Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 3. Замок феи Веневры.
Павел Павловский

Глава 3. Замок феи Веневры.

     Можно ли было видеть сны в стране снов? Можно, как только Софи закрыла глаза, она очутилась на большой поляне, усыпанной белыми и голубыми цветами. Плавно качаясь, они отрывались от земли и превращались в маленьких птиц и бабочек, улетая, они уносили с собой все тревоги девочки. А небесный сверкающий свет посылал ей свои лучи, которые так приятно грели тело и душу, будучи обласканной ими, в них можно было раствориться, стать их частью и подняться высоко в небо. Девочка Рыжий цветок так бы и сделала, но вдруг вспомнила Клауса, томящегося у неё дома в клетке, лохматое чудище Сизана, который вынужден прятаться в мёртвой роще, и, конечно же, доброго волшебника Лафа, который теперь надеется на неё. Открыв глаза, Софи поняла, что ничего не изменилось. Сон превратился в реальность, вокруг были цветы, которые превращались в бабочек, а с неба струился сверкающий свет.
    - Как здесь красиво. – подумала она. – Невозможно поверить, что всему этому великолепию угрожает беда и всё это должна спасти я. - Её опять постигло состояние растерянности и душевной пустоты. Она по-прежнему не знала, что предпринять, чтобы спасти этот прекрасный мир. Смелую душу вновь атаковали сомнения и страх.
    - Эх, Софи, Софи. Теперь, после встречи с Лафом, тебе должно быть стыдно, что ты так себя ведёшь. Ты не достойна такого поведения, тебе нужно учиться быть сильной и бесстрашной, а вместо этого ты опять тоскуешь.
    Обернувшись, она увидела лохматое чудище с чёрными, как угли, глазами.
    Это ты, Сизан, как я рада тебя видеть. - она подбежала и крепко обняла мохнастика.
    - Ты не представляешь, как я рада!
    - Я знаю, знаю. Ты трусишка и тебе нужна моя помощь, я буду всегда рядом с тобой, хоть у тебя и есть золотое перо Клауса и кольцо волшебника Лафа, но я думаю, этого мало. Тебе ещё нужна помощь друга, волшебство волшебством, но даже оно может померкнуть без настоящей дружбы. Ты хочешь, чтобы я остался с тобой?
    - Хочу ли я, чтобы ты остался со мной? Конечно же, хочу, очень сильно этого хочу, останься со мной, друг Сизан. Я не справлюсь без тебя, даже при обладании волшебными вещами.
    Улыбка Сизана была его главным козырем, её обладатель у окружающих мог пробуждать только самые тёплые и светлые чувства. Но магической мимики на его лице сейчас не было, он принял серьёзный вид и таким же строгим голосом заговорил с Рыжим цветком.
    - Запомни, милая девочка, пока ты будешь так думать, ты действительно не сможешь справиться со злом. Это волшебная страна и здесь с нами происходит только то, во что мы верим и о чём мечтаем, здесь всё нереальное реально. Это – раз, милая девочка. – Сизан загнул один палец на своей большой и лохматой лапе. - А во-вторых, ты не знаешь с чего начать? Да с самого малого, просто вставай и пошли навстречу приключениям, которые нас уже ждут.
    Второй палец Софи уже загнула на своей руке.
    - Ты прав, Сизан, нам так и надо поступить, только, знаешь, у меня одна к тебе просьба.
    - Какая?
    - Не называй меня «милой девочкой», я чувствую себя беспомощным ребёнком, а сейчас мне нужно совсем другое, мне нужно видеть себя храброй и решительной.
    Услышав подобные слова, Сизан уже не скупился своей лучезарной улыбчивостью.
    - Знаешь, ты как полуживой гавр, тебя нужно хорошенько потрясти, чтобы ты ожила, милая девочка.
    - Не называй меня милой девочкой!
    С этими словами они побежали друг за другом так быстро, что красивая поляна бело-голубых цветов достаточно быстро скрылась за горизонтом. И впереди был иной мир – мир, полный приключений, которые таили в себе новые встречи и новые опасности. Но в этот раз не было утомительных дорог и неизменных пейзажей, обретённые друзья достаточно быстро нашли нужный путь, и вскоре их взору открылся огромный замок. С каждым их шагом он всё величественнее возвышался над ними, заставляя подумать о том, кто же может жить в таком, по правде говоря, немного мрачноватом месте. Замок состоял из огромного количества белых башенок, где одна возвышалась над другой. От этого всё строение становилось веселее, но окружавший замок ров отрывал его от окружающего мира, превращая в угрюмого отшельника.
    - Смотри, Софи, когда-то это было прекрасное место, как и всё остальное в нашем мире. Здесь жила красавица Веневра, она была нашей любимой феей. И если Лаф правил всем волшебством, то Веневра правила красотой. Ей было подвластно то, перед чем все остальные преклонялись. Она могла сделать пасмурный день солнечным, она могла оживить погибшую птицу, заставить цветок зацвести заново. Веневра отражала красоту, потому что сама была красотой. И этот величественный замок когда-то был её домом.
    - Как здорово, Сизан, каждый в твоей стране был творцом, и что-то делал для других.
    - Это правда. У каждого было своё предназначение, все жители страны золотых снов были единым целым, каждый выполнял свою миссию перед нашим общим домом. И если кому-то было плохо, если с кем-то случалась беда, значит, было плохо всем, и все стремились помочь попавшему в беду.
    - Это прекрасно, когда все за одно.
    - Да, такова была моя страна.
    - Скажи, Сизан, а что случилось с феей Веневрой?
    - Нашу землю поглотило зло, а злу красота не нужна. Красота стала одним из главных препятствий, а наша фея - одним из главных врагов. Ничтожные гавры уничтожали всё на своём пути, погружая страну во мрак, а Веневра пыталась продолжать творить красоту. Поэтому чёрный Лафродий послал сюда одного из своих верных слуг – злого гоблина Локиеша. Говорят, целую вечность он жил в страшных чёрных пещерах, ему была чужда красота, гоблин не мог её чувствовать и понимать. Поэтому Локиешь с лёгкость справился с феей, превратив её в ледяную статую. И теперь пылкое сердце Веневры всего лишь кусочек прозрачного льда, которому тоже безразлична красота, а без красоты любой мир обречён, даже волшебный.
    От замка повеяло холодом, он обжигал лицо девочки. Софи сразу же это почувствовала, также она поняла, что за толстыми белыми стенами её ожидает первое испытание.
    - Как можно помочь Веневре?
    - Всё просто, нужно снять проклятие, которое на неё наложил Локиеш и растопить ледяное сердце, так ты вернёшь нам красоту. Это сможет сделать только очень красивой душою и очень добрый сердцем, это сможешь сделать ты, Софи.
    
    Девочку с длинными рыжими волосами и лицом, усыпанным веснушками, всё так же обвивал холодный ветер. Она улыбнулась Сизану, но в душе ей было страшно, неуверенными шагами она направилась навстречу неизведанной опасности. Страх и ветер заставляли её дрожать, но в этот раз она не подала вида. Рыжий цветок хотела помочь миру, и это уже было важнее, чем собственные переживания.
    - Пойдём, Сизан, нам пора встретиться с Локиешем.
    Огромный каменный мост был окутан туманом, он легко парил над путниками, покорно расступаясь перед каждым их шагом. И чем ближе они подходили к высоким стенам, тем увереннее в себе становилась Софи. Замок не был прежним, белые стены почернели, крыши многих башенок обветшали, кругом было много паутины и даже не верилось, что когда-то здесь творила сама красота. Огромные деревянные двери открылись легко, только жуткий скрип проржавевших петель пронзил мертвую тишину.
    - Мне думалось, будет пострашнее, а оказывается, что страх и зло имеет совсем иное лицо, когда ты смотришь им прямо в глаза.
    - Подожди, Софии, твоя храбрость очень понадобится чуть-чуть попозже. – сейчас Сизан дрожал сильнее, чем его спутница.
    Его прерывистый голос еле выдавил последние слова. Обернувшись, Софи увидела в чёрных угольках воспламеняющий страх. Казалось, что его огромное мохнатое тело пытается сжаться и исчезнуть из этого злосчастного места. Девочка поняла, сейчас она одна, мохнатый друг не сможет ей помочь и самое время проявить свою внутреннюю силу. Но, не успела она осмыслить до конца мысли, пронесшиеся в голове, как, невыносимо режущий слух, раздался голос по всему замку. Змеиным шипением он впрыскивал в сердца двух странников свои угрожающие слова.
    - Как вы посмели нарушить мой покой, несчастные твари. – эхом разносилось вокруг.
    Сизану показалось, что из-под его ног уходит земля. Сейчас больше всего на свете ему хотелось оказаться… пусть хоть и не в волшебном лесу, но хотя бы в мёртвой роще. Он знал, что с ними может сделать Локиеш, поэтому мохнастик попытался взять за руку Софи. Чудище с доброй улыбкой чувствовало, что от девочки сейчас исходят совсем иные энергии. И это была правда, пусть её сердце бешено колотилось, а дрожь сковывала коленки, но она сделала первый шаг, заставив Локиеша поверить, что она его не боится.
    - Меня зовут Софи, я пришла сюда со своим другом, чтобы спасти фею Веневру. Я думаю, ей достаточно быть всего лишь ледяной статуей. Красота должна творить красоту, а не быть куском холодного льда. – серебреный звон этих слов впитали в себя залы замка.
    - Да кто ты такая, чтобы угрожать мне. Я великий Локиеш. Я всемогущ и непобедим. Только одно моё желание - и вы будете стёрты с лица земли, как никчёмные букашки.
    Скрипучее шипение Локиеша уже не пугало девочку, она вдруг поняла, что страх парализует волю только тогда, когда ты становишься его пленницей, а в этот момент она была свободна.
    - Может быть, ты усвоишь одну истину, Локиеш, мы не букашки, мы те, кто спасёт фею Веневру. Я считаю тебя уж не таким всемогущим и непобедимым. У тебя даже не хватило духа выйти и взглянуть мне прямо в глаза. Ты жалок, ты растворяешься в своей темноте и хочешь быть великим.
    - Что ты говоришь, Софи, замолчи, он сейчас уничтожит нас. – Сизан дрожал, как одинокий листок, ожидавший своей участи от осеннего ветра, но Рыжий цветок уже было не остановить, она бросила вызов злу и ждала ответного удара.
    - Я не боюсь тебя, Локиеш, и знай, я пришла, чтобы тебя победить, и не уйду отсюда без победы.
    Девочка кричала в пустоту, которой было суждено измениться. Мрак пал на их головы, отвратительный запах и грохот окружили их совсем сторон. Стены замка содрогнулись, показалось, что вот-вот рухнет всё, что осталось от его былого величия. Голос гоблина слышался совсем близко.
    - Так говоришь, я жалок, я растворяюсь в темноте, и ты легко можешь победить меня? Что ж, так смотри, дерзкая девчонка. – эхом в очередной раз шипение Локиеша разнеслось по всей округе.
    Пол огромной залы, в которой находились Софи и Сизан, треснул, и над всей его поверхностью появилась огромная чёрная тень. Жилистые крылья несли гоблина на встречу к девочке, длинные загнутые когти желали растерзать её, а змеиное жало извергало всё новые угрозы.
    - Ну, что скажешь дерзкая девчонка, я боюсь тебя? Как видишь, я не трясусь от страха, в отличие от твоего храброго друга.
    Бедному Сизану действительно было страшно, но в этот момент он испытывал не только панический страх, чёрное чувство было разбавлено ещё и жалостью в отношении своего беспомощного поведения.
     - Софии, взгляни, у Локиеша нет глаз, он не может видеть нас. – еле выдавил из себя Сизан.
    - Да, я слеп. – громыхал голос гоблина. – А зачем мне глаза, если достаточно чувствовать, как жалок ваш мир, трясущийся в повседневном страхе, создаваемым моим господином.
    - Если бы ты видел, какую красоту создавала Веневра, ты бы не смог так поступить с ней. – Кричала гоблину Софи.
    - Достаточно слов, тьма - мой дом, а всё остальное не достойно моего господина. Взгляните на меня в последний раз, ваше время растаяло, как когда-то и время Веневры. И хоть ты твердишь, дерзкая девчонка, что не боишься меня, и я чувствую, что тебя переполняют ранее неведомые мне чувства, для меня ты остаёшься просто букашкой.
    - Ты можешь завладеть моим телом, моей жизнью, но не моей душой, так что ты не владеешь ничем. Я непобедима, я остаюсь свободной. – Всё так же кричала девочка, терзаемая холодным ветром.
    - Ты букашка! – Змеиное эхо шёпотом разносило два слова по всему свету.
    Прогремел гром, молния разорвала серое небо на куски, и всё вокруг исчезло. Исчез гоблин Локиеш, полуразрушенный замок феи Веневры и верный друг Сизан из рода мохнастиков. Мир вокруг изменился, и Софи сразу это почувствовала. Она была совсем одна и никак не могла понять, что с ней произошло.
    - Как странно, все звуки вокруг кажутся такими громкими и тяжёлыми, а собственный голос - совсем неуловимым.
    Вдруг неожиданно с неба упала целая лужа, поток воды с грохотом разбился недалеко от неё. Софи захотелось посмотреть в своё отражение, она попыталась встать, но неожиданно для себя упала и решила, что более уместно будет доползти до заветного зеркала. Вода отражала букашку, точнее сказать, гусеницу, большую и толстую гусеницу, в которую превратил Софи гоблин.
    - Локиеш сдержал своё слово, я букашка. – с горечью в голосе проронила бывшая девочка Рыжий цветок.
    Она продолжала смотреть в капельку росы, до тех пор, пока чей-то такой же тоненький голосок, как и у неё, не закричал во всю глотку.
    - Берегись - птица! Спасайся, кто может! Помогите вон той жирной гусенице, она сама не справится. – И вдруг прямо из-под земли выскочили два огромных чёрных жука. Они подхватили Софи за её многочисленные ножки и потащили в густую траву, дабы эта птица, которых так раньше любила девочка, не съела её. Софи поняла, она в мире букашек.
    Сидя среди зелёной травы, она горько заплакала. Ей показалась, что всё кончено, спасения ждать не придётся, потому что все искали в ней это спасение. Теперь она обречена и никогда не увидит свою семью, волшебного попугая Клауса и волшебника Лафа, которым она обещала быть всегда храброй и сильной.
    - Ты чего плачешь, несчастная гусеница. – послышался неподалёку опять чей-то голосок.
    - Я плачу, потому что весь мир против меня. – еле вымолвила Софи.
    - Разве мир, который создал нас всех, может быть против нас? – опять вопросительно произнёс нежный голосок. - Не надо больше плакать, гусеница, твои слёзы тебе не помогут, а грустные мысли будут только отравлять душу.
    - Разве у букашки может быть душа? – в свою очередь опять слезливо проронила девочка.
    И тут случилось то, что помогло гусенице Софи наконец-то перестать плакать и взглянуть на всё происходящее с ней не так горько. Нежный голосочек, который до сих пор пытался успокоить её, превратился в решительный и твёрдый. Слова, сказанные девочкой-гусеницей, задели обладателя писклявого и нежного голоска. Софи хотелось и дальше выплакивать свою боль, но тут кто-то достаточно сильно пихнул её в мясистый бок.
    - Знаешь, может, букашки и очень маленькие существа, но у них тоже есть душа, и иногда даже больше, чем у самых больших существ. Запомни, толстая гусеница, в этом мире всё имеет душу, даже то, что на первый взгляд выглядит бездушно.
    Еле повернув своё длинное и толстоватое тело - Софи ещё не научилась как следует им управлять - она увидела божью коровку. Это было очень маленькое создание с красивым красным панцирем, который был украшен чёрными горошинками. Сколько раз девочка наблюдала у себя дома, как по стенке её комнаты ползали божьи коровки. С любопытством она следила за их путешествием, фантазируя, куда так стремятся эти красивые насекомые. А теперь вот она сама такая же букашечка и пытается разговаривать с себе подобной.
    - Пожалуйста, прости меня за сказанные слова, я не хотела тебя обидеть. Просто мне страшно и я совсем одна в вашем мире.
    Обиженная мордашка божьей коровки стала опять излучать тепло.
    - Меня зовут Трикси, я божья коровка, и я житель царства букашек.
    - А меня зовут Софи, правда, теперь я не знаю, кто я, но жила я в красивом горном городке среди людей.
    - А кто такие люди? – вдруг неожиданно спросила Трикси.
    И вправду, кто такие люди? – подумала про себя девочка. – Как объяснить маленькой букашке, кто такие люди? А вслух она решила произнести. – Люди это очень, очень большие существа. Среди них встречаются добрые и злые, благородные и трусливые, смешные и грустные.
    - Я вспомнила! - вдруг радостно закричала Трикси. – Однажды про людей мне рассказывал огромный паук, он говорил то же самое, что и ты. Он говорил, что одни из них с лёгкость могут нас всех уничтожить, потому что боятся, а другие оберегают букашек, потому что любят. И ещё он рассказывал, что люди все одинаково выглядят, что их невозможно различать. Наверное, очень скучно жить в мире, где нет разнообразия. Расскажи мне про, это гусеница.
    И Софи рассказала своей забавной собеседнице, кем она была в действительности, как попала в страну золотых снов и как очутилась в царстве букашек.
    - Так ты человек? – испуганно закричала Трикси.
    - Была когда-то, а теперь вот гусеница, которых я раньше очень боялась. – вздохнув, отозвалась ей Софи.
    - Признаюсь, я тоже недолюбливаю гусениц, но раз ты говоришь, что ты не гусеница, то есть сейчас ты гусеница, но гусеница не настоящая, то я помогу тебе. Тем более, что ты мне очень понравилась. – весело и быстро пропищала Трикси. – Пойдём со мной, я знаю, куда тебе нужно попасть, чтобы понять, что теперь делать, а по дороге я расскажу, что знаю о волшебном мире страны золотых снов. Мои многочисленные братья и сёстры рассказывали мне очень много интересного о добре и зле, которые там живут.
    Огромные заросли зелёной травы стояли перед ними стеной, но лучше было пробираться сквозь толстые стебли, чем опять плакать, склонив голову над капелькой росы. Так Софи нашла себе новую спутницу, божью коровку Трикси, в ней она сразу почувствовала ещё одного нового друга и помощника.
    - Волшебный мир такой же, как и мир людей. – вертелись мысли в головке девочки-гусеницы. – Здесь можно многое терять, но и обретать новое.
    Трикси была очень весёлой, она быстро летела над высокой травой, и Софи еле-еле поспевала за своей спутницей, так как до сих пор она никак не могла освоить все свои многочисленные ножки. Но и это была не помеха, тем более, что по дороге божья коровка рассказала ей очень интересную историю о стране золотых снов. Она открыла секрет девочке, что та не единственная, кого злой гоблин Локиеш превратил в насекомое. Есть целая долина зелёных гусениц, которые так же вовсе не гусеницы, а заколдованные жители волшебной страны, и именно к ним они сейчас направляются. Также Трикси рассказала про чёрного Лафродия, который считал мир букашек ничтожным и грозился стереть его с лица земли. Именно поэтому божья коровка обиделась, когда Софи тоже обозвала букашек никчемными существами. Спасло же царство букашек от уничтожения то, что отсюда были родом самые верные слуги злого волшебника – ничтожные гавры. В большом страхе они склонили головы перед злом, предав всех остальных своих маленьких сородичей. Поэтому злой волшебник пощадил маленький мир, сделав его местом заточения для непокорных жителей, творивших золотые сны. Вот так печально появилась долина зелёных гусениц.
    - Потерпи, Софии, мы уже почти что пришли.
    - Я очень устала, Трикси, и проголодалась, кстати, ты не знаешь, что едят гусеницы.
    - Ты очень большая гусеница, я думаю, тебе нужно много еды. Есть насекомые, которые едят других насекомых, есть те, кто едят листья и цветы, но что именно едят гусеницы, я не знаю.
    - Хоть бы это были только не другие насекомые. - испуганно подумала про себя девочка. – Если это так, то я есть вообще ничего не буду и умру голодной смертью.
    И, пока Софи готовилась к тому, чтобы умирать голодной смертью, нежный голосок Трикси оповестил о том, что они добрались до нужного места. И, разогнув перед собой несколько молоденьких травинок, они увидели целую поляну, заполненную такими же большими и толстыми гусеницами, какой сейчас являлась и Софи.
    - Смотри, вот здесь живут такие же, как ты, несчастные пленники.
    - Сколько их много!
    - Ты была не первая, кто наведался в гости к гоблину Локиешу.
    - Они тоже пытались бороться с ним?
    - Как видишь, безрезультатно.
    Поляна была переполнена, здесь не было, где упасть яблоку, ну а если бы оно всё-таки упало, то его в мгновение ока съели бы многочисленные зелёные сородичи Софи.
    - А сейчас они пытаются что-нибудь делать во имя своего спасения?
    - Их беда в том, что они стали верить, что они гусеницы. – с вопросительным взглядом божья коровка повернулась к девочке-гусенице, как будто безмолвно спрашивая, а что будет делать она, превратившись в не очень привлекательное вечно жующее насекомое. И Софии, как будто почувствовав вызов взгляда своего нового друга, закричала:
    - Я никогда, слышишь, Трикси, никогда не смирюсь с тем, что я стала гусеницей. Я не гусеница!
    Крик протеста был такой сильный, что все остальные зелёные гусеницы умолкли и обернулись посмотреть, кто нарушает их покой и сытую жизнь.
    - Это кто тут так кричит, что она не гусеница. – Слова были сказаны самой длинной и толстой гусеницей. По её поведению и по тому, как все остальные преклоняли перед ней свои головы, было понятно, что говорила королева.
    - Это я кричу, я не гусеница! – Софи неуклюже выползла в центр круга, который образовался вокруг неё.
    - Наверное, сегодня ты ещё не ела сочных и вкусных листьев наших любимых цветов, поэтому просто сошла с ума. Посмотри на себя, у тебя такое же длинное брюхо, как у всех нас, у тебя столько же ножек, сколько и у нас, а ты утверждаешь, что ты не гусеница. – разгневанно прокричала королева.
    Если бы сейчас Софи была девочкой, то она просто взяла бы и раздавила эту противную и жирную гусеницу, которая всеми тут командовала, но надо было признать, что она не очень-то сейчас от неё отличалась. Поэтому в данный момент лучше всего было смолчать, чтобы не навлечь на себя очередных неприятностей.
    - Простите, ваше высочество, я действительно очень голодна и, наверное, действительно не понимаю, что говорю. – тихо еле выдавила из себя не покорённая гордая девочка.
    - Вот так-то лучше, а то, имея брюхо больше, чем у меня, она кричит на всю округу, что она не гусеница.
    Все зелёные собраться засмеялись со своей королевой, и Софи вдруг опять захотелось заплакать от одиночества. Но вдруг она увидела один сочувственный взгляд Трикси и поняла, что в этот нелёгкий для себя момент она не одинока. С ней рядом друг, а значит, не всё так плохо, как вновь показалось на первый взгляд.
    Так началась жизнь на поляне зелёных гусениц. Софи покорно ела листья красивых пурпурных цветов, ползала по их длинным стеблям, спала в тени, которую они создавали, и тосковала. Внешне она ничем не отличались от тысячи других подобных себе, но в душе день за днём повторяла, что она не гусеница. Внешностью можно быть похожим на кого угодно, но в своей душе точно знать, кто ты, и девочка Рыжий цветок это знала. В сложившихся обстоятельствах ей бы было очень тяжело, но верная Трикси не оставляла ни на одну минуту гусеницу, которая так сильно хотела опять стать просто девочкой.
    Неизвестно, сколько прошло времени с тех пор, как Софи очутилась на этой поляне, ведь время в царстве букашек течёт совершенно в ином ритме, чем у больших существ. Но она совершенно не думала про это, её ранимую и трепетную душу волновало совсем другое с момента появление на поляне: ей не удалось переубедить ни одну другую гусеницу в том, что она не гусеница, а бывший творец золотых снов. Вдвойне ей это было тяжело сделать из-за того, что она всегда была под присмотром королевы. Злобная повелительница никогда до конца не верила Софи и считала её своим врагом, покушавшимся на благополучие гусеничной поляны. Рассказывали, что когда-то здесь жила всего лишь одна гусеница, сама королева, но с появлением заколдованных гусениц она смогла стать всемогущей и каждый, кто угрожал её благополучию, был обречён.
    - Как долго мы здесь, Трикси?
    - Наверное, очень долго, Софи, я видела больших птиц, которые уже успели вырастить своих птенцов.
    - Мне надо что-то сделать для этих несчастных. Вчера во сне я видела волшебника Лафа, он сказал мне, что здесь я тоже появилась неспроста, мне нужно помочь им, и только тогда я смогу покинуть это место. – и, вздохнув, она добавила. - Только вот пока я не знаю, как мне им помочь.
    Услышав слова своего опечаленного друга, божья коровка призадумалась, в этот момент она решала, говорить ли ненастоящей гусенице о том, что вчера вечером ей удалось подслушать разговор королевы.
    - Знаешь, Софи, я думаю, выход есть. Когда вчера усталое солнце покинуло землю, я узнала тайну, которую хранит жирная повелительница. Двум самым верным своим подданным она рассказывала, что если забраться на самый высокий пурпурный цветок и остаться там, среди лепестков, на какое-то время, то с этим храбрецом должно будет произойти чудо, которое, явив себя миру, сможет погубить власть королевы и заставит поверить всех гусениц в то, что они вовсе не такие. Потом она рассмеялась, сказав, что не найдётся такой храбрец, который решится лезть наверх самого высокого цветка и что это можно сделать только один раз в году, когда лепестки цветка закрываются, чтобы переждать грядущие холода.
    - Ты так и не услышала, какое чудо должно случиться с тем, кто окажется в бутоне цветка? – тихо и таинственно спросила Софи.
    - Нет. – шёпотом произнесла Трикси. – Но мне почему-то кажется, что это как-то связано с тем, что ты говорила, когда попала сюда.
    - О том, что я не гусеница? Ну конечно же, Трикси! – радостно закричала Софи. – Как я сразу не догадалась, ведь гусеница может превратиться в бабочку, а для этого ей нужно найти укромное место, свить кокон и уснуть, чтобы потом, проснувшись, превратиться в красивое крылатое существо. Вот тогда-то я и смогу закричать о том, что я не гусеница, и мне смогут поверить все остальные, так я смогу спасти гусеничную поляну.
    - Это было бы здорово Софи, но это так страшно, тем более что тебя может поймать злобная королева, и тогда тебе действительно несдобровать.
    - Волшебник Лаф говорил о том, что победить могут только те, кто ничего не боится, те, кто знает, кто он есть на самом деле, а я знаю, что я не жирная и ленивая гусеница, и ради этого нужно рискнуть. Тем более у меня есть волшебный перстень. – И подняв к небу одну из своих ножек, Софи ещё раз посмотрела в голубое отражение перстня, который ей дарил лунный камень.
    - Ох! – вздох божьей коровки воздушным эхом разнёсся по всей вечерней округе. Солнце уже исчезло за горизонтом, и на небе только остались полоски рыжего цвета, цвета, который так любила это отважная девочка.
    Наконец-то наступил день, которого она так ждала, день который сможет подарить ей свободу и вернуть обратно в мир золотых снов. Ради этого стоило рисковать. И рано утром, когда все остальные гусеницы ещё спали, Софи направилась к самому большому цветку гусеничной поляны.
    - Будь осторожна. – дрожащим голоском поддерживала её Трикси.
    - Я должна всем доказать, что я не гусеница.
    - Ты ей никогда и не была. – бросила ей в след божья коровка.
    Бутон пурпурного цветка был ещё так далеко, когда вдруг проснувшиеся внизу гусеницы во главе со своей жирной королевой закричали.
    - Смотрите, кто наверху!
    - Хм, это та непокорная дурёха, которая утверждала, что она не такая, как все мы.
    - Что она хочет найти там наверху? - Кричали все вновь и вновь. Развлечений на поляне было не очень много. Все только ели, спали и отдыхали под большими листьями, а потом всё повторялось снова и снова. Поэтому, когда гусеницы увидели карабкающуюся наверх Софи, то всё их внимание было приковано только к ней.
    - Такую глупую гусеницу я вижу впервые. - раздражённо произнесла королева, но на неё никто не обратил никакого внимания. Она хотела послать погоню за Софи, но потом решила, что не найдётся смельчака, который повторит то же самое, тем более, ранним утром, когда в небе столько птиц, парящих в поисках еды. Ехидно улыбнувшись, она продолжила наблюдать за смелой гусеницей, которой было не в радость сытое и спокойное существование.
    А в это время Софи опять увидела свет солнца, который ей теперь казался таким далёким и недоступным. Она почувствовала его тепло, и это придало ей ещё больше сил. И уже не было так тяжело карабкаться наверх, ведь в ней билось обогретое солнцем и дружбой храброе сердечко, для которого даже самые трудные свершения не были преградой. Стремления к победе так поглотили её, что она не заметила, как к ней подлетела птица, стремящаяся её проглотить. Холодные потоки воздуха от птичьих крыльев вонзились в длинное зелёное тельце Софи, и, обернувшись, от неожиданности девочка-гусеница сорвалась со стебля и полетела вниз.
    - Я так и знала, что так оно и будет! – радостно закричала королева. – Вот что бывает с теми, кто не принимает свою судьбу.
    - Софи! – Изо всех сил кричала божья коровка. – Вспомни о волшебном перстне.
    И, взглянув на лунный камень падающая вниз гусеница взмолилась о помощи волшебника Лафа. И тут случилось то, чего никто на поляне не ожидал. Ранее атаковавшая птица спасала гусеницу. Возле самой земли она подхватила Софи на жёлтый кленовый листок и устремилась вместе с ней к небу.
    - Я девочка Софи, я из мира людей, где каждый так же может творить чудеса. – с этими словами она оказалась в самом центре огромного цветка, куда её осторожно принесла синица.
    - Испей нектар, Софи! – послышался чей-то голос, доносящий лунным светом из сияющего перстенёчка, который по-прежнему был одет на одной из многочисленных ножек смелой букашки.
    Через мгновение её опять поглотил волшебный океан, которого не существовало. Лепестки огромного цветка закрылись, и Софи уснула. Наступили холода, и все гусеницы, забыв про отважную героиню, от страха зарылись в землю. Так наступила зима, но не всем было так тяжело и страшно. Отважной душе снились золотые сны, в которых она уже не была гусеницей, она вернулась в замок, где спасла Сизана и фею Веневру, а в голубом небе летали тысячи бабочек. И когда огромный пурпурный цветок вновь открыл свои лепестки, то в голубое небо Софи подняли разноцветные бархатистые крылья. Она стала бабочкой, от лицезрения которой захватывало дух. Плавно и нежно она порхала над поляной, на которой, как обычно, копошились гусеницы, ещё не совсем пробудившиеся от зимней спячки.
    - Смотрите, смотрите! – вдруг закричали некоторые из них.
    - Не может быть. – злобно прошептала королева.
    - Это же та самая толстая гусеница Софи! – не умолкали со всех сторон голоса.
    - Это не она! Жирная гусеница не может стать такой красивой бабочкой! – кричала королева, но её опять уже никто не слушал. Все гусеницы не могли свести своего взгляда с порхающей Софи и суетливо летающей возле неё божьей коровки Трикси.
    Так случилось чудо, в которое никто не верил.
    - Вспомните, кто вы! – Пронзительно разносился голосок Софи, и вдруг лунный свет перстня поглотил всех гусениц. Был ли это сон или всё происходило наяву, но над белым замком феи Веневры в небо взмыли тысячи бабочек, они красиво порхали над всей округой, и те из них, кто действительно поверил в то, что они не гусеницы, превращались в жителей страны волшебных снов, некогда безвозвратно потерянных для неё. А в густой траве, возле белых стен замка лежала красивая рыжеволосая девушка, по её щеке ползала божья коровка, она щекотала её лицо и заставляла пробудиться. Открыв глаза, девушка встала и сразу же узнала замок, с которого начиналось её путешествие в царстве букашек, но какого было её удивление, когда она подошла к колодцу и, посмотрев на своё отражение, увидела перед собой взрослую девушку. И лишь глаза выдавали детский взгляд, который по-прежнему оставался жить в ней.
    - Что со мной произошло на этот раз? – пытливо искала Софи ответ на свой вопрос, но загадке было суждено остаться пока неразгаданной, так как она услышала чей-то писклявый голосок. Это пыталась Трикси обратить внимание рыжеволосой красавицы на божью коровку.
    - Так вот какая ты, Софи-человек?
    - Это я Трикси, точнее сказать, не совсем я, но это я.
    Маленький друг аккуратно ползал по лицу, отчего по всей коже пошли мурашки.
    - Мне трудно судить о том, красива ли ты. Ведь ты теперь такая большая и моему взору недоступна, но я думаю, это не важно. У тебя очень храброе сердце и добрая душа и за это я хочу оставить царство букашек и остаться с тобой до тех пор, пока ты в стране золотых снов. Я хочу быть с тобой рядом и помогать тебе, Софи, ведь ты теперь мой лучший друг.
    - Твои слова так дороги мне, они как тот солнечный свет, который согревал меня в минуты отчаянья. Если не знаешь одиночества, значит, не знаешь горя.
    Со стороны замка опять подул ветер, но в этот раз он не был таким холодным. Девушка с рыжими длинными локонами и божьей коровкой на щеке открыла большие скрипучие врата, и вновь очутившись внутри, мрак его залов отступил перед ними. Злого гоблина Локиеша ни где не было, казалось, он испугался триумфального возвращения Софи, и из-за этого исчез бесследно. Долго они так блуждали по замку, пока за очередной тяжёлой дверью они не обнаружили сад со старыми деревьями и огромными кусками льда, напоминавшими вековые каменные глыбы. Сад был странным и необычным, словом, подтверждал слова, некогда сказанные Сизаном: «Здесь все нереальное всегда реально, а вымысел есть истина сознания». Софи встретили вздыхающие деревья и слезливые цветы, повсюду были окаменевшие звери и птицы. Серые тучи вытесняли голубое небо, а солнечный свет не был частым гостем в этом месте.
    - Должно быть, это место тоже было очень красивым, когда здесь жила фея Веневра.
    - Это правда. – грозно хором произнесли старые деревья.
    - Вы можете говорить со мной.
    - Если ты этого захочешь. – сказало только одно дерево, судя по грубой и растрескавшейся коре, самое старое.
    - Мудрое дерево, я знаю, что фею Веневру превратили в ледяную статую и, наверное, один из этих кусков льда и есть она. Ты не могло бы мне помочь отыскать её? – С мольбою в глазах просила Софи.
    Старое дерево тяжело заскрипело своими большими ветками.
    - Ох, как эти лианы душат нас, ты видишь, что они с нами делают. Наши листья опадают, а ветки сохнут и скоро наступит тот час, когда мы все погибнем.
    - Мы тоже. – жалобно произнесли цветы. - Мы засыхаем, мы не знали ни одной капельки дождя с тех пор, как нашу любимую фею превратили в глыбу льда.
    - Сад Веневры погибает, помоги нам, Софи. – в один голос произнесли они.
    В этот момент рыжеволосой девушке не было жалко весь этот необычный сад, она не могла тратить драгоценное время на них, ей нужно было спасать фею и своего мохнатого друга.
    - Я не могу помочь вам. – произнесла она. - Сначала мне нужно спасти вашу хозяйку.
    - Ох! – слышались вздохи со всех сторон.
    И тогда мудрое дерево, к которому обратилась Софи, произнесло.
    - Я знаю, что Веневру можно спасти только добрыми делами, подобным тем, что совершала она сама, а ещё огонь должен разжечь её спаситель. – всё так же печально слова летели вместе с листвой.
    Но сказанное ничем не помогло Софи. Она уже порядком устала от головоломок, которых было в избытке в стране золотых снов. Да, добро действительно творить тяжело и иногда одного желания мало. – подумала про себя девушка. - И на душе опять стало очень тяжело и серо, как и в этом саду. Она села на краю небольшого пруда, который скрашивали жёлтые кувшинки, и слёзы разрушили гладкое зеркало воды.
    - Я такая глупая. – рыдая, роняла она слова, как слёзы. – На меня надеется целый мир, а я не могу помочь даже одной фее. - И если бы маленькой, но бесстрашной божьей коровке Трикси передалось настроение рыжеволосой девушки, то весь сад был бы поглощён рыданиями.
    - Софи, ты не можешь так плакать, ведь ты очень сильная. Вспомни, какая ты была храбрая, когда была гусеницей, в тебе горел огонь жизни.
    И тут Рыжий цветок осенило.
    - Огонь! Трикси! Огонь! В настоящей красоте всегда горит огонь жизни, даже если эта красота - холодный кусок льда, нам нужно искать статую, где горит огонь. Вот что имело в виду дерево.
    И две уставших путницы стали искать огонь внутри холодного льда. А льды напоминали разные причудливые формы и образы, в одном из них Софи узнала своего друга Сизана. Он был бездушен и холоден, как и все остальные подобные ему в этом саду. От них исходило безжизненное, ледяное мерцание, и ни в ком из них не чувствовалось заветного огня.
    - Он был твоим другом? – спросила божья коровка.
    - Да, до тех пор, пока я не встретила тебя, в стране золотых снов он был моим единственным настоящим другом.
    - Ах, сколько печали на одно сердце. - тоненьким, еле уловим голоском, опять произнесла Трикси. Видишь, Софи, иногда внешняя красота бывает до такой степени пустой и ненужной, и ей даже не хочется долго любоваться. – равнодушно произнесла божья коровка, посмотрев в очередной раз на ледяные статуи.
    - Да, красота тоже имеет множество лиц. – поддержала ее слова Софи.
    Но их разговору не суждено было быть долгим. Вдруг, в самой отдалённой части сада, они увидели небольшой кусок льда. Он был наполовину заброшен сухими опавшими листьями и уже изрядно потемнел от грязи, которая его окружала. Но не это привлекло двух искательниц тепла, в нём тлел маленький огонёк. Здесь душа феи томилась в заточении.
    - Это она, фея Веневра! – радостно закричала Софи. – Мы нашли её! Но как теперь её спасти?
    Софи опять почувствовала себя бессильной. Она снова загрустила и безмолвно села возле небольшого, но тёплого льда.
    - Я опять в тупике. – наконец произнесла она.
    - Вот именно. – ответила ей Трикси.
    Божья коровка нежно сползла к самому уху Софи, и её слова прозвучали сердито, как и в тот день, когда она первый раз увидела девочку-гусеницу.
    - Так и все жители страны золотых снов! Пришла беда, а они не стали искать выход, когда поняли, что их волшебная сила им не поможет. Они сказали, что они бессильны и склонили голову перед злом. Это их и погубило. Ты ведь не хочешь, чтобы с тобой произошло то же самое?
    - Я хочу помочь. – всё так же грустно говорила Софи.
    - Тогда давай вместе подумаем, как можно превратить грязный лёд в красивую фею.
    Но не успела Трикси произнести последние слова, как маленький огонёк в кусочке тёплого льда стал потухать.
    - Смотри, огонь исчезает, что-то случилось. – заволновалась Трикси.
    - Наверное, моя печаль повлияла так на огонёк. Здесь её было и без меня много, а я принесла с собой ещё больше.
    - Ты права, Софи. – Радостно закричала божья коровка. - Веневра всегда была счастливой красотой. И если кто-то грустил, она грустила вместе с ним. Это отбирало у неё много сил, и когда наша страна пала перед злым волшебником, гоблин Локиешь с лёгкостью пленил фею. Вокруг грустят её любимые деревья и цветы, а ещё и мы омрачены печалью. Это окончательно её может погубить.
    - Нам нельзя грустить и нам нужно сделать так, чтобы её волшебный сад тоже больше не грустил.
    Слова, проникнутые теплом, заставили угасающий огонёк опять засветиться. И он разгорался всё с большей силой, когда Софи освобождала деревья от удушающих лиан, когда поливала умирающие цветы, которые вновь ожили и засветились всеми яркими красками жизни. Вместе с окружающей грязью исчезали серые облака, и появилось солнце, оно дотронулось своим теплом до льдов, и они стали таять, в каждом из них вспыхнула своя огненная душа.
    Света становилось всё больше, и вскоре на него невозможно было так просто смотреть. Девушка закрыла глаза ладошками, а когда вновь взглянула на мир вокруг себя, то поняла, что он в очередной раз сильно изменился. Сад ожил, вокруг пели птицы, цветы снова радовали своей нежностью, а деревья оделись в новые одежды. Под ногами бегали лесные зверушки, не замечая свою спасительницу, они суетливо лопотали одни и те же слова.
    - Какое счастье, мы снова живы, мы очнулись от кошмарного сна, в который нас сослал противный гоблин!
    - О, как там было холодно и страшно. – кричали они.
    - Смотри, Софи, это твой друг Сизан! – Запищала своим чуть уловимым голоском Трикси.
    Огромное тело мохнастика ожило, и он ещё до конца не осознавал, что с ним происходит.
    - Сизан, это ты! – с радостным криком Софи бросилась на шею мохнатому чудищу. – Я так скучала без тебя, но я всегда верила, что мы снова встретимся с тобой.
    - Кто ты? – вопросительно и недоумевающе произнёс мохнатый друг
    - Ты забыл меня? – с ужасом в глазах, еле сдерживая слёзы, выдавила из себя Софи. Ей показалось, что сердце друга не оттаяло, и он уже никогда не вспомнит её.
    Наверное, юная девушка снова дала волю своим чувствам и опять горько заплакала. Но нет, она не хотела быть вечной плаксой, но так тяжело осознавать, что ты вновь можешь потерять друга, за которого так отчаянно боролась. Может быть, она бы загрустила, если бы…? Если бы сверкнувшая в небе звезда не превратилась в фею Веневру. Как и подобает всем феям, Веневра была безупречна красива. Её глаза сверкали, как звёзды, которыми она могла быть. Её волосы переливались золотом, которым она могла быть. Её речь журчала прозрачной водой, которой она тоже могла быть. Словом, она действительно была самой красотой.
    - Фея Веневра!
    - Да, это я.
    И все вокруг - зверьки, птицы и цветы - закричали в один голос.
    - Она вернулась, она опять с нами. О, великая красота, творящая красоты мира!
    И если красота может спасти мир, значит, она поможет и мне. – молнией пронеслось в голове Софи. – Она сделает так, чтобы Сизан снова узнал меня.
    - Он не забыл тебя, рыжеволосая красавица. – лёгким дыханием и нежностью слов заговорила Веневра. – Он просто помнит тебя иной, маленькой девочкой, которая прибежала за золотым пером в мёртвую рощу, а теперь он просто увидел красивую взрослую девушку. Мохнатый глупыш растерялся! – с улыбкой и так же нежно Веневра взглянула на Сизана.
    - Софи, так это ты! – радостно закричал мохнастик.
    - Конечно же я, дурачок, я просто выросла.
    Теперь уже Сизан подбежал к Софи и крепко обнял её.
    - А я-то думал, Локиеш навсегда околдовал тебя.
    - Он пытался, но у него ничего не вышло, я оказалась сильнее.
    - Здорово, теперь мы опять будем вместе.
    На душе у Софи стало так тепло и радостно, что она поняла, что за большими испытаниями всегда приходит большое счастье, нужно только верить в то, что именно так оно и будет.
    - Какое счастье! - опять закричали все зверушки, цветы и птицы.
    - Да, красота и счастье всегда живут вместе. – звучал голос Веневры.
    - Почему Софи стала взрослой? – Мохнастик вопросительно смотрел на фею.
    - Она слишком долго прожила в царстве букашек, а там сны творятся совершенно в ином ритме.
    - Это правда! – закивала своей маленькой головкой Трикси.
    - Но не в этом главная причина, в стране золотых снов нет случайностей, здесь всё закономерно. Ты неспроста выросла и стала взрослой девушкой, впереди тебя ждут испытания, которые подвластны не только храброй и доброй душе, но и влюблённому сердцу.
    - Влюблённому сердцу? – не без любопытства повторила слова Софи.
    Веневра опять подарила улыбку, от которой всем присутствующим становилось легко и тепло, казалось, что сейчас все герои взлетят в небо, как это делала фея.
    - Ты спасла красоту волшебной страны, а это, как ты знаешь очень важно для всех нас. Я хочу отблагодарить тебя, Софи. Я подарю тебе красоту самого главного чувства, чувства, которое правит нашим и твоим миром.
    - Что же это за чудо такое?
    - Ты скоро всё поймёшь сама, без моих ответов. – нежными и лёгкими дуновениями слетали с губ слова самой красоты.
    И если рыжеволосой девушке ещё немного придётся потомиться в ожидании своего красивого чуда, то во всём остальном фея решила не ждать. Мир вокруг них стал мгновенно преображаться, из земли стали пробиваться бутоны молодых цветов, птицы завили гнёзда, опять зажурчали ручьи, а на небе появилась радуга. Веневра отдавала частичку себя всему, что окружало Софи и её друзей в этот момент. Лёгкость и гармония проникали в их души. Былое величие страны золотых снов возвращалось, заставляя силы зла рассеиваться.
    - Сизан! – тихо произнесла Софи. – Наверное, нам пора.
    - Да, здесь ты одержала победу, и нам действительно пора собираться в дорогу. – ответил ей мохнатый друг.
    - Как не хочется покидать этот рай. – поддержала их беседу Трикси.
    - Главное, чтобы рай всегда оставался в вашей душе, и тогда вы научитесь творить его везде, так же, как и я. – фея Веневра сидела под старым деревом, которое ещё совсем недавно так жалобно молило о помощи Софи. Теперь его пышная и огромная крона раскинулась во все стороны, и всеми своими ветками оно тянулось к солнцу.
    И сейчас трое путников, не грустя, а с радостью в душе покидали белый замок. Он не был так угрюм, как раньше, ведь теперь здесь не жили боль и страх, которые так угнетали здешних обитателей. В замок вернулась потерянная красота, она поселилась в этом месте навсегда. И не обветшалый вид и паутины прощались с путниками, а свет и сияние ещё долго провожали их вслед.
    - Помни, Софи, будь готова принять то, что правит миром. – ещё долго девушка слышала слова Веневры, они, как тысячи солнечных маленьких зайчиков, играли в юной душе, заставляя любить всё, что Рыжий цветок видела на своём пути.
    


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка, Детское


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 3. Замок феи Веневры.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru