Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Библиотека - Теория и практика стихосложения - О зарождении англосаксонского стихосложения


О зарождении англосаксонского стихосложения


(Хорхе Луис Борхес "Наставления")

    В англосаксонской литературе, так же как и в прочих, возникновение поэзии предшествует возникновению прозы. Стихотворные строки неравносложны, каждая делится на две части, включающие по два ритмических ударения. Ни рифмы, ни даже ассонансов нет; главным стихообразующим элементом является аллитерация, то есть слова начинаются с одного и того же звука; обычно в каждой строке по три таких слова: два в первой ее половине и одно во второй. Гласные аллитерировались друг с другом; иными словами, любая гласная аллитерировалась с другой. То обстоятельство, что ритмических ударений было четыре, а аллитераций - три, наводит на предположение, что главную роль играли ударения, аллитерации же использовались, чтобы их обозначить. Это правило, довольно строгое в классических текстах, со временем стало нарушаться все чаще и чаще. Англосаксонский язык вымер, но английский язык и поныне упивается аллитерациями, и не только в устойчивых сочетаниях (safe and sound, fair or four, kith and kin, fish, flesh or fowl, friend or foe), но и в газетных заголовках, и в языке рекламы (pink pills for pale people). В конце XVIII века С. Т. Коль-ридж в «Балладе о старом моряке» сочетает рифму и аллитерацию в следующей строке:
    
    The fair breezeblew, the white floam flew,
    The furrow followed free;
    We were the first that ewer burst
    Into that silent sea
    
    «Сказание о Старом мореходе»
    И бриз играл, и вал вставал,
    и плыл наш вольный сброд.
    Вперед, в предел безмолвных вод
    непройденных широт.
    Пер. В.Левика
    
    Привычные имена нарицательные не всегда давали возможность соблюсти обязательную аллитерацию;
    пришлось заменять их сложными словами, и поэты не замедлили обнаружить, что такие слова могут быть метафорами. Таким образом, в «Беовульфе» море - дорога парусов либо дорога лебедя, чаша волн, путь кита;
    солнце - светоч мира, радость неба, самоцвет неба; арфа - древо ликования; меч - творение молотов, спутник в битве, луч в сражении; сражение - потеха мечей, железная буря; корабль - рассекатель моря; дракон - угроза сумерек, хранитель сокровища; тело - обиталище костей; королева - ткачиха миролюбия; король - властелин колец, златовенчанный друг мужей, предводитель мужей, раздаватель имений. В житиях святых море одновременно купальня рыбы, дорога тюленей, пруд кита, царство кита; солнце ~ светильник людей, светильник дня; глаза - драгоценности лика; корабль - конь волн; волк - обитатель лесов; битва - игра щитов, полет копий; копье - змей войны; Бог - радость воинов. В «Битве при Брунанбурге» битва - столкновение копий, шорох стягов, причастие мечей, встреча мужей. Использование этих синонимов, которые с течением времени стали чисто условными, было обязательным в поэтической практике. Не называть вещи своими именами стало почти долгом.
    
    В отрыве от контекста и в списке метафоры эти кажутся холодными; не следует забывать, что они выигрывали благодаря мелодике стиха. Кроме того, в подлиннике они были короче, чем в переводе: каждая представляла собою единое сложное слово и воспринималась как единство. Так, метафора, в переводе неловкая («столкновение копий»), по-англосаксонски звучала garmitting. В германских языках сложные слова - естественное образование: по-немецки наперсток называется Fingerhut (шляпка для пальца), перчатка - Handshuh (башмак для руки), радуга - Regenbogen (арка дождя).

Литература:
1. Хорхе Луис Борхес "Наставления". Санкт-Петербург, издательство "Азбука - классика", 2005


Главная - Библиотека - Теория и практика стихосложения - О зарождении англосаксонского стихосложения


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru