Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего


Варваризмы


(Томашевский Б.В. "Теория литературы/Поэтика")

    Варваризмом именуется внедрение в связную речь слов чужого языка. Наиболее простым случаем является внедрение иностранного слова в неизмененной форме. Вот несколько примеров из «Евгения Онегина».
    
    Вот мой Онегин на свободе;
    Острижен по последней моде;
    Как dandy лондонский одет;
    И наконец увидел свет.
    
    Или:
    
    Никто бы в ней найти не мог
    Того, что модой самовластной
    В высоком лондонском кругу
    Зовется vulgar. He могу...
    Люблю я очень это слово,
    Но не могу перевести...
    
    Или:
    
    Она казалась верный снимок
    Du comme il faut (Шишков, прости:
    Не знаю, как перевести)...
    
    Или:
    
    Приходит муж. Он прерывает
    Сей неприятный tête-à-tête.
    
    Эти варваризмы мотивированы Пушкиным невозможностью перевести, т.е. отсутствием соответствующего слова в русском языке. Но это объяснение недостаточно. Если французские термины, привычные в образованном кругу русского общества 20-х годов, пользовавшегося и в обиходе французским языком, и замещали свободно слова, отсутствующие в русском языке: tête-à-tête, comme il faut,* то слова английские немедленно вызывали представления о том языке, из которого они заимствованы («как dandy лондонский», «в высоком лондонском кругу»), и их значение дополняется представлением о быте и нравах того народа, у которого они заимствованы. Кроме того, употребление этих слов наперекор существовавшей тогда русско-славянской традиции стихотворного языка резко разбивало «торжественность» обычной стихотворной речи и вызывало впечатление непринужденного разговора.
    Сравни:
    
    Как быстрота, он не остыл –
    Ты верен здесь, Джон Рид,
    Сказав про то, что видел ты:
    – Very good speed!
    
     (Н. Тихонов.)
    
    Если речь густо насыщена варваризмами, то произведение называется «макароническим». В макароническом стиле написано Мятлевым большое произведение «Сенсации и замечания г-жи Курдюковой за границею, дан л'этранже» (1841).
    
    Утро ясно иль фе бо;
    Дня светило, лё фламбо,
    Солнце по небу гуляет,
    И роскошно освещает
    Эн швейцарский пейзаж, –
    То есть: фермы, дэ вилаж,
    Горы вечно снеговые
    И озера голубые,
    На которых, ж 'имажин,
    Пироскаф, и не один, –
    И пастушечки, бержеры;
    Кель туалет! Что за манеры!
    Что за складки а ля шаль!
    Маленький шапо дэ пайль,
    По колено только юбки –
    Театральные голубки;
    Одним словом, с'э шарман;
    Но не знаю я, коман
     Путь умнее бы направить,
    Чтобы дэ ла Свис составить
    Юн идэ почти комплет...
    
    Здесь Мятлев, имитируя типичный для эпохи говор, перемешивающий русские слова с французскими, достигает особого комического эффекта неожиданностью словесных сочетаний.
    Обычно варваризмы вводятся не в чистом, неизмененном виде, а в усвоенном русской фонетикой и морфологией, т.е. звуки иностранного языка заменяются соответствующими русскими, иностранные суффиксы также заменяются русскими.
    
    Французское слово résignation превращается в русское «резиньяция» (у Тургенева), английское fashionable в «фешенебельный» и т.д.
    
    Чаще всего варваризмы встречаются именно в такой усвоенной языком форме. Например:
    
    «Когда бы ты взглянул на нее, одетую в легкое платье, окруженную благовонной розовой атмосферой, веющей с кассолета, ты бы назвал ее воздушною полубогиней Пери...»
    (М а р л и н с к и й.)
    
    «Все это придало всей квартире вид ложемента богатой дамы demimonde'a, получающей вещи зря и без толку».
    (Лесков.)
    
    Функции варваризмов различны. Иногда варваризмы употребляются в поисках точного термина, отсутствующего в русском языке. Иной раз русское слово заменяется иностранным, чтобы освободить понятие от посторонних ассоциаций, связанных с русским словом (иностранные слова, не бытующие в русском языке, этих ассоциаций не имеют и звучат как более точное обозначение понятия), или привлечь внимание новизной выражения. Часто варваризмы употребляются для придания местного колорита речи. Таковы, например, кавказские термины в описаниях Кавказа:
    
    «Турецкая шаль обвивала под исподом надетый архалук из букетовой термаламы. Красные шальвары скрывались в верховые желтые сапоги с высокими каблуками» (Марлинский. Сравни кавказские термины в поэме Пушкина «Кавказский пленник» и у Лермонтова).
    
    Этот «экзотизм» создается как варваризмами, так и собственными именами, накопление которых создает впечатление чего-то чуждого русскому быту:
    
    От Рушука до старой Смирны,
    От Трапезунда до Тульчи,
    Скликая рать на праздник жирный
    Толпой ходили палачи.
    (Пушкин.)
    
    Барон д’Ольбах, Морле, Гальяни, Дидерот
    Энциклопедии скептический причет.
    (Пушкин.)
    
    Но там, среди уединенья
    Долин, таящихся в горах,
    Гнездятся и балкар, и бах,
    И абазех, и камуцинец,
    И корбулак, и албазинец,
    И чичереец, и шапсук,
    Пищаль, кольчуга, сабля, лук,
    И конь, соратник быстроногий –
    Их и сокровища и боги.
    (Жуковский.)
    
    Иногда это делается для подновления звукового состава речи, поскольку иностранные слова и имена выделяются своими звуками из контекста. Таков последний пример.
    Сравни:
    
    Вдоль потоков, по равнинам,
    Шли вожди от всех народов,
    Шли чоктосы и команчи,
    Шли шошоны и омоги,
    Шли гуроны и мэндэны,
    Дэлавэры и могоки,
    Черноногие и поны,
    Оджибвеи и докоты –
    Шли к горам Большой Равнины,
    Пред лицо Владыки Жизни.
    
    (Бунин. «Песнь о Гайявате», перев. из Л о н г ф е л л о.)
    
    К числу варваризмов следует отнести так называемые «кальки», т.е. буквальные переводы иностранных выражений, вроде «иметь место» (avoir lieu), «сделать знакомство» («faire la connais-sance»), «выглядит из себя» («sieht aus»).
    Сравни:
    
    Брось, Мери, ей воды в лицо.
    (Пушкин: «jette de 1'eau».)
    
    Среди этих варваризмов следует отличать сознательно образованные от тех, которые привычны для языка автора (воспитанного на иностранном языке) и которые являются варваризмами по происхождению, а не по функции.
    Как особый вид варваризмов следует отметить употребление иностранных суффиксов для русских словообразований. Так, суффикс «изм» наряду с иностранными «реализм», «атеизм» дает «большевизм», суффикс «ат» наряду с «секретариат» дает «старостат» (совет старост). И здесь следует отличать суффиксы, усвоенные языком, от суффиксов, ощущаемых как иностранные.
    
    По мере повторяемости варваризмы усваиваются языком и перестают быть стилистическими варваризмами, превращаясь в слова иностранного происхождения, заимствованные в различные эпохи культурных отношений у других народов: у греков («акафист», «исполать» и другие слова культового назначения; позднейшего происхождения через западноевропейские языки – научная терминология – «география, логика, телефон»), у тюркских народов («колпак»), у французов («интерес», «консервировать» – последнее слово с немецким суффиксом), у итальянцев (преимущественно термины музыки: «серенада», «соната», «опера»), у немцев («ранец», «штык», «флигель», «бухгалтер», «ратуша» – последнее собственно искаженное голландское: «rathuis») и т.д.
    
    В зависимости от языка, откуда заимствуются варваризмы, они делятся на галлицизмы (французского происхождения), германизмы (немецкого происхождения), полонизмы (польского происхождения) и т.д.
    
    Термины эти, характеризующие лексические варваризмы, применяются также и к синтаксическим конструкциям, заимствованным из иностранных языков. Об этом см. ниже в «поэтическом синтаксисе».
    
    В русской литературе иногда возникало гонение на варваризмы, которые заменялись новообразованиями, «руссицизмами»; особенно памятна деятельность Шишкова, про которого Бенедиктов пишет:
    
    Восстань, возрадуйся, Шишков!
    Не так твои потомки глупы;
    В них руссицизм твоей души,
    Твои родные «мокроступы»
    И для визитов хороши.
    Зачем же всё в чужой кумирне
    Молиться нам? – Шишков! Ты прав,
    Хотя – увы! – в твоей «ходырне»
    Звук русский несколько дырав.
    Тебя ль не чтить нам сердца вздохом,
    В проезд визитный бросив взгляд
    И зря, как грязно-бородат
    Маркер трактирный с «шаропёхом»
    Стоит, склонясь на «шарокат».
    («Послание о визитах».)
    
    ---------------------------------------------------------------------------
    * Сравни в «Горе от ума»:
    
    Ну как перевести Мадам, Мадмуазель,
    Ужли сударыня!!.

Литература:
1. Томашевский Б.В. "Теория литературы. Поэтика: Учеб. пособие. ". Москва, Аспект Пресс, 1999.



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru