Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего


Добрыня Никитич


(Д)

    Добрыня Никитич - мифологизированный образ богатыря в русском былинном эпосе. Входит в качестве среднего богатыря в богатырскую троицу вместе с Ильёй Муромцем (см. "Илья Муромец") и Алёшей Поповичем (см. "Алеша Попович"). Он второй после Ильи Муромца по значению богатырь. «Средняя» позиция Добрыни Никитича объясняет подчёркнутость связующей функции у этого персонажа: благодаря его усилиям и талантам богатырская троица остаётся восстановленной даже после того, как Илья Муромец и Алёша Попович разделятся. В одних былинах Добрыня выступает в сообществе с Ильёй и/или Алёшей, в других - с иными богатырями (Дунай, Василий Казимирович), в третьих - в одиночку. Если в Илье Муромце подчёркивается его крестьянское происхождение, а в Алёше Поповиче - «поповское» (духовное), то Добрыня Никитич - воин. В ряде текстов он выступает как князь, упоминается его княжеское происхождение, его « княженецкий » дом и дружина. Из всех богатырей он ближе всего к князю Владимиру Красное Солнышко (см. "Владимир Красное Солнышко"): иногда он оказывается его племянником, часто находится при Владимире и выполняет непосредственно поручения князя, сватает для него невесту, ведёт, по желанию княгини, переговоры с каликами перехожими и т.п.
    Отец Добрыни умер, когда тот был ещё ребёнком или даже находился во чреве матери. Его воспитывает мать Амелфа Тимофеевна, благодаря которой Добрыню отдают в учение, где он «научился в хитру грамоту». Его «вежество», знание манер постоянно подчёркивается в былинах: он поёт и играет на гуслях, искусно играет в шахматы, побеждая великого знатока этой игры татарского хана, он выходит победителем в стрельбе.
    Особой архаичностью выделяется один из самых распространённых былинных сюжетов «Добрыня Никитич и змей (см. "Змей Горыныч")», в котором он выступает как змееборец. Этот змееборческий сюжет имеет многие аналоги (вплоть до св. Георгия и св. Федора Тирона). В былине, по-видимому, в преобразованном виде отражается историческая ситуация, связанная с крещением Руси: ср. мотив купания Добрыни Никитича в реке и убийство змея шапкой греческой земли (из Греции-Византии пришло христианство). В этом контексте былинный Добрыня Никитич соотносим с дядей князя Владимира Добрыней, принимавшим участие в крещении новгородцев и упоминаемым в летописи. Архаичная подоснова былины очевидна в тесной связи Добрыни с водной стихией, с речными струями, нырянием, норами, пещерами и другими образами низа. Почай или Пучайная, Пучай-река, на которой происходит убийство змея, контаминирует в себе и историческую реку Почайну в Киеве, при устье которой происходило крещение киевлян, и образ пучины, дна как обозначения нижнего мира; в этом смысле характерен параллелизм Дуная и Добрыни Никитича и их участие в одном и том же сюжете: «речной» Дунай и связанный с рекой, водой (Почай, Смородина, Непра, Несей-река, Израй-река и т.п.) Добрыня Никитич оказываются как бы соприродными друг другу персонажами. Не случайно также и то, что имя "Добрыня" своим суффиксом отсылает к персонажам типа Горыня, Дубыня и Усыня, с одной стороны, и Перынь (см. "Перун", ср. его змееборство), с другой, а корнем *dobr-/ *debr- - к обозначению дна, низа, пучины в индоевропейских языках.
    Поединок Добрыни со змеем имеет некоторые параллели в других былинах, изображающих бои Добрыни Никитича. Противниками героя в таких случаях выступают как принципиально враждебные и вредоносные существа типа Бабы-яги (см. "Баба-яга"), поляницы, так и богатыри своего же круга (Дунай, Илья Муромец, Алёша Попович).
    Другой важный сюжет - Добрыня Никитич и Маринка (Марина, Марина Игнатьевна, от лат. ignis «огонь», т.е. «огненная»). Маринка не только женщина вольного поведения, принимающая у себя Змея Тугарина, но она «отравщица», «зельница», «кореньщица», «чародейница» (см. "Ведьмы"), изготовляющая приворотные зелья, срезающая следы с земли и сжигающая их с целью нанесения вреда, употребляющая колдовские чары и, в частности, обращающая людей в животных и сама умеющая обёртываться сорокой. В этом сюжете также сочетаются архаические элементы (следы «треугольника» Добрыня Никитич - Маринка - змей), змееборческие мотивы, магические действия и т. п., вплоть до самого имени Маринки с богатой мифопоэтической предысторией (ср. Марена, Морена, Мара и т.п.), исторические реминисценции (ср. мифологизированный образ Марины Мнишек, с её распутством, колдовскими чарами, способностью к оборотничеству; по преданию, она спаслась, также обернувшись сорокой).
    Ещё один известный былинный сюжет рисует Добрыню Никитича сватом, добывающим для князя Владимира невесту. Ритуализованнов добывание невесты родственником (старшим) жениха принадлежит к числу архаичных элементов былины; вместе с тем оно связано с историческим эпизодом, засвидетельствованным летописью, когда князь Владимир посылает Добрыню к Рогволоду в Полоцк просить его дочь стать невестой Владимира. Впрочем, известны былины и о женитьбе самого Добрыни на полянице Настасье, иногда соединяемые с мотивами купания в реке и поединка со змеем. Наконец, общеизвестен круг былин с сюжетом «муж на свадьбе собственной жены» (ср. этот же сюжет в связи с Одиссеем): Добрыня надолго уезжает в чисто поле в поисках «супротивника»; своей жене Настасье Никулишне он завещает ждать его 12 лет и лишь после этого выходить снова замуж, но только не за Алёшу Поповича; жена верно ждёт своего мужа, но Алёша приносит ей ложную весть о гибели Добрыни, князь Владимир выступает как сват, просящий Настасью выйти замуж за Алёшу; она против воли вынуждена согласиться - тем более, что князь Владимир угрожает ей; во время свадебного пира появляется Добрыня в одежде калеки или скомороха и просит разрешения поиграть на гуслях - тогда Настасья узнаёт в неизвестном певце мужа (иногда узнавание совершается с помощью кольца, которое Добрыня бросает в чару, вручаемую им жене); Добрыня Никитич наказывает Алёшу за обман. Илья Муромец выступает примирителем, напоминая, что Добрыня и Алёша - «братьица крестовые»; все признают моральное превосходство Добрыни и неправоту Алёши.
    
    

Смотрите также:

Литература:
1. "Мифы народов мира. Энциклопедия". В 2-х т. Гл. ред. С.А. Токарев. М.: НИ «Большая Российская энциклопедия», 1998
2. "Мифологический словарь". Гл. ред. Е.М. Мелетинский. М.:Советская энциклопедия, 1990



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru