Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Библиотека - Проза о христианстве - О первом пробуждении детской веры


О первом пробуждении детской веры


(Астафьев, Виктор "Последний поклон")

    Но я отчетливо помнил, зрел, когда и дню, и свету его оставалось жить
    лишь мгновение. Саму воронку, этот хрупкий сосудик, как бы раздавливало
    громадами скал, он вовсе исчезал, становился воздухом, от него оставался
    один только рожочек, но и рожочек сжимало тесниной тьмы, рассыпало по ущелью
    осколками, и уже не рожочек, лишь сосулька, вешняя льдинка, вся источенная,
    готовая вот-вот рассыпаться с неслышным мне звоном, провисала меж
    сдвинувшихся гор. Совсем-совсем крохотная капелька дрожала, готовая вот-вот
    сорваться, упасть в бездну ночи -- и тогда уж вce, тогда уж не будет
    никакого дня во веки вечные, тогда покроет всех и вся тьма небесная, только
    "адовы огни", коими всех пугает бабушка, будут полыхать из края в край,
    протыкая пространство, в котором и не поймешь: где верх, где низ, где земля,
    где небо.
     Но именно в эти вот мгновенья, нет, в самый напряженный миг, когда
    дыхание в груди от страха и ужасного ожидания конца света должно было
    остановиться, вдруг за истаявшей льдинкой, за той остатней, едва
    пульсирующей капелькой света возникало видение гор, остановившихся дерев,
    означался намек на белое облако, открывался лоскут совсем уж дальнего неба,
    на котором недоступно светилась потусторонняя звезда. Кусочек небесной
    голубизны был столь нежен и прозрачен, что нельзя было не только кашлянуть
    -- дохнугь во всю глубь и то боязно было, чтобы не прорвался, не улетучился,
    не исчез свет далекого неба.
     И мне открылось внезапно: "тот свет!" Там живет Сам Бог, и что Ему
    захочется, то Он и сделает со всеми нами. Но раз по бабушкиным молитвам
    выходило, что творит Он дела лишь великие, добрые, то, мнилось мне, оттуда,
    с "того света", из-за горных вершин распадка Караульной речки, мягко ступая
    по облаку, спустится Он, погладит меня по голове и скажет: "Пойдем со Мной,
    дитя Мое".
     Зачем? Куда мы пойдем и как вознесемся на небо - я этого не ведал, но
    знал, что обязательно пойду за Ним со счастьем и страхом в сердце и узнаю,
    увижу что-то совершенно никому недоступное, испытаю доселе никем и никогда
    не испытанное счастье.
     Никогда-никогда более я не был так близок к небесам, к Богу, как тогда,
    в те минуты соприкосновения двух светлых половинок дня, и никакая тайна не
    вселяла в меня столь устойчивого успокоения.
     На исходе той памятной ночи я отправился домой, залез на сеновал и
    уснул, уверенный в том, что горы, земля, все-все на месте, что наступит день
    и веки вечные ему быть, потому что там, за горами, в распадке речки
    Караульной, никогда не гаснет свет будущего дня, а за высокой горою, в
    Царствии Небесном, есть Тот, кто хранит не только лад и мир на земле, но и
    думает о будущем рабов Своих, оберегает их покой и, значит, мой покой, мою
    жизнь от зла, скверны, геенны огненной...
    

Смотрите также:


Главная - Библиотека - Проза о христианстве - О первом пробуждении детской веры


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru