Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Тимуръ63 - "Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века
Тимуръ63

"Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века

"Величайший враг Знания - это не невежество, это иллюзия Знаний!" - Стивен Хокинг –

    
    
    Тимур Курт-Доде
    
    БИБЛИЯ КАФЫ,
    
    или
    
    Трезвый взгляд на развитие древнейших обществ и возникновение Человека
    
     Эта книга для тех, кто хочет проникнуть в реальную начальную историю человечества и действительную жизнь древних обществ в эпоху каменной технологии.
    
     Её страницы не будут обманывать растиражированными выдумками о «пещерных жилищах» и «пещерном человеке», «гипотетическими» и фантастическими «питекантропами» и «гоминидами» – «гомо хабилисами», «эргастерами», «эректусами», «неандертальцами», и другими антинаучными конструкциями, выдаваемыми за «истину» и рассчитанными на законченных простаков, не знакомых с правилами логики и с трюками, посредством которых противологичные понятия впихиваются в сознание многих людей. Все эти “категории” – фикции.
    
     Нет здесь места и фантастическому «Великому оледенению», «жилищам из костей мамонта» и прочим продуктам галлюцинирующего сознания, воспроизводящего подобный вздор в так называемых «научных статьях». Всё это – фикции.
    
     Не будет тут и «доказанных» фальшивых «датировок» в “сотни тысяч” или “миллионы лет”, оглупляющих читателя, которые “дипломированные обманщики” приписывают находкам, относящимся к эпохе каменной технологии, или даже откровенно сфабрикованным ими “фантомам”. Все эти “даты” – фикции.
    
     Эта книга не имеет ничего общего с домыслами, с антинаучными построениями, но зато вводит в понимание действительного развития древнейшей эпохи.
    
     Она хорошо прочищает головы тем, кого схоластическая литература уже ввела в мир галлюцинаций, абсурда и растиражированной глупости.
    
     Купив эту книгу, вы получаете возможность освоить более высокое понимание начальной истории человечества, чем это можно получить из литературы сегодняшних схоластов, которая является лишь перепевом книг, писавшихся ещё в 19 веке и отвергнутых образованными умами ещё тогда.
    
     Эта книга даст вам превосходство в понимании древней истории. Книга продаётся чередой соответствующих выпусков, в которых фиксируются следующие друг за другом разделы исследовательской работы.
    
     Вот направления, по которым бьёт I том «Библии Кафы»:
    
    • Нисхождение в изначальные времена и антинаучные представления о «пещерных жилищах», «неандертальцах», «эректусах», «хабилисах».
    • Жульническая хронология и реальная древность обнаруживаемых памятников
    • Африка не могла быть местом возникновения людей
    • Крупная европейская степная охотничья обезьяна и появление человека. Европа – колыбель человечества
    • Чёрное море и Крым на заре истории
    • Пещерное святилище “неандертальцев” на Карадаге
    • Храмовые общества во времена воображаемых «неандертальцев»
    • Процивилизации каменного века на Русской равнине
    • Бросок европейцев через Чёрное море и основание “царства Диониса” – цивилизации Чатал-Гююк в Малой Азии
    
     Фотографический материал, сопровождающий текст оригинала работы, заметно облегчает усвоение текста, фотографии членят его на фрагменты и делают текст простым и легко доступным.
    
    
    
    Пример иллюстрированности листов книги
    
     Книга была бы полезна не только отечественным читателям – тем, кто летом приезжает в Крым на отдых и хотел бы найти здесь настенные пещерные изображения, статуи времён каменного века или заняться подводным исследованием побережья, но и зарубежным читателям, поскольку и в их странах интересуются памятниками каменного века, общественными формами, существовавшими тогда, и вопросом происхождения человека.
    
     Крымский Сайт Зверозуба http://kraevedenie.net/forum/viewtopic.php?f=23&t=2069 ,
    
    на котором ранее был в сокращении помещён фрагмент данной книги, позволял разместить лишь не больше десятка фотографий, при этом, как правило, не касающихся самих пещерных памятников, вследствие чего выпадение снимков могло несколько затруднять чтение или во всяком случае лишало материал большей наглядности. Сейчас этот недостаток устранён и пока здесь помещён наиболее проверенный текст фрагмента, хотя и без возможности отображать сноски.
    
     К сожалению, в самом Крыму уже, похоже, не осталось энтузиастов, которые занялись бы разысканием подобных древностей и там не особенно интересуются осмыслением такого рода памятников.
    
     Хотя в Крыму и имеется большое количество пещер, и в 1960-1980-х годах было немало фанатов спелеологии, однако, в силу засекреченности многих пещер и вытравления даже уже печатавшихся когда-то каких-либо сведений о них, а также в силу отсутствия знакомства с зарубежной информацией о находках пещерных рисунков, здесь так и не нашлось ни своего Норбера Кастере – спелеолога, способного обнаруживать на стенах пещер изображения или скульптуру ушедших эпох, ни своего Анри Коске – аквалангиста, нашедшего под водой вход в пещеру, названную его именем, в которой также уцелели древние изображения.
    
    Французский исследователь пещер Н. Кастере (1897-1987)
    
    
    
    Анри Коске и его пещера
    
     Имеющийся в Крыму Симферопольский университет, который помимо других специальностей подготавливает также историков и археологов, оказался не в состоянии дать толчок исследованиям пещерных святилищ в Крыму, и не овладевал методикой поиска в пещерах древних изображений. А вздорная трактовка наидревнейшей и древнейшей истории, подававшая пещеры как «жилища питекантропов», которую на истфаке предлагают студентам, никакого отношения к науке не имеет и саму мысль о поиске изображений в пещерах рубила на корню: какие ещё «изображения» мог оставлять в своём «пещерном жилище »воображаемый питекантроп, способный только обивать камни, производя свои примитивные« орудия»??
    
     Изучать “пещеры как священные места”, как “места отправления архаических культов”, изучать “происхождение и эволюцию пещерных культов” представителям вузовской науки и археологических учреждений и в голову не приходит! Эти люди видят то, чего не могло быть (“обезьянолюдей”, “неандертальцев”, “живших в пещерах”), и не видят самых очевидных вещей (что пещеры были святилищами и храмами, где люди отправляли свой культ).
    
     Автор надеется, что его публикация, опрокидывающая схоластическую, фантастическую, искусственно сочинённую «первобытную историю», попадёт всё же в поле зрения свободных, сильных и предприимчивых умов, и оживит поиски расписанных священными изображениями пещерных храмов и святилищ, и тем самым посодействует осмыслению действительной древней истории. Ясно ведь: если пещеры не были «жилищем» никогда не существовавшего обезьяночеловека-неандертальца, а были культовыми местами – пещерными святилищами или даже пещерными храмами, то тут, если о пещере было известно жившим когда-то людям, в обязательном порядке должны были иметься магические изображения – басма, посредством которых в предназначенных для этого местах жрецы рассчитывали оказать воздействие на божество, и эти рисунки могли сохраниться до сих пор, а значит, если постараться, их можно найти. Используя для этого также и чужой опыт, который представлен переведённой на русский язык соответствующей зарубежной литературой. А также – обследуя стены в иных лучах, которые позволяют выявить то, что стало уже незаметным при обычном освещении, и тогда может обнаружиться, что стены пещер были покрыты множеством изображений, часть из которых может быть доступна нашему восприятию…
    
     В этом смысле данная книга должна бы привлечь внимание свободных, незашореных и предприимчивых умов, способных заняться поисками таких изображений и отыскать их.
    
     В завершение Предисловия автор посчитал необходимым поместить ещё нижеследующее добавление и обратить внимание читателя на то, что является “знанием” и входит в понятие научной дисциплины, а что в принципе не может быть знанием и относиться к выводам науки, хотя те, кто пропихивает свои построения и домыслы, пытаются эксплуатировать слово «наука», чтобы морочить головы людям, не вникающим в содержание понятий. На самом деле они производят другую продукцию – продукцию “другого жанра”, получившего уже в современной гносеологии наименование «нарративов», которые к науке не имеют никакого отношения.
     Содержание любой науки состоит только из тех материалов, положений, утверждений, выводов, которые подтверждаются фактами и которые можно на фактах проверить, перепроверить, подтвердить и воспроизвести, в случае истории – получить на базе подтверждённых утверждений новые данные, которые тоже можно подтвердить фактами.
     Все проверяемые, перепроверяемые и подтверждённые представления представляют собой «знания», из которых и состоит научная дисциплина.
     Из этого следует, что все «точки зрения», «мнения», «версии», «построения», «умозрительные концепции», «теории», «гипотезы», «предположения», «домыслы», «допущения», «уверения», если нет возможности их проверить, перепроверить и подтвердить, к науке как к системе знаний не относятся, науки не составляют, ибо наука включает в себя только проверяемые представления, которые и составляют «знание».
     Поскольку в гуманитарные науки чаще всего идут лица, не обладающие способностями к исследовательской деятельности или не обученные навыкам такой деятельности, а люди действительно способные к исследовательской деятельности обычно уходят в так называемые точные науки, в технические, инженерные отрасли, в результате те, кто оказывается занятым в гуманитарных, в том числе – исторических, дисциплинах, не могут подняться до адекватного и точного, технического, инженерного мышления, хотя и данные дисциплины, как и все науки, тоже должны быть точными, техническими, инженерными науками.
    
     Вместо научных выкладок и «знаний» такие люди, однако, производят продукцию иного рода – «нарративы».
    
     Поясним, что под ними понимают:
     «Нарратив (англ. и фр. — narrative) — изложение взаимосвязанных или взаимоувязанных событий, представленных читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов». Из огромной реальной исторической практики определенным образом выбираются факты, которые, вне связи с существом реальных процессов, развёртывавшейся действительности, или связи эти носят третьестепенный и десятистепенный характер, а может быть, вообще не существуют, компонуются в некоторые “картины” (умозрительные построения) – нарративы, и выдаются за «теории», «научную» деятельность и «научные результаты», при этом факты и опыт практики, которые не удовлетворяют этим нарративным конструкциям, выбрасываются. Произведённый продукт у людей, не обладающих надлежащим уровнем культуры или не связанных с наукой, получает видимость, или иллюзию, какого-то знания, но на самом деле представляет собой химеру; и этот “продукт”, представляющий собой «версии», «точки зрения», «мнения», «теории», «домыслы», «ипотезы», «уверения» или банальную ложь, эти люди, уподобляясь попугаям, потом разносят среди таких же, как они, людей, неспособных различать знания и науку от разного рода прочих построений.
     Ясно, что если автор, создающий какой-нибудь нарратив, ещё и верит в него, или вполне умышленно занимается производством нарративов, поскольку это обеспечивает ему добывание средств к жизни и даже комфортно существовать, то такие авторы, защищая свой способ существования и свой блеф в научную деятельность, будут практиковать и «нападки на личность»: осыпать бранью и оскорблениями всякого, кто попытается разобрать несостоятельность их конструкций или даже заведомого обмана, которым они зарабатывают себе на хлеб, - при этом они будут уклоняться от разборки и защиты своих нарративов.
    
     В предлагаемой публикации автор решительно отмежёвывается от всякого рода нарративов, которыми напичкана «историческая» и «археологическая литература», и постоянно обращает внимание читателя на запущенный в массовый оборот этот вид продукции, напоминая ему, что к научным выкладкам они ни при каких обстоятельствах относиться не могут.
    
     Данная книга выходит чередой выпусков.
    
     В этом “Выпуске № 1” помещается “Предисловие” и 1-2 главы книги, при этом не совсем ясно отобразится ли здесь огромный фотографический материал (даже для этого маленького фрагмента из всей книги), как и текст, содержащийся в сносках.
    
     Текст книги с полным набором фотографического материала можно получать лишь обратившись к автору.
    
     В этом "Выпуске № 1" помещается "Предисловие" и 1-2 главы книги, при этом не совсем ясно отобразится ли здесь огромный фотографический материал (даже для этого маленького фрагмента из всей книги), как и текст, содержащийся в сносках.
    
     Текст книги с полным набором фотографического материала можно получать лишь обратившись к автору:
    
    
    Мои Адреса электронной почты: timurlank1904@aol.com ,
    . https://www.facebook.com/timur.kurtdode
    .
    ЧАСТЬ I-я.
    
    РЕАЛЬНЫЕ ПЕЩЕРНЫЕ ПАМЯТНИКИ И ИХ ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ.
    
    Translate this book into the language of your people!
    
    
    
    
    ВЗГЛЯД В ДОПИСЬМЕННЫЕ ВРЕМЕНА:
    КАФСКАЯ МЕСТНОСТЬ И ДРЕВНИЕ ОБЩЕСТВА В ЭПОХУ КАМЕННЫХ ОРУДИЙ
    
     Северное Причерноморье. Крым. Кафская бухта и Мыс Св. Ильи… Эта местность оказалась в фокусе данной книги по ряду причин, и прежде всего потому, что её история не достаточно освещена в научных исследованиях, а целостная история, начиная с древнейших времён, связанная с историей всего региона, вообще не давалась. А поскольку интерпретация древней истории Северного Причерноморья в потоке издававшейся литературы за последние 50 лет имела явно беспомощный и примитивный характер, не столько ориентируя, сколько дезориентируя читателя, то можно считать, что «Библия Кафы» – это книга не о Кафской местности, а об Истории древней цивилизации в Северном Причерноморье; история же Кафы – всего лишь повод, чтобы дать картину её развития. Автор одним выстрелом решил подстрелить двух зайцев.
    
    Чёрное море и Крым
     Когда говорят о Кафской местности, то, прежде всего, представляют обширный Феодосийский залив, золотые пески, раскинувшиеся широкой полосой и гористый мыс, обрывающийся в море, а также – расположенные почти по соседству Тихую бухту и Карадаг, чья живописность не нуждается в рекламе.
    
    
    Феодосийский залив, мыс Св. Ильи, мыс Олений рог, мыс Карадаг и мыс Меганом
    
    
    
    Мыс Св. Ильи
    
     Также все вспоминают остатки средневековой Кафы и то, что когда-то здесь был древнегреческий город, от которого уже ничего не сохранилось. Кроме отдельных камней с античной рустовкой, добытых хозяевами частных домиков из неизвестных науке мест. Последнее намекает, что в каких-то местах ещё сохранились невыявленные следы тех времён. Но заметить такие остатки “эллинской жизни” может только цепкий глаз знатока, который знает, что такое “рустовка” и что для хозяйственных нужд в своих дворах местные жители могут вести неафишируемые “разработки” из присмотренной ими древней кладки.
     Научный сотрудник, специалист по истории древнего Крыма, мог бы процитировать авторитетного и поныне немца Вильгельма Гейда (1823-1906) – автора добросовестных исследований 1854-1886 гг., посвящённых истории черноморской торговли и основанию здесь итальянских колоний – что “еще за несколько столетий до прихода генуэзских кораблей на Черное море в Крыму, по всей вероятности, в районе существовавшей прежде древнегреческой Феодосии, была известна местность под названием «Кафа»” и что “об этих местах упомянуто у византийского императора Константина Порфирородного”.
     Кто-то также добавит, что в догреческие времена здесь жили киммерийцы, тавры и скифы.
     Однако, история этих мест уходит в гораздо более отдалённые времена.
     И даже в «доисторические» – в постулируемые схоластами «десятки» и «сотни тысяч лет назад», которые на самом деле отстоят от нас много ближе сочинённых ими фантастических дат.
     Причём, нельзя сказать, что эти, столь давние, времена так уж не доступны нашему восприятию. Тем более, если иметь в виду, период истории письменной.
     Рассмотрение имеющегося материала обнаруживает, что древняя история Кафской местности тесно связана с развитием первых цивилизаций и с целым рядом более поздних событий, именуемых обычно «легендарными», хронологию которых, однако, можно достаточно точно определить и соотнести с историей Северного Причерноморья и с соответствующими формами жизни в районе Кафской бухты.
     В силу этого «Библия Кафы» необходимо освещает не только историю региона, но и сопряжённую с ней историю других народов и государств, оперировавших на Чёрном море и в Северном Причерноморье, – разумеется, в той мере, в какой это было необходимо для нашей цели, а также для того, чтобы дать представление читателю об этих цивилизациях, раз они имеют отношение к Северному Причерноморью и к истории Кафы.
     Но этим самым проливается свет и на древнейшую историю Восточной Европы, связанную с формированием европейских народов и их менталитета, а также с формированием первых цивилизаций на Ближнем Востоке – с прямым участием европейцев в их основании.
     Естественно, приходится рассмотреть и самые древние формы жизни, существовавшие в Восточной Европе и Северном Причерноморье, определившие в значительной мере всё последующее развитие.
     Поскольку эта книга уходит в такое далёкое прошлое и непосредственно связана с Восточной Европой, то можно также сказать, что она для тех, кто стремится сорвать завесу времён и разобраться в истоках цивилизационного процесса в Восточной Европе, – во всяком случае, она, несомненно, поможет этому.
     Фактический материал этой книги – неоспорим, и уже сам по себе отметает предвзятые и искусственные представления.
     Эта книга для тех, кто хочет прорваться в эту отрасль знания, блокируемую предубеждениями, ретроградами и догматическими установками, взращёнными в годы “застоя” (на самом же деле – в годы упадка и попятного развития) и мешающими осмыслению новых фактов.
     Многие исследователи, работающие с археологическими материалами, боясь столкнуться с «идеологическими неприятностями» или не чувствуя в себе необходимых для этого знаний, что говорит о слабостях в их подготовке, вообще уклоняются от воссоздания древней жизни и существовавших тогда общественных отношений.
     В этом смысле она будет полезна специалистам по древнейшей крымской истории, которые не решаются перешагнуть через укоренившуюся догму или в силу занятости или иных причин не имеют досуга и не могут заняться назревшим тотальным анализом и рассмотрением источников и обобщением имеющегося материала.
     Вот почему пара слов для тех, кого занимают эти важные, интересные и “глубинные” вопросы социального развития в супердалёкие времена.
     А также – для тех, кого эти вопросы совершенно не интересуют.
     Понятно, что миновать их нельзя. И, где было возможно, автор останавливался на них, стремясь к предельно сжатому и ясному их освещению.
     Вероятно, и он, следуя инерции, остался бы в плену ретроградных и откровенно сфальсифицированных представлений, касающихся самых древних страниц человеческой истории, если бы известный ему материал из античных времён, вобравших в себя более древнюю историю, не побудил бросить взгляд и на более раннее время.
     Раздел этой книги, посвящённый самым древним страницам истории, никогда бы не был написан, если б её автор, исследуя древнейшую историю вначале генуэзской Кафы,
    
    Обмеры уцелевших сооружений для составления планов с графической реставрацией
    а затем и древнегреческой Феодосии, не заинтересовался догреческим священным городком на Мысе Св. Ильи и не написал «Главу № 3. О месторасположении древнего святилища и священного городка вблизи Кафской бухты. Как выглядели и функционировали священные городки», которая позволила и эту часть работы выделить в отдельную книгу и предопределила название всего Сочинения – «Библия Кафы». Сама же «Глава № 3» будет помещена во 2-й книге этой работы.
     Упомянутый догреческий монастырь на гористом Кафском мысу, господствуя над местностью, был политическим центром анклава в древнейшие времена.
     Данное обстоятельство стало решающим, почему колония греков, основанная по соседству со священным городком, получила имя Теудози (Феодосия) – «отданные», или «посвятившие, себя богу», как именовали храмовых служителей и храмовых рабов. Таков дословный перевод слова «Феодосия».
     Так называемые “священные городки” в более ранние времена составляли базис человеческой цивилизации, её первую форму и её первый, самый продолжительный этап – эпоху храмовой цивилизации.
     Материал этой главы позволил понять ряд важных сторон архаической жизни и подтолкнул бросить взор в ещё более древние времена: за археологическими находками в пещерах увидеть не “жилища” пресловутых “пещерных жителей”, а древние святилища и даже храмы, и, как следствие, – действительные формы архаической общественной жизни.
     Мнимые “пещерные жители” – по крайней мере, на территории Европы – не были теми “дикарями”, какими они представляются в писаниях многих современных авторов.
     Пришлось бросить взгляд и на самую древнюю – начальную – страницу истории, артефакты которой ещё не научились находить.
     Иначе говоря, установив необычайно важную, а на известной ступени даже определяющую роль храмов и святилищ в жизни древних обществ, предшествовавших античной и более ранним цивилизациям, автор шаг за шагом, вникая в археологические материалы, спускался всё ниже вглубь истории, обнаруживая эволюцию древних человеческих формаций и развитие культовых форм, возникновение которых уходило не только в “донеандертальские”, но и в намного более древние времена.
     Обнаружение этих архаичных, но организующих форм древней жизни, в которых отразились высшие представления о мире тогдашних людей, как бы наивно-просты, грубы или ошибочны они ни были, уже само по себе делает нелепыми все схоластические утверждения о “полуживотной жизни” этих людей, которые будто бы “малыми группками” вели жизнь скитальцев – “бродячих охотников и собирателей”.
     Возникновение святилищ в необыкновенно отдалённые – “донеандертальские” – времена, а затем и храмов (по крайней мере, во времена т.н. “неандертальцев”), формирование устойчивых традиций при отправлении тогдашнего культа, содействовавшего интеграции общин в племена, сам факт существования общественного института святилищ и храмов в необычайно древние времена, сохраняющегося, между прочим, ещё и поныне, является не совместимым с теми гротескно-“первобытными”, никогда не существовавшими формами жизни, которые живописуются в т.н. “специальной” литературе.
     Пришлось внимательно подойти и к “датам”, которые “гуляют” в этой литературе. Надёжных цифровых датировок древних эпох нет, и трудно сказать, какие из них носят приблизительный характер, а какие отстоят от действительной хронологии на пушечный выстрел.
    
     Автор стремился к тому, чтобы в максимальной мере не пропускать надуманные или раздутые цифры датировок древних памятников, чем богата или больна почти вся “археологическая” литература, стремящаяся к необоснованному удревнению добываемого материала; и в этих целях приводит спектр дат по той или иной эпохе или конкретному материалу.
    
     Иногда, впрочем, автор оставлял явно раздутые или разнящиеся датировки, полагая, что само содержание книги ничего от них не оставит и подвигнет читателя поразмышлять над ними, чтобы прикинуть их настоящую древность.
    
     Поскольку в основе жизни древних обществ лежала промысловая деятельность, выступавшая в разных формах, виды которой в связи с изменением климатических условий время от времени последовательно сменялись, заставляя людей приспосабливаться к изменявшимся условиям, то менялась и использовавшаяся ими технология и форма общественной жизни. При этом фундаментальные достижения, которые ранее приобретались, не утрачивались и служили базой для дальнейшего развития. Так шло поступательное развитие.
    
     Перемены в промысловой деятельности приводили к подвижкам и в идеологической области, а значит и к изменениям в культах.
    
     Проще говоря, сменялась добываемая пища, или объекты охоты и растительных сборов, сменялись и виды наиболее уважаемых древними людьми животных, которых они связывали с теми или иными природными силами и останки которых они использовали в своих культах, дабы природа воспроизводила их в достатке, чтобы люди не голодали.
    
     Так обнаруживается вполне соизмеримая друг с другом по продолжительности времени череда эпох, которая ведёт к сегодняшнему дню:
    
     …Добыча черепах, яиц и птицы в болотных и речных зарослях, как и мелких млекопитающих в степной местности, предварявшая появление человека …
    
     …Добыча более крупных животных и мастодонтов, побудившая людей использовать орудия из камня для разделки их туш…
    
     … Добыча южных и древних слонов, этрусских носорогов, носорогов Мерка и гиппопотамов, представленных на святилищах открытого типа, свидетельствующих, что в это время людям периодически приходилось голодать и существовал уже достаточно развитый культ производительной силы природы, воспроизводившей для людей съестные ресурсы…
    
     …Добыча медведей, останки которых помещались в пещерных святилищах, что указывает на возрастание трудностей в обеспечении общин продовольственными средствами, необходимыми для их существования и в силу этого – на возрастание религиозности людей, на более глубокое осознание ими своей зависимости от действующей в природе силы плодородия, которая может произвести для них много добываемых ими животных и обеспечить их обильными растительными сборами, а может произвести всё это в значительно меньших и недостаточных для их выживания количествах…
    
     …Добыча мамонтов и носорогов, черепа, бивни и кости которых использовались в святилищах на поверхности, также указываемых на возрастание этой проблемы…
    
     …Добыча лошадей …
    
     …Добыча северного оленя, который принял на себя эстафету культового животного …
    
     …Добыча зубров, бизонов, а также резкое возрастание роли рыболовства, которые привели к. возникновению культа быка и рыбы…
    
     …Господство животноводства и земледелия, основанного на применении мускульной силы животных (где культы предыдущего времени, модифицировавшись, продолжали существовать в соответствующих храмовых постройках) …
    
     …Появление металлопроизводства и металлических орудий и связанных с этими видами деятельности культами и т.д. (включая и поклонение золотому тельцу, которое сохраняет своё могущество и сейчас) – вплоть до современных машин и КОМПЬЮТЕРОВ, которые также аккумулируют в себе определённую культовую тенденцию, но не способны ещё побудить людей создать особое божество и воздвигнуть ему храм.
    
     Последовательность геологических отложений и связь с ними костей животных, на которых охотился человек в эпохи, следовавшие друг за другом, и орудий, которые он оставил при этом и которые были характерны для каждой из таких эпох, есть лучшая гарантия от ошибок при датировке.
    
     Достаточно взглянуть на схему, показывающую череду промысловых животных, чтобы увидеть, что продолжительность эпох, следы которых сегодня фиксируются, наверняка короче, чем та, что предлагают авторы сочинённых «чисто» «геологических» или ряда «радиоизотопных», «палеомагнитных» и иных «датировок».
    
     И датирование эпох по костям животных, которые тогда водились, последовательно сменяя друг друга в результате перемены климата – единственный способ проявить объективность и честность. Известно же, что кости животных или даже современного человека или предполагаемые “каменные орудия” древнейших людей оказываются в ряде случаев в слоях “намного более древних” – в миоцене (называют 23,7-6,5 млн лет назад) и эоцене (называют 57,8-33, 7 млн лет назад), когда человека и его орудий заведомо быть не могло.
    
     Причины, по которым такие находки действительно оказываются в столь древних слоях, не всегда устанавливают, но это не значит, что кости современного или древнего человека можно датировать столь древней породой.
    
     Все сногсшибательные датировки, полученные, якобы, по «геологическим слоям» или исчисленные «самым последним» и «ультрасовременным» «радиоизотопным» или ещё более поразительным «генетическим» методом, все самые «сенсационные» заявления можно проверять костями животных, обнаруженными на месте того или иного памятника, – на которых в соответствующую эпоху охотился человек.
    
     Если заявляют, что найдено «костище», древностью около 1 млн лет, а называют «мамонта» и «северного оленя», то дай бог, чтобы этому костищу от силы было даже не 20, а 10 или 7 тыс. лет.
    
     Поэтому когда хотят смошенничать, то намеренно не упоминают, кости каких животных были обнаружены на том или ином памятнике.
    
     Естественно, эта книга – в стороне от фантастических писаний некоторых конъюнктурных авторов, повествующих о сногсшибательных “открытиях” на Украине или в Крыму.
    
     Данная книга совершенно не посягает на те или иные утверждения, имеющиеся в специальной литературе, где они живут там как бы “своей жизнью”, и ни в коем случае не ставит задачу исправлять их, даже если эти положения являются явно ошибочными.
    
     Последние даже необходимы, чтобы их несостоятельность и беспомощность контрастировала с действительно научным подходом и стимулировала выработку самостоятельного суждения.
    
     Как ни странно, эта книга, хотя автор совершенно не задавался такой целью, может оказаться полезной для чиновников из культурных ведомств, контролирующих или организующих финансирование для проведения археологических работ на местонахождениях т.н. «первобытного человека», т.к. позволяет достаточно компетентно оценить, что в таких местах может быть найдено и к какому времени действительно могут относиться соответствующие находки, а не идти на поводу “сенсационных” заявлений соответствующих лиц, производящих раскопки и заинтересованных в финансовых вливаниях и вознаграждениях, а потому склонных фальсифицировать информацию.
    
     Что можно сказать на утверждение, что автор «Библии Кафы» “лелеет надежду”, что после ознакомления с содержанием этого исследования “некоторые полуответственные работники в министерствах и ведомствах пересмотрят поток ассигнований, направляемых на археологию»?
    
     Лучше, конечно, не производить раскопки и сохранить памятники, чем финансировать такие неквалифицированные раскопки мнимых «пещерных жилищ» и «жилищ из костей мамонта», которые уже загубили множество пещерных и наземных святилищ.
    
     Раскопки должны производить люди, которые понимают, что они раскапывают.
    
     Эта книга может оказаться полезной также и для тех, кто приезжает на берега Чёрного моря с аквалангом и обследует дно моря и имеющиеся на глубине пещеры. Во всяком случае, тех, кто прочтёт её, она подтолкнёт с большим знанием дела приступить к поискам самых древних следов жизни, которые могут находиться под водой.
    
    Подводная пещера у “Ласточкина гнезда”
    
     Однако, прежде всего, эта книга для тех, кто просто любит историю Крыма и его живописные местности и из года в год приезжает сюда.
    
     Можно множество раз подниматься на одни и те же холмы, приходить к одним и тем же развалинам, бродить по тропинкам среди красивейших скал и пробираться в самые далёкие роскошные бухты, забираться в самые укромные пещеры и гроты и почти ничего, а часто – совсем ничего, не знать об этих местах.
    
     В лучшем случае будут звучать лишь сохранённые имена – “романтические” названия этих мест и народов. Порой, необычные, загадочные и странные.
    
     Публикуемая книга – лишь фрагмент более обширного исследования, произведённого автором, – его первая часть, ушедшая в начальные времена; другие продолжения – шаг за шагом, последовательно освещают череду древних эпох, включая допотопную и послепотопную историю – поход Диониса в Северное Причерноморье, экспедицию египтян, колхидян, господство ассирийцев, поход Ясона, Троянскую войну, колонизацию этих мест клазоменцами, появление в районе Кафского мыса древнегреческой милетской колонии Феодосии, римское владычество, начало Средневековья и, наконец, историю знаменитой средневековой Кафской крепости, возведённой генуэзцами и взятой доблестными турками в 1475 году.
    
     Эта книга поможет иначе взглянуть на данную местность и увидеть иные времена. Иные, полные когда-то жизни и самобытной культуры эпохи, их взлёты, откаты и деградацию, проследить череду времён.
    
     Увидеть не изолированную историю этих мест, а историю анклава, тесно связанного с развитием великих цивилизаций древности или даже – составлявшего их неотъемлемую часть.
    
     Она поможет заглянуть в самые древние времена.
    
     По этой причине данная книга будет интересна для жителей Крыма, а для жителей Кафской местности она будет настоящей “Библией”.
    
     Кто сказал, что эти места `молчат`? Это молчание громче, чем все крики!
    
     Но понять историю этих мест и даже открыть что-то новое можно только в контексте более обширной территории и даже в контексте всей Европы.
    
     При подготовке именно этой книги к изданию автор некоторое время колебался, в какой редакции и композиции её подавать. Интересы обычного читателя требуют одной подачи материала, а интересы специалистов, у которых тут же могут возникать вопросы, – несколько отличной или даже совершенно иной.
    
     Верх взяли интересы более широкой, но интеллектуальной и достаточно культурной группы читателей, которые не менее специалистов интересуются древнейшей историей и хотят повысить свою компетентность в этой области.
    
     В то же время многие т.н. специалисты, отражающие нынешнее “кризисное” состояние общества, утеряв «критическое чутье» и «здравый скептицизм ученых» или «так и не приобретя» его, продолжают быть эпигонами самых нелепых, иногда откровенно шулерских, “гипотез”, роняя свой престиж. Не говоря уже о том, что ряд авторов в своих научных публикациях обнаруживают как бы полное незнакомство с логикой, что тоже говорит о понижении уровня работников этой «отрасли».
    
     В конце концов, эта Книга предназначена не для того, чтобы исправлять погрешности обветшавшего и полученного когда-то образования, но чтобы любой любознательный человек мог заглянуть в начало человеческой истории, а оказавшись в местах, богатых историческими памятниками, мог тут же представить древние формы жизни, существовавшие на этой местности.
    
     И даже открыть нечто новое – что проглядели, как это часто бывает, специалисты.
    
     Что же касается самих специалистов, то они найдут ответы на свои основные вопросы по ходу чтения этой книги, фиксируя на её полях свои вопросы. При этом они могут также обратиться к древнейшим источникам и самостоятельно начать изучать древние святилища и обряды, которые в них отправляли. А затем, обратившись к археологическим материалам, начать нисходить вглубь эпох, т.е. самостоятельно повторить ту мыслительную работу, которую совершил автор «Библии Кафы» и которую они должны были произвести гораздо раньше, раз занимаются своей специальностью.
    
     Книга построена таким образом, что специалистам её, возможно, придётся читать дважды: материал в ней даётся не согласно последовательности возникающих у них вопросов, а согласно сути дела, и, достигнув ядра книги, большая часть их вопросов должна разрешаться уже под углом зрения имеющегося у них материала.
    
     Автор обращает внимание обычного читателя, незнакомого со специфическими сокращениями в археологической литературе – на сокращение «л.н.» («… лет назад») при указании того или иного времени в цифрах, которое используется и в «Библии Кафы»: например, «125 тыс. л.н.» («125 тыс. лет назад»).
    
     Итак, Книга I – Крым и Трезвый взгляд на начальную и древнейшую историю человеческих обществ – историю людей, живших в эпоху каменной технологии.
    
    БИБЛИЯ КАФЫ,
    
    ИЛИ
    
    ТРЕЗВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДРЕВНЕЙШУЮ ИСТОРИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
    


    

    

Жанр: Статья, Не относится к перечисленному
Тематика: Историческое


© Copyright: Тимуръ63, 2007

  


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Тимуръ63 - "Библия Кафы" - о храмовых обществах каменного века

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru