.
    - Мы победили! – Далёким эхом доносились слова парящих в небе райских птиц Клауса и Дэи.
    И тут Софи узнала, что случилось, когда она поднялась высоко в небо. Свет, проникающий везде, разрушал непобедимое зло. Он залил весь лес, и он пробудился, деревья снова зазеленели, ожили птицы и звери. Проникая в души всех его обитателей, свет усиливал свою силу и тем самым становился непобедимым. Дустан погиб, как только первые лучи коснулись его крыльев, он упал на землю и превратился в пыль, развеянную ветром. Злобные гавры пытались прятаться в высокой траве, но были настигнуты светом и там. И каково было удивление всех жителей страны золотых снов, от того, что свет, прикасаясь к ничтожным тельцам гавров, превращал их в эльфов-пакриотов, которых так любил весь этот сказочный мир.
    - А что случилось с чёрным Лафродием?
    - Он растаял, как призрак, которого как будто и не существовало, а вместе с ним и все его непобедимые образы. Непобедимое зло оказалось не таким уж и непобедимым.
    - Он исчез, Софи, его больше нет. – с любовью произнёс Клаус.
    - Клаус, ты свободен! – она бросилась в объятья своему доброму другу.
    - Я рад тебя видеть и очень рад твоей победе, храброе дитя.
    Как она была счастлива сейчас, было известно ей только одной. С ней рядом были самые верные друзья, а вокруг был мир, который ей удалось спасти. Но Софи вдруг поняла, что эта новая встреча есть и прощание, ей нужно было возвращаться домой, где её ждала семья и её мир, за который тоже иногда нужно бороться.
    - Возьми это перо! – Клаус снова протянул Софи золотое перо, - проведи им по своему лицу - и ты снова превратишься в ту девочку, которая попала сюда, чтобы противостоять и победить.
    И снова свет залил всю поляну, как теперь много было света! Он закружил Софи в своём тепле, а потом нежно отпустил на землю маленькую девочку. Постепенно она возвращалась к тому, с чего начинала, её приключение близилось к концу.
    - Но прежде, чем ты покинешь наш мир, тебя кое-кто хочет видеть.
    - Волшебник Лаф ждёт тебя. – расплываясь в своей коронной улыбке, произнёс Сизан.
    Вся счастливая свита направилась в белую долину, где гостью уже с нетерпением ждали. Долина встретила её с радостью, её голову осыпали волшебной пыльцой эльфы-пакриоты, деревья и цветы дарили ей свою красоту, а жители долины кричали со всех сторон о свете, который им вернула Софи. Её снова встретил радужный домик и сад Лафа, двери открылись и она опять сидела возле согревающего теплом камина. Какого же было её удивление, когда тихо и плавно, словно по волнам, как и в прошлой раз, появился Лаф. Но сейчас это не был старичок с длинной белой бородой, Софи как будто вновь взглянула в зеркало будущего. Лаф принял образ рыжеволосой, юной красавицы, которая спасла страну золотых снов.
    - Ты удивлена? Но ведь именно этот образ ты сейчас хочешь вернуть больше всего на свете. – Ласково произнёс он.
    Отвергать свою мечту было бесполезно. Действительно, больше всего на свете сейчас она хотела опять стать той взрослой Софи, которая познала любовь. Ведь ей снова посчастливилось увидеть всех своих друзей, кроме… ! Кроме возлюбленного Левроя!
    - Да, добрый волшебник Лаф, ты, как всегда, прав. Я хочу снова увидеть короля эльфов – с грустью произнесла Софи. – Увидеть хотя бы ещё один раз.
    Лаф обнял Софи, и ей сразу стало легче. – Не грусти, ведь фея Веневра подарила тебе это чудо не для того, чтобы ты страдала и плакала. Закрой глаза, и ты снова увидишь свою любовь.
    Закрыв глаза, Софи услышала последние слова доброго волшебника. – Никогда не забывай нас, мы всегда в твоём сердце.
    Ночь опустилась на землю, но холодно не было. Появилась жёлтая луна и миллионы звёзд. Красивая рыжеволосая девушка направлялась к маленькому домику, в котором она когда-то встретила короля эльфов. Там горел огонь, было тепло и уютно, как когда-то, но Левроя там не оказалось.
    - Он ждёт меня, мне нужно только его позвать. – и, глядя на ночное небо, Софи увидела, как падает звезда, но она успела загадать своё самое заветное желание.
    - Софи! – вдруг послышался любимый голос.
    - Леврой!
    - Твоё желание исполнилось, я больше не боюсь звезд.
    Любовь спасает мир, красота ей помогает, а добро всегда идёт с ними рядом. Леврой подошёл к Софи, крепко обнял, и в поцелуе они закружились в звёздном небе. Это был последний сон, который девочка увидела в стране золотых снов.


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка, Детское


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 5. Райская птица ДЭЯ, капризные лилии и равнодушная змея МАРУМА

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru