Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Форум - Поэзия - Классики и современники (поэзия) - Поэтический турнир ПТИЦА-2015. Третий тур. Шорт-лист.

Поэтический турнир ПТИЦА-2015. Третий тур. Шорт-лист.


Страницы: 1
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 511
Поэтический турнир ПТИЦА-2015. Третий тур. Шорт-лист. (28.10.2015 20:13:54)
(Об условиях конкурса здесь: http://www.clubochek.ru/konkurs.php?an=1&konk=45).
(Информация о 1 туре: http://www.clubochek.ru/newforum_topicshow.php?id=957)
(Информация о 2 туре: http://www.clubochek.ru/newforum_topicshow.php?id=958 )

В результате непростого выбора (каждому члену жюри нужно было отобрать из двадцатки всего 7 лучших на его взгляд произведений, т.е. проходил один из трёх) определился список участников, вошедших в шорт-лист – это произведения, получившие голоса хотя бы 2-х членов жюри. (см. таблицу). Таким образом, борьбу продолжают 12 участников, а 8 отсеиваются. Друзья, не расстраивайтесь, кто не прошёл, ваше участие в лонге доказывает, что вы – состоявшийся автор со своим видением мира, а любой конкурс – всего лишь удача в определённое время и в определённом месте. Результата следующего голосования (виктори-лист) ждём не позднее 5 ноября.



Произведения участников конкурса «ПТИЦА – 2015», вошедшие в шорт-лист

№ 1

Точка отсчёта


Вечер надёжен, как край пропасти.
Отрешённость выходит за рамки доступного.
В пасть горизонта летит пыльной костью
багровый закат. Облака – будто гусениц

след на осенней размокшей пашне.
Переключаемся с чая на кофе.
Тает прохладой, в замочной скважине
взгляда, июльского солнца Голгофа.

Небо очерчено летними звёздами –
вечная строгость, комар не подточит
носа, и шепчет луна, будто проза
жизни раскрылась поэзией ночи.

№ 2

Безвременье


Сказки Гримм. Оранжевый ночник.
Из детства книги
Страшно постарели!
Ложится память строчками в дневник.
Скрипят качели.
Крутится юла.
Сегодня мир не пахнет пирогами.
Душистая, еловая смола
И мох пружинистый - под сапогами
Увязли в памяти,
Как муха в янтаре.
Янтарь - холодный сок осенних георгинов.
Вода в колодце - вся на серебре.
Пятно на скатерти -
От сочных нектаринов.
Идут года. А детский дождевик,
Раздутый на ветру,
Как будто парус,
Мне видится (особенно к утру),
Когда ночь тает и цветной стеклярус
Тумана выдает за миражи!
Но это лишь грибник
(Проснувшись, понимаю…),
А никакой не детский дождевик!
Я вижу через витражи,
Как детство тает.
На сломанных часах - извечно шесть.
Засохли амаранты.
Ворчливый домовой, пригладив шерсть,
Толкнёт куранты.

№ 4

Громко смеяться не вовремя, петь невпопад…


Громко смеяться не вовремя, петь невпопад
Отзвуком прошлого из-под раздолбанных клавиш
Очень хочу. Может, ты моё сердце направишь
В тот, позабытый уже, облетающий сад?

Белый... Оранжевый... Чёрные контуры нот.
Листья, чуть взвившись, вернутся на ветки обратно;
Снова, как прежде, споёт тишина, и невнятно
Что-то расскажет сквозь дрёму коричневый кот.

Милый подросток, сияющий зеленью глаз,
Кончики пальцев твоих холодны, словно льдинки.
Но улыбнись мне, а песню со старой пластинки
Зеркало пусть до конца доиграет для нас.

№ 9

Снежное


Вот опять, моя радость,
Настала пора ледяная.
Небо хмурится снежно
Над сбившейся стайкой осин.
Есть и в белом нарядность,
Нас в белое мать пеленает.
Снег младенчески свеж,
Он сулит прибавление сил…

Потерпи, моя радость…
В этом сомнамбулическом вальсе,
Под скольжение снега,
Что беззвучной картинкой дрожит,
Чувств и мыслей усталость
Превращается в длинные галсы,
В зарождение бега
По лыжне, именуемой "жизнь".

Дополняют молчание
Первые краски заката.
Лишь былинки сухим
На чуть слышном ветру шелестят…
Возвращая к началу,
Обретением станет утрата.
И проснутся стихи
Про родительский девственный сад.

Есть великий покой
В нашем скорбном мирском распорядке.
Перед тем, как взойти,
Похоронено в землю зерно.
И кружит над стрехой,
И бинтами белеет на грядках
То, что станет строкой,
То, что нам пережить суждено…

№ 11

Обочь торных дорог столбы,
словно годы бегут лихие.
Птица в соннике – знак судьбы,
если птица в своей стихии

и стремится на край земли.
Может, свет там сошёлся клином,
или кто-то зовёт вдали,
или слышен напев старинный…

Каждый день, каждый час – полёт.
Солнце в небе понять смогло бы:
песни – если душа поёт –
лучше золота высшей пробы.

Эти песни всегда со мной,
на мотив положу стихи я.
Улыбается шар земной,
если птица в своей стихии.

№ 12

Васильковое поле. Тропинка. И ветер шершавый…


Васильковое поле. Тропинка. И ветер шершавый.
Паутинка сединки тревожно дрожит на виске.
И ползет муравей по своей муравьиной державе,
А потом по моей утомленной работой руке.

Отчего ж ты, храбрец-муравей, так беспечно рискуешь,
Вот укусишь меня, и прихлопну тебя сгоряча.
И никто не заметит такую потерю простую,
Нам ли, людям большим, небольших муравьев замечать?

Вот укусишь, и сразу окончится век твой недолгий.
Страшный зверь — человек, но тебе, видно, страх не знаком,
И толкает вперед вечный зов муравьиного долга,
Без которого не был бы ты никогда муравьем.

Люди тоже чуть-чуть муравьи на огромной планете —
Мы вгрызаемся в мир, в суете бесконечной живем.
Посреди васильков, посреди скоротечного лета,
Понимаешь, что жизнь — изначальное счастье твое.

Вот пополз и второй муравей, презирая опасность,
По уставшей руке. И подумалось грустно сейчас,
Что среди муравьев есть какое-то крепкое братство,
Но не встретишь подобного братства, увы, среди нас.

Каждый сам по себе посредине занудного быта,
Каждый сам по себе, оттого и на сердце тоска.
Есть среди муравьев единящие накрепко нити,
Ну, а нам единящие нити — веками искать.

Поле. Небо. Заря. Запах скошенных трав освежает.
Золотится простор. Снова щелкнул вдали соловей.
И ползет муравей по своей муравьиной державе,
И не знает, что он — лишь частичка державы моей.

№ 17

Бог молчит. Ему не к спеху.
Он успеет подождать.
Солнце катится орехом,
Заливаясь ржавым смехом,
Под дубовую кровать.
Лист шевелится ладонью.
Палец ветки чист, упруг.
Поперечно и продольно
Пробегает счастье вдруг
По развёрнутому свитку
Недописанных новелл.
Сквозь садовую калитку
Лёгкий ангел пролетел,
И спустился на скамейку,
И рассыпался зерном.
Бог молчит. Узкоколейкой
Тишина лежит кругом,
Охраняя храм и дом.

№ 20

Ускоряется время


Ускоряется время – пропали часы и минуты,
день за днём с головой накрывают тяжёлой волной,
И чего петушился – кого на земле обманул ты?
И себя не обманешь – не выпадет жизни иной.
В лес поглубже уйдешь – на тропе не останется следа,
крикнешь в синее небо – ни звука, ни эха в ответ,
и круги по воде не расходятся с прошлого лета...
словно нет тебя, нет тебя, нет тебя, нет тебя...
Нет…

Дышишь глубже и чаще, и видишь, наверное, дальше,
но размыта картинка и парус чернеет вдали:
ничего он не ищет – ни бури, ни гавани, даже
новых чудных мгновений с Татьяною и Натали.
Всё спокойно и мирно – не бьются ни пульс, ни тарелки,
научился молчать, как китайский болванчик, – кивать...
но когда на часах остановятся ржавые стрелки,
поперхнётся кукушка, не силах уже куковать.

№ 21

На часах. Без пяти
шесть.
Автомат правый бок
стёр.
Этот пост получить
«честь».
Бесполезно вести
спор.
А до смены ещё
час.
Режет белым глаза
снег.
Чуть скрипит подо мной
наст.
И до койки, дожить -
век.
Ни собак, ни волков,
тишь.
Я не чую давно
пят.
Не проникнет сюда
мышь,
в этот холод они
спят.
Всё бледней на ветру
свет.
Лампы ждут, что придёт
день.
За углом никого
нет…
От кого же, тогда -
тень?!!

№ 22

Падай, падай белый снег
Заметай печаль,
Чтоб ушедшего во век
Было мне не жаль,

Чтоб, когда уйдёт тепло
Вслед за долгим днем
Было бы белым бело
Под моим окном

Падай, падай белый снег
Сыпь в моё лицо
Я вдохнуть твой тихий бег
Выйду на крыльцо

И откашлявшись в кулак
Кинусь в снежный дым
На снегу и я дурак
Не кажусь седым

№ 25

Родство. Кладбищенский вальс

То вздымая мои крыла,
То гнобя и лишая зренья,
Неприкаянность загнала
В это белое измеренье.

Как немилостив сниться ты!
Я смотрю с покаянным чувством
На искусственные цветы
И на памятник безыскусный:

С той, зеркальной от мокроты
Фотографией, взятой в рамку,
Совпадают мои черты,
Если правильно выбрать ракурс.

Расщеплённый фамильный ствол,
В танце зимней пурги цветочной
Я смыкаю с тобой родство
На снегу следовой цепочкой.

И врезается под ребро
Этой острой минуты ценность -
Единение двух миров
Создаёт неземную цельность.

В тридевятом кругу Москвы
Потрясённой стою персоной -
Словно с лампою вознесённой
Перед зеркалом ростовым.

№ 31

Алладину


Снег собирает воедино
Свод неба и земную твердь,
Фонарной лампы Алладина
Не потереть ночную медь, -

А джинны не дают без зова
Ни шалаша и ни хором…
Тянусь к тебе, срываясь снова
В потоки снега и времён.

Гудок в мобильном нежно бранный, -
Наживка для влюбленных дур…
Ну как же я без джиннов стану
Твоей царевною Будур?

И остаётся только плакать,
Любовь перегоняя в лёд…
А чёрный крест вороньей лапы
Никак метель не заметёт.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 28.10.2015 20:15:17
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 511
(01.11.2015 10:39:31)
 
Страницы: 1

Главная - Форум - Поэзия - Классики и современники (поэзия) - Поэтический турнир ПТИЦА-2015. Третий тур. Шорт-лист.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru