Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Тимуръ63 - "Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века
Тимуръ63

"Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века

    
    Translate this book into the language of your people!
    
     На двух сайтах автор сопровождает свою публикацию следующими словами:
    
     "Приходится признать:
     1. Науки о формациях этого времени не существует. 2. Все найденные артефакты за рубежом дальше аббевиля, а на территории нашей страны - дальше тейяка, не идут, а те памятники, что восходят к более ранним временам, т.н. археологами даже не констатируются. 3. Т.н. “неандертальцы” - абсолютная выдумка и шарлатанство, эти люди жили храмовыми обществами, в пещерах они никогда не обитали, но имели в них святилища и храмы, где они совершали свои обряды и жертвоприношения Великой Матери и другим божествам. Эти люди никакие не "питекантропы", жили достаточно цивильно, насколько это было возможно в условиях каменной технологии. 4. Люди никогда не строили "жилищ из костей мамонта" - это были культовые памятники, а те "археологи", которые клепают "научные" фантастические статьи на подобную тематику, что люди жили в шалашах из костей в условиях невероятного "оледенения", - имеют явные нарушения в разумной сфере. 5. Расписываемых ими оледенений тоже не было. 6. Человек никогда и ни при каких обстоятельствах не мог возникнуть в Африке, ставшей заповедником для обезьян".
    
     "Автор выясняет, что пещеры не были "жилищем" "питекантропа", что это были древние святилища и храмы, где древний человек отправлял свои культы, что речь идёт не о плуживотном, который вёл "бродячий" образ жизни, а о храмовых обществах неандертальцев, которые вели по-своему - насколько это было возможным при каменной технологии - достаточно цивильный образ жизни
     что археологи, раскапывающие "пещерные жилища" сфальсифицированного "предчеловека", на самом деле уничтожают целые пласты культуры и идеологии, дошедшие до нас из эпохи каменной технологии и зафиксированные в каменных артефактах, костях животных и самом обустройстве пещер.
    Они уничтожают культурное наследие тех времён....
     Ну, и, наконец, обращается внимание на сфальсифицированную хронологию, с помощью которой эти люди поражают воображение обывателя, у которого отсутствуют какие-либо знания о древних эпохах, и создают себе "престиж". Автор "Библии Кафы" обнаружил, что находимые артефакты много моложе, а те материалы, которые могут свидетельствовать о более древнем присутствии человека, даже не попадают в поле зрения этих "археологов". Эти люди в погоне за "более древними" датами опрокидывают все основания нормального, научного мышления и профанируют древнюю историю человечества, подменяя её фантастическими домыслами, схоластикой, прямой фальсификацией и махровым очковтирательством.
    "Библия Кафы" - это возможность взглянуть на реальную историю древнейшего человечества.
    
     Однако автор не желает размещать всё исследование в интернете, но знакомит лишь с содержанием своей работы.
    
    
     ОГЛАВЛЕНИЕ
    
    Часть I. ВЗГЛЯД В ДОПИСЬМЕННЫЕ ВРЕМЕНА: КАФСКАЯ МЕСТНОСТЬ
    И ДРЕВНИЕ ОБЩЕСТВА В ЭПОХУ КАМЕННЫХ ОРУДИЙ
    
    Раздел I. Крым в потоке магистрального развития древних обществ: от древнейшей и архаической жизни к возникновению института государства (остатки древних святилищ и их выдающаяся роль в трансформации древней жизни в цивилизационное общество)
    
    § 1. Древнейшие люди в Крыму и нисхождение в глубь времён. Отсутствие доказательной хронологии и фантастическое датирование памятников. Сфальсифицированное представление о неандертальской эпохе.
    § 2. О длительности и соизмеримости этапов развития в эпоху каменной технологии и о более древних ступенях развития. Масштаб фальсификаций при датировании пещерных памятников.
    § 3. О т.н. костищах, или архаических святилищах открытого типа в тейякское и более древние времена.
    § 4. Можно ли найти в Северном Причерноморье, К рыму и на Кавказе следы более древнего человека?
    § 5. Европейская степная охотничья обезьяна и возникновение человека, Европа, Северное Причерноморье и Крым.
    § 6. Африка не могла быть местом возникновения человечества..
    § 7. О причинах изменения географической среды и Крым на заре истории человечества.
    § 8. О “пещерном городке” на Карадаге и находках на Эчкидаге.
    § 9. Общины мустьерцев и их технические достижения.
    § 10. О сциентальном факторе, определявшем развитие древних общин.
    § 11. О святилищах и храмах во времена ашеля и мустье.
    § 12. Пещерные святилища и храмы как отражение устремлений сознания древних людей.
    § 13. Дальнейшее развитие древних форм жизни и возрастание роли культурного фактора.
    § 14. Крым и общий ход развития всё более усложняющихся промысловых обществ, постепенно трансформирующихся в цивилизацию. Верхнепалеолитические святилища открытого типа. Возникновение священных городков?.
    § 15. О форме родового строя и политические отношения в племенных промысловых обществах.
    § 16. Расцвет промысловых обществ и история Крыма.
    § 17. Крым и вползание “традиционных обществ” в цивилизацию.
    § 18. Древнейшая история Крыма неотделима от поступательного развития древнейших европейских культур.
    § 19. Чёрное море в древнейшие времена.
    
    Раздел II. Трансформация древней жизни в Европе и факторы, обусловившие возникновение цивилизаций вблизи Крыма (Мезолитические культуры свидерцев и миграция их на Балканы, в Крым и Малую Азию).
    
    § 1. Миграционные волны в древней Европе и перемещения населения в районе Босфора и Дарданелл.
    § 2. Европа как колыбель технической мысли и предприимчивости. Формирование и распространение свидерской культуры.
    § 3. Мезолит в Крыму, Северо-Западном Причерноморье и на Балканах.
    § 4. Новое “оледенение” в Европе, миграция свидерцев по льду Понтийского озера на юг и создание ими цивилизации в Малой Азии.
    § 5. Общественные отношения в эпоху мезолита и свидерцы.
    § 6. Приход свидерцев в Малую Азию и их экспансия: рождение и распространение европейской Чатал-Хююкской цивилизации.
    
    Раздел III. Технологические и хозяйственные успехи в местах вызревания древних цивилизаций и вблизи Крыма и действие культурных и социальных факторов в Северном Причерноморье (Вехи технического и хозяйственного развития).
    
    § 1. Возникновение земледелия, животноводства, керамического производства, металлургии, колёсного транспорта. Развитие храмовой цивилизации.
    § 2. Прогресс в Крыму в 8-5 тыс. до н.э.
    § 3. Царство Диониса, или Свидерская цивилизация Чатал-Хююк в Малой Азии.
    § 4. Засуха в Малой Азии и распад европейской цивилизации Чатал-Хююк.
    § 5. О развитии цивилизационного процесса на Балканах и неисследованность Крыма.
    
    Раздел IV. Распространение археологических культур в Северном Причерноморье
    
    § 1. Этническая принадлежность и политическая организация населения в Северо-Западном Причерноморье.
    § 2. Славяне и Северо-Западное Причерноморье.
    § 3. Этническо-политическая организация в центральной части Северного Причерноморья.
    § 4. Древняя жизнь между Днепром и Доном.
    § 5. Трипольская цивилизация.
    
    Раздел V. Кафская местность в архаические времена.
    
    и т.д. - доходя до Средневековья и взятия Кафы турками в 1475 г
    
    
     Книга I.
    
     ВЗГЛЯД В ДОПИСЬМЕННЫЕ ВРЕМЕНА: КАФСКАЯ МЕСТНОСТЬ И ДРЕВНИЕ ОБЩЕСТВА В ЭПОХУ КАМЕННЫХ ОРУДИЙ.
    
    
     Северное Причерноморье. Крым. Кафская бухта и Мыс Св. Ильи. Эта местность оказалась в фокусе данной книги по ряду причин, и прежде всего потому, что её история не достаточно освещена в научных исследованиях, а целостная история, начиная с древнейших времён, связанная с историей всего региона, вообще не давалась. А поскольку интерпретация древней истории Северного Причерноморья в потоке издававшейся литературы за последние 50 лет имела явно беспомощный и примитивный характер, не столько ориентируя, сколько дезориентируя читателя, то можно считать, что «Библия Кафы» - это книга не о Кафской местности, а об истории древней цивилизации в Северном Причерноморье; история же Кафы – всего лишь повод, чтобы дать картину её развития. Автор одним выстрелом решил подстрелить двух зайцев.
     Когда говорят о Кафской местности, то, прежде всего, представляют обширный Феодосийский залив, золотые пески, раскинувшиеся широкой полосой и гористый мыс, обрывающийся в море, а также – расположенные почти по соседству Тихую бухту и Карадаг, чья живописность не нуждается в рекламе.
     Также все вспоминают остатки средневековой Кафы и то, что когда-то здесь был древнегреческий город, от которого уже ничего не сохранилось. Кроме отдельных камней с античной рустовкой, добытых хозяевами частных домиков из неизвестных науке мест. Последнее намекает, что в каких-то местах ещё сохранились невыявленные следы тех времён. Но заметить такие остатки “эллинской жизни” может только цепкий глаз знатока, который знает, что такое “рустовка” и что для хозяйственных нужд в своих дворах местные жители могут вести неафишируемые “разработки” из присмотренной ими древней кладки.
     Научный сотрудник, специалист по истории древнего Крыма, мог бы процитировать авторитетного и по ныне немца Вильгельма Гейда (1823-1906) – автора добросовестных исследований 1854-1886 гг, посвящённых истории черноморской торговли и основанию здесь итальянских колоний – что “еще за несколько столетий до прихода генуэзских кораблей на Черное море в Крыму, по всей вероятности, в районе существовавшей прежде древнегреческой Феодосии, была известна местность под названием «Кафа»” и что “об этих местах упомянуто у византийского императора Константина Порфирородного”.
    Кто-то также добавит, что в догреческие времена здесь жили киммерийцы, тавры и скифы.
     Однако история этих мест уходит в гораздо более отдалённые времена. И даже в «доисторические» – в сотни тысяч лет назад.
     Причём, нельзя сказать, что эти, столь давние, времена так уж не доступны нашему восприятию. Тем более, если иметь в виду, период истории письменной.
     Рассмотрение имеющегося материала обнаруживает, что древняя история Кафской местности тесно связана с развитием первых цивилизаций и с целым рядом более поздних событий, именуемых обычно «легендарными», хронологию которых, однако, можно достаточно точно определить и соотнести с историей Северного Причерноморья и с соответствующими формами жизни в районе Кафской бухты.
     В силу этого «Библия Кафы» необходимо освещает не только историю региона, но и сопряжённую с ней историю других народов и государств, оперировавших на Чёрном море и в Северном Причерноморье, - разумеется, в той мере, в какой это было необходимо для нашей цели, а также для того, чтобы дать представление читателю об этих цивилизациях, раз они имеют отношение к Северному Причерноморью и к истории Кафы. Но этим самым проливается свет и на древнейшую историю Восточной Европы, связанную с формированием европейских народов и их менталитета, а также с формированием первых цивилизаций на Ближнем Востоке – с прямым участием европейцев в их основании. Естественно, приходится рассмотреть и самые древние формы жизни, существовавшие в Восточной Европе и Северном Причерноморье, определившие в значительной мере всё последующее развитие.
     Поскольку эта книга уходит в такое далёкое прошлое и непосредственно связана с Восточной Европой, то можно также сказать, что она для тех, кто стремится сорвать завесу времён и разобраться в истоках цивилизационного процесса в Восточной Европе, - во всяком случае, она, несомненно, поможет этому. Фактический материал этой книги – неоспорим, и уже сам по себе отметает предвзятые и искусственные представления.
     Эта книга для тех, кто хочет прорваться в эту отрасль знания, блокируемую предубеждениями, ретроградами и догматическими установками, взращёнными в годы “застоя” (на самом же деле – в годы упадка и попятного развития) и мешающими осмыслению новых фактов.
     Многие исследователи, работающие с археологическими материалами, вообще уклоняются от воссоздания древней жизни и существовавших тогда общественных отношений. В этом смысле она будет полезна специалистам по древнейшей крымской истории, которые не решаются перешагнуть через укоренившуюся догму или в силу занятости или иных причин не имеют досуга и не могут заняться назревшим тотальным анализом и рассмотрением источников и обобщением имеющегося материала.
     Вот почему пара слов для тех, кого занимают эти важные, интересные и “глубинные” вопросы социального развития в супердалёкие времена. А также – для тех, кого эти вопросы совершенно не интересуют. Понятно, что миновать их нельзя. И, где было возможно, автор останавливался на них, стремясь к предельно сжатому и ясному их освещению. Вероятно, и он, следуя инерции, остался бы в плену ретроградных и откровенно сфальсифицированных представлений, касающихся самых древних страниц человеческой истории, если бы известный ему материал из античных времён, вобравших в себя более древнюю историю, не побудил бросить взгляд и на более раннее время.
     Раздел этой книги, посвящённый самым древним страницам истории, никогда бы не был написан, если б её автор, исследуя древнейшую историю вначале генуэзской Кафы, а затем и древнегреческой Феодосии, не заинтересовался догреческим священным городком на Мысе св. Ильи и не написал «Главу № 3. О месторасположении древнего святилища и священного городка вблизи Кафской бухты. Как выглядели и функционировали священные городки», которая и позволила эту часть работы выделить в отдельную книгу и предопределила название всего сочинения – «Библия Кафы». Сама же «Глава № 3» будет помещена во 2-й книге этой работы.
     Упомянутый догреческий монастырь на гористом Кафском мысу, господствуя над местностью, был политическим центром анклава в древнейшие времена. Данное обстоятельство стало решающим, почему колония греков, основанная по соседству со священным городком получила имя Теудози (Феодосия) – «отданные», или «посвятившие, себя богу», как именовали храмовых служителей и храмовых рабов. Таков дословный перевод слова «Феодосия». Т.н. “священные городки” в более ранние времена составляли базис человеческой цивилизации, её первую форму и её первый, самый продолжительный этап – эпоху храмовой цивилизации. Материал этой главы позволил понять ряд важных сторон архаической жизни и подтолкнул бросить взор в ещё более древние времена: за археологическими находками в пещерах увидеть не “жилища” пресловутых “пещерных жителей”, а древние святилища и даже храмы, и, как следствие, – действительные формы архаической общественной жизни. Мнимые “пещерные жители” – по крайней мере, на территории Европы – не были теми “дикарями”, какими они представляются в писаниях многих современных авторов. Пришлось бросить взгляд и на самую древнюю – начальную – страницу истории, артефакты которой ещё не научились находить.
     Иначе говоря, установив необычайно важную, а на известной ступени даже определяющую роль храмов и святилищ в жизни древних обществ, предшествовавших античной и более ранним цивилизациям, автор шаг за шагом, вникая в археологические материалы, спускался всё ниже вглубь истории, обнаруживая эволюцию древних человеческих формаций и развитие культовых форм, возникновение которых уходило не только в донеандертальские, но и в намного более древние времена.
    Обнаружение этих архаичных, но организующих форм древней жизни, в которых отразились высшие представления о мире тогдашних людей, как бы наивно-просты, грубы или ошибочны они ни были, уже само по себе делает нелепыми все схоластические утверждения о “полуживотной жизни” этих людей, которые будто бы “малыми группками” вели жизнь скитальцев – “бродячих охотников и собирателей”.
     Возникновение святилищ (ещё сотни тысяч лет назад!), а затем и храмов (по крайней мере, во времена т.н. “неандертальцев”!), формирование устойчивых традиций при отправлении тогдашнего культа, содействовавшего интеграции общин в племена, сам факт существования общественного института святилищ и храмов в необычайно древние времена, сохраняющегося, между прочим, ещё и поныне, является не совместимым с теми гротескно-“первобытными”, никогда не существовавшими формами жизни, которые живописуются в т.н. “специальной” литературе.
     Пришлось внимательно подойти и к датам, которые “гуляют” в этой литературе. Надёжных цифровых датировок древних эпох нет, и трудно сказать, какие из них носят приблизительный характер, а какие отстоят от действительной хронологии на пушечный выстрел. Автор стремился к тому, чтобы в максимальной мере не пропускать надуманные или раздутые цифры датировок древних памятников, чем богата или больна почти вся “археологическая” литература, стремящаяся к необоснованному удревнению добываемого материала; и в этих целях приводит спектр дат по той или иной эпохе или конкретному материалу. Иногда, впрочем, автор оставлял явно раздутые или разнящиеся датировки, полагая, что само содержание книги ничего от них не оставит и подвигнет читателя поразмышлять над ними, чтобы прикинуть их настоящую древность.
     Поскольку в основе жизни древних обществ лежала промысловая деятельность, выступавшая в разных формах, виды которой в связи с изменением климатических условий время от времени последовательно сменялись, заставляя людей приспосабливаться к изменявшимся условиям, то менялась и использовавшаяся ими технология и форма общественной жизни. При этом фундаментальные достижения, которые ранее приобретались, не утрачивались и служили базой для дальнейшего развития. Так шло поступательное развитие.
     Перемены в промысловой деятельности приводили к подвижкам и в идеологической области, а значит и к изменениям в культах. Проще говоря, сменялась добываемая пища, или объекты охоты и растительных сборов, сменялись и виды наиболее уважаемых древними людьми животных, которых они связывали с теми или иными природными силами и останки которых они использовали в своих культах, дабы природа воспроизводила их в достатке, чтобы люди не голодали.
     Так обнаруживается вполне соизмеримая друг с другом по продолжительности времени череда эпох, которая ведёт к сегодняшнему дню: … добыча древних слонов, этрусских носорогов и гиппопотамов, представленных на святилищах открытого типа… добыча медведей, останки которых помещались в пещерных святилищах… добыча мамонтов и носорогов, черепа, бивни и кости которых использовались в святилищах на поверхности… добыча лошадей… добыча северного оленя, который принял на себя эстафету культового животного… добыча зубров, бизонов, а также резкое возрастание роли рыболовства, которые привели к возникновению культа быка и рыбы… господство животноводства и земледелия, основанного на применении мускульной силы животных (где культы предыдущего времени, модифицировавшись, продолжали существовать в соответствующих храмовых постройках)… появление металлопроизводства и металлических орудий и связанных с этими видами деятельности культами и т.д. (включая и поклонение золотому тельцу, которое сохраняет своё могущество и сейчас) – вплоть до современных машин и компьютеров, которые также аккумулируют в себе определённую культовую тенденцию, но не способны ещё побудить людей создать особое божество и воздвигнуть ему храм.
     Последовательность геологических отложений и связь с ними костей животных, на которых охотился человек в эпохи, следовавшие друг за другом, и орудий, которые он оставил при этом и которые были характерны для каждой из таких эпох, есть лучшая гарантия от ошибок при датировке.
     Достаточно взглянуть на схему, показывающую череду промысловых животных, чтобы увидеть, что продолжительность эпох, следы которых сегодня фиксируются, наверняка короче, чем та, что предлагают авторы «чисто» «геологических» или ряда «радиоизотопных», «палеомагнитных» и иных датировок. И датирование эпох по костям животных, которые тогда водились, последовательно сменяя друг друга в результате перемены климата – единственный способ проявить объективность и честность. Известно же, что кости животных или даже современного человека или предполагаемые “каменные орудия” древнейших людей оказываются в ряде случаев в слоях “намного более древних” – в миоцене (23,7-6,5 млн лет назад) и эоцене (57,8-33,7 млн лет назад), когда человека и его орудий заведомо быть не могло. Причины, по которым такие находки действительно оказываются в столь древних слоях, не всегда устанавливают, но это не значит, что кости современного или древнего человека можно датировать столь древней породой.
     Все сногсшибательные датировки, полученные, якобы, по «геологическим слоям» или исчисленные «самым последним» и «ультрасовременным» «радиоизотопным» или ещё более поразительным «генетическим» методом, все самые «сенсационные» заявления можно проверять костями животных, обнаруженными на месте того или иного памятника, – на которых в соответствующую эпоху охотился человек. Если заявляют, что найдено «костище», древностью около 1 млн лет, а называют «мамонта» и «северного оленя», то дай бог, чтобы этому костищу от силы было хотя бы 20, а не 10 тыс. лет. Поэтому когда хотят смошенничать, то намеренно не упоминают, кости каких животных были обнаружены на том или ином памятнике.
     Естественно, эта книга – в стороне от фантастических писаний некоторых конъюнктурных авторов, повествующих о сногсшибательных «открытиях» на Украине или в Крыму.
    Данная книга совершенно не посягает на те или иные утверждения, имеющиеся в специальной литературе, где они живут там как бы “своей жизнью”, и ни в коем случае не ставит задачу исправлять их, даже если эти положения являются явно ошибочными. Последние даже необходимы, чтобы их несостоятельность и беспомощность контрастировала с действительно научным подходом и стимулировала выработку самостоятельного суждения.
     Как не странно, эта книга, хотя автор совершенно не задавался такой целью, может оказаться полезной для чиновников из культурных ведомств, контролирующих или организующих финансирование для проведения археологических работ на местонахождениях т.н. «первобытного человека», т.к. позволяет достаточно компетентно оценить, что в таких местах может быть найдено и к какому времени действительно могут относиться соответствующие находки, а не идти на поводу “сенсационных” заявлений соответствующих лиц, производящих раскопки и заинтересованных в финансовых вливаниях и вознаграждениях, а потому склонных фальсифицировать информацию. Она также может оказаться полезной для тех, кто приезжает на берега Чёрного моря с аквалангом и обследует дно моря. Во всяком случае, тех, кто прочтёт её, она подтолкнёт с большим знанием дела приступить к поискам самых древних следов жизни, которые могут находиться под водой.
     Однако, прежде всего, эта книга для тех, кто просто любит историю Крыма и его живописные местности и из года в год приезжает сюда. Можно множество раз подниматься на одни и те же холмы, приходить к одним и тем же развалинам, бродить по тропинкам среди красивейших скал и пробираться в самые далёкие роскошные бухты, забираться в самые укромные пещеры и гроты и почти ничего, а часто – совсем ничего, не знать об этих местах. В лучшем случае будут звучать лишь сохранённые имена – “романтические” названия этих мест и народов. Порой, необычные, загадочные и странные.
     Публикуемая книга – лишь фрагмент более обширного исследования, произведённого автором, - его первая часть, ушедшая в начальные времена; другие продолжения – шаг за шагом, последовательно освещают череду древних эпох, включая допотопную и послепотопную историю – поход Диониса в Северное Причерноморье, экспедицию египтян, колхидян, господство ассирийцев, поход Ясона, Троянскую войну, колонизацию этих мест клазоменцами, появление в районе Кафского мыса древнегреческой милетской колонии Феодосии, римское владычество, начало Средневековья и, наконец, историю знаменитой средневековой Кафской крепости, возведённой генуэзцами и взятой доблестными турками в 1475 году.
     Эта книга поможет иначе взглянуть на данную местность и увидеть иные времена. Иные, полные когда-то жизни и самобытной культуры эпохи, их взлёты, откаты и деградацию, проследить череду времён. Увидеть не изолированную историю этих мест, а историю анклава, тесно связанного с развитием великих цивилизаций древности или даже – составлявшего их неотъемлемую часть. Она поможет заглянуть в самые древние времена.
     По этой причине данная книга будет интересна для жителей Крыма, а для жителей Кафской местности она будет настоящей “Библией”.
     Кто сказал, что эти места молчат? Это молчание ярче, чем все крики!
     Но понять историю этих мест и даже открыть что-то новое можно только в контексте более обширной территории и даже в контексте всей Европы.
     При подготовке именно этой книги к изданию автор некоторое время колебался, в какой редакции и композиции её подавать. Интересы обычного читателя требуют одной подачи материала, а интересы специалистов, у которых тут же могут возникать вопросы, – несколько отличной или даже совершенно иной. Верх взяли интересы более широкой, но интеллектуальной и достаточно культурной группы читателей, которые не менее специалистов интересуются древнейшей историей и хотят повысить свою компетентность в этой области. В то же время многие т.н. специалисты, отражающие нынешнее “кризисное” состояние общества, утеряв «критическое чутье» и «здравый скептицизм ученых» или «так и не приобретя» его, продолжают быть эпигонами самых нелепых, иногда откровенно шулерских, “гипотез”, роняя свой престиж. Не говоря уже о том, что ряд авторов в своих научных публикациях обнаруживают как бы полное незнакомство с логикой, что тоже говорит о понижении уровня работников этой «отрасли».
     В конце концов, эта книга предназначена не для того, чтобы исправлять погрешности обветшавшего и полученного когда-то образования, но чтобы любой любознательный человек мог заглянуть в начало человеческой истории, а оказавшись в местах, богатых историческими памятниками, мог тут же представить древние формы жизни, существовавшие на этой местности. И даже открыть нечто новое – что проглядели, как это часто бывает, специалисты. Что же касается самих специалистов, то они найдут ответы на свои основные вопросы по ходу чтения этой книги, фиксируя на её полях свои вопросы. При этом они могут также обратиться к древнейшим источникам и самостоятельно начать изучать древние святилища и обряды, которые в них отправляли. А затем, обратившись к археологическим материалам, начать нисходить вглубь эпох, т.е. самостоятельно повторить ту мыслительную работу, которую совершил автор «Библии Кафы» и которую они должны были произвести гораздо раньше, раз занимаются своей специальностью. Книга построена таким образом, что специалистам её, возможно, придётся читать дважды: материал в ней даётся не согласно последовательности возникающих у них вопросов, а согласно сути дела, и, достигнув ядра книги, большая часть их вопросов должна разрешаться уже под углом зрения имеющегося у них материала.
     Автор обращает внимание обычного читателя, незнакомого со специфическими сокращениями в археологической литературе на сокращение «л.н.» («… лет назад») при указании того или иного времени в цифрах, которое используется и в «Библии Кафы»: например, «125 тыс. л.н.» («125 тыс. лет назад»).
    
    
    
     Раздел I. КРЫМ В ПОТОКЕ МАГИСТРАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ: ОТ ДРЕВНЕЙШЕЙ И АРХАИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА (ОСТАТКИ ДРЕВНИХ СВЯТИЛИЩ И ИХ ВЫДАЮЩАЯСЯ РОЛЬ В ТРАНСФОРМАЦИИ ДРЕВНЕЙ ЖИЗНИ В ЦИВИЛИЗОВАННОЕ ОБЩЕСТВО)
    
    
     §1. Древнейшие люди в Крыму и нисхождение вглубь времён. Отсутствие доказательной хронологии и фантастическое датирование древних памятников. Сфальсифицированное представление о неандертальской эпохе.
    
    
     Костные остатки древнейших людей, обнаруженные в разных местах Крыма (в пещерах Староселье, Киик-Коба, Ак-Кая и др.), фиксируют, что тут обитали общины “неандертальского” человека. C десяток местонахождений обнаруживали в пределах Караби-яйлы и ее склонов. По соответствующей технике обработки каменных орудий неандертальца этого периода именуют ещё мустьерским человеком, жившим, как часто пишут, примерно 125-35 тыс. лет назад, включая в это время эпоху нараставшего похолодания 125-70 тыс. л.н. По другим оценкам, наиболее холодное время было 110-55 тыс., а потепление – 50-23 тыс. л.н. [+1]. С последней датировкой синхронизируют т.н. “каргинское потепление” в Сибири (50-25 тыс. л.н.), неразрывно связанное с установлением тёплого климата в Северном Причерноморье.
     В установлении продолжительности мустьерского времени наблюдаются сильнейшие расхождения. Согласно одним заключениям, оно датируется отрезком, примерно, в 90-35 тыс. или в 80-40 тыс. лет назад. Иные начало мустье возводят к чрезмерно раннему [+2] – т.н. “одинцовскому” времени (240-200 тыс. или, на взгляд других, 150 тыс. л.н., что тоже явно завышено), а иные – к первой половине постулируемого валдайского “оледенения” (70-35 тыс. л.н.), полагая, что «весь крымский палеолит» надо отсчитывать от холодной – 70-50 тыс. лет назад – т.н. “калининской” эпохи. Разнятся эти датировки более чем в 3 раза!
     Все эти датировки произведены старыми геологическим методами – путём выявления соответствующих слоёв и предположений о продолжительности их формирования. Причём, и тут у разных специалистов имеются на этот счёт различные точки зрения. Проверить цифры, которыми сейчас пользуются, – подтвердить их, уточнить или исправить – либо ещё нельзя, либо требуется достаточно высокая квалификация в таких вопросах, которая на сегодняшний день гарантированно не обнаруживается. По С14 вюрмское оледенение относится к гораздо более близкому к нам времени, чем это датировалось геологами. Разрыв составляет, по крайней мере, 50 тыс. лет, и, по радиокарбонным данным, мустьерская культура датируется временем 55–32/27 тыс. лет назад. И это весьма похоже на правду (хотя может оказаться, что и такие цифры тоже завышены). По ходу книги читатель может возвращаться к этим датировкам и вывести своё заключение о продолжительности этой эпохи.
     Само название “неандертальцы” – случайного происхождения и дано по находке останков человека, обнаруженных в Рейнская провинции в Германии в 1856 г. в долине Неандер около небольшого грота Фельдгофер близ г. Дюссельдорф [+3]. “Геологический возраст” находки (читатель должен обратить на подобную терминологию) определяют в «50–40 тыс. лет», означает, что этим находкам меньше 40 тыс. лет. Сейчас уточняют, относя возраст к индустрии «поздней стадии мустье», что означает, что данному памятнику, скорее всего, нет даже 30 тыс. лет. Скелет, если судить по тем весьма немногим костям, что сохранились, «лежал в нижней части слоя глины, заполнявшей пещеру, недалеко от входа, параллельно продольной оси пещеры и был обращен головой в сторону выхода». Важно обратить внимание, что в соответствии с имевшимися представлениями умерщвлённого человека поместили не в самой пещере, а перед её входом! От скелета сохранились лишь черепная крышка, две кости голени, одна целая и одна поврежденная локтевые кости, правая лучевая кость, часть правой плечевой кости, правое предплечье, левая половина тазовой кости, поврежденная ключица, называют ещё правую лопатку и, наконец, пять небольших обломков ребер. Череп был представлен «только мозговой крышкой (лицевые кости не сохранились)», т.е. самого черепа не было.
     В декабре 1858 г. в таких же отложениях глины в складках известняков в полутора часах езды от Неандерталя в пещере нашли кости мамонта. В 1864 г. вблизи грота Фельдгофер нашли кости пещерного медведя, пещерной гиены, лошади, мамонта, шерстистого носорога.
     В 1898-1899 гг в пещере, расположенной напротив Фельдгоферского грота – на противоположном, правом, берегу р. Дюссель – были найдены зубы и кости пещерного льва и каменные орудия мустьерского типа.
     Останки льва, как показывает анализ последующих воззрений древнего человека, указуют на то, что его образ был связан с сезонным культом летнего солнца, играя весьма важную роль в тогдашней мифологии.
     «Нахождение человеческих костей в древнем наносе, в котором в других пещерах той же долины (например, в отстоящей всего на 30 шагов т.н. Чертовой комнате), были найдены останки несомненно делювиальных животных, побудило и человеческие артефакты признать той же степени древности».
     Исследование человеческих костей, покрытых толстым слоем известковых отложений, в том числе и «сильно выступающей области надбровных дуг» и некоторых других» особенностей», что также можно встретить и среди современных людей), дали основание знаменитому немецкому авторитету анатому Г.Шааффхаузену (1816-1893) сделать вывод, что «это был грубый и дикий народ», живший в дописьменные времена в этих местах.
     “Образованные” вульгаризаторы в Германии и других странах из числа псевдодарвинистов, от которых сам Ч.Дарвин (1809-1882) постарался отмежеваться, по принципу «громче всех крикунов», исходя из задачи нанести максимальный урон религиозным воззрениям и социальным позициям церковников, засилье которых действительно сковывало развитие общества, поспешили объявить останки из Неандерталя “переходным звеном” между человеком и обезьяной, хотя останки эти свидетельствовали о таком высоком развитии человека, не отличавшегося существенно от ныне живущих людей, именуемых Homo sapiens, что ни о каком “переходном звене” между обезьяной и человеком, ни о каком “антропогенезе” не могло быть и речи.
     Уже тот факт, что останки человека поместили перед входом в грот указывал на то, что люди в этом гроте не могли обитать и он служил им для культовых целей.
     Свидетельством того, что уже тогда была развитая мифология, являются, в частности, находки 3-х фигурок длиной около 5 см в Швабской пещере Hohle Fels (Полые Скалы) (в горах Юра горного массива Швабиа) на юго-западе Германии, вырезанных из «слоновой кости», датируемых возрастом около 30 тыс. лет назад (по другим утверждениям даже, будто бы, в районе «32-36 тыс. л.н.»), а именно изображения предполагаемого «человеко-льва» [+4] , «конской головы», «или другого животного, может быть даже медведя», и «цапли». Все эти фигурки использовались при отправлении тогдашнего культа в этой пещере. Стоит тут же сказать и о находке костных останков человека в китайской пещере Тяньюань, расположенной под Пекином – датированных при помощи радиоуглеродного анализа в 39-42 тыс. лет. Исследования американо-китайской группы антропологов показали, что человек, останки которого обнаружили в этой пещере, где его принесли в жертву божеству плодородия, «носил обувь», т.е. выглядел достаточно цивильно.
     Иначе говоря, человека, жившего, хотя и в очень давние времена, но не настолько, чтобы говорить о “заре” человеческой истории, любители “наводить тень на плетень” архаизировали до такой степени, что превратили в гротескного “троглодита” – обитателя пещер [+5]. Был сконструирован и фальшивый “портрет” этого человека – обезьяноподобного, ссутулившегося, ходившего будто бы на полусогнутых ногах, хотя останки человека совершенно не давали основания для такого вывода.
     Ослеплённые схоластическими представлениями, эти люди наяву галлюцинировали и описывали не то, что они видели; иные, правда, под конец жизни всё же признавались, что плутовали. Но и тогда находились люди, как Ч.Лайель, друг Ч.Дарвина, указывавшие на то, что неандертальский «череп не мог принадлежать существу, которое представляло собой переходную форму на пути развития от обезьяны к человеку». Дарвин, не придавая костям из Неандерталя никакого значения, отметил лишь их относительную древность и утолщённость, которая была вызвана известковыми отложениями (когда уже в наше время эти известковые отложения сняли, толщина костей заметно уменьшилась). Французский антрополог А.Катрфаж в 1874 г. отметил сходство черепа неандертальца с черепом короля Шотландии Роберта Брюса. Другой специалист указывал, что неоднократно встречал на улицах европейских городов людей с подобными надбровными дугами и низким лбом. Термин “неандертальцы”, тем не менее, на волне ажиотажа и антирелигиозной пропаганды был распространён в соответствующей литературе и на другие древние народы, жившие в ту отдалённую эпоху, и, таким образом, не совсем правомерно стал там обозначением целой “стадии” в развитии “человечества” и даже мнимого «звена» «в процессе перехода от обезьяны к человеку». Начало употребления состряпанного термина «Homo neanderthalensis» («неандертальский человек») для обозначения сфальсифицированного «переходного звена» от обезьяны к человеку относят к 1861 или 1863 году и приписывают ирландскому анатому Уильяму Кингу. Эта халтурная традиция – сочинение новых «переходных звеньев» – продолжается до наших дней: Г.Хеберер в 1963 г. “выделил” «новый вид рода питекантропов, назвав его в честь Л.Лики “Pithecanthropus leakeyi”, или “питекантроп ликский”». Это уже «пятый вид в роде питекантропов», есть также и «шестой», если верить В.П.Алексееву [+6]. Вникая в схоластическое утверждение о гипотетическом «питекантропе», Чарльз Дарвин выявил всю его мыслительную несостоятельность и зачеркнул “идею о промежуточном звене”, находившемся, якобы, “в интервале между обезьяной и человеком”. Он констатировал лишь заключение, что человек произошел от обезьяны без всякого “промежуточного звена, при этом речь могла идти лишь об исчезнувшей, ископаемой форме, не имеющей близкого сходства с какой-либо из ныне живущих человекообразных обезьян.”.
     Иначе говоря, к дарвинизму эта химера о “питекантропе” не имеет никакого отношения!
     Вышколенный ум Дарвина, рассмотрев с разных сторон “идею” о “переходном звене”, тотчас показал, что она находится как в противоречии с логикой, так и с тем, что наблюдается в действительности, заставив подобных “теоретиков”– глашатаев этой глупости – умолкнуть на несколько десятков лет. “Авторы” этой “идеи” не тянули даже на “среднее образование”. Эта поразительная «идея переходного звена между человеком и обезьяной» является элементарным попранием законов логики: согласно «закону противоречия», предмету мысли в одно и то же время и в одном и том же отношении (в данном случае – в отношении «природы существа», производившего орудия – «обезьяна и человек - одновременно») нельзя приписывать два взаимоисключающих признака; согласно закона «исключённого третьего», из двух противоречащих высказываний о предмете, взятом в одно и то же время, в одном и том же отношении, одно из них – непременно истинно, а другое ложно, и между ними нет ничего среднего, т.е. «среднего не дано»; и наконец – «закон достаточного основания» требует, чтобы всякая истинная мысль была обоснована другими мыслями, истинность которых доказана [+7].
     Иначе говоря, «идея переходного звена - обезьяночеловека», каким представили неандертальца, базируясь на логической ошибке, не может быть названа даже «гипотезой»!
     В “советскую” археологическую и “историческую” литературу эту выдумку пропихнули те, кто как окончивший в 1923 г. Петроградский университет по специальности “антропология” Г.А.Бонч-Осмоловский (1890-1943), первыми после Гражданской войны попытались приступить к изучению пещер, но чьи “воззрения” были сформированы дореволюционной вульгарной литературой, по-своему пытавшейся покончить с религиозными настроениями. Раскопанные им в крымской пещере Киик-Коба человеческие останки “неандертальского” времени Г.А.Бонч-Осмоловский подавал в духе предвзятых схоластических представлений, перенятых им у битых Дарвином “европейских авторитетов”.
     Вот в каком гротескном виде “воссоздаётся” им кисть руки “неандертальца” на основании найденных весьма скудных костных фрагментов женщины и годовалого ребёнка: «Она была относительно крупной, очень мощной, грубой и неуклюжей, с широкими, как бы обрубленными пальцами, заканчивающимися чудовищными ногтями... Мощная мускулатура давала ей колоссальную силу захвата и удара. Захват уже был, но он осуществлялся не так, как у нас… Кииккобинец не брал, а сгребал предмет всей кистью и держал его в кулаке. В этом зажиме была мощь клещей». «Кисть кииккобинца Бонч-Осмоловский… сближает с “лапой”». «Как давно установлено, - предвзято и привирая писал Бонч-Осмоловский, - всеми исследователями (!) неандертальского человека, его тело не было в полной мере приспособлено к прямому положению… при опоре на две ноги неандерталец должен был для поддержания равновесия балансировать. …такому балансированию при стоянии и ходьбе в полной мере отвечала его растопыренная мощная стопа... Биологическая целесообразность подобной стопы еще более подчеркивается (sic! – вот она “наука”!!!) жизнью в пересеченной полугористой местности, к которой приурочены почти все основные находки примитивного ископаемого человека. … неандертальцы передвигались несколько иначе, чем мы. Вероятнее всего, они не столько ходили, сколько бегали трусцой, раскачиваясь и размахивая руками» [+8].
     “Статьи” в таком роде, забрасывавшиеся в “массы” посредством “научных журналов”, вероятно, эффективно способствовали атеизации населения страны, но к науке они никакого отношения не имели, распространяя вместо религиозной чепухи лишь новый вид фантазии, отчасти простительный для 1920-х годов на фоне тогдашней масштабной безграмотности, послевоенной разрухи и нищеты – в только что установившемся, молодом, послереволюционном и антиклерикальном обществе, сосредоточившемся на “революции модернизации”, для которого любые “пещерные находки” человеческих останков, относящихся к “Каменному веку”, могли иметь только идеологическое значение!
     Лучшие интеллектуальные силы молодого общества, создававшие потом новый производственный базис страны, устремились вскоре в технические области, где не было места пустословию; предмет же исторической науки, посвящённый изучению самых древних обществ, находившихся на стадии каменной технологии, стал ареной деятельности явных конъюнктурщиков, чьи насущные интересы лежали за пределами научного постижения, которых вполне устраивали самые нелепые утверждения, лишь бы они не противоречили уже “внедрённой” и ставшей привычной догме о “питекантропе” и способствовали целям “антирелигиозной пропаганды”.
     Достаточно открыть интернет-ссылки (например, http://qwercus.narod.ru/zz/kritika_formozova.htm или
    http://www.yaweek-archive.ykt.ru/index.php?option=content&task=view&id=1580 и вчитаться в те или иные мемуары археологов этого периода советской истории, а также в “отповеди” их бывших коллег, выступающих с контр-нападками, чтобы ощутить удручающее положение, которое сложилось в этом секторе истории.
     Теперь же “постулаты” схоластов в силу накопившегося колоссального археологического материала, несовместимого с этими искусственными построениями, обнаруживают свою полную несостоятельность перед взором любого трезвого человека, который начнёт вникать в суть выкопанных находок. Можно только удивляться гипнотической силе химерических рассуждений, заставляющих галлюцинировать целые поколения историков и археологов в нашей стране и несостоятельность которых была выявлена ещё во времена Ч.Дарвина!
     Нужно сказать и о таких авторах сегодняшних «научных» статей, которые вопреки реалиям, передирая укоренившуюся фальсификацию, продолжают отождествлять людей “неандертальского” времени с «гоминидами», находившимися на «заключительной фазе антропогенеза», или «процесса становления человека», и при этом обращают «особое внимание» на свои «марксистские» взгляды, откровенно афишируя этим и как бы намекая на то, что “основатели научного социализма” будто бы разделяли эту выдумку. Однако ни К.Маркс, ни Ф.Энгельс, ни их последователи нигде, никогда, ни прямо, ни косвенно, не писали о «неандертальцах». Обратим внимание, что останки человека из грота Фельдгофер нашли в 1856 г., когда Маркс и Энгельс вовсю проявляли свой исторический материализм. Они знали о находках «неандертальца», но ни в одном труде, ни в переписке между собой или с кем-либо другим ни тогда, ни после не упоминают об этом – хотя бы по той простой причине, что Ч.Дарвин и Ч.Лайель такое утверждение компетентно и авторитетно отвергли. В классических работах «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», где, казалось бы, самое место было сослаться на обнаруженные останки «питекантропа», Ф.Энгельс вообще не упоминает о подобного рода находках, хотя тогда различного рода авторы достаточно трезвонили об этом. Ни К.Маркс, ни Ф.Энгельс не компрометировали свой научный и политический престиж подобного рода фальсификациями, не прибегали к подобного рода трюкам для борьбы с религиозными представлениями и церковниками.
     “Архаизация” человека той поры, не имея никакого отношения к науке, тем не менее, продолжает воспроизводиться в различной современной литературе, способной иногда основательно развлечь читателя: «Поздний доисторический человек – неандерталец понял, что зажатым в кулаке острым камнем легче проломить голову хищнику или врагу, выкопать из земли клубни или расколоть кость, чтобы добраться до костного мозга». Под «острым камнем, зажатым в кулаке», этот автор понимал, надо думать, “знаменитый предмет”, получивший фантастическое название «каменное рубило» - «длиной 10,5 см, а шириной - 7,3 см», представлявшее собой «плоский каменный треугольник» с двумя режущими сторонами, образующими острие, и третьей – «заглаженной», «удобной», якобы, «для захвата ладонью». Возраст такого «грубо обработанного орудия», «найденного в 6 км от пос. Войковский, Амвросиевского района, Донецкой области, в балке Казённая» (поблизости от костей зубров) [+9], «определили в 100 тыс. лет»! На самом деле предмет этот, конечно, никак не мог быть «рубилом», но выполнял роль наконечника небольшого копья или дротика и крепился на древке. Другой автор, историк и этнограф С.А.Токарев (1899-1985), попавший в плен ретроградных представлений, вопреки очевидным, имеющимся в распоряжении исследователей, материалам, ещё более занижает интеллект этого “древнего” человека: “Все, что мы знаем о неандертальцах, заставляет скорее думать, что они руководствовались в своих действиях не сознательными представлениями, а инстинктами...”. Но этого, между прочим, нельзя в полной мере сказать даже о медведях, которые, охотясь, могут взять кусок льдины и обрушить его на моржа, дабы вполне осмысленно нанести ему ранение, чтобы в таком состоянии его легче было задрать, или, защищаясь от нападения крупного кабана, подкатывать к краю горки огромные камни и скатывать их на подбирающегося по опасной крутизне борова, чему был свидетель, спасающийся на дереве от того и другого, знаменитый охотник Арсеньев. Фантастически подаёт «неандертальцев» и «директор Палеонтологического института РАН, академик Алексей Розанов» в своём интервью «Независимой газете» от 27 сентября 2006 г.: «Тело их было покрыто густой жесткой шерстью…». Этот академик никак обладает даже настоящей шкурой звероподобного «обезьяночеловека», сочинённого когда-то фальсификаторами в Германии на волне политической и идеологической борьбы. Здесь обращает на себя внимание не само фантастическое описание «неандертальца», а как лихо эксплуатируется некритическое отношение и слепое доверие обывателя к словам увешанного научными степенями и признанием “специалиста”.
     Между тем, люди, которым прилепили ярлык “неандертальцев”, выдавая их за обезьянолюдей, жили (в общем-то – в достаточно близкое от нас время) весьма организованными племенными общинами, имели заметно больший объём головного мозга, чем ныне живущий человек, имели развитую культуру, обнаруживаемую во время раскопок, достаточно глубоко, насколько это было возможно при каменной технологии, вникали в сложную суть мира, обладали соответствующими социальными институтами, сплачивавшими их в крепкую организацию, и в пещерах отправляли свои культы: совершали жертвоприношения, возлагали дары божеству, а находимые тут же «каменные орудия», прикреплённые к деревянной основе, использовались в виде ритуального копья, топора, ножа и т.п. при совершении тех или иных ритуальных действий – заклания животных или человека, разделки туш, а в ряде случаев возможно и в ходе священного пиршества, священных захоронений или особых церемоний. Естественно, что человек того времени был бы немало удивлён, если бы узнал, в каком примитивном духе рисуется его бытие иными современными “историками”, имеющими “научные степени” и “университетские дипломы”, как бы доказывающие, что они прошли надёжные умственные испытания и способны быть “жрецами науки”.
     Однако вернёмся в те давние времена, о которых мы можем судить лишь по вещественным остаткам, обнаруживаемым то в одном, то в другом месте. При этом мы будем продолжать прибегать к «цифровым» датировкам, «прижившимся» в археологической литературе, чтобы читатель в полной мере ощутил их чрезмерность.
    
    
    = = = =
    
    
     Автор обрывает дальнейший текст, предоставляя читателю “переварить” то, что он прочёл.
     Дальше – больше…
     Но зато – перед читателем в ходе дальнейшего чтения предстаёт реальная история человечества!
    Есть люди, которые всю жизнь слушали байки, о том, как Господь Бог “создавал этот мир и людей”. Есть другие люди, которые как бы оканчивая университеты сочиняют уже иные фантастические байки, “как человек жил в пещерах”, а до этого там жили “пещерные медведи, пещерные львы, пещерные волки” и другая пещерная живность, очевидно, типа “пещерных” носорогов, лошадей и т.д., потому что кости этих животных тоже находят в пещерах. Эти же люди придумали и другие, более сногсшибательные сказки, по которым ископаемые гориллы и шимпанзе, по одним басням 2,5 млн лет назад, по другим - даже раньше, в Африке, где никогда не было никаких радикальных климатических изменений и никаких стимулов для развития, отчего они там и уцелели, вдруг занялись в этих местах несвойственной им охотой на животных и противологичным производством каменных орудий, а затем из тёплых и комфортных условий также противологично вступили на территорию суровой Европы, где периодически на огромных территориях – например, между Москвой и Санкт-Петербургом – возникал, якобы, ледовый панцырь толщиной в 2-2,5 км, в по другим фантазёрам – даже ещё больше! Доказательств, что такие чудеса в те времена могли происходить, эти люди, конечно, привести не могли, но они им и не требовались: “это было ясно само собой” – какие ещё нужны “доказательства”? Читатели, которых эти вопросы занимают, могут заглянуть на сайт геологического факультета МГУ, где преподаватели геологии, как могут, основательно, по пунктам на своём сайте разбирают весь этот вздор.
     Автор данного исследования предлагает читателю книгу, которая открывает для него дверь в реальную историю человечества.
     Кто хочет узнать действительную историю людей, живших в эпоху каменной технологии?
    
     Сноски к тексту, которые выпали при копировании:
    
    [1] Пишут о двух потеплениях в Зап. Европе: амерсфорте (радиоуглеродная дата 63.500±900 л.н.) и брёрупе (59.100±700; 57.700±700 л.н.). Цифры, которые тут приводятся в скобках, получены на основе схоластических рассуждений и предположений, ни с какими действительными хронологическими фактами не сопрягаются, подтвердить, проверить и перепроверить их невозможно. В отечественной литературе с последней цифровой датой пытаются связывать отложения в Молого-Шекснинской низине ("55 тыс. л.н.") (1-0).
    
    [2] Ряд авторов начало мустьерской культуры относят ко времени, когда в Европе был еще теплый сухой климат и сохранялась субтропическая фауна: древний слон, бегемот, носорог Мерка (R.Gradmann. Leitlinien der altseinzeitlichen Kulturentwicklung. - Eiszeitalter und Gegenwart. Bd. 2, 1952; F. Zeuner. Dating the Past. London, 1953). Однако данные животные жили и в намного более поздние времена.
    
    [+3] Фельдгоферский грот располагался на крутом откосе на высоте примерно 18 м над речкой Дюссель (приток Рейна) против более значительной Неандерской пещеры. «Вход в этот грот был скрыт выступом скалы и слоями глины делювиального происхождения, покрывающей здесь всюду известняки [располагаясь на расстоянии 30 м от поверхности заслонявшей его скалы]. Так как поблизости находились каменоломни и рабочие добывали камень, то, дойдя до закрывавшей грот скалы, они взломали ее и открыли пещеру, на 1,5 м заполненную слоем твёрдой наносной глины. По удалении этого наноса, открылся грот в 5 м длиной, 3,3 м шириной и 2,6 м высотой. Кости человека находились в нижней части слоя глины перед входом в пещеру.
    
    [+4] Напоминает собой обнаруженную в 1939 г. в соседней долине фигурку человеко-льва, которая была отнесена примерно к тому же промежутку времени - к культуре нижнего ориньяка, сменяющего мустье. Всего в этом районе обнаружено 20 таких скульптурок.
    
    [+5] Принятым наперёд содержанием служили представления, что `человек произошел от обезьяны` и что, "следовательно", должна быть промежуточная" форма, носившая признаки как того существа, так и другого, однако из того, что такие-то останки нашли в пещере Неандерталь, ещё не следовало, что эти останки принадлежали такой начальной форме или производной от неё, находившейся в процессе т.н. «антропогенеза»: это надо было ещё доказать; вместо доказательства находка стала интерпретироваться как нечто само собой очевидное, ясное, что в доказательстве не нуждается. С таким же успехом можно было раскопать "скифский" курган и объявить найденный там костяк неандертальцем. Впоследствии, ещё в дореволюционное время, подобный костяк, носивший "неандертальские" признаки, действительно был извлечён из кургана (и не из одного!) в Северном Причерноморье и служил убедительным опровержением схоластическим утверждениям, что в пещере Неандерталь был найден именно "обезьяночеловек", "питекантроп", "промежуточная форма". Однако схоласты потому и схоласты, что свои представления они берут в отрыве от действительности и при этом знать не хотят, что на самом деле та собой представляет. Они не утруждают себя изучением действительности, а если действительность всё же опровергает их измышления, то они, не моргнув глазом, могут прибегнуть и к откровенной фальсификации - из «прогрессивных», так сказать, побуждений. Научное мышление это «мышление, которое не имеет никаких предпосылок». У схоластов их определения являются «чем-то заранее данным», которое рефлексия не подвергает «самостоятельному испытанию». Наука должна «требовать, чтобы давались доказательства».
    
    [+6] 1-1.
    
    [+7] Изобретатели этой «идеи» Э.Геккель (1834-1919) и К.Фохт (1817-1895) напропалую прикрывались Дарвином и выдавали свою околесицу за “дарвинизм”. Действовали они так, чтобы, нападая на клерикалов, вывести самих себя из-под их ударов и перевести основную силу удара их политических противников на фигуру Дарвина, учёного с мировым именем, который пользовался огромным уважением даже среди своих идеологических противников, разрешивших преподавать в учебных заведениях его дисциплину. Этим «псевдодарвинисты» рассчитывали втянуть и Дарвина в их личную политическую затею. С этой целью Геккель, например, не стесняясь лгал на Съезде естествоиспытателей в Мюнхене в 1877 г., что «идея» «неговорящего питекантропа», которую он распространял, «вытекает» из «логики дарвинизма» и что «дарвинизм не могут отменить нападки ни церкви, ни таких ученых, как Вирхов», возглавлявший тогда партию германских реакционеров. Когда Дарвин ознакомился с речью реакционера Вирхова, введённого в обман Геккелем и двинувшего уже против настоящего дарвинизма «и религию, и политику» с целью «запретить преподавание» новой дисциплины, которая была действительно впечатляющим шагом вперёд в развитии общественного сознания, то Дарвин написал провокатору Геккелю, что его «поведение отвратительно», и он «надеется, что тому когда-нибудь будет этого стыдно».
    
    [+8] Бонч-Осмоловский Г.А. Скелет стопы и голени ископаемого человека из грота Киик-Коба. М.-Л., 1954, с. 172, 178-180. Другие его статьи: Бонч-Осмоловский. Кисть ископаемого человека из грота Киик-Коба. М. - Л., 1941.
    
    [+9] Амвросиевское святилище по костям зубров сейчас датируют временем не более 20 тыс. лет, расположено на возвышенности в виде небольшого плато, где хозяйничают ветры. В этих местах найдены две шахты. Максимальная высота подземных ходов - 90 см, ширина - 8 м, длина - 20-25 м. В толще известняка залегало ценное сырьё человека той технологической эпохи - кремневые жилы. Из добытого кремня изготовлялись наконечники копий и стрел, ножи, скребки, резцы, даже миниатюрные игловидные вкладыши. Кремень мог служить предметом обмена с другими племенами. Видно, что уже тогда существовали группы или роды "подземных мастеров", обеспечивавших соплеменников кремнем в обмен на пищу и шкуры. Перед нами предстаёт общественная формация с достаточно развитыми формами разделения труда.
    
    
    Какой предстаёт древнейшая история в «Библии Кафы» и какой она предстаёт в археологических статьях?
    
    Чтобы почувствовать разницу, стоит привести две интерпретации одних и тех же фактов:
    
    1. Те, кто вызубрил фантастическую «Историю первобытного общества", пишут:
    
    «В этой... пещере в Ледниковый период находили приют и дикие звери, и тогдашние люди. В ходе исследования пещеры были найдены ок. 40 тыс. различных костей медведя. Поэтому назвали ее «Медвежьей пещерой». Вместе с останками столь многих медведей были найдены редкие кости волков и куниц. В одном из углублений пещеры жили люди Каменного века. Когда большая половина территории Европы оказалась под покровным ледником, и медведи, и волки, и львы… были вынуждены укрыться в пещерах. Отощавшие, подверженные болезням звери погибали в массовом количестве. Так возникло кладбище животных. Иногда находят и скульптурные изображения львов из кости, камня и глины. Люди Каменного века, страшась этих грозных хищников, поклонялись им, чтобы не быть растерзанными на охоте и в схватках в пещерах».
    
    2. Тимур Курт-Доде, "Библия Кафы":
    
    «О чём здесь идёт речь, если судить по материалам находок? О том, что нашли пещерный храм, где люди приносили жертвы Идолу плодородия, которого чествовали в облике медведицы - в данном случае (я сужу из региона, где была сделана находка), это божество связывалось с созвездием Большой Медведицы, соответствует греческой Артемиде. Жертвы приносились по случаю календарных праздников. Кости волков говорят, что данные жертвоприношения совершались божеству тёмного времени года, оканчивавшегося с наступлением зимнего солнцеворота. В позднейших изображениях, чтобы читатель понял, Волк держал в руках Крест - символ возрождающегося Солнца и Нового годового круга, который являлся символом рождения Нового года и был "знаком прибавления" солнечного дня (знаком "плюс", использующимся и сейчас в математике) - т.е. "Волк" был как бы Дедом морозом того времени, и действительно потом с модификацией этого символа это божество-покровитель держало на своих плечах маленького мальчика - символ Нового года. Волки приносились в жертву в одну дату, медведи в другую и т.д. "Молились" эти люди не представленным животным, ибо они их ели, а абстрактному божеству, представляемому ими в облике данных животных. Когда говорят, что "поклонялись медведям", то не понимают, что те люди не были сумасшедшими, чтобы падать ниц перед животными, служившими им всего лишь мясом, съестным ресурсом. Приношением этих жертв люди стремились оказать воздействие на умопостигаемое божество, или персонифицированную этим символом Природу, чтобы то произвело для них побольше животных, чтобы они смогли их снова убивать и снова есть. Другими словами, эти люди как бы занимались фантастической "производственной деятельностью". "Бояться" эти люди животных не могли, ибо они могли уложить любого гиганта и его съесть. Это я говорю вкратце - на самом деле информации здесь много больше и она ещё интереснее.
    
    К фантастическим "питекантропам" обнаруженный памятник никак не относится, но принадлежит людям, жившим в эпоху каменной технологии и оставившим в пещерах в вещественной форме своё видение мира и свои культурные достижения».
    
    Читатель может сравнить нормальное объяснение материалов находок и те измышления о "питекантропах", который на протяжении долгого времени культивируется в "археологической" и якобы "исторической" литературе.
    


    

    

Жанр: Статья, Не относится к перечисленному
Тематика: Историческое


© Copyright: Тимуръ63, 2007

  


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Тимуръ63 - "Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru