Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Форум - Все остальное - Доска объявлений - Всероссийский литературный конкурс им. Гавриила Каменева «Хижицы-2017». Положение, ход, итоги.

Всероссийский литературный конкурс им. Гавриила Каменева «Хижицы-2017». Положение, ход, итоги.


Страницы: 1
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
Всероссийский литературный конкурс им. Гавриила Каменева «Хижицы-2017». Положение, ход, итоги. (23.03.2017 10:26:48)


Общее положение


Всероссийский литературный конкурс «Хижицы», объявленный 20 марта 2017 года казанским литературным кафе «Калитка» Центральной библиотеки, посвящён памяти поэта, первого русского романтика, родившегося и творившего в Казани, Гавриила Петровича Каменева (1773 – 1803), автора первой русской баллады «Громвал», созданной по мотивам казанской легенды о крылатом змее Зиланте. Название конкурсу дало одно из исторических предместий Казани – Кизическая слобода (Хижицы).

Цели конкурса

* популяризация творчества Г.П. Каменева и идеи увековечивания его памяти в Казани (памятник-ротонда, мемориальная доска);
* привлечение внимания к литературному краеведению и литературной мифологии Казани;
* повышение интереса к русской литературе философской и героико-романтической направленности, к готического жанру в русской литературе;
* выявление и поощрение современных талантливых авторов.

Тематика конкурса

На конкурс принимаются поэтические произведения героико-романтической, философской, элегической направленности, а также стихи, отсылающие к истории или топонимике Казани.

Участники конкурса

В конкурсе могут принять участие все желающие, проживающие на территории РФ, независимо от возраста, членства в творческих союзах и т.п. Члены жюри не участвуют в конкурсе в качестве номинантов.
Произведение на конкурс может представить только его автор. Анонимные произведения и произведения под псевдонимом без указания реального (паспортного) имени автора не рассматриваются.
На конкурс принимаются произведения только ныне живущих авторов.

Порядок выдвижения работ

На конкурс принимается одно стихотворение от автора. Объём произведения – не более 40 строк. Работы направлять куратору конкурса Эдуарду Учарову по адресу: ehd-ucharov@yandex.ru (в формате Word 97 – 2003, шрифт Times New Roman, 12 кегль). Перед произведением указать своё имя и псевдоним (если имеется), пункт проживания, e-mail. В теме письма указать: Всероссийский конкурс «ХИЖИЦЫ»
Приём произведений с 20 марта 2017 г. по 20 июня 2017 года. Оглашение лонг-листа не позднее 1 июля, шорт-листа – не позднее 15 июля, победителей – 20 июля 2017 года.

Жюри конкурса

В состав жюри входят известные поэты, редакторы литературных журналов, издатели, деятели культуры:

1. Альбина АБСАЛЯМОВА – поэт, член Союза писателей РТ и Союза российских писателей; лауреат премии «Триумф» (2001); главный редактор журнала «Идель»; автор семи поэтических и историко-биографических книг, а также ряда выставочных проектов, реализованных в Музее-заповеднике «Казанский Кремль».

2. Николай АЛЕШКОВ – поэт; председатель Татарстанского отделения Союза российских писателей; лауреат Республиканской литературной премии им. Г. Державина, губернской премии имени Николая Рыленкова (Смоленск, 2017); главный редактор литературного журнала «Аргамак»; автор десяти книг.

3. БАЛАШОВ Ю.А. – главный редактор журнала «Казань»; действительный член попечительского совета Национального музея РТ, почётный член попечительского совета музея истории КФУ.

4. Айрат БИК-БУЛАТОВ – поэт, журналист, публицист, (член Союза журналистов РФ и РТ, союза писателей РТ), сценарист, автор документальных фильмов, кандидат филологических наук, доцент каф. журналистики КФУ, лауреат всероссийских телефестивалей.

5. Галина БУЛАТОВА – поэт, переводчик, редактор-составитель литературных изданий; лауреат международного поэтического конкурса Премии «Пятая стихия» им. И. Царёва (2015), победитель и призёр нескольких конкурсов перевода (2014, 2015, 2016); член жюри ряда поэтических конкурсов; автор книги «Сильнее меня» (2017).

6. ИСМАГИЛОВА Р.Н. – директор Централизованной библиотечной системы г. Казани, кандидат педагогических наук, заслуженный работник культуры РТ, эксперт по печатным изданиям Министерства культуры РФ.

7. Алёна КАРИМОВА – поэт, переводчик, член СП РТ, СРП, Татарского ПЕН-центра; рук-ль ЛИТО им. Марка Зарецкого при музее Горького в Казани; зам. гл. ред. журнала «Идель»; лауреат литературных премий им. Горького (2007) и Державина (2016); автор книг «Другое платье» (2006) и «Холодно-Горячо» (2015).

8. КАРТАШЁВА Е.И. – зам. директора музея-заповедника «Остров-град Свияжск», заслуженный работник культуры РТ.

9. Филипп ПИРАЕВ – поэт, переводчик, автор официального перевода гимна Республики Татарстан на русский язык, автор книги «Угол взлёта» (2015), призёр нескольких конкурсов поэтического перевода (2014, 2015).

10. Эдуард УЧАРОВ – поэт, победитель Турнира поэтов литературной универсиады в Казани (2013), призёр нескольких конкурсов поэтического перевода (2014, 2015); редактор-составитель литературных изданий, организатор ряда литературных проектов, в т.ч. по увековечиванию в Казани памяти о первом русском романтике, уроженце города Гаврииле Каменеве; автор книг «Подворотня» (2011), «SOSтояние весомости» (2012), «Калмыцкие таблицы» (2016) и др.; руководитель литературного кафе «Калитка»; куратор конкурса.

11. ФАХРУТДИНОВА И.А. – общественный и научный деятель, кандидат архитектуры, доцент кафедры КГСАУ, литератор. Лауреат фестиваля им. В.Тушновой (Казань, 2013).

Порядок определения и награждения финалистов и победителей конкурса

Для каждого из двух этапов конкурса (лонг-лист и шорт-лист) куратор формирует свой блок жюри. Произведения для оценки поступают членам жюри анонимно, т.е. только под номерами. Автор, получивший наибольшее количество голосов, объявляется победителем. Жюри не вступает в переписку с участниками конкурса. Решение жюри является окончательным.

Победители награждаются дипломами, книгами «Гавриил Каменев. Избранное» (Редакторы-составители Э. Учаров и Г. Булатова, изд-во В. Гершанова, 2016, крафт-бумага, оформление «hand made») и публикацией в одном из литературных журналов Татарстана («Аргамак», «Идель», «Казань»).

Использование конкурсных произведений

Автор, подавая своё произведение на конкурс, соглашается с тем, что оно может быть опубликовано в изданиях, освещающих конкурс, и не претендует на выплату авторского гонорара.

Контакты

Куратор конкурса Эдуард Учаров, руководитель казанского литературного кафе «Калитка». ehd-ucharov@yandex.ru

Информационная поддержка конкурса

Литературный журнал «Аргамак-Татарстан» (гл. ред. Николай Алешков):
http://www.srpkzn.ru/I/?p=112

Журнал «Идель» (гл. ред. Альбина Абсалямова): http://idel-rus.ru

Журнал «Казань» (гл. ред. Юрий Балашов): http://kazan-journal.ru

Евразийский журнальный портал «Мегалит»: http://promegalit.ru/kazan/

Официальный сайт МБУК «ЦБС г. Казани»: http://www.cbskazan.ru

страницы группы Гавриила Каменева в соцсетях Фэйсбук https://www.facebook.com/groups/1561081957513330/

и Вконтакте http://vk.com/club90947079
Комментарий изменён: Галина Булатова - 29.07.2017 09:24:29
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
ГЕОГРАФИЯ КОНКУРСА «ХИЖИЦЫ-2017». ЛОНГ-ЛИСТ (30.06.2017 15:23:45)
20 июня завершён приём конкурсных произведений на Всероссийский поэтический конкурс им. Гавриила Каменева «ХИЖИЦЫ». За 3 месяца принято 99 работ авторов из 44 городов и сёл России. Почти треть работ (30) – от авторов Татарстана, в т.ч. 25 из Казани и 5 из других районов (Арск, Нижнекамск, Мамадышский р-н, Алексеевское). Остальная география участников охватывает Москву и область (Домодедово, Мытищи, Волоколамск), Санкт-Петербург, Алтай (Бийск), Астрахань, Башкортостан (Салават), Белгородскую (Губкин), Брянскую (п. Погар), Волгоградскую (Волжский), Вологодскую (Череповец), Свердловскую (Серов, Ирбит) области, Дагестан (Махачкала), Екатеринбург, Иркутск, Карелию (п. Кестеньга), Кемерово, Краснодар, Красноярский край (г. Красноярск, с. Байкит), Марий Эл (Волжск), Нижний Новгород, Новосибирск, Оренбург и область (Орск), Пермский край (Соликамск), Ростов-на-Дону, Самару и область (Тольятти), Саратовскую обл. (Калининск), Севастополь, Ульяновск, Челябинск и область (Магнитогорск), Ярославль и область (Рыбинск).

Команда жюри первого этапа конкурса оценила все присланные работы (произведения рассылались под номерами, без указания авторства). В результате сформирован лонг-лист, куда по сумме баллов вошло 39 произведений. Из них 7 работ попали в лонг-лист по квоте партнёра конкурса – портала «Рифма.ру».

Ниже в алфавитном порядке даны фамилии авторов, вошедших в лонг-лист:

1. Дмитрий АРТИС, Московская обл., Домодедово
2. Эльдар АХАДОВ, Красноярск
3. Сергей БАЛИЕВ, Свердловская обл., г. Ирбит
4. Игорь БЕЛАВИН, Москва
5. Александр БЕРНГАРДТ, Челябинск
6. Николай БОРСКИЙ, Московская область, г. Мытищи
7. Сергей БРЕЛЬ, Москва
8. Павел ВЕЛИКЖАНИН, Волгоградская обл., г. Волжский
9. Анна ГОРЕЛОВА, Нижний Новгород
10. Андрей ДМИТРИЕВ, Нижний Новгород
11. Юлия ДОЛГАНОВСКИХ, Екатеринбург
12. Алексей ЕГОРОВ, Новосибирск
13. Анастасия ЖИРНЯКОВА, Ростов-на-Дону
14. Марина КАЛМЫКОВА, РТ, Мамадышский р-н, с. Тавели
15. Рустам КАРАПЕТЬЯН, Красноярск
16. Константин КОРНЕЕВ, Иркутск
17. Оксана КОРНИЛИНА, Казань
18. Илья КРИШТУЛ, Москва
19. Сергей КУТЕЙНИКОВ, Московская обл., г. Волоколамск
20. Наталья ЛЯСКОВСКАЯ, Москва
21. Николай МАРЯНИН, Ульяновск
22. Евгений МОРОЗОВ, РТ, Нижнекамск
23. Дмитрий МУРЗИН, Кемерово
24. Миясат МУСЛИМОВА, Дагестан, Махачкала
25. Владимир МЯЛИН, Москва
26. Дмитрий НИЧЕЙ, Оренбургская обл., г. Орск
27. Елена ОКОРОКОВА, Москва
28. Сергей ПАХОМОВ, Вологодская область
29. Владимир ПЕРЦЕВ, Ярославль
30. Марина ПОДОЛЬСКАЯ, Казань
31. Владимир ПОПОВИЧ, Самара
32. Витольд РАЙКИН, Москва
33. Диана РЫЖАКОВА, Москва
34. Булат САЙФУЛЛИН, Казань
35. Алена СОКОЛОВА, Казань
36. Лариса СОНИНА, Челябинск
37. Сергей СУМИН, Самарская обл., г.Тольятти
38. Светлана ЧЕРНЫШОВА, Севастополь
39. Ирина ШЕВЕЛЁВА, Казань

Шорт-лист будет опубликован не позднее 15 июля 2017 года.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 29.07.2017 09:25:05
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
«ХИЖИЦЫ-2017». ШОРТ-ЛИСТ (12.07.2017 00:12:29)
Жюри конкурса в составе 11 человек оценило 39 работ лонг-листеров (без указания авторства). Предполагалось, что половина из них (порядка 20 работ) составит шорт-лист. Поскольку сразу у трёх участников проходной балл оказался равным, решено было включить в шорт 22 участника.

Участники шорт-листа (даны в алфавитном порядке)

1. Дмитрий АРТИС, Московская обл., Домодедово
2. Сергей БАЛИЕВ, Свердловская обл., г. Ирбит
3. Николай БОРСКИЙ, Московская область, г. Мытищи
4. Сергей БРЕЛЬ, Москва
5. Павел ВЕЛИКЖАНИН, Волгоградская обл., г. Волжский
6. Андрей ДМИТРИЕВ, Нижний Новгород
7. Юлия ДОЛГАНОВСКИХ, Екатеринбург
8. Марина КАЛМЫКОВА, РТ, Мамадышский р-н, с. Тавели
9. Николай МАРЯНИН, Ульяновск
10. Евгений МОРОЗОВ, РТ, Нижнекамск
11. Дмитрий МУРЗИН, Кемерово
12. Миясат МУСЛИМОВА, Дагестан, Махачкала
13. Владимир МЯЛИН, Москва
14. Елена ОКОРОКОВА, Москва
15. Сергей ПАХОМОВ, Вологодская область
16. Владимир ПЕРЦЕВ, Ярославль
17. Марина ПОДОЛЬСКАЯ, Казань
18. Владимир ПОПОВИЧ, Самара
19. Витольд РАЙКИН, Москва
20. Булат САЙФУЛЛИН, Казань
21. Сергей СУМИН, Самарская обл., г.Тольятти
22. Светлана ЧЕРНЫШОВА, Севастополь

Имена победителей будут названы 20 июля 2017 года.
 
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
«ХИЖИЦЫ-2017». ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ (29.07.2017 09:07:16)
Всероссийский литературный конкурс «Хижицы», объявленный казанским литературным кафе «Калитка» Центральной библиотеки, завершён. Сегодня мы объявляем победителей. 22 участника шорт-листа – это финалисты конкурса с яркими, интересными работами, чьё качество подтверждает и разброс судейских оценок – ни одна работа не выглядит самой худшей или, наоборот, самой лучшей: большинство из них у разных судей получали как низкие, так и высокие баллы (жюри оценивало анонимные произведения по 5-балльной шкале). Разрыв между участниками шорт-листа составил всего 7 баллов.

Победителями конкурса становятся:

1 место:

Сергей БРЕЛЬ (Москва) – 45 баллов

2 место:

Евгений МОРОЗОВ (РТ, Нижнекамск) – 44 балла

3 место:

Светлана ЧЕРНЫШОВА (Севастополь) – 43 балла
Юлия ДОЛГАНОВСКИХ (Екатеринбург) – 43 балла
Андрей ДМИТРИЕВ (Нижний Новгород) – 43 балла

Они получают дипломы, главный приз – книгу «Гавриил Каменев. Избранное» (редакторы-составители Эдуард Учаров и Галина Булатова, изд-во Вадима Гершанова, 2016, оформление «hand made»), а также призы симпатий от членов жюри. Кроме того, победители и финалисты будут поощрены публикациями в казанских журналах, о чём будет объявлено дополнительно. Наши поздравления победителям и финалистам!

20 июля 2017
Комментарий изменён: Галина Булатова - 29.07.2017 09:25:58
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
СТИХИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ КОНКУРСА «ХИЖИЦЫ-2017» (29.07.2017 09:14:09)
Сергей БРЕЛЬ (Москва, 1 место)



* * *
. . . . . . . . Эдуарду Учарову

Нам долго болеть и не переболеть
то совестью, то скарлатиной;
из чащи раифской к нам ходит медведь,
мы люди на четверть и птицы – на треть,
а прочее – тьма и рутина.

Мы можем лежать в подворотне с башкой,
разбитой сознаньем бессмертья,
и ждём только правды, а счастье – на кой? –
когда облаков минарет над рекой
смеётся над суетной твердью.

Мы всё потеряем, растратим шутя
гинеи, чей блеск бесполезен,
пусть годы пустые заботы плодят
и глупость цветёт в социальных сетях,
лишь замысел яростно-весел!

Союз наш возрос в коммунальных шатрах,
у газовых плит и за читкой
великих романов, и что нам овраг,
где санки ломались, и кормчего страх,
запой президентский и пытка

безвременьем? Мы пропадали без дат,
когда подвела оборонка,
напился комбат и свалил комендант,
но скоро Тобаго, а с ним Тринидад,
ведь рвётся не всяко, что тонко.



Евгений МОРОЗОВ (РТ, Нижнекамск, 2 место)



ПОРА ОДРЯХЛЕВШЕЙ КОРЫ

В осеннюю эру, когда, утешаясь утратой
находчивой жизни, следишь – облетает листва
с тебя словно с дуба, и нимбом мерцает крылатый
в загоне туннеля, планеты касаясь едва,

тогда понимаешь, что некуда больше и нечем
и незачем биться, и что во спасенье мудрей
не мучиться адом, который тебе обеспечен
в родном лукоморье, у выхода райских дверей,

а просто смотреть, как по небу плывут белым фронтом
из сахарной ваты и чувствовать дикость травы,
и слышать детей, вырастающих за горизонтом
навстречу пути твоему и на смену, увы.

В минутных потоках, чей выбор хронически труден,
впадающих в годы, по долгой земле – всё скорей
проходят металлы, деревья, сомнения, люди,
как мутная пена по зеркалу страшных морей.

Что станет заменой печальному пшику кого-то
от прошлого счастья, с которым он совесть терял,
когда, тишиною и смертью разъятый на ноты,
он всё-таки длится и ценится как матерьял.

Священная горечь погаснувших воспоминаний
невидимым смехом и плачем вольётся сполна
в суставы попыток, в рассвет закипающей рани,
в молекулы звука и призраков детского сна.

А впрочем, стихия судьбы иногда прихотлива,
капризна, как будто на быстром огне молоко:
в сезон отправленья, когда устаёшь ждать прилива,
не думай о вечном и радуйся, что далеко.



Светлана ЧЕРНЫШОВА (Севастополь, 3 место)



РАХАТ ЛУКУМ

В полдень, заглушая базарный гул,
Властвует одышливый суховей,
И сипят татарки: «Рахххат Лукумм…»
Знамо, кличут шейха златых кровей.

Вот, в чаду дрожащем восходит Он:
Сахарен оскал, накрахмален нимб,
На груди – сверкающий медальон
Со змеистым локоном – не моим.

Головы склоняют и стар, и млад,
Патокой стекает по языку
В пекло горловое – Рахат, Рахат,
Свет миндальный, яхонтовый Лукум!

Брызжет сок гранатовый на халат,
Жертвенное мясо течёт с лотка,
Не гневись, помилуй, Лукум Рахат,
Всяк, сюда входящую без платка,

Всяк, уже не прячущую лицо,
Чтоб глядеть бесстыдно и видеть, как
Курица становится вновь яйцом,
И вино спекается в виноград.



Юлия ДОЛГАНОВСКИХ (Екатеринбург, 3 место)



СОН ЯКОВА У ПОДНОЖИЯ ПОТЁМКИНСКОЙ ЛЕСТНИЦЫ

– Что за дела? – услышь меня, Господи! – Что за дела?
Каждый охотник желает знать – и я вместе с ним,
где кончился цвет – лишь море черно, лишь сажа бела?
Откуда их столько – крылатых, а сверху нимб?

То вверх удаляются, то приближаются вниз –
вектор пути начинается с точки, в которой лежишь.
Глаза б не смотрели, но смотришь на женский истошный визг,
а эти, все в белом, не видят – ступени, коляска, малыш!

Плывут и плывут потоки белых – целая рать! –
лестница тянется следом – туда-сюда,
скачет коляска по лестнице - им бы сдержать,
секунда-другая – ступени, удар, беда!

Я открываю рот, я пытаюсь кричать,
воздух – горяч! – обжигает мою гортань,
в мареве дымном тает несчастная мать –
ракурс меняется – вновь белоснежная ткань

по ветру плещется – и тишина, тишина –
где же тут кнопка, чтоб в уши ворвался звук?!
– Яков, – шепчет мне белый, – коляска катится на
небо, а вовсе не вниз – человече, ты близорук!

Только представь, он родился – и сразу в рай,
будет весь в белом, с крыльями, сверху нимб,
хочешь – ешь яблоки, хочешь – летай да играй,
не бойся, ему не больно, ведь я вместе с ним!..

/Здесь грубая склейка, здесь не хватает плёнки –
истлела, сгорела, осела в чиновном кармане –
не угадать – и не надо! – чей замысел тонкий
кадр за кадром погиб в черноморском тумане?/

...Сколь воду ни лей, но последняя капля – предтеча:
грохнула пушка на бутафорском линкоре.
Просыпается Яков, расправляет затёкшие плечи
и держит чёртову лестницу параллельно морю.



Андрей ДМИТРИЕВ (Нижний Новгород, 3 место)



* * *

. . . . . . . . . Э.У. и Г.Б.

Казань, казан –
казалось бы на всех,
на все глаза
должно хватить в узле
старинных улиц
тех восточных яств,
что в волжской Азии соприкоснулись
с русской формой фраз,
но ненасытен взгляд,
и нескончаем пир
того, кто скоро, повернув назад,
запомнит вкус мистической крупы
по рецептуре всадников судьбы.

Казанский кремль,
где крест и минарет
доказывают общность теорем
в вопросе «что есть свет?» –
подсвеченный огнями ярких ламп,
всплывает на поверхность здешних вод –
здесь больше не тревожат звоном лат,
здесь тетиву не рвёт
жестокосердный век. В тугие небеса
взмывают голуби, как возглас, как восторг.
По здешним заповедным адресам
разносит письма бог.

На Баумана – пешая игра –
не в жмурки и не в салки – в города,
где в праве буква «К». Луны серьга –
повиснет в ухе неба, и Орда –
всё золото, накопленное встарь,
швырнёт к ногам, привыкшим измерять
собой любой открытый мир, как взмах хвоста
глубоководной рыбы в дремлющих морях.

Найди себя, дорогу указав
на некий край пространства – в данный миг
пусть это будет древняя Казань,
наполненная новыми людьми…
Комментарий изменён: Галина Булатова - 29.07.2017 09:19:32
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
СТИХИ УЧАСТНИКОВ ШОРТ-ЛИСТА КОНКУРСА «ХИЖИЦЫ-2017» (30.07.2017 13:43:40)
Дмитрий АРТИС, Московская обл., Домодедово

* * *

Хоронили мёртвые живых,
не было у мёртвых выходных.

Родом из расплавленной руды
поднимались, двигались ряды,

шли одна колонна за другой,
выгибалась каждая дугой.

Хоронили партиями – впрок,
вдоль дороги, будто поперёк,

и не ради красного письма
добавлялся, значимый весьма,

к именам учёных и невежд
перечень утраченных надежд.

Сергей БАЛИЕВ, Свердловская обл., г. Ирбит

КУРГАН

Свежий ветер забьётся в шторах –
И застынешь в былой тоске
По раскрученному простору,
Плетью стиснутому в руке.

Кто избавит от злой погони?
Кто разбудит – чтоб дверь с петель?
Застоялись шальные кони,
Проклиная узду потерь.

Мир людей потонул во мраке.
Но надеждой в луче зарниц
Золотистые аргамаки
Вылетают, как стаи птиц.

Небосклону под тучей тесно.
Жду грозы, жду порыва – жить!
И подков знобящая песня
В ритме бешеном закружит!

Безоковье иль беззаконье? –
Все сомнения на потом!
Что ж ты медлишь, моя погоня,
Слиться с яростным табуном?

Закусить удила до крови
И подмять запылённый шлях,
Расстелиться с ветрами вровень,
Затеряться в чужих ковылях.

Настигающее дыханье
Из засады подсторожить,
Задохнуться от ожиданья
Надвигающейся грозы!

Вот оно!
В громовых раскатах
Вдруг разверзнется небосклон
И омоет курган сармата –
Как связующее времён...

Николай БОРСКИЙ, Московская область, г. Мытищи

МОЯ МАЛИНОВКА

.....................Нет, малиновка любезна!
.....................Жить останься ты со мной.
......................................Г. П. Каменев

Я ждал тебя, малиновка, я ждал…
С опушки к лесу, во поле с предполья
Лыжня скользила. Снег лежать устал.
И я устал от боли и предболья.

Дряхлеет тело, меркнет свет очей,
Изнемогавших видеть местность в стужу.
И вдруг тепло – да здравствует ручей!
Люблю апрель, хоть тоже в нём недужу.

О, только добралась бы, упаслась
В малоазийских зарослях далёких!
Нерасторжима певческая связь
Родной страны с губительной дорогой.

И я подвержен перелёту в срок
Как посторонний здешнему предместью:
Зовёт меня чуть свет юго-восток
В Самарский край, к степям и краснолесью.

Пою и здесь. Но разве я пою
Вдали от мест, где голос мой взрастили?
Едва хриплю у жизни на краю
И, не дай Бог, в последний век России.

Я ждал тебя, малиновка, я ждал.
И вот, когда я вышел на рассвете,
С лесных высот пролился твой вокал,
Меня, в зиме застывшего, заметив.

Каскад мелизмов, трелей перелив,
Фиоритур сверкающие ноты –
Пернатой крохи в купах старых ив
Восторг любви, надежды и свободы.

Как вспыхнула, как счастьем изошла
Душа моя! И роща! И округа!
Нет, местность раньше всё же – а душа
Чуть-чуть потом, очнувшись от недуга.

Павел ВЕЛИКЖАНИН, Волгоградская обл., г. Волжский

СКРИПАЧУ

Вот опять рвётся гриф с твоего плеча,
Но четвёрка жил не пускает ввысь,
А смычок поцелует струну сейчас –
И шепну я: «Время, остановись!»

В душном воздухе ты пробиваешь брешь:
Взмахом крыльев бабочки из сачка –
Но в бреду себе горло не перережь,
С рельсов струн срывая состав смычка.

В деках – скрип горных елей и ветра крен.
Ты над бездной лет зыбкий мост раскинь,
Раскачай его пульсом яремных вен,
Напои струну теплотой руки.

Я катился по жизни, как снежный ком,
И за слоем слой глубже прятал суть.
Ты в кипящем котле помешай смычком
Позабыть о том, что нельзя вернуть.

Заколдуй немигающим взглядом эф,
По скорлупке трещина зазмеит,
Разбуди первобытные души Ев,
Пусть Адамы вспомнят своих Лилит.

Марина КАЛМЫКОВА, РТ, Мамадышский р-н, с. Тавели

КНЯЖЬЯ ГРИВНА

Княгиня стоит на холме. Всю ночь не спалось ей.
Ярится предутренний ветер, треплет колосья,
Хватает над поймой птиц, швыряет их оземь…
Княгиня хмурится: Глупые... Не жилось им…
Да ладно б – осень,
А то – прилетели
Еле...
Отверзлись врата Небес, отдушины, щели,
Гудит пространство, словно огромный пчельник,
Тревожно бренчит серебро на её очелье...
Глаз Солнца – чермный. Скорбный. Чумной. Ущербный.
Ну чем не утро последней ловитвы?
Чем не...
Кочевник-ветер путает с конской гривой
Косу княгини, лижет бесстыже гривну,
Где Сирины и Симарглы сплелись игриво...
Колдун пророчил... Всё, что ни молвил, – кривда!
– Быть тризне;
Признак –
В горних парящий призрак.
Помстилось – Леля, ан погляди – Морена….
От ближней рощи кони, роняя пену
С удил и крупов, лётом летят…
Измена.

Когда б Симарглам спрыгнуть с высокой выи,
Да разомкнуть бы пасти – они б завыли,
Они бы вздели к Небу тугие крылья,
От стрел, поющих хищно, её сокрыли .

Стоит княгиня… Хмурит собольи брови…
Симарглам нынче вдоволь напиться крови.

……………………………………………………..

Спустя века ты скажешь, подняв «железку»:
«Собаки – с крыльями? Надо же... Интересно…»

_________________________________


Гривна – в древней Руси серебряное или золотое украшение, надевавшееся на шею.
Чермный – червлёный, багровый, тёмно-красный, мутного красного цвета
Сирин – в древнерусском искусстве и легендах райская птица с головой девы
Симаргл – древнерусское языческое божество, изображается в виде крылатого пса
Леля – в славянской мифологии богиня весны и любви
Морена – в славянской мифологии богиня зимы, смерти, судьбы.


Николай МАРЯНИН, Ульяновск

МЕТАМОРФОЗЫ ЗВЁЗДНОГО ЛАБИРИНТА

Расцвёл над волнами янтарной зари гиацинт,
Русалочьи слёзы растаяли в замысле тайном…
Тропинка судьбы неизбежно ведёт в Лабиринт,
И время навстречу свирепым летит Минотавром.
Гигантская бездна врывается в солнечный свет,
Свистит в парусах вместо ветра – дыхание смерти:
Но как бы ни ныла душа, что спасения нет, –
Не верьте!

Внезапный тупик – лишь предвестник иного пути,
Которым Тесея незримо ведёт Ариадна…
Крутыми зигзагами можно до цели дойти,
Когда эта цель и осознанна, и беспощадна.
По лезвиям звёзд осторожно ступает Земля,
Подвластная вечной и неукротимой константе,
Но вновь кто-то шепчет в мятежной душе корабля:
«Восстаньте!»

Сюжет приговора известен – решительный бой:
В театре войны открываются мрачно кулисы,
И трусы, способные лишь любоваться собой,
Бегут с корабля, как объятые ужасом крысы.
На звёздных весах равноденствия зла и добра
Под парусом выживут только певцы вольнодумства,
А в черепе нового бога зияет дыра –
Безумство!

Зажжённые свечи – свидетели скорбных ночей:
Планеты, светила, созвездья сшибаются лбами...
Космический ветер клонирует их палачей,
И весь Млечный Путь по спирали завален гробами.
Из пасти сверхмощного взрыва который уж раз
Вселенная в муках рождается с криком и болью,
И высший Творец наполняет воскреснувших нас –
Любовью!

Из мглы равноденствия новое Солнце взошло,
Аквариум жизни готов к продолжению рода...
И пусть на молекулы весь Лабиринт разнесло –
Нас манит опять леденящая сердце свобода!
Полёт корабля нарисуй на обрывке холста,
Найди на проталинах звёзд свой цветок эдельвейса,
И как бы ни ныла душа, что туманна мечта –
Надейся!!!

Дмитрий МУРЗИН, Кемерово

НОВОЕ КИНО

Прогуляться выйти субботним днём,
Завернуть в кафе невзначай.
И, давайте, папе пива плеснём,
Маме с дочкой заварим чай…

Но в кафе какой-то холодный свет,
Пиво – тёплое, чай – с тоской,
Потому решит семейный совет
Двинуть дружно в сад городской.

Там в саду стоит голубая ель
Там когда-то белка жила,
Там в саду лошадка и карусель
И пин-понговских два стола...

Продают какую-то ерунду,
Постоять – устроит цена…
Духовой оркестр в городском саду
Так хорош, словно завтра война…

Миясат МУСЛИМОВА, Дагестан, Махачкала

СБОР ВИНОГРАДА В ДЕРБЕНТЕ

Платан над старой чайханой в ладонях вытирает солнце,
Сбор винограда, как манок, для кутежа под звук зурны.
В садах качаются гранаты, чтобы в щедротах расколоться,
Хурма оранжево смеётся, орехи звонко-озорны.
День в изобилии неспешном пиры осенние встречает,
Дербент старинные кварталы перебирает, как меха.
О вавилонское смешенье, где каждый Богу отвечает!
Всё реже звук родных наречий, и жизнь, как сон, давно тиха

Ханум, джаным, ата, апа, рахат-лукум, пери, эбель, –
Дада, гелин, …
Фатима, Луйла, Гюльбохор, Севиль, Наргиз, Марго, Гюзель,
Джун-ме, жалин.
Керим, Иса, Фуад, Сафар, Нико, Карэн и Соломон,
Манолис, Яша, Алексей…
Дербент …
...Тоска разбросанных ветвей.

Над виноградником корзины плывут, как дичь на шомполах,
И воронцовские подвалы вином заполнены, как встарь,
Где твои гости издалёка, чтоб петь о море и горах?
Где сыновей твоих потомки? Что носят нынче на алтарь?
Уют еврейского квартала и пахлава персидских песен,
Лезгинских ритмов барабаны, день – полноводная река…
Мир без дудука с балалайкой в Дербенте горестен и тесен,
И без собратьев свет – не в радость, пиры пусты без кунака.

Ханум, джаным, ата, апа, рахат-лукум, пери, эбель, –
Салима, Ева, Каринэ, Фарида, Соня, Изабель,
Саид, Муса, Фарух, Арсен, Шахин, Шамиль и Шалуми,
Георгий, Рома, Арамис,
Сергей...
Дербент…
...Сады и горести корней…

______________________

Ата, дада – уважительное обращение к старшему мужчине в дагестанских языках
Апа – уважительное обращение к старшей женщине в тюркских языках
Эбель – обращение к матери в аварском языке
Гелин, жалин – обращение к невестке в дагестанских языках
Джун-ме – обращение в татском языке («душа моя»)


Владимир МЯЛИН, Москва

ХАН

Родимый брат пошёл на брата –
На князя князь; целован крест.
И кровь, лиловее заката,
Поля окрасила окрест.

Влилась в церковные пределы,
Где кипятил смолу монгол.
И небо в прорезях редело –
И кровью брызгало на пол.

Смотрели, в золоте, святые,
Смотрели ангелы с высот;
И брал оклады золотые
В полон немыслимый народ.

И хан спросил: «Не жалко брата?
Людей не жалко и коней?» –
«Да полно, хан, земля не хата,
Всем братьям места хватит в ней...

Добудем лёгкую победу,
И власть разделим пополам...», –
Но князь остался без ответа:
Отворотился молча хан.

Елена ОКОРОКОВА, Москва

* * *

Держалась Казань не одним лишь Гаврилой Державиным.
Хвалилась казною Зиланта, и кто не завидовал!
Её небеса минаретами в тучи ужалены.
Застрял Лобачевский в пространстве её неевклидовом.
И горько ей с Горьким, да Хлебников хлебом поделится.
Пугает её Пугачев небывалыми сказами.
Шаманит Казань, шамаханская красная девица,
Казанкою мутной под белую грудь подпоясана.

Сергей ПАХОМОВ, Вологодская область

ВОДОПАД

......................................Лауре Цаголовой

Так молится вода.
... Нет никакого смысла
писать о чудесах, таящихся в душе.
Звезда, как мотылёк, вспорхнула и повисла,
И до сих пор висит на сонном камыше.
Природа – это храм, где тысячи молений
(о чём или о ком?)
Так трудно вплетены
в мой заповедный сон, туманный и осенний,
Что можно умереть, не прерывая сны.
Но, возвратясь сюда, присев у водопада
На старую скамью иль камень... (без труда
Я досмотрю мой сон, где бледная наяда
В тени плакучих ив... и молится вода.)

Молись, как я молюсь в постылой церковушке,
Пока не застит свет пугливые глаза!
У смерти смерти нет, лишь ушки на макушке:
Чтоб слышать, как грядёт последняя гроза.

Владимир ПЕРЦЕВ, Ярославль

ТАНАБАТА

А бархат сумерек глубок и страшен.
А звёзды в небе словно снегопад.
Сойдутся ли, когда им разрешат,
земля и небо шестернями башен?
И встретится ли Вега с Альтаиром?
Сороки строят млечные мосты,
макая неуёмные хвосты
в густую синь, простёртую над миром.
Торжественно, красиво, величаво
когда-нибудь в безбрежности веков,
в оправе звёзд и голубых снегов
мы совпадём и всё начнём сначала.
Когда-нибудь, любимая, с тобою,
как плитки изразцов и мозаик
мы совпадём. Прости меня, Старик,
механика твоя над головою
вращается не зря, но верю всей душою
не в святость текстов, – в совпаденье линий!
Раз так задумано – вращай меня, вращай!
Чем ближе к цели, тем сильней печаль
несовпадений, снегопадов, ливней...

________________________________

* Танабата – праздник согласия в Японии, празднуется в седьмой день седьмого месяца.

Марина ПОДОЛЬСКАЯ, Казань

КАЗАНЬ

Ты каков, кто скажет точно
На изломе двух веков,
Европейский ли, восточный
Град под сводом облаков,
Где горбатых улиц сети
Редкий празднуют улов –
Иглы тонких минаретов,
Чаши синих куполов?
Иерей псалом читает
Или суру муэдзин,
Над тобою птичьи стаи.
Мир един и Бог един...
Клён желтеет, стужа мает
Или шествует весна, –
Всем щедрот твоих хватает
Из златого казана.
На ладони хоть по крошке
Немудрёный твой уют,
Где, обнявшись, под гармошку
Песни долгие поют.
Кто любовь измерит в душах
Кроме истины самой?
Ведь стоят Тукай и Пушкин
По концам одной прямой.
Севши в кресло между ними,
Точно мерить обречён,
Подставляет старый химик
Под рычаг своё плечо.
И проверено на деле:
Если зорко глянуть ввысь,
То увидишь, параллели
Над тобой пересеклись!

Владимир ПОПОВИЧ, Самара

* * *

древний, как пономарь,
сетует календарь:
если бы реки вспять, то врозь
с хароном бы не пришлось.
были бы двойники
с телом да в три руки:
я – без десницы бренной, он –
в норме, ведь он харон.
оберегал бы пёс
плот на двоих и привоз;
дёснами до былых петухов
жамкал бы книгу грехов.
мы же в кромешной дали
пели бы гимн и гребли
к вечному стану, где сонмы богов
ждут без друзей и врагов.
мы бы не знали с ним
тлена; по выходным
мы запасной доставали бы плот
и гнали бы кто вперёд.
вместо луны, ветров
над головами – кров
призрачный, а за спиной –
гвоздь со своей стеной.

Витольд РАЙКИН, Москва

ГОРЯЧИЙ ШЁПОТ ТВОЙ...

Горячий шёпот твой мне обжигает ухо;
Ты ждёшь таких же слов, а их – что делать – нет.
И как мне ни внушай, что «Ева любит слухом»,
В бесстыдстве рук и губ безмолвный мой ответ.

Увы, мой друг, увы! Хоть нет тебя желанней,
Не выдавить мне слов «про нежность» и «про страсть»:
Я неприлично стар для выспренних признаний
И не настолько стар, чтоб в юный пафос впасть.

А потому прости, что ёрнической шуткой
Привычно остужу восторженность твою
И лучшие из слов – наперекор рассудку –
На самом дне души, как скряга, утаю…

Слова, слова, слова – оставим их Гамлетам:
Ведь мы и так живём и мыслим в унисон.
Ты спишь… Твой детский храп тонюсеньким фальцетом,
Как панова свирель, баюкает наш сон.

В ногах – калашный ряд: три кренделька, три кошки,
Набегавшись впотьмах, вернулись на кровать;
Вот-вот, определив час утренней кормёжки,
Начнут они к твоей гуманности взывать, –

И вздрогнет карусель. Под скрип потёртой оси
Жизнь медленно пойдёт на новый оборот…
Благословенна ночь.
Благословенна осень…
И даже та зима, что мнётся у ворот.

Булат САЙФУЛЛИН, Казань

ДЕГТЯРКА

(из цикла об улицах Казани)

Ветерок не уставая, над листвою ворожит,
Вдоль домишек мостовая на Суконную бежит.
Здесь, в слободкинском селенье редки-редки фонари,
Из берёзовых поленьев гонят дёготь дегтяри.

Эх, Дегтярка, ты моя, кособокая,
Чернокрышая моя, черноокая!
Эх, Дегтярка, ты моя, деревянная,
Эх, родимая моя, да желанная!

Мчится тройка вдоль Кабана, в тарантасе молодец –
К раскрасавице Светлане едет свататься купец.
Разлетится по округе звон подков на мостовой,
У резных ворот подруги пляс затянут хоровой.

И всей улицей гуляли аж, до самой до зари,
И без устали плясали до рассвета ухари.
И красотка не сводила с гармониста синих глаз,
На серебряном подносе подавая хлебный квас.

Эх, Дегтярка, ты моя, кособокая,
Чернокрышая моя, черноокая!
Эх, Дегтярка, ты моя, деревянная,
Эх, родимая моя, да желанная!..

На аллее, на центральной, где Зиланты воду льют,
Был мой домик на Дегтярной, был родимый мой приют.
Опосля гульбы угарной к ней бреду, сквозь лунный свет,
А от улицы Дегтярной и следа в помине нет.

Жду – быть может, позовёшь, нелюдимая…
Эх, пропала ни за грош ты, родимая!
Эх, Дегтярка, ты моя, деревянная,
Эх… родимая моя… эх, желанная!

_______________________________________

* Ещё недавно в центре Казани, на окраине Суконной слободы, проходила вдоль берега озера Кабан маленькая старинная улочка Дегтярная или попросту Дегтярка. Ныне от неё нет и следа, а на её месте разместился парк «1000-летия Казани», в центре которого установлен фонтан с бронзовыми Зилантами (драконами).

Сергей СУМИН, Самарская обл., г.Тольятти

* * *

Представь – лишился зрения, и круто
Жизнь повернулась, а верней – погасла.
И всё, что ты скопил по дням, минутам,
Теперь горит во мраке, будто масло.

И резко вдруг повёрнутые звенья,
Цепочки дней вдруг хрустнули, как стёкла,
И дальше потянулось сновиденье,
Существованье медленно и блёкло.

Нет, лучше не гадать и не перечить
Полёту лет, и что случится – видеть!
И как земля распахивает детям
Ворота рая, лето жизни выпить.

А если свет и тьма равновелики?
А если тишина и гул сольются?
И с тёмных досок золотые лики
Глядят на нас, пытаясь улыбнуться.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 30.07.2017 13:46:19
Галина Булатова
Галина Булатова
Сообщений: 522
СТИХИ УЧАСТНИКОВ ЛОНГ-ЛИСТА КОНКУРСА «ХИЖИЦЫ-2017» (01.08.2017 11:35:00)
Эльдар АХАДОВ (Красноярск)

ЧТО ИЗВЕСТНО НАМ О ЧЕЛОВЕКЕ?

Что известно нам о человеке?
Меньше, чем о листьях на ветру.
Если я родился в прошлом веке,
Значит, в этом веке я умру.
И когда придет пора прощаться
Навсегда с другими и с собой,
Вспомню о трепещущих от счастья
Листьях над равниной голубой.

Игорь БЕЛАВИН (Москва)

РОСТЕПЕЛЬ

Зима, а дождь не втихаря
в карниз вбивает стук досужий.
Такая ростепель, что лужи –
как разливанные моря.

Топтать тропу через слои
суфле с глазурью льда не просто,
в снегу любой ходок – апостол,
подвижник общей колеи.

Купи железного коня!
Смахнув с ботинок грязь со снегом,
вольготней перейти к побегам
в обитель нег от трудодня.

А через лужи не успеть
к любви, зажав в руке гвоздику,
скользя по жизни, поелику
калоши не в курсах надеть.

Забудь о счастье, брось глупить
и заработай кучу денег;
тебя похвалит современник,
оценят внуки, может быть.

Оставь стилистам красоту,
не то тебя оставят «с носом»,
и не ищи добро в быту,
оно сегодня под вопросом…

Вокруг такая се ля ви,
что может речь идти едва ли
о росте уровня любви
ввиду погодных аномалий!

Алексей Егоров (Новосибирск)

ЛУНА, КАК ИМЯ СОБСТВЕННОЕ

Всё реже и реже Оливия Гатти садилась в экспресс до Луны.
Снимала-срывала морозное платье под дрожь контроктавной струны.
Эолова арфа дневных сновидений будила притихшую боль:
Мучительно-долго ползла на коленях в нагретую солнцем юдоль.

На белой планете, сверкающей в небе, с обратной её стороны,
В предгорной долине, сквозь буйные стебли, нечётко, но всё же видны
Ряды шалашей из завяленных веток и связанных вместе жердей.
Пронзительный стон осознанья, что это – посёлок погибших детей.

Туда нет прохода, но в час предрассветный, когда выпадает роса
И тускло блестят водяные фасеты, чуть слышно звучат голоса.
Порой, хоть нечасто, но всё-таки можно, услышать ответ на вопрос,
Увидеть фантом, очертаньем похожий и запахом светлых волос.

Всё реже и реже Оливия Гатти садилась в экспресс до Луны,
Всё чаще она поднималась с кровати с созревшим решеньем иным.
Она обнимала дрожащие плечи и долго смотрела в упор
На шкафчик, в котором в домашней аптечке был малый снотворный набор.

Александр БЕРНГАРДТ (Челябинск)

АСТРОНОМ

Ему и скучно и тревожно с нами,
А праздник в тягость — поскорей домой.
И, глядя в телескоп, товарищ мой
Увидит мир чудес, рождённый снами.
Дочь Марса с изумрудными глазами,
Горящими любовью и тоской,
Задумалась над тихою рекой
Под тускло-золотыми небесами.
Тронь телескоп дрожащею рукой —
И синий дождь, болотный мир Венеры,
Где всякое зверьё кишит без меры.
Потом Юпитер — в глубине морской
Дворцы, зелёнокудрые русалки…
А дочери Земли и злы и жалки.
И, равнодушный ко всему земному,
Мечтатель страстно тянется к иному,
Забыв, что сам он весь в земной пыли
И дар любви получен от Земли.

Алёна СОКОЛОВА (Казань)

* * *

Когда снесёт чердак критическая масса
экспертных мнений и дурных примет –
отправься на обочину у трассы
М7, семьсот десятый километр.

Здесь точка Джа, Шамбала, место силы,
здесь параллели сходятся в букет,
просвет между роддомом и могилой,
дыра в безвременье, каверна на тот свет.

Отринь избыточность в лице, душе, одежде
и мысли за кого тебя здесь примут,
прими рекомендованную позу
лосося после нереста и сразу
получишь всемогущество, всезнанье,
потом, конечно, тут же всё забудешь,
но будешь счастлив целых два часа.

Анна ГОРЕЛОВА (Нижний Новгород)

ИВАСИ

рыба бесхребетная иваси
в синем-синем море плывёт-скользит
и морской воды солоней в разы
горький привкус рыбьей её слезы
ни о чём я Господа не просил
а теперь прошу: сохрани спаси
пусть живым дойдёт до конца стези
пусть увидит море хоть раз близи
тот кто мне постыл и невыносим
тот о ком не спит опять иваси
свет велик, а море – от сих до сих
уплывай пожалуйста, иваси
мир не рухнет, мир не сойдёт с оси:
в этом море тысячи иваси
ни о чём стихии я не просил
а теперь прошу: коли хватит сил
рыбу бесхребетную иваси
ты туда, течение, отнеси
где старик без имени на фарси
хрипло кличет с берега иваси

Диана РЫЖАКОВА (Москва)

СЛОБОДА

Где бесподобный барашек, погибший во имя меня,
Белые чашки полные чёрного чая,
Где я не чаю добраться до стен Кремля,
Уже не чаю,
Тёплое небо скрутилось в медовый чак-чак,
Ловит язык, крючок непривычно ломок,
Не оборваться бы, зубы о счастье стучат,
Ломят.
Дюжее кресло, в нём запросто утонуть,
Тучный престол затянут в тугую скатерть,
Ветер салфетки стелет, на щедрый стол
Мир моих предков восходит в льняном закате.
Завтра пойдёт на Запад кося дождём,
Завтра на Запад в жёсткой, упрямой сбруе,
Завтра на Запад, папа,
Панельный дом
Я завоюю.

Дмитрий НИЧЕЙ (Оренбургская обл., г. Орск)

СТАРИК И СМЕРТЬ

.................«О чем ты плачешь, мой родитель?» –
...................Спросил тут юноша, стеня.
..................«Я зрю – небесная обитель
...................В объятия зовет меня.
...................Ах, сын мой нежный, сын любезный!
...................Уж скоро кончится мой век.
...................Так! скоро ты, несчастный, бедный,
...................Лишишься и отца...» – он рек.

...................Гавриил Петрович Каменев, «Старик», 1796


С лицом песчаной выжженной пустыни
И с головой, седою, словно снег,
Внимая телу, что предсмертно стынет,
Лежал больной и старый человек.

Была теперь ему уж безразлична
Шумливая людская круговерть,
И много лет знакома и привычна
Сама к нему его явилась Смерть.

И видя, как старик теряет силы,
Последние, что только смог сберечь,
Размеренно она заговорила,
И в жилах кровь студила эта речь.

Когда-то сильный человек и гордый,
Который спорил каждый день с судьбой,
Своей услышал смерти голос твердый:
Ну, здравствуй! Я явилась за тобой.

Назначен каждому свой час погибнуть.
Уж ты поверь мне – не было и дня,
Чтоб не пыталась я тебя настигнуть,
И видишь – всё-таки нашла тебя.

Страдая страстью к перемене места,
Встречался людям ты то тут, то там,
Но словно оскорблённая невеста
Я за тобой ходила по пятам.

На время оказавшись не у дела,
Я знала – повторится всё опять,
И с нетерпеньем на тебя глядела –
Когда ты вновь начнёшь меня искать.

Гордец, любовь познавший женщин многих,
Моим теперь ты только будешь впредь.
Я поцелуем свадебным глубоким
Твоё хочу дыханье запереть.

Она кольцо своё ему надела,
Поцеловала. Свесилась рука
С кровати, где навек застыло тело
Несчастного больного старика.

Гадать осталось – ангелы ли, черти
Его встречали, словно своего,
И лишь кольцо, подаренное Смертью,
Блестело тускло на руке его...

Анастасия ЖИРНЯКОВА (Ростов-на-Дону)

ЗВЁЗДЫ НАД ГОРОДОМ

Ночь опять изрешетила небо
Маленькими дырочками звёзд.
Мне тепла – не выдано, как хлеба.
Мне тепла – не велено, как в пост.

Через синь – проскваживает белым
И великим. Чтоб – колоть, колоть.
Ночь в окне доводит до расстрела
Душу, замурованную в плоть.

Звёзды не стреляют холостыми.
Каждая – никак не больше пули.
Звонкий иней в их сиянии стынет.
Что же вы в глаза мне заглянули?!

Я – как на ладони! Льют мне в душу
Боль, как ледяное молоко!..
Только Город – тёплый. Он – живущий.
Город спит. Ему неглубоко.

Выписан строительный регламент –
Детище одной из многих стран
Вздрогнет, и отвесными углами
Вспорет геометрию пространств,

Вызреет под звёздами всей мощью
В сто кирпичных годовых колец!
Город в землю накрепко пророщен.
Город жив биением сердец.

Целый миллион людей в квартирах –
Их сердца стучат не для меня.
Потому – мне быть мишенью тира,
Целью для открытого огня.

Город гложет дырами пустыми
Многих окон, равно мне чужих.
Звёзды не стреляют холостыми –
Белый иней, колкий иней в них.

Илья КРИШТУЛ (Москва)

* * *

…Хотел пройти по жизни берегом,
Чтоб капли не грязнили брюк…
Мечтал открыть свою Америку,
Открыть, но не испачкать рук.

Хотел пройти по жизни радугой…
Сладка, беспечна, весела,
Текла бы жизнь моя, как патока,
И я бы в ней не видел зла…

Хотел пройти по жизни рощею,
Тропою тихой меж берёз…
Всегда пути искал попроще я,
Пути, далёкие от гроз…

Хотел пройти по жизни радугой,
Хотел пройти по жизни берегом…
Хотел весь мир собой обрадовать,
Хотел, что б мир в меня уверовал…

И вот стою, тем миром брошенный,
Перед началом всех начал…
Хотел пройти по жизни рощею,
Да по дороге заплутал.

Не открывал свою Америку,
Хороших не писал стихов…
Хотел пройти по жизни берегом,
Но нет у жизни берегов…

Ирина ШЕВЕЛЁВА (Казань)

КАЗАНЬ

Его воздух бодрит, как кофе.
Чувства вздыблены льдом в реке.
Город спит. Ему снится профиль
И улыбка Сююмбике.

Расплескался апрель истомой,
Мокрый Кремль, как большой бриллиант.
Всемогущий и невесомый,
Хищно сверху парит Зилант.

В тёмных водах озер Кабана
Тайна спрятана на века:
Ждут сокровища древних ханов,
Ждут счастливчика – смельчака.

Месяц бледный и волоокий
Чёрной тучи укрыт плащом.
Город спит. Ему снятся строки,
Ненаписанные ещё.

Рустам КАРАПЕТЬЯН (Красноярск)

* * *

Вот и я прошёл и стемнел навек,
Став почти вчерашним,
Где трава ложится под первый снег,
Задыхаясь влажно.

Снег ещё сойдёт и уйдёт во тьму,
В глубину, как в небо.
Но, пока живой он, полста приму,
Разбавляя хлебом.

И, когда сойдутся жара и хлад,
Воспаряя в бездну,
Мир войдёт в меня, как Спаситель в ад,
Чтобы вновь воскреснуть.

Константин КОРНЕЕВ (Иркутск)

* * *

Троллейбус проскрипел покрышками по щебню.
Сажусь. Из дряхлой печки валит пар.
В распятии окна мелькает парк:
Деревья – невелики и ущербны,

И целят тени-ветви мне в висок,
Лопочут, причитают о нездешнем,
Судьбы моей шальное колесо
Вдруг распоясалось и понеслось, как грешник,

Добравшийся до вожделенных карт.
Выписывая дуги и зигзаги,
Оно затравленно в прицелах фар
Металось. А деревья выли, наги,

Захлёбывались, разрывали боль
Свою на звенья судорожных пауз.
Я замерзал в троллейбусе. И вдоль
Меня искрилась ночь, кормила хаос,

Заполонивший душу. Без рессор
Троллейбус, кособочась, ехал сыто.
Валялось на обочине, разбито,
Судьбы моей дурное колесо.

Оксана КОРНИЛИНА (Казань)

Я ЛЮБОВАЛСЯ БАШНЯМИ КРЕМЛЯ...

Я любовался башнями Кремля
В узорочье веков, легенд и судеб,
И кто-то мне таинственно шептал
О том, что было, как о том, что будет.

Услышал я: «Сквозь хаос всех эпох
В степи блеснут воинственно лучи,
Оседлой жизни мирный, сытый бок
Копьем пронзит династия Джучи.

Грядут в долине Волжской дни расцвета,
На рынках шумных запестрит товар,
И золотой затейливой монетой
Мелькнет в пучине вечности Булгар.

Средь пресных вод, на землях изобильных
Сын Мухаммеда тут раскинет стан,
И, сдобренный приправами Востока,
Под крышкой мира закипит Казан.

На диво-острове, не ведая преград,
В четыре теплые погожие недели
Сам Грозный царь велит поставить град,
Такой, чтобы враги не одолели.

И лягут строки в летописный свод,
Истории страницы оживут,
Здесь будут биться ханы и князья,
А после все в небытие уйдут.

Скрыв слёзы от народа, налегке
В Московию уйдет с малюткой-сыном
Прекрасноокая патша Сююмбике,
Лишь только башни силуэт застынет.

Легендами и былью станет явь,
И там, где змея ранил богатырь,
Где кровью воинов наполнена земля,
Возникнет Зилантов Успенский монастырь.

В огне пожара город чудо обретёт –
Лик Богоматери с младенцем сохраняем,
И в пепелище девочка найдёт
То, что спустя века мы потеряем».

Я любовался башнями Кремля,
Дивился голосу, пока не понял сам,
Что голосом, вещавшим мне о прошлом,
Была тысячелетняя Казань.

Сергей КУТЕЙНИКОВ (Волоколамск)

* * *

...................Ночь с кипарисным венком на главе…

Беломраморная Венера в аллее кипарисов тёмно-зелёных
стоит нагая вторую тысячу лет не может согреться.
Кипарисы закрывают солнце.
Четыре японца
фо-!- то -!- гра -!- фи -!- ру -!- ют…
Щелчки затворов – по голому телу мурашки.
Подожди ещё чуть-чуть, Венера. Завтра придут иконописцы,
оденут тебя по левкасу и дадут в руки ребенка.
Скудная моя душонка!
Не верит в новые откровения, истину в старых преданиях ищет.
Вот уже я сам иконописец. За компьютером идеал ваяю…
А проступает всё то же – беломраморное тело дрожит
от щелчков клавиатуры.
– Натуррра!.. –
кар -!-ка -!- ют
четыре ворона за окном.
Полная луна.
В Японии восходит солнце.

Наталья ЛЯСКОВСКАЯ (Москва)

СВИЯЖСК

О, дивный град, приплывший по водам
веленьем государя Иоанна!
Твоим святыням православным аз воздам
хвалу, творя молитву неустанно...

Десница Сергия, раздвинув древний мрак,
воздвигла здесь монастыри и храмы.
Но горько удручён был Божий зрак
кровавыми слезами русской драмы:

вершила зло безверная орда,
кладя поклоны идолу Иуды,
безбожники, лишённые стыда,
здесь оскверняли чистые сосуды…

Но Божьим изволеньем — всё смелось!
Себя явила нам Господня сила:
Над чудо-островом вновь дивно вознеслось
Сиянье Православного Светила!

Лариса СОНИНА (Челябинск)

* * *

Пауки-каракурты и форель золотая,
И известное счастье – в пустыне кружить,
Неизвестных растений листву замечая
И прозрачных селений, в которых допьёшь
Полкувшина вина за бродячим пророком
Доисламских, дремучих, жестоких времен,
И, мечтая восстать то ли розой, то ль злаком,
Пересохшую тряпку сдираешь с рамен,
Потому что – не жарко, и пальмы – в пустыне,
И с тобою уже говорит Азраил,
И воды ледяной подает тебе прадед.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 01.08.2017 12:17:03
Страницы: 1

Главная - Форум - Все остальное - Доска объявлений - Всероссийский литературный конкурс им. Гавриила Каменева «Хижицы-2017». Положение, ход, итоги.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru