Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего


Заир


(Алдошин, Тимур)

    
    Юриспруденция, кулинария,
    
    рука, улыбка, глаза, война...
    
    Собаки, водка, любовь, планарии,
    
    озера, реки, Ассоль...
    
    Нет сна.
    
    Троллейбус, осень, ночь, одиночество,
    
    макеты снега, полет комет...
    
    Вокзалы, спектры, смеяться хочется,
    
    Долина смерти, прыжок...
    
    Сна нет.
    
    "Камчатка" сердца, и взгляд вполголоса,
    
    жизнь - виртуальна, но мысль страшна...
    
    Нева-Казанка, улет, нуль-волосы,
    
    стол, Харэ Рама, каток...
    
    Нет сна.
    
    Крест, гвоздь, монахи, костер, лед полюса,
    
    рюкзак, автобус, лес, звездный свет,
    
    учись, и - "Нету печальней повести..."
    
    Но нет счастливее нас.
    
    Сна нет.
    
    Среда. Сиянье. Горят не рукописи -
    
    сгорает сердце. Да разве зря?
    
    Бог чистит нам купола, как луковицы,
    
    и плачет, плачет... Заря, заря.
    
    
    ***
    
    Даже весна объявлялась твоим приказом,
    
    Императрица Дзинь, желтая голова,
    
    синяя, как фарфор, белая, как проказа,
    
    алая, словно казнь, черная, как трава.
    
    Кто не хотел войти в прелесть и тлен дворцовый,
    
    кто не любил твоих ужас и блеск светил?
    
    ... Чашею черепной, дудочкой ли берцовой,
    
    луком тугим ребра - каждый из них платил.
    
    В летопись, словно в склеп, сваливались подарки,
    
    падали семена в неплодородье нив...
    
    Я приходил врачом, ставил тебе припарки -
    
    ты оставалась лед, веки векам открыв.
    
    Ты оставалась Дзинь, Царства Дзынь-Дзянь царица.
    
    Горе тому, кто в сем вдруг усомниться смел!
    
    ... Главный краситель век красил твои ресницы,
    
    Главный тряситель лож ложем твоим скрипел.
    
    Кукла моей любви, бабочка над беседкой,
    
    крылышек на шелку красные письмена...
    
    Порванного сачка веток небесных сетка,
    
    фрейлин у фонаря лгущие имена.
    
    Даже весна врала, делая вид, что только
    
    твой иероглиф мог юный вскормить бамбук...
    
    Небо в прудах рвалось лотосом там, где тонко, -
    
    рыбой или луной, птицей рвалось из рук.
    
    ... Царство порастеряв, ключ повернув три раза,
    
    бронзового опять слушая соловья, -
    
    кисточку обмакни и отпусти указом
    
    кровь из усталых вен мертвого бытия.
    
    
    ***
    
    Растлить ребенка, убить старуху,
    
    нагадить в храме, взорвать роддом,
    
    но не прихлопнуть худую муху,
    
    меж стекол ползающую с трудом.
    
    Нажать на кнопку, на Хиросиму,
    
    капустой головы класть в мешки,
    
    и шестикрылому серафиму
    
    за всех пророков достать кишки.
    
    Повесить тело свое в музее,
    
    между Уоролом и Христом,
    
    чтобы, с восторгом на труп глазея,
    
    народ меня называл скотом.
    
    Стать минус-вечностью, суперзнаком,
    
    вселенской Букой для всех детей...
    
    - Но не забыть накормить собаку
    
    с одной душою поверх костей.
    
    ***
    
    Рок, как дантист, говорит: сплюнь.
    
    Трижды стучу о крест,
    
    императрица эпохи "Сунь!",
    
    лучшая из невест.
    
    Жилами вышитое шитье
    
    жертвенного Быка,
    
    бабочки выше твое житье,
    
    полночь недалека.
    
    В сущности, гибель - от слова "гнуть"
    
    колышек в колесо.
    
    Непроходим, Ахиллес, твой путь,
    
    в каплях твое лицо.
    
    В поте лица не сойти с кольца,
    
    словно с крыльца. Плюнь.
    
    Не твоего, женишок, конца
    
    плаха Эпохи Сунь.
    
    Не твоего, человек, ума,
    
    и не из этих мест, -
    
    в панцире воющая тюрьма
    
    лучшей из всех невест.
    
    
    ***
    
    Афродита Пандемос сидит на козле раскорякой,
    
    совершенной рукой ковыряя в прекрасном заду...
    
    - Отвяжись от меня, и о страшном суде не калякай -
    
    кто живет на земле, тот уже пребывает в аду.
    
    Скука хуже смолы. Ни души, ни приличного беса.
    
    Лезут нищие духом к половнику с красным толпой,
    
    лезут сердцу в карман...
    
    ... Если и х будет Царство Небесно -
    
    ***
    
    Кадоган не крал чертежей Партингтона,
    
    но сэр Валлентайн был шпион.
    
    Потратив полжизни на взятье Лондона,
    
    все дублинцем выглядел он.
    
    Все гоблином странным. Ведь мы шли не Римом,
    
    а залами Чиннечита,
    
    пространством, в котором ни Шлиман, ни Риман
    
    не смыслят уже ни черта.
    
    Мы шли коридорами Союзмультфильма,
    
    как лестницей РСХА, -
    
    кого бы там Кролика вопли смутили,
    
    а нас с тобой, друг, ни хера.
    
    Хоть я и не брал пресловутой подлодки,
    
    но так же стреляют в упор
    
    надменные Чэпмены славы и водки,
    
    на воздух повесив топор.
    
    Процентщица все собирает проценты,
    
    жива, как сто тысяч зятьев...
    
    Полковник, не надо шифровок из Центра:
    
    нас Центр уже в доску заеб.
    
    ***
    
    Семнадцатого вы Его убьете -
    
    вы, вы.
    
    При чем тут дьявол?
    
    Он, что ли, подавал гвозди,
    
    молоток,
    
    утаптывал землю,
    
    связывал руки?
    
    Вы же, вы, и никого, кроме вас,
    
    не было рядом с крестом.
    
    Он умрет, и Его не будет.
    
    Вы думаете, рядом с вами останется Сатана?
    
    На кой вы ему нужны, ему нужен Бог,
    
    и он останется с Ним - у креста, во гробе, в аду.
    
    Вы до девятнадцатого будете гулять одни,
    
    как дети в отсутствие взрослых.
    
    И не утешайте себя мыслью, что в ваших
    
    грехах виноват дьявол -
    
    все, что вы сделаете за эти три дня,
    
    сделаете вы сами.
    
    И вам не на кого будет это свалить.
    
    Опасайтесь дней с 17-го по 19-е -
    
    на улицах будут одни люди.
    
    Будьте осторожны с 17-го по 19-е -
    
    кругом будут одни люди.
    
    Не будет ни Бога, ни дьявола,
    
    и это будет очень страшно,
    
    потому что вы все будете делать сами -
    
    и предавать, и грабить, и убивать.
    
    При чем тут вообще сатана,
    
    когда вы предаете, грабите, убиваете?
    
    При чем тут какой-либо сатана?
    
    Кто-нибудь его видел?
    
    Кого-нибудь он толкал под руку?
    
    Бога можно убить, и это
    
    доказательство Его существования.
    
    Вы проведете это доказательство
    
    блестящим образом
    
    семнадцатого числа,
    
    семнадцатого апреля
    
    тысяча девятьсот девяносто восьмого года
    
    от Рождества Христова,
    
    в пятницу,
    
    в Страстную Пятницу,
    
    у вас дома уже будут заранее
    
    заготовлены яйца,
    
    и тесто для куличей,
    
    и красное вино,
    
    и я не хочу говорить о вашей Пасхе.
    
    Вы будете приветствовать Его Воскресение
    
    так, как будто ничего не случилось,
    
    так, как будто вы здесь не при чем,
    
    надеясь, что Он из вежливости
    
    сделает вид, что Он все забыл,
    
    как это принято в хорошем обществе -
    
    и плевки, и пощечины, и гвозди,
    
    и Он, действительно, не упомянет об этом
    
    ни словом,
    
    но по другой,
    
    по совсем другой причине.
    
    Не бойтесь, что Он испортит вам праздник.
    
    
    
    
    

1998



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru