Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего


Весна Истомина (поэма)


(Вишняков, Михаил Евсеевич )

    Юность уходила по дорогам
    Ветренным, отчаянным, шальным;
    Говоря застенчиво и строго,
    Красоты и нежности не трогай,
    Дай минуту насладиться им!
    Но минуты не хватило вдоволь
    В миг щемящей грусти и вины.
    Взгляд медовый, ласковый, бедовый.
    Девочки, не тронутые вдовы -
    Отблеск первых лет после войны.
    Миллионы белых босоножек.
    Лоб открыт над крыльями бровей.
    Мир такую позабыть не может.
    И гремел мне сверху голос Божий:
    Миг отдай, чтоб насладиться ей!
    Над берёзой светлый в небе продух,
    Под берёзой шрамы колеи.
    Широка народная дорога.
    – Кто такой ты и откуда родом?
    – Я, поэт, из песен и любви.
    Паровоз гудел, и волос прядки,
    Как плащи, продутые насквозь.
    Взмах руки, причёска в беспорядке.
    И тогда я записал в тетрадке:
    “Что не спелось, значит, не сбылось”.
    Алый цвет брусники ночью спеет.
    Сладкий – земляники! – на заре,
    Когда платье белое белеет,
    Саднят ноги, а колени млеют
    В чистом, от росинок, серебре.
    Бросить взгляд – стыдливый и горячий –
    Платье снять да и росу отжать.
    Плеч не спрячешь, красоту не спрячешь.
    Не сбежишь от счастья наудачу –
    От моих объятий не сбежать!
    Льётся волос заполошным ливнем
    По рукам моим и по глазам, –
    Он весёлый, золотой, счастливый,
    Чистый и застенчиво-стыдливый,
    Льётся по ладоням, по губам!
    Жаворонок зазвенел в полнеба.
    Шла по венам, шла толчками кровь.
    – Ничего от юности не требуй!
    Дай любви, дай счастья, словно хлеба!
    Дай цветов, дождей и соловьёв!
    Поезда летели без оглядки.
    За разрезом жимолость цвела.
    Ставили геологи палатки.
    И тогда я записал в тетрадке:
    “Жизнь была и девушка была!”.
    У тебя орава первоклашек:
    русых, чёрных, смуглых, золотых.
    Рыжаковых, Чистяковых, наших –
    Вишняковых, Думновых, Бесстрашных,
    Говорливых, Ивлевых… иных.
    Русская учительница – это
    свеж румянец утреннего света,
    блеск и радость точного ума.
    Сладость ягод, тонкий запах лета.
    Кони, сани, русская зима!
    Постирала в клеточку рубашку,
    стирка пахла вьюгой и тобой.
    Ветер плащ откинул нараспашку.
    И не стало на груди тельняшки –
    сокол гол перед своей судьбой.
    У, к-какие дети востороглазы!
    Убежим, забудем этот класс.
    С тишиной крахмальной, и с боязнью,
    Ласково проглаженной, из бязи,
    белой, ослепительной для глаз.
    …А в деревне пили самогонку.
    На оглоблях дрались мужики.
    – Мой поэт! – кричала ты вдогонку,
    Не бросай влюблённую девчонку,
    собственному счастью вопреки.
    Красота – ребёнок вдохновенья.
    Я сказал – никто не возражал.
    Веял май берёзой и сиренью,
    птицами, цветами, нетерпеньем.
    Даже конь мой, Рыжка, звонко ржал!
    Вместе быть – всегда! навеки! рядом!
    Два ручья у одного моста.
    Вопреки поверьям и обрядам
    Мать глядела тихим, горьким взглядом:
    – Что же наша, горька красота?
    Мне бы взять, да и в Москву уехать.
    Плыть на славной, золотой волне.
    Отзываться из журналов эхом.
    Расплескаться тем столичным смехом,
    Что звучит по радио в стране.
    Мне бы пели девочки-смуглянки,
    Был бы ром кубинский да вино.
    … Но опять приснились мне саранки.
    И дожди на тихом полустанке, –
    Русскому иного не дано.
    Я сбежал в Сибирь, как будто Мцыри,
    Как цыган на юг, перед зимой.
    И поэт любви, великий Цыбин,
    Мне кричал: домой! домой! домой!
    Я сбежал в Россию без оглядки.
    Без цветов, без славы, без рубля.
    Гребнев мне играл на однорядке.
    И тогда я записал в тетрадке:
    “Красота – есть вера лишь в тебя!”.
    Как любить? Ещё никто не знает.
    Может быть, никто и не любил?
    Я поднял бы над обкомом знамя –
    Барышни, сегодня будьте с нами!
    Я вам небо пере-голубил!
    Две руки, две жилочки в запястьях,
    лоб открыт над крыльями бровей.
    два объятья на прощанье – к счастью!
    две волны, вскипевшие от страсти,
    два вулкана нежности твоей!
    Загремит от армии отсрочка.
    Как Гагарин в космосе, один.
    Как Есенин, рано, в одиночку,
    Синеглядя в роковую строчку,
    я на люди, вышел, нелюдим.
    Счастья вдоволь. Значит, горя – вдоволь.
    Губы мне ресницами не режь.
    Почему у русских есть такая воля,
    Почему у русских есть такая доля, –
    ждать давно несбывшихся надежд?
    Страшно будет полюбить другую.
    Как другую можно целовать?
    Девочку красивую, чужую, –
    тихую, наивную, простую. –
    от дождя костюмом укрывать?
    Тоненькое платье смято в складку.
    Хлещет дождь и плачет на луну.
    Буйный ветер растрепал палатку.
    И тогда я записал в тетрадку:
    “Если любишь, то люби одну!”.
    Дикий “Комсомолец Забайкалья”
    Пополам разорванный, в стихах!
    Ты бушуешь, как поэт опальный,
    Как диван пружинный, односпальный,
    Что достался одному впотьмах.
    Шилка, Нерчинск, Сретенск – вместе с нами.
    Это всё принадлежит лишь нам.
    Шлём из пробок, белая панама.
    Вальс горячий, как напалм Вьетнама.
    Мы же с Юркой жаждем во Вьетнам.
    Мы там с Юркой наведём порядки:
    “Янки – вон!” Военкомат зовёт.
    Мы всегда уходим без оглядки.
    Остаются записи в тетрадке:
    для того, кто долго-долго ждёт.
    Ты зачем разделась предо мною?
    Нагордилась красотой своей –
    Тонкой стрункой, леской и блесною,
    Ласточкой, сверкающей от зноя –
    Красоты и счастья не жалей!
    Пели плечи, талия играла.
    Что такое святость или грех?
    Ты одна в то время тайно знала:
    счастья – мало и свободы – мало,
    много надо – больше-больше всех!
    …Целовать ладони на прощанье,
    Варежку дыханьем согревать.
    Я всегда был прям, как обещанье.
    На столе оставил завещанье:
    “Больше никого не целовать”.
    Тепловоз гудел. По разнорядке
    осень шла за капелькой тепла.
    Я любовь не воровал украдкой.
    Я любил. Я сжёг свою тетрадку.
    И Весна Истомина пришла!

Литература:
1. Вишняков, Михаил Евсеевич "Чита литературная ". газета "Чита литературная" № 9, сентябрь 2005 г. , 2005



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru