Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Форум - Все остальное - Доска объявлений - Всероссийский литературный конкурс им. Г. Каменева «Хижицы-2018». Положение. Ход конкурса. Итоги.

Всероссийский литературный конкурс им. Г. Каменева «Хижицы-2018». Положение. Ход конкурса. Итоги.


Страницы: 1
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Всероссийский литературный конкурс им. Г. Каменева «Хижицы-2018». Положение. Ход конкурса. Итоги. (21.03.2018 06:59:29)


Положение о 2-м Всероссийском литературном конкурсе
имени Гавриила Каменева «Хижицы»


ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ

2-й Всероссийский литературный конкурс «Хижицы», объявленный 20 марта 2018 года казанским литературным кафе «Калитка» Центральной библиотеки, посвящён памяти поэта, предвестника романтизма, родившегося и творившего в Казани, Гавриила Петровича Каменева (9 (20) марта 1773 – 26 июля (7 августа) 1803), автора первой русской героико-романтической поэмы «Громвал», созданной по мотивам казанской легенды о крылатом змее Зиланте. Название конкурсу дало одно из исторических предместий Казани – Хижицы (Кизическая слобода), а также одноимённое стихотворение Гавриила Каменева.

ЦЕЛИ КОНКУРСА

* популяризация творчества Г.П. Каменева и идеи увековечивания его памяти в Казани (литературный памятник, мемориальная доска);
* повышение интереса к русской литературе философской и героико-романтической направленности;
* выявление и поощрение современных талантливых авторов.

ТЕМАТИКА КОНКУРСА

Авторы представляют на конкурс стихи, близкие по мысли, настроению, прямо или ассоциативно связанные с предложенным четверостишием Гавриила Каменева:

Доколе тусклыми лучами
Нас будешь ты венчать, мечта?
Доколе мы, гордясь венцами,
Не узрим – что есть суета?

(Из стихотворения «Мечта», 1796)

ПРИЗЫ КОНКУРСА

Призовой фонд формируется из спонсорских средств.

1 место – 10 тыс. руб.
2 место – 5 тыс. руб.
3 место – 3 тыс. руб.

Победители награждаются денежными призами, дипломами, книгами «Гавриил Каменев. Избранное» (Редакторы-составители Э. Учаров и Г. Булатова) и публикацией в одном из литературных журналов Татарстана («Аргамак», «Идель», «Казань»).

СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА

Приём произведений с 20 марта 2018 г. по 20 сентября 2018 года. Оглашение лонг-листа не позднее 1 октября, шорт-листа – не позднее 10 октября, победителей – 20 октября 2018 года.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФИНАЛИСТОВ И ПОБЕДИТЕЛЕЙ КОНКУРСА

Для каждого из двух этапов конкурса (лонг-лист и шорт-лист) куратор формирует свой блок жюри. Произведения для оценки поступают членам жюри анонимно, т.е. только под номерами. Автор, получивший наибольшее количество голосов, объявляется победителем. Жюри не вступает в переписку с участниками конкурса. Решение жюри является окончательным.

УЧАСТНИКИ КОНКУРСА

В конкурсе могут принять участие совершеннолетние авторы, проживающие на территории РФ. Члены жюри не участвуют в конкурсе в качестве номинантов.
Произведение на конкурс может представить только его автор. Анонимные произведения и произведения под псевдонимом без указания реального (паспортного) имени автора не рассматриваются.
На конкурс принимаются произведения только ныне живущих авторов.

ПОРЯДОК ВЫДВИЖЕНИЯ РАБОТ

На конкурс принимается одно стихотворение от автора. Объём произведения – не более 40 строк. Работы направлять куратору конкурса Эдуарду Учарову по адресу: ehd-ucharov@yandex.ru (в формате Word 97 – 2003, шрифт Times New Roman, 12 кегль). Перед произведением указать своё имя, пункт проживания, e-mail. В теме письма указать: Всероссийский конкурс «ХИЖИЦЫ-2018»
Автор, подавая своё произведение на конкурс, соглашается с тем, что оно может быть опубликовано в изданиях, освещающих конкурс, и не претендует на выплату авторского гонорара.

ЖЮРИ КОНКУРСА

В состав жюри входят известные поэты, редакторы литературных журналов, издатели, деятели культуры:

1. Николай АЛЕШКОВ – поэт; председатель Татарстанского отделения Союза российских писателей; лауреат Республиканской литературной премии им. Г. Державина, губернской премии имени Николая Рыленкова (Смоленск, 2017); главный редактор литературного журнала «Аргамак».

2. Максим АМЕЛИН – поэт, переводчик, эссеист, литературный критик, издатель, главный редактор издательства «ОГИ», лауреат премий «Антибукер» (1998), журналов «Новый мир» (1998) и «Знамя» (2010), «Anthologia» (2004), «Московский счёт» (большая, 2004; специальная, 2012), Бунинской премии (2012), им. А.Солженицына (2013), «Поэт» (2017) и др.

3. БАЛАШОВ Ю.А. – главный редактор журнала «Казань»; действительный член попечительского совета Национального музея РТ, почётный член попечительского совета музея истории КФУ.

4. Галина БУЛАТОВА – поэт, переводчик, редактор журнала «Идель»; лауреат международного поэтического конкурса Премии «Пятая стихия» им. И. Царёва (2015).

5. ИСМАГИЛОВА Р.Н. – директор Централизованной библиотечной системы г. Казани, кандидат педагогических наук, заслуженный работник культуры РТ, эксперт по печатным изданиям Министерства культуры РФ.

6. КАРТАШЁВА Е.И. – зам. директора музея-заповедника «Остров-град Свияжск», заслуженный работник культуры РТ.

7. Алексей ОСТУДИН – поэт, литературный деятель, лауреат премии им. М. Горького (2007), Волошинской премии (2012), Григорьевской премии (2012) и др.

8. Артём СКВОРЦОВ – поэт, литературовед, критик, д-р филологических наук, доцент КФУ. Лауреат литературных премий «Эврика» (2008), «Anthologia» (2011), «Белла» (2016), «Книга года» (2017).

9. Эдуард УЧАРОВ – поэт, организатор ряда литературных проектов, в т.ч. по увековечиванию в Казани памяти о Гаврииле Каменеве; руководитель литературного кафе «Калитка»; куратор конкурса.

10. ФАХРУТДИНОВА И.А. – общественный и научный деятель, кандидат архитектуры, доцент, литератор. Лауреат фестиваля им. В. Тушновой «Галактика любви» (Казань, 2013).

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА КОНКУРСА

Литературный журнал «Аргамак-Татарстан» (гл. ред. Николай Алешков):
http://www.srpkzn.ru/I/?p=112

Журнал «Идель» (гл. ред. Айсылу Хафизова): http://idel-rus.ru

Журнал «Казань» (гл. ред. Юрий Балашов): http://kazan-journal.ru

Евразийский журнальный портал «Мегалит»: http://promegalit.ru/kazan/

Официальный сайт МБУК «ЦБС г. Казани»: http://www.cbskazan.ru

Группа «ГАВРИИЛ КАМЕНЕВ» в соцсетях:

Фейсбук: https://www.facebook.com/groups/1561081957513330/
Вконтакте: http://vk.com/club90947079

Группа «КАЛИТКА» в соцсетях:

Фейсбук: https://www.facebook.com/groups/1084606034965929/
Вконтакте: https://vk.com/club161423914

Литпортал РИФМА.РУ
Комментарий изменён: Галина Булатова - 18.10.2018 14:47:33
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Лонг-лист 2-го Всероссийского конкурса имени Гавриила Каменева «Хижицы-2018» (09.10.2018 22:23:03)
1 Арканина Анна, Москва (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
2 Бабанская Алёна, г. Москва
3 Батхан Вероника, г. Феодосия, Республика Крым
4 Бордуновский Михаил, г. Челябинск
5 Борский Николай, г. Мытищи, Московская обл.
6 Боршан Вероника, г. Волгоград
7 Велиханов Фезилах, г. Махачкала, Республика Дагестан
8 Волчек Дмитрий, г. Хабаровск (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
9 Вольфсон Борис, г. Ростов-на-Дону
10 Герман Надежда, Красноярский край (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
11 Громова Людмила, г. Орёл
12 Девятьярова Инна, г. Санкт-Петербург
13 Дмитриев Андрей, Нижний Новгород
14 Долгановских Юлия, г. Екатеринбург
15 Елизарова Наталия, г. Москва
16 Ефименко Илья, г. Казань, Республика Татарстан
17 Зайцева Александра, г. Астрахань
18 Затонская Мария, г. Саров, Нижегородская обл.
19 Ильичёв Владимир, д. Коробцово, Ярославская обл.
20 Караковский Алексей, г. Самара
21 Колесникова Аня, г. Москва
22 Колесникова Полина, г. Екатеринбург
23 Корнеев Константин, г. Иркутск
24 Косенков Борис, г. Калининград
25 Крупинин Александр, г. Санкт-Петербург
26 Ластовина Елена, г. Волгоград
27 Максимычева София, г. Ярославль
28 Мельников Вадим, г. Москва (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
29 Молчанов Виталий, г. Оренбург
30 Орынянская Полина, г. Балашиха, Московская обл.
31 Переяслов Николай, г. Москва
32 Портнов Владимир, г. Киров
33 Потапова Полина, г. Челябинск (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
34 Раевский Дмитрий, г. Хабаровск
35 Родионов Иван, г. Камышин, Волгоградская обл.
36 Сабиров Рустем, г. Казань, Республика Татарстан
37 Сидоренко Сергей г. Тула
38 Скрылёва Юлия, г. Истра, Московская обл.
39 Смагина Виктория, г. Томск
40 Сметанин Виктор, г. Майкоп, Республика Адыгея
41 Соболев Александр, г. Ростов-на-Дону
42 Стариков Артём, г. Москва
43 Сумин Сергей, г. Тольятти, Самарская обл.
44 Уваркина Ольга, г. Москва
45 Упшинский Алексей, г. Щёлково, Московская обл.
46 Фирсов Данила, г. Новосибирск
47 Холодова Светлана, г. Екатеринбург (номинант от литературного портала «Рифма.ру»)
48 Чеславская Евангелина, п. Салтыковка, Московская обл.
49 Шалашова Александра, г. Москва
50 Шляхова Надежда, г. Сергиев Посад, Московская обл.
51 Юдинцев Сергей, г. Уфа, Республика Башкортостан
52 Ямбушев Рифать, с. Аксёново, Республика Мордовия
 
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Шорт-лист 2-го Всероссийского конкурса имени Гавриила Каменева «Хижицы-2018» (09.10.2018 22:24:08)
1. Арканина Анна, г. Москва
2. Батхан Вероника, г. Феодосия, Республика Крым
3. Борский Николай, Московская обл., г. Мытищи
4. Боршан Вероника, г. Волгоград
5. Вольфсон Борис, г. Ростов-на-Дону
6. Дмитриев Андрей, г. Нижний Новгород
7. Долгановских Юлия, г. Екатеринбург
8. Елизарова Наталия, г. Москва
9. Зайцева Александра, г. Астрахань
10. Караковский Алексей, г. Самара
11. Крупинин Александр, г. Санкт-Петербург
12. Максимычева София, г. Ярославль
13. Мельников Вадим, г. Москва
14. Молчанов Виталий, г. Оренбург
15. Орынянская Полина, г. Балашиха, Московская обл.
16. Переяслов Николай, г. Москва
17. Потапова Полина, г. Челябинск
18. Сабиров Рустем, г. Казань, Республика Татарстан
19. Смагина Виктория, г. Томск
20. Соболев Александр, г. Ростов-на-Дону
21. Стариков Артём, г. Москва
22. Упшинский Алексей, г. Щёлково, Московская обл.
23. Холодова Светлана, г. Екатеринбург
24. Шляхова Надежда, Московская обл., г. Сергиев Посад
25. Юдинцев Сергей, г. Уфа, Республика Башкортостан
 
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Итоги конкурса. Стихи победителей (18.10.2018 12:38:28)
Конкурс «ХИЖИЦЫ-2018» завершён! Объявляем его победителей.

1 место Крупинин Александр, г. Санкт-Петербург (38 баллов)
2 место Упшинский Алексей, г. Щёлково, Московская обл. (37 баллов)
3 место Батхан Вероника, г. Феодосия, Республика Крым (36 баллов)

Все призёры получают дипломы (по электронной почте), денежные призы (в соответствии с Положением), книги «Гавриил Каменев. Избранное» (Редакторы-составители Э. Учаров и Г. Булатова) и публикацию в литературных журналах Татарстана («Аргамак», «Идель», «Казань»). Поздравляем призёров, благодарим всех участников конкурса!

АЛЕКСАНДР КРУПИНИН (1 место)

ПО РЕКЕ ЗАБВЕНИЯ

Где-то на самом верху фиолетовой ветки
Сидят и грустно смотрят на юг
Бывший премьер Мариинского театра Эткинд
И бледно-розовый кот Нестерюк.
Сидят давно. Над ними тополь безлистый.
Вокруг скамейки – дома-корабли.
Эткинд коту говорит, мы с тобой аутисты,
Мы чужие для жителей этой Земли.
Жаль, продолжает Эткинд, что мы не птицы.
Суждено навсегда нам остаться среди кораблей,
Потому что метро теперь стоит, кажется, тридцать,
А трамвай чуть не двадцать восемь рублей.
Как хотел бы я заглянуть хоть на миг в Мариинку.
Может быть, сегодня дают «Гаянэ».
В третьем акте там парни танцуют лезгинку.
И потом мой коронный проход при луне.
В театре совсем недавно сменился директор.
И фамилия нового вроде Козлов.
Ведь он не узнает меня, думает, Эткинд,
А если узнает, не пропустит назло.
Обнявшись, Эткинд сидит, как с братом,
В классической позе мадам Рекамье
С утратившим волю к жизни котом-кастратом
Посреди кораблей на лодке-скамье.
Кот Нестерюк о юности вспоминает суровой,
Как он в бой вступал, никого не боясь,
В кошачьих бандитских кругах Комарова
Известный по прозвищу Розовый князь.
А потом променял... Променял свободу на жалость,
На тепло обольстительных женских рук.
Но растаял мираж. Ничего от него не осталось.
Только имя дурацкое – Нестерюк.
По реке забвенья плывут на лодке-скамейке.
Бывший первый танцовщик и розовый кот.
Над ними тополь листок выпускает клейкий.
А лодка плывёт.



АЛЕКСЕЙ УПШИНСКИЙ (2 место)

* * *

последний поезд в Царское Село
билеты куплены на два столетья позже
на постаменте не Харон с веслом
но почему-то издали похоже

как патиной Петрова медь цветёт
в подробностях народных библиотек
культуры общепризнанный оплот
не Лира, не Пегас, но что-то вроде

куда их гонят – Машенька, Дантес
краса ногтей и арфа Филарета
что саранчи и мемуаров вес
пред равнодушием того, большого света

и повторяется – Дубровский, сон, дуэль
и парки продолжается плетенье
диктантов осыпающийся мел
цитат маразматические тени

открыто всё, но нет свободных мест
почти смешно, какая мысль простая
что жизнь напоминает палимпсест
и никого искусство не спасает

изменчив мир, изменчив человек
стихи бессмертны. каждый это знает
а Пушкин всё же падает на снег
и снег летит, и падает, и тает



ВЕРОНИКА БАТХАН (3 место)

ДЕКАДА ДЕКАБРЯ

Здесь были римляне.
Так говорит дорога.
Обкатанные камни полускрыты
Опавшею листвой, намокшей глиной,
Шершавыми шагами и навозом
Бесчисленных коров. Куда податься?
Конечно, в горы. Замыслы развалин
Читаешь по неровным силуэтам –
Как будто эти выцветшие арки
Построили с учётом разрушений
И, наводя высокие стропила,
Высчитывали солнце сквозь пролом.
Платаны пробиваются сквозь плиты,
Из крипты подымается шиповник,
И алость ягод говорит о крови,
Ушедшей в землю предков. Слышишь: дом!
Звонит церковный колокол. Старухи
Ползут на звук – согреть сухие души
О маленькие свечи. Пламя терпит.
А время спит, свернувшись дикой кошкой
На куче листьев у былой стены.
Купцы глупцы – куда вам, генуэзцы,
Селиться там, где мёрзли легионы,
Напрасно строить крепости и башни –
Дороги всё равно вернутся в Рим.
Я потревожу стоптанные плиты,
Пройду путём, ложбиной Чёрной речки.
Там водопад. И холм, где жили скифы.
Для них, бродяг, все эллины равны.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 18.10.2018 12:46:35
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Произведения шорт-листа конкурса «Хижицы-2018» (18.10.2018 13:19:13)
Наталия Елизарова, г. Москва

* * *

Отсидишь целый день на работе,
Оттоскуешь по жизни своей.
Снова дни приближают к субботе,
А субботы – к кончине твоей.
Счастье бьётся испуганной птицей
За закрытым на зиму окном.
Отчего же тебе не сидится
В тёплом доме, пичуга-девица,
И щебечешь ты всё об одном?..
Всё мерещатся дальние страны
И моря тебя гулом зовут.
Эти мысли считаются странны:
Ну какие моря-океаны?
Это жизнь – просто пряник и кнут.
Ну какие вершины-глубины?
Ну какая Сибирь и тайга?
Ледники, ледоставы, лавины…
Да о чём ты опять, пустельга?
Всюду дел непочатая чаша,
Всюду морок, унынье и стыд.
Кто крылом напоследок помашет?
Кто оплачет, отплачет навзрыд?

Юлия Долгановских, г. Екатеринбург

ИГГДРАСИЛЬ

В час недобрый, когда с головой накрывает упадок сил,
с недостижимой для взгляда кроны дерева Иггдрасиль
срывается птица, царапает воздух, садится тебе на плечо –
и начинает петь.

Если птичий язык распознал как родной – ты, увы, обречён.
Обречён молчать во веки веков и владеть ключом.
Молчать, даже если тянулся к небу, но пальцы попали в гниль
и на спину обрушилась плеть.

Птица, клюв наклонив, пропоёт, что Земля – это ком,
ком налипшей земли на корнях, что укрыты песком,
ствол томится в волнах, что дают свою зелень листве –
в ней покоится шар золотой.

В этом мироустройстве таится печальный ответ –
то, что мы испокон принимали за солнечный свет,
есть лишь сон, ибо тьма поутру распускается хищным цветком,
обволакивая слепотой.

Видят люди во сне, что летят над Землёй высоко,
что идти и бежать, и дышать – широко и легко,
дети видят во сне, что по дереву лезут вверх
и сидят на тяжёлых ветвях.

Рыбы спят – видят сны, как выпрыгивают из рек
и скользят в облаках, где идёт и бежит человек,
человек забирает руками, плывёт на восток,
обжигаясь о шар второпях.

Мрак дневной убивает живое – и множится гниль.
Каждый погибший становится семенем Иггдрасиль.
Вырастают деревья. Шатаясь, к плечу плечо,
из корней выплетают сеть.

Мой язык распознал как родной? Знай, что ты обречён.
Обречён молчать во веки веков и владеть ключом.
...Открывается дверь, за которой раскинулся лес Иггдрасиль.
Ты начинаешь петь.

Алексей Караковский, Самара

КОТЯН

Хан Котян был половцем. Разговаривал по-котянски.
Племя его кочевало вдоль Идели до Полевой.
Лёжа на тёплой крыше, хан Котян рассказывал сказки
О Законах Степи и звёздном Тенгри над головой.
Как кочевое счастье охраняла Вечная Матерь,
Каменные изваянья которой и ныне стоят по холмам.
Как все народы Великой Степи обращались друг к другу «братья» –
Так мурлыкал котятам на тёплой крыше старый Котян.
Сам же он помнил отчётливо о прошлой жизни совсем другое:
Брошенные селенья, лагерь беженцев Надькуншаг,
Младшая дочь Елизавета над телом убитым воет,
С запада враг-христианин, с востока опять же – язычник-враг.
Солнце садилось, неся прохладу с другой стороны Идели,
Время сказок окончилось, значит, детям пора по домам,
А на Небе, словно души кочевников, звёзды пели,
И уходил на Небо, не прощаясь с Землёй, Котян.

Борис Вольфсон, г. Ростов-на-Дону

ЧЕРНОМОРСКОЕ

Снова на круги своя,
как на место преступленья,
возвращаюсь жалкой тенью,
чтобы крикнуть: «Это я!»
Не узнаю старой боли,
ничего не скажут мне
запах йода, привкус соли,
клочья ваты на волне.
Пусть по щучьему веленью
боль стихает не спеша
и целительною ленью
наполняется душа.
Но в аптечном антураже
наркотического дня
с ощущеньем давней кражи
я пойму: здесь нет меня.
Социально с тучей близок,
как оптический мираж,
я собой пополнил список
незамеченных пропаж.
Пассажир любовной лодки,
расколовшейся о быт,
в черноморском околотке
я сегодня позабыт.
Видно, с дыркою в кармане
был курортный пиджачок.
И меня на общем плане
заменяет новичок.
Так что с прошлым рассчитайся:
дебет с кредитом, актив…
− Эй, фотограф, не старайся,
не таращь свой объектив!

Виктория Смагина, г. Томск

СРЕДА ОБИТАНИЯ

… В бесконечном нигде – ни в воде, ни в камнях, ни в ветрах.
В безграничном ничто – ни принять, ни понять, ни развеять…
… Три ноль ноль – на мобильном.
Пульсирует нервное – «ах,
замороченный сон…», подсознания четьи-минеи.
И уже не заснуть.
Жёлтым глазом совиным – луна
наблюдает, как ты измеряешь аквариум комнат
бледной пуганой гуппи.
Бездонно молчит тишина,
шевелит плавниками, преданий о суше не помнит.
… Где-то суша и сушь,
длинным «ш-ш-ш-ш» разгоняется зной,
крутит пыльный волчок,
и до сепии красит округу…
… А тебя любит дождь,
прогулявший шестой выходной,
барабанит в стекло: «здравствуй, рыбка, никак друг без друга.
Ты да я, мы с тобой – многослёзные. Сплин навсегда».
Растечёмся по древу беседою двух водолеев.
«Ты меня понима…».
Утекает в безвестность вода,
и среда обитанья текущий момент не жалеет.
Всё – вода в решете или в ступе /толочь – не толочь?/.
Удержать бы мгновенья –
не примут ни мольбы, ни рупий.
… Обронив пару звёзд, улетает совиная ночь,
и в дождливое утро плывут стайки суетных гуппи,
забывая о снах без границ…

Вероника Боршан, Волгоград

* * *

Когда-нибудь пришедшие спасти
Нам скажут, что маршрут несовместим
С объёмом жизни, планкой ожиданий.
Кто будет остановлен, кто спасён,
И что на входе мы произнесём,
Где тот причал, к которому пристанем?
Плацкарт, паром и расстановка сил, –
Нам ничего с собой не унести,
Не вынести за скобку, нулевую
Не пересечь обратно параллель.
Мы – имена на тёмном алтаре,
Пока ещё звучащие вживую.
И в нас пока что яростно болит –
Зависимость, реальность, алфавит,
Дорожная проверенная карта,
Любовь и сети, лодка и весло,
Дурной характер, ясеневый ствол,
Чужих речей и правды имитатор.
Когда-нибудь пришедшие спасти
Нам скажут, что возврат недопустим,
Что больше договор не продлевают,
И разноцветный наш аттракцион
Прокрутят в незатейливом кино,
Где все ещё живые, я – живая...

Николай Переяслов, г. Москва

ЛЕДЯНОЙ ДОЖДЬ

Ты останься со мной, пережди
непогоду и грустные мысли.
Над страной ледяные дожди,
как стеклянные нити повисли.
Посмотри – вся Россия лежит,
как опасная скользкая горка.
Как бы солнечный сгусток души
не покрыла такая же корка.
Слышишь – ветки трещат за окном,
от нависшего груза ломаясь?
Нелегко жить в плену ледяном,
гнущей тяжести льда не сдаваясь.
Стынет сердце ледышкой в груди.
Новый век, как метель, сатанеет.
Мрак и холод лежат впереди,
и душа от тоски леденеет.
Защитят ли холодную кровь
свитера да из шкур одеяла?
Мир промёрз, как окно. Лишь любовь
в нём чуть видный глазок продышала.
Это наше спасенье! Она –
нас согреет сильней, чем одежда.
Нам любовь эта свыше дана,
чтобы в нас не погибла надежда.
Этот дождь, что сверкает стеклом,
он – не кара, а только проверка
наших душ и сердец на излом
и житейских трагедий примерка.
Чтоб, шагнув за порог избяной
на простор меж былым и грядущим,
мы любили наш мир ледяной,
веря в то, что он станет цветущим…

Сергей Юдинцев, г. Уфа, Республика Башкортостан

ПОЭТ

Голова ты моя, чудо-колокол,
Хочешь медью звучишь, хочешь оловом!
Тыщезвукий язык на кадык пришит,
Да на голый мой нерв, золотую нить!
И неведомо мне обречённому:
Захлебнусь, может, песней весёлою
Или звоном печальным полным-полна
Оторвётся от шеи вдруг голова!
И покатятся в разные стороны
Дружке врозь с колокольнею колокол,
А язык мой, от нерва оторванный,
Переплавят на медь и на олово!
На меня глядит и дивится народ:
Кто я есть такой – чудо или урод?!
И поверить в такое возможно ли –
Чтоб живыми ходить колокольнями?!

Рустем Сабиров, Казань

УЛЫБКА СУДЬБЫ

Жизнь свивалась петлёй и злорадно шипела, как кобра.
Полоса неудач не черна, а серее свинца.
Жизнь смеялась в лицо и лупила свинчаткой под рёбра,
И трепала, как кошка упавшего с древа птенца.

Жизнь брала на излом, и он стал недоверчив и скрытен,
От дорог, перекрёстков, приютов рябило в глазах.
Он шагал по своей, не считая капканов и рытвин,
Усмиряя соблазн, хоть бы раз обернуться назад.

Потому что он знал, что в провалах, ловушках, ненастьях
Есть какой-то резон, будто спящее в почве зерно.
Потому что несчастья когда-нибудь выведут к счастью.
Вот такая дорога. И, к счастью, иной не дано.

И пропала дорога, сошла на осколки и звенья,
Он увидел Судьбу сквозь неверный кочующий свет,
Сквозь кипенье дождинок, в коротком пальтишке осеннем.
И сказал: «Я пришёл». И Судьба улыбнулась в ответ.

София Максимычева, г. Ярославль

ЧТОБЫ ТЫ

... и скажи
- зачем это всё, зачем?
тихий ход воды, синий плёс небес.
сон приходит молча. ночной тотем.
непонятно –
умер или воскрес.
словно лунный свет, смотришь сквозь стекло –
вот отец сидит, мастерит ковчег.
вот чужое имя в тебя вросло,
безутешный плакальщик, человек.
и звезда горит, освещая тьму.
от доски сосновой летит на пол
смоляная стружка.
насуплен, хмур
плотоядный бог, что тебя подвёл
к земляному рву.
заглянуть ли вниз?
и свербит, и тянет, и страшно так!
на часах две стрелки в одну сошлись.
но покуда воздух здесь
не иссяк,
ловишь слабым ртом приглушённый звук,
вспоминая рыб затруднённый вздох.
и сгущаясь, тени встают вокруг,
чтобы ты не верил ни в сон, ни в чох.

Александра Зайцева, г. Астрахань

НЕВЕСЁЛАЯ НАУКА

А когда опустеют окопные рвы,
Детворою заполнятся школы.
Мать Тереза стряхнёт облака с головы,
Вытрет слёзы линялым подолом,
И пойдёт на вершину последней горы
Вдоль забора по скользкому склону.

Не Синай, не Масис – безымянный бугор,
Перепаханный жарким металлом,
Полигон бестолковых мальчишеских ссор,
Что упало в песок, то пропало.
Мать уверует, что я живой до сих пор –
Царь горы, но заложник обвала.

Растолкает, поднимет: беги на урок,
Опоздавших сегодня приветят.
Мать, а ноги? Мне б пару неношеных ног,
Посмотри, как изранены эти.
Мать, а кто победил? Я хотел, но не смог.
Всё напрасно?
Она не ответит.

Улыбнётся и станет усердно латать
Злые раны муаровой нитью.
Мне теперь не вести оголтелую рать,
Не отчистить обугленный китель,
Но мы всё же вернёмся: бездетная мать
И постигший науку учитель.

Полина Орынянская, г. Балашиха, Московская обл.

* * *

Стригу отца. Седой, как одуван.
Стоит жара. Кукукают кукушки.
Среди настурций, лютиков, лаванд
летает белый пух с его макушки –

задумчиво порхает по жаре,
разносит по округе наши споры.
Потом взойдёт снегами в декабре
и подопрёт корявые заборы.

И до весны, занудней, чем бемоль,
протяжней проводов высоковольтки,
начнёт фонарь, выскрипывая боль,
оплакивать пионы и бархотки...

Но это всё потом. А полдень тих,
зевает пёс от жара и от скуки.
Отец скрипит о пахотах своих,
мосластые рассматривая руки.

И некуда и незачем спешить.
Трясёт хвостом на грядке трясогузка.
Всё пух и прах и сумерки души.
Ещё один июнь.
Перезагрузка.

Виталий Молчанов, Оренбург

НИКАНДРОВА ПУСТЫНЬ

Скинь суету на ходу, на бегу, на лету,
Лямки проблем упадут, и расправятся плечи.
Ближе к обеду затеплятся в трапезной печи,
Странникам Божьим насущную грея еду.

Тонкие жерди – елового царства мостки –
Между ключами целебными хвойные смычки.
Жизнь прогорает мгновенно, подобная спичке,
Мысли живут, к небесам устремляя ростки.

В шаге от гати уходит земля из-под ног,
Топкое место прикрыто охапкой иголок,
Щедрой черники откинь зеленеющий полог –
Словно роса потемневшая спрятана впрок.

Сосны качают на мощных корнях валуны,
Мохом подбитые, будто стрелецкие шапки.
Помнят они, как бежали домой без оглядки
Битые крепко под Псковом лихие паны.

Скинь суету за порогом, войди в монастырь,
Именем светлым Никандра в миру наречённый.
Мысли монахов белы, одеяния чёрны –
Каждый из них нашей Веры Святой поводырь.

Выпей воды ключевой леденящий глоток
В древнем краю заповедном, не знающим скверны.
Вспомни, кто спичку зажёг вдруг движением верным,
В складки хламиды заветный убрав коробок.

Александр Соболев, г. Ростов-на-Дону

* * *

…В то утро –
сорвётся с кромки прибрежной скалы,
легко и безгласно расстелется в воздухе скользком
пернатое слово, кого – ни поймать, ни использовать –
и взмоет в струе восходящей.
И станут малы
сначала вопросы эстетики… этики… эти
благие и звучные смыслы… Исчезнут потом
отдельные камни и тропы. Воздушный поток,
слегка изгибаясь, параболу трассы наметит.

Утихнут фонемы и шум прибоя глухой,
наземные жизни опять обратятся в букашек;
на зеркале чёрных заливов – скорлупки фисташек
ещё измельчают, замрут просяной шелухой.
Темнее и ближе к фиалке станет лазурь,
размеры вершин и ущелий пойдут на попятный;
растают, шагреневой кожей сожмутся внизу
пространства забот и болот, ледниковые пятна,
сотрутся и краски полей – и дорог кракелюры…

Подавно теперь не вымолвить, не написать
волшебное слово, белое, с розовым клювом,
изгибами крыльев взявшее ровный пассат.
Смотри, как оно восходит в холодный покой,
земле оставляя тугу, маяту человечью –
широкой спиралью над временем, речками, речью,
над нашей по ясному смыслу тёмной тоской!

Николай Борский, г. Мытищи

КАЛАЧАКРА

В хрущобе, духовною жаждой томим,
Худого бродяги жальчей и безвестней,
Изгой и мечтатель, искусством своим
Причастный к веселью богов и созвездий,
От пагуб мирских и житейских хлопот
С подростковых лет не избавлен судьбою,
Лишённый пристанищ на годы вперёд,
Терпевший чиновничий глум над собою,
Едва отдышался. С лампадой пишу,
А солнце взойдёт – начинаю с восхода.
И Музу, как старый супруг, сторожу,
Хоть всё тяжелее о слове забота.
Мне смолоду было вовек не попасть,
При смуте любой выбирая свободу,
В дурную грызню честолюбцев за власть,
И даже охоты не чувствовал сроду
К возне карьеристов за пост и паёк…
Зато, отодрав поэтический глянец,
Весной на Самарку летел со всех ног
К речным шалашам остроумцев и пьяниц,
Где я в лоне отмелей и тальников
Постиг калачакру на русской основе
Среди косарей, рыбаков, лесников,
Родных мне по месту рожденья и крови.
Себя со Вселенною отождествив,
И – с каплей росы, с зимородком, с травою,
Ликующим чувством, что нужен и жив,
Там начал делиться я с тварью любою,
Скрывая угрюмство с уныньем как срам,
Худого бродяги жальчей и безвестней,
За свет бытия благодарный богам,
Причисленный к миру людей и созвездий.

Андрей Дмитриев, Нижний Новгород

* * *

Глядели-глядели
в заиндевелое
завтра,
мечтали-мечтали
высечь лучами
тёмные контуры зала,
а спичка – чирк-чирк –
и смолкла сырым воробьём
в пальцах, забывших чьи
ноты играл гобой
в любительском этом оркестре.
Хотелось воздуха
во всю грудь.
Но почему же ей стало тесно,
и что вдруг так остро
напоминает теперь иглу
возле зябкого сердца?
Вот уж и осень –
с желаньем согреться.
В Казани – должно быть – дождь,
да и в Нижнем – ненастье,
а мы – как и в детстве – курносы
и верим в святую ложь
про скользкое счастье…

Стекло –
от стихов ли
мутнеет
или просто – медленно
завершается выдох
облачком пара?
Как же хотелось выбора,
хоть какого-то выбора,
но тень, что так косо упала
возле окна
под шорох живой занавески –
одновременно похожа на
все наши версии
цепкого сна,
в который – даст бог – и ворвётся весна…

Артём Стариков, г. Москва

* * *

Пытаюсь жить. Твержу: я рос ничей
в стране гранитных плеч и палачей,
прямых, как меч, бессмысленных речей,
где братство коньяка и автомата.
Не машешь топором, не тянешь плуг,
но вспомнишь вдруг, задумаешься вдруг
о молоке, о снеге чьих-то рук,
о диктатуре пролетариата.

Хотели встать с кровати – не могли,
закрыть глаза хотели – не могли,
вино кончалось, гнили корабли,
и старость нам, увы, уже не встретить.
Ни тянется, ни рвётся наша нить,
адамов грех, как бороду, не сбрить.
Какой-то звон. Меня хотят убить,
или вернее: просто не заметить.

Встань у порога и перекрестись.
Твой тихий дом покорно смотрит ввысь.
Ты слышишь гул? Наверно, это Кысь
плывёт в ночи и сыпет снег на рану.
Пришла весна. Холодный ветер стих.
Не бойся мыслей, бойся дел своих.
Ты хочешь знать, зачем? Спроси у них,
у бабок, выбирающих бананы.

Мы инородны, как аппендицит.
Ночной Зефир – калёный антрацит.
Пересекая Лету и Коцит,
московское метро впадает в Припять.
Не то чтобы всё это неспроста,
не существует чистого листа,
вы – римляне, распявшие Христа.
Нет, я не злой, – мне просто нужно выпить.

Надежда Шляхова, г. Сергиев Посад, Московская обл.

ФОНАРНЫЙ СТОЛБ

Подставив дню округлый лоб,
Ветрами опалён,
Стоит у клёна серый столб
С бетонным костылём.

На нём железное кольцо,
Ещё с тех пор, когда
Шеренга братьев-близнецов
Держала провода.

Давнишней сказкой стала быль,
Вокруг разросся парк,
А столб стоит. При нём костыль
И жестяной колпак.

На перекрёстке позабыт
Рассеянной судьбой,
Он пьян дождём, он пылью сыт
И весел сам собой.

Пусть электрическая связь
Развеялась, как дым,
Зато черёмуха и вяз
Его сочли своим,

Лепечут лиственную речь,
И молод он, как встарь,
И всё пытается зажечь
Свой золотой фонарь…

Вадим Мельников, г. Москва

С БАЛКОНА ВНИЗ…

с балкона вниз чинарик чертит линию,
ни дать, ни взять – упавшая звезда.
короткий день, а ночь, зараза, длинная.
дыми, браток, смотри не опоздай
дожать до фильтра. после гильзу мятую
бросай во тьму, следи за огоньком.
пускай летит, пусть выгорит до атома,
о чём жалеть? тем более – о ком?
не о себе же... вспыхнем опрометчиво
сверхновой в небе, выгорим дотла.
докурит Бог, и бросит – делать нечего –
с балкона вниз, такие, брат, дела.
всего делов – затяжка и обуглимся,
беречь-то что... браток, не берегись.
так мало звёзд горит над нашей улицей,
так много на земле измятых гильз.

Полина Потапова, г. Челябинск

В ЭФИРЕ ТОЛЬКО ПТИЦЫ…

в эфире только птицы, только мёд
и прочее, не связанное прочно.
но кто меня не слышит – тот поймёт,
что это – всё, и это всё неточно,
и что теперь одно наверняка:
протянутая облаку рука
ничьей медовой яблони, а выше –
железной птицы реактивный след,
которая летит, летит на свет,
а он – неслышим.

Светлана Холодова, Екатеринбург

ВРЕМЯ ВНУТРИ

Смерть отболит, словно рана, сгорит, как спирт,
только рубец, лиловея, под сердце встынет,
и зацветут омела, чабрец и мирт
там, где, казалось, была на века пустыня,

Божеским оком наполнится всё окрест –
светом, в котором захочется раствориться…
Что нам дано? Один бесконечный квест,
где обретения – дерево, ветер, птица,

библия свежего снега, коран дождя,
веды июльского полдня, ребёнок-будда,
вот что припомнишь бережно, уходя,
вот что оставишь любимым, уйдя отсюда.

Веру в ладонях, как синюю птаху, грей.
Лестница в небо – без счёта с неё падений…
Время снаружи движется всё быстрей,
время внутри – всё медленней, постепенней.

Анна Арканина г. Москва

ВОЛШЕБНЫЙ ЛЕС

Рос лес волшебный на пути зимы,
нас прорастал насквозь, трещали мы,
но крепли деревянными плечами.
В зрачках у леса чёрные грачи,
на сердце беспокойные ручьи
и холодок пугливыми ночами.

Смотрел с небес Господь, нахмурив бровь,
и говорил: вот пища, вот любовь,
ладонь большую ласково подставив,
берите смерть, печаль, ячмень, горох,
растите через боль, чертополох
и в облака макушками врастайте.

И мы росли, помешивая суп,
с плодящимися мухами в носу,
колючих деток к солнцу подставляя.
Года шумели – колыхался лес,
шла мирно жизнь с картинками и без,
и снег к весне, послушный Богу, таял.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 18.10.2018 13:35:23
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
Произведения лонг-листа конкурса «Хижицы-2018» (18.10.2018 15:02:11)
Мария Затонская, г. Саров, Нижегородская обл.

* * *

Пора возвращаться к реальной жизни, дружище,
а то совсем уж высох весь и продрог.
Зачем ты мотаешься, по сусекам рыщешь
в надежде, что наберётся на колобок –
взбалмошный чудо-шарик, размером с блюдце,
(в сказке слепился, ожил и в лес свинтил).
У тебя нет печи, да и с мукой – не густо.
Плюс ты герой не сказочный, как ни крути.
Пора мыслить здраво – само ведь не рассосётся,
валять дурака до старости – не вариант.
Я не прошу тебя сделаться тихим, постным.
Но ты в этой жизни не больше, чем эмигрант.
Пальцами щёлкнешь – и кончится всё до ужина.
Ты преходящий, как я или кто-то тут же, но –
всё не беда. Будет ещё заход.
И рот твой, кричащий на греческом или санскрите.
Твой первобытный жар и страх первобытный –
От Адама и Евы, вкусивших свой первый плод.
Всё возвращается, время и персонажи.
Ты был здесь раньше, как я или кто-то – также.
Ты ночевал в фургоне, крутил косяк.
И ты всё вспомнишь: худую лачужку, берег,
гул тишины, вливающийся в череп.
И вспарывающий ночь
маяк.

Дмитрий Раевский, г. Хабаровск

* * *

Там, за границей, расширен горизонт,
Алчный взгляд, куда не смог добить.
Рассыпанный песок –
Измельчённых зарниц низложенный каскад.
Там чёрным берег делает закат,
И, показавшись,
Звёзды не спешат светить.
Вовне кидаю грузилом вопрос.
Крючок с наживкой должен сотворить.
Через сны я получу ответ. Остр.
Повтори. Повторить. Повторить.
Волны выходят на берег.
Ну вот. Что-то пропущено опять
Писать будет мне всю ночь.
Не видать и не слыхать,
Но постарайся, напророчь.
Вы боитесь смерти?

Юлия Скрылёва г. Истра, Московская обл.

* * *

Белоснежный прекрасный день.
Монастырские стены, крест.
Ты сегодня всего лишь тень
Этих древних прекрасных мест...

Русь святая. Со всех сторон.
Белый ангел – благая весть.
Мир – всего лишь прекрасный сон,
Мы всего на мгновенье здесь.

Согревая твой мир свечой,
Бог вращает земную ось.
Поживи на земле ещё,
Драгоценный, желанный гость.

Сделай вдох и рукой коснись,
Словно чуда, седых небес.
Окунайся, как в воду, в высь.
Ты всего на мгновенье здесь.

Борис Косенков, Калининград

СОСЕД

Он весь,
от ступней до затылка,
неярок, покладист и сир.
Работа, семья да бутылка –
его незатейливый мир.
В воскресные дни от безделья
он может устроить погром.
Но тихо в начале недели
похмельный снимает синдром.
Лишь в лужах,
и то ненароком,
он видит порой небосвод.
Убойным страстям и порокам
здесь нечего делать…
Но вот
тоски ли, стыда ль дуновенье
его потревожит –
и враз
сверкнёт огонёк на мгновенье
в бойницах прищуренных глаз.
Где всё же таится угрюмо,
мерцая во тьме, как свеча,
мятущийся дух Аввакума,
мятежный порыв Пугача.

Рифать Ямбушев, с. Аксёново, Республика Мордовия

НА ОДНОЙ ЗЕМЛЕ

Мы с тобой таксующие годы,
Сотканные из речной породы,
Манимся на радужные звуки,
Спелые, как старческие руки.
На одной земле живём мы оба,
Говором одно и то же слово,
Те же древы, что шумят листвами,
В небо выпорхнуть желают сами.
Я и ты рубцов сердцебиенья
Опекаем вёслами забвенья,
Постного сознанья по «Отврату»
Серенадой лузгаем в растрату.
Из одной земли желаем оба
Выдоить успех на кончик пробы,
Искушённой волею за самость.
Каждому из нас вприкуску слабость.
Мы коптим язвительные чувства,
Хворь на блюдце счётного рассудства
Поножовщиной средь ветхих душек
Под сатиновый, безнотный тушик.
По одной земле кочуем оба,
Теребя соломенные скобы,
Путь мостим по лакомке кромешной
От свечной молитвы до потешной.
Нам с тобой купаж земных материй
Не взыскать вознёй без суеверий
И без вёрст с лихого коромысла
За мозоли скомканного смысла.

Иван Родионов, г. Камышин, Волгоградская обл.

КАМЕНЩИК

Картонные крылья, кургузые истины.
Придуманный мир, где не властвует Ожегов.
Доколь уповать на наивную искренность –
Твои добродетели хворостом сложены.

Твой замок воздушный растащен по облаку
Пузатыми бардами, вранами, Суллами.
Пора и честь знать – да по ком звонит колокол,
Чертей-недотыкомок шпорить Вакулами.

Высокого много – да мало весёлого.
В саду не найти ни живого, ни мёртвого.
Чандалы из Шервуда целятся в голову,
Боясь прострелить это яблоко чёртово.

Когда загорятся священные капища,
И нищие духом стяжают спасение,
Храни, как Зилант, возрождайся, как каменщик:
Я верю в шальное твоё воскресение.

Евангелина Чеславская, п. Салтыковка, Московская обл.

* * *

Мгновенья радости чудесной
мы часто счастием зовём,
и часто с болью бессловесной
его мы ищем или ждём,
но счастья нет – оно лишь мнится,
как призрак нежный и пустой,
и палых листьев вереница
скользит бессильной чередой.
Скользит ушедший день осенний,
звенят листы и голоса,
сгорает вечный миг нетленный –
бездвижны тучи-паруса.
Лист обречённый тлеет, гаснет
и снова, падая, горит:
он жив ещё, он – пламень ясный,
он со звездою говорит.
Мир замер в этот миг бесценный,
внимая шёпоту души.
Сгорает лист – а во Вселенной
одна звезда звенит в тиши.

Владимир Ильичёв (Сквер), д. Коробцово, Ярославская обл.

* * *

Витиевато выражаясь
(как предпочёл и предпочту) –
ушёл я в минус, умножаясь
на плюсотворную мечту.
И у меня одно осталось:
надежда – каменнее львов –
на недосчитанную малость,
на разделённую любовь...
Но я ужасный математик,
а ты – психолог (лучше всех).
И только сны... мне понимать их
искомой суммой наших вех?
А львы сидят у входа в Числа,
невозмутимы и белы.
Над нами действие зависло,
а им – спокойно... ибо – львы.

Инна Девятьярова, Санкт-Петербург

ЗИЛАНТ КАЗАНСКИЙ

Чёрный змий
Под короною золотой,
Крылья красные, поле белое.
Золотые глаза.
Закипает котёл без огня,
Врытый в землю,
Непрочную, шаткую,
Золочёный казан.
Горло змеево
Поразят
Бирюзовые стрелы,
Рассыплются золотом
По-над каменной чешуёй.
По весне расцветает берёза
За змеевым логовом,
Тихо
Качает серёжками.
Змееглавые башни горят
В белооблачном небе,
Дыханьем драконовым
Веет
Безграничная синь.
Жар. Пожары Казани.
Змеев узкий прищур.
Покрасневшая кровью река,
Пеной бьющая в берег,
Пузырящейся алой волной.
Ни души.
Змей ползёт по окраинам вымерших улиц.
Волочит
Золочёное тело своё,
Приминая когтями траву.
Зелень. Зилант.
В серебряном поле,
На зелёной земле,
Распахнувши червлёные крылья –
Чёрный змий в золочёной короне.
Мечеострые когти.
Точёные зубы.
Золотые глаза.

Виктор Сметанин, г. Майкоп, Республика Адыгея

МЫСЛИ О МЕЧТЕ И МОЛОДОСТИ

Стремление ввысь, стремление вверх
Посреди мирового хаоса...
Доказал небожителю, доказал себе,
Что на многих хватит упрямства...
Мотыльком перед пламенем – дух непокорный.
Не имеет границ мечта...
Крыльями машет к сжигающему солнцу –
Так и манит к себе высота!
Не на шутку разыгрался в бренном теле бес.
Молодость берёт своё.
Я духовно умер и опять воскрес:
Для чего берёг?
Вы венцы свои положите в шкаф, уберите в стол.
Распалите злость, возрастите пыл.
Вбейте в сердце судьбе из осины кол,
Пока нрав не остыл...

Данила Фирсов, г. Новосибирск

ГЕРБАРИЙ

Осенью ночь темней, чем гардероб раввина,
суммы простых теней, и, облысев, равнина,
где коротаем век между вещей и моли,
мутную лимфу рек переливает в море.

Шорох сухой листвы кроме всего источник
беглой тоски, увы, лишь подтверждает точку
зрения, что и я стану трухой, морфемой
прошлого, чуть звеня в пасмурной атмосфере.

Время, чей эпилог, как говорят, способен
в кровь подмешать песок, переместить особу
в небытие, бежит, рукопись огибая,
чтобы слепую жизнь заполучить в гербарий.

В старом шкафу пальто, будто бы за кулисой,
слыша тревожный тон речи, опавших листьев
аплодисменты, ждёт выхода на большую
сцену, но каждый год роль уступает шубе.

Твой обалделый ум пьесу не прочь испортить
ту, где надев костюм, смерть застаёт в исподнем
нас (вообще в любом виде), не вытирая
ног, проникает в дом, чтобы прервать тираду.

Слякоть, живая слизь неба, попали в миксер
осени, где слились в целое, стали мыслью
о пустоте, хандрой, важным штрихом к разлуке,
что сокращает дробь дружбы в уме, без звука.

Пасмурный горизонт, кажется, означает
брызги, раскрытый зонт, и перемены в чартах
не ожидаешь, но местность, сменив осадки,
утром стучит в окно снегом и катит санки.

Александра Шалашова, г. Москва

* * *

В некотором царстве небо светлей и чище,
там и узнаем – где и зачем, и кто мы.
Аня живёт на станции Омутище,
одиннадцать лет глядится в безвидный омут.

Аня в школу не ходит – родителям дела нету,
электричка поля разрезает, кричит и мчится –
Аня едет до платформы сто тринадцатый километр,
повторяя, точно молитву, за продавщицей,

что проходит насквозь вагоны с заплечным скарбом.
Остановится, тёплую куртку скинет
и скажет здесь перед всеми храбро,
что предлагаю платочки, носки мужские

и женские, нитки, ремни и бусы,
и кошельки разноцветной теснёной кожи.
И да проследует поезд февральским курсом,
и да приидет когда-нибудь царство Божье.

Я предлагаю воду и мятный «Орбит»...
Через сто километров будет Москва в тумане,
но Аня выходит на обезлюдевшую платформу.
Только Господь непременно придёт за Аней.

Аню давно по оврагам никто не ищет,
за листовки и информацию никому не платят.
Аня жила на станции Омутище –
Аня ушла в самом лучшем зелёном платье.

Пили, я помню, пиво в холодных банках –
губы насквозь жестяной язычок изранил.
Так у «Пятёрочки» тихо стоял и плакал –
только Господь непременно придёт за Аней.

Белое поле скоро пройдёт и стает,
птицы под небом будут, и будут кедры –
если Господь непременно придёт за нами.
Если Господь непременно придёт за нами...

Я выхожу на платформу в дырявых кедах.

Людмила Громова, г. Орёл

ВСЁ СУЕТА

На вопросы нет ответов,
только пыль да тишина,
кто-то мертвый из поэтов
говорил, как ночь нежна,

ночь нежна и лёгкий шорох
листьев жёлтых и сухих,
предзакатный алый сполох
гаснет в окнах городских.

В ржавой скважине замочной
мир из лестниц и дверей,
старый сквер осенней ночью
в бледном свете фонарей,

тротуарные изгибы
замыкаются в круги,
гулким эхом отзовутся
чьи-то быстрые шаги.

В бесконечном лабиринте
сам себя не узнаёшь,
по привычке, на инстинкте
веришь в праведную ложь.

Суетливый бег по кругу,
и у финишной черты
разлетелись на осколки
нежной юности мечты,

разлетелись на осколки,
разорвались на клочки,
на стене чернеют буквы
неоконченной строки…

... Начинаешь всё с начала
каждый день и каждый час,
пролетела жизнь, пропала,
кто помолится о нас?

Свечи гаснут, ветер носит
пепел горькой нищеты,
нет ответов на вопросы
в узком круге суеты.

Владимир Портнов, г. Киров

* * *

С годами жизнь грузнее наседает,
Но вот же вздор, и стих ведёт куда-то,
Бороться с нею силы уж не те.
В другом ключе, как дышится ему.
Её посулы меньше вдохновляют,
А я при нём, что немощный куратор,
Как вспышки света в вечной темноте
Приставлен наблюдать сумбур и кутерьму.
Становятся вдруг до смешного кратки.
И расхождений с каждым днём лишь больше.
Что прежде молодость романтикой звала,
Проблему эту я и раньше подмечал:
Отныне блажь, наивности загадка,
Наш бренный мир суровей, почва тоньше,
Уже не так невинна и светла.
Не все мои желанья ждёт причал.
А между тем путь выбран, не исправить.
Порою даже мысль одолевает:
Казалось бы, в любой удобный миг
Оставь реальность без борьбы и перемен,
Могу иным пойти, всё лишнее оставить,
И жди – в дрезину с головой утянет
Из книги жизни выдрав черновик.
Круг свитых отношений – вязкий плен.
А впрочем, ну зачем так кардинально,
Чем дальше, тем сильнее отдаляюсь
Ведь прежде мог на всё закрыть глаза.
От гордых идеалов юности былой.
И строить план безэмоционально,
И с возрастом всё более смиряюсь,
И философствовать, когда идёт гроза.
Что я не главный в жизни собственной герой.
Теперь женат и малоэффективно
В канонах эзотерики чудить
Уже нельзя. Я должен продуктивно
Судьбу семьи для общества вершить.

Алёна Бабанская, Москва

* * *

Вязнет сумерек сгущёнка,
Оседает тьма на дне.
Сколько соловьём ни щелкай,
Всё равно гореть в огне
Заходящего светила,
Умирающего дня.
Я б сама от вас свинтила.
Только нет давно меня.

Фезилах Велиханов, г. Махачкала, Республика Дагестан

АХТЫ

Как обычно, проснулся рано.
Горы дремлют в растущем свете.
Вербу – девушку с тонким станом –
Сонно гладит по косам ветер.

Я иду по земле ахтынской.
Здесь родни моей – полселенья.
Побывал я в Москве и в Минске,
И в Казани... А здесь, под сенью

Неба, нянчившего отважных,
Подарившего их мне в предки,
Лишь теперь я дышу. Мне важно,
Чтоб ко мне протянулись ветки,

Чтоб не гостем встречали скалы,
И своим величали птицы,
И река Ахтыча́й признала
И позволила мне напиться,

Как ахтынцу, водой студёной...
Я в далёком родился месте:
Лес, деревня да луг зелёный –
Их и знал я родными в детстве.

Прохожу я по тропам древним.
Спит селенье в рассвете раннем.
До седьмого храню колена
Я о предках святое знанье.

Нас боялись враги веками.
Дважды было Ахты сожжённым.
Ненавидимые врагами,
Гибли старцы, младенцы, жёны...

Под копыта коней свирепых
Были брошены дети горцев...
Но восстало село – и крепнет,
Торжествуя под вечным солнцем.

Как же круто судьба мотала!
Да и в будущем, ожидаю,
Помотает ещё немало.
Но к какому б иному краю

Ни прибило – да без потерь бы, –
Мне спасеньем от мыслей чёрных
Будут косы ахтынской вербы –
Те, что ветер ласкает горный.

Сергей Сидоренко, г. Тула

СЧАСТЬЕ

Это – в форточку не поймёт,
Это – сквозит глаза,
Это – письма наоборот,
Потерявшие адресат.
Это – кружка долгов,
Это – дочь наяву,
Это – когда любовь
Тянет за тетиву.
Это – схожденье черт,
Это – разбеги троп,
Это – не знать, зачем
Плотник колотит гроб.

Константин Корнеев, г. Иркутск

* * *

Коченеют ладони – исколоты иглами ветра,
За ничейной звездой затерялся последний приют.
Что теперь? Колея, борозда, наложившие вето
На былое – свои километры поют.

Ниспадает с верхушек деревьев божественный невод,
И смолистый сиреневый воздух под ним закруглён.
Из холодных полей в глубину неприкрытого неба
Истекает ручьями малиновый звон.

Он несёт в себе грусть,
и за грустью скрывается жалость
к человеку, который оставил огонь позади,
но иначе нельзя, если прежнему миру осталась
лишь секунда – то надо её донести

до краёв циферблата,
чтоб заново в детство и старость
окунуться на этом осуществлённом пути.

Михаил Бордуновский, г. Челябинск

* * *

всякая плоть трава
дом из укусов змеи
можно легко сорвать
вот и возьми сорви

вдаль убери другим
пользоваться нельзя
кто там лежит убит
это уже не я –

часть оперения.

птицы земля снаряд
вспахано всё внутри
правильно говорят –
лучше не говори.

Сергей Сумин, г. Тольятти, Самарская обл.

* * *

смотреть на утренний пейзаж
потом забыться ненароком
и постепенно выйдет боком
свободы вяжущая блажь

открытый мир и на краю
резвятся ангельские тени
они ревнивы в самом деле
я неохотно говорю

молчать же проще и верней
«Дао дэ цзин» не пролистаешь
где тело, где душа – не знаешь
и солнце греет всё нежней

читаю книгу и покой
вмещает и меня и книгу
как будто суету отринув
уходим мы за строем строй

Анна Колесникова, г. Москва

МУРАРИ

Вволю печалей – да новый день.
Манны доколи от Кали ждём?
Лето за ливнями, гладь за льдом донным.

Дольным путём вдоль ям
свет обойдён – знакомый
дальний гул медный дым к горлу ком: сон мой,

где я тебя искал, Виттхал Мурари.

Долго ли, днями, ночами ли,
мимо ли, прямо ли, мы несли
к росстани россыпь из ста восьми зёрен –

горстью под ветхий тын.
Дальше иду один.
Длинный гул медный дым в горле ком: дом мой,

где я тебя искал, Виттхал Мурари.

где в белое время было важно,
что солнце восходит утром дважды,
где в серое время тёмными ночами
нам снился рай цветной,

где вслед тебе стены выли псами,
с обрывками наших лиц по дому
кружили, тянули книги, помню, в каждой
заложено тобой.

Мне многотомных дум не надо,
я помню сон: стою на камне
у дома, он и я, мы знаем
Виттхал Мурари.

Далаем золото по ставням,
гляжу в окно: дом светом залит,
а из окна Виттхал Мурари
глядит в глаза мне.

Илья Ефименко, Казань

* * *

От чего так ложится густо
Краска лаковой пеленой?
Кто закрашивает то, что пусто,
Кто страницу со строчкой одной,

Кто истерзанные тетради,
Где от слов поля тяжелы,
Отутюживает, как скатерть,
Чтобы лишнего узнать не могли.

От того порождение люто,
Что родная – безумная – кровь.
Но слепцам по пустому блюду
Шарить пальцами вновь и вновь.

Мне б дождаться того прихода,
Кто до фронтонов жаден и слов,
Кто язык небесного свода
В суете увидеть готов.

Там, где танец – способ общения;
Лезть на скалы – Богу хвала;
И где в каждой вещице – намерение,
А за ним времён глубина.

Кому дышится слишком сухо
Без названья разъятых дат,
Что замалчивать – слишком глупо
И не имеет смысла ругать.

Чья сокровищница богата
Каждым именем, взглядом, лицом –
Пестротою венчается фатум –
Тем, что было, что будет потом.

Как я счастлив, что эту радость
От обилия громких времён
Мы разделим прежде, чем старость
Дверь прикроет в мой пустеющий дом.

В том последняя отрада мысли –
Так поклоны бьёт колос жнивью,
Чтоб земля разрешила напиться
От сырого бессмертья зерну.

Сроки выцедятся до капли
И мне время настанет – скажу:
Я времён и пространства богатства
Отдаю на поруку твою!

Елена Ластовина, г. Волгоград

* * *

Памяти – памятник,
времени – срок.
Я научилась
читать между строк.
В Стикса рукав
не попала рукой,
только покойникам
впору покой.
Маяться маю
минут сорок пять.
Я понимаю
закон: мяту – мять,
сердцу – сердиться,
а петь – петуху,
пастве – поститься,
пасти – пастуху.
Вновь дал урок
грешнику праведник:
памяти – срок,
времени – маятник.

Полина Колесникова, г. Екатеринбург

ЗВЕЗДА

Напишет ночь простым карандашом,
Что всё, возможно, будет хорошо.

Но падает звезда с тяжёлым сердцем,
К земле не успевая приглядеться.

И разбивается на да и нет,
И дарит никому не нужный свет.

С разбитым сердцем, но ещё живая
Лежит звезда, глаза не открывая.

А человек, желанье загадав,
Об этом не узнает никогда.

Дмитрий Волчек, г. Хабаровск

* * *

Прислушайся, как первозданно, ало
звучат в согласьи осень и любовь:
как тихие палаццо и каналы
венецианской ночью голубой.

И кажется, что сделаны рассветы
из серенад. Я назову, грустя,
Хабаровск наш за музыку и ветер
страною восходящего дождя.

Чистейшей сутью жизни засиявший,
твой гений превзошёл мои «зачем»:
любимых губ серебряная чаша
дымится в пальцах колдовских ночей...

Как классно – правда? – было б жить на крыше,
как Карлсон, ближе к звёздам, ближе к снам!..
Начнётся листопад – мы вмиг услышим
его печаль. Печаль и птичий гам.

Ты приоткрой балкон. Обнимет, голых,
прохлада нас дальневосточно пусть.
Грусть – это нежность, нежность – это грусть
рифмующихся с осенью глаголов.

Надежда Герман, Красноярский край

* * *

Вдруг судьба меня на рассвете
из туманности – позовёт?
Я бы сделала шал вперёд
(если будет попутный ветер!)

но на старом условном месте,
где бросал якоря корвет,
Атлантиды в помине нет,
и у ветра иные песни…

В общем, тихо схожу с ума
(что по сути – смешно, и жалко!)
А на мачте – одна русалка,
несуразна, как я сама.

Хоть бы кто-нибудь ей помог...
(Просто – руку подал, быть может? –
что, возможно, и не поможет,
но приятно же, видит Бог!)

... А в округе, кишмя киша,
только нечисть наводит скуку,
только стрелки бегут по кругу,
непонятно куда спеша.

В заколдованном том кругу,
где спасаются – в одиночку,
мне усталость подставит точку,
чтобы шлёпнулась на бегу...

И тогда я назад вернусь,
из тумана – в чадящий город,
где акация у забора
помнит всю меня – наизусть!

На углу продаётся квас.
Две старушки гуляют кошек...
Может быть, как бродяжке – грошик,
руку кто-нибудь мне подаст?..

Ольга Уваркина, г. Москва

* * *

Мне боль своей потери не избыть
И глупо вопрошать перед Всевышним:
Кто нужен тут? Кто оказался лишним? –
В душе нет больше места для борьбы.

Мир пуст, сияя мыльным пузырём
И радугой обманчивой палитры.
Всё суета… От трона и до митры,
Всё, всё – мираж в сознании моём.

Не докричать, когда ударит влёт
Судьба и ниспошлёт, как рай – пустыню,
В которой строкам засыхать отныне,
Пока небесный дождик не прольёт…

Играть с огнём – некоцанных удел.
Так, выше Божьих – нет на свете правил.
Который год топчу могильный гравий,
Живя в Эдеме, между душ и тел…
Комментарий изменён: Галина Булатова - 18.10.2018 15:08:18
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 552
О публикации произведений участников конкурса «Хижицы-2018» (18.10.2018 15:29:30)
Поэтические подборки призёров конкурса (Александр Крупинин, Алексей Упшинский, Вероника Батхан) будут опубликованы в журнале «Идель» (главный редактор Айсылу Хафизова, литературный редактор Галина Булатова). Избранные произведения шорт-листа будут опубликованы в журнале «Казань» (главный редактор Юрий Балашов). Избранные произведения лонг-листа будут опубликованы в литературном журнале «Аргамак. Татарстан» (главный редактор Николай Алешков).

Организатор конкурса – казанское литературное кафе Центральной библиотеки «Калитка» (Казань, ул. Вишневского, 10) – готово организовать для призёров, а также участников шорт-листа – авторские поэтические вечера (при условии самостоятельной оплаты проезда и проживания). Заявки отправлять на адрес куратора конкурса, руководителя литературного кафе Эдуарда Учарова: ehd-ucharov@yandex.ru


Комментарий изменён: Галина Булатова - 18.10.2018 16:29:54
Страницы: 1

Главная - Форум - Все остальное - Доска объявлений - Всероссийский литературный конкурс им. Г. Каменева «Хижицы-2018». Положение. Ход конкурса. Итоги.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru