Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Конкурсы - 1-ый поэтический конкурс имени Игоря Царёва - Поэтический конкурс им. Игоря Царёва. Обзор № 2 от Владимира Гутковского

Поэтический конкурс им. Игоря Царёва. Обзор № 2 от Владимира Гутковского


    Можно, сказать, что, в общем, вторая партия текстов выдалась какой-то равновесной, что ли. В том смысле, что практически все они больше соответствуют теме конкурса.
    Конечно, не все эти тексты по поэтическому уровню близки друг другу, но выбор лучшего из них лично для меня составил бы определённую проблему.
    
    Пойдем по порядку.
    
    
    Участник № 6
    
    Богомолка
    
    Без начала и без края,
    Среди ночи, среди дня
    Бесконечная, больная
    Боль-печаль впилась в меня.
    У иконы мнусь в уныньи
    И несчастлив я отныне.
    Только вижу в отдаленьи
    В сером простеньком платочке
    Миловидное явленье
    Создаёт шажочки-строчки.
    Освещая тёмный вечер,
    На подсвечник ставит свечи.
    Ряд за рядом, свечка к свечке,
    Рядом с малою - большая.
    В их мерцаньи образ вечный
    Боль больную уменьшает.
    Вьётся фея-богомолка
    Лёгкой поступью по храму,
    Каждым шагом, как иголкой,
    Зашивает мою рану.
    И глаза увидеть рад я
    В благодарности глубокой,
    Глядь - уж нет моей отрады,
    Миловидной, невысокой...
    Без начала и без края,
    Среди ночи, среди дня
    Бесконечная, больная
    Боль покинула меня.
    
    Замысел стиха в целом интересен и последовательно проведён.
    Когда виденье то ли реальное, то ли привидевшееся, утоляет печали автора, легкими шажочками зашивая его душевные раны.
    
    Конечно, текст не украшают выражения вроде «… мнусь в унынии …» и т. п.
    Вызывает вопросы относительно обозначения временной последовательности и строка «И несчастлив я отныне…». Ведь из предыдущего следует, что лирический герой уже давно и безнадёжно душевно болен.
    
    Уровень текста можно оценить, как достаточный.
    (Для того, чтобы дать ему такую оценку).
    
    К сожалению, для излишне придирчивых читателей он допускает и возможность двусмысленного толкования.
    Типа – увидел герой смазливую богомолку и сразу забыл все свои муки и страдания.
    А словес вокруг этого в своё оправдание наплёл…
    
    Сразу скажу, что я не принадлежу к таким гипотетическим читателям.
    
    
    Участник № 7
    
    Новь
    
    Приходила ко мне разлука,
    приносила скупые харчи,
    тихо грела промёрзлые руки
    у сырой поминальной свечи.
    Я молился чуткой печали,
    укрывался влагой ресниц,
    мне всеядные птицы кричали
    чёрным хором в ухабы глазниц.
    Упивался я болью, и свежей
    нежной боли просил себе вслед;
    только всё это лирика, мне же,
    не свести клочок сердца на нет.
    И на палевом небе смеётся
    тёмно-розовый вечер, как шут –
    это сердце билось и бьётся,
    несмотря на конечный маршрут.
    Это сердце повинно и слепо,
    а за ним – ядовитая мгла.
    Оттого ль и не просит совета,
    чтоб печаль его берегла?
    Горькой радостью пачкая губы,
    прогорая свечой на ветру,
    свет вина, чёрствый хлеб, вечер грубый
    я вкушаю, как кожу деру.
    Напоследок, кидая небрежно
    умолчание чайного неба,
    я цепляюсь зубами в надежду,
    где скрипят старых клёнов колени.
    Отражения вечных вопросов
    безответно роняя на слякоть,
    где шумят ядовитые сосны,
    я учусь с тобой заново плакать.
    
    Тематика этого текста та же, что и у предыдущего.
    Можно даже подумать, что их написал один автор.
    Но куда более слабое техническое и образное решение заставляют отбросить такое предположение.
    Да, что там образное! Тут и техническое на куда более низком уровне.
    
    Примеров хватает.
    
    « … приносила скупые харчи …».
    Скорее, скудные. Да и «харчи» совсем из другого лексического пласта.
    « … промёрзлые руки …»? Хотя бы «промёрзшие».
    И далее:
    «… всеядные птицы …»;
    «… в ухабы глазниц …»;
    « …не свести клочок сердца на нет…»;
    « … я вкушаю, как кожу деру…».
    
    Мне всё это кажется очень небрежным.
    Как и рифмовка в строфе:
    
    «Напоследок, кидая небрежно
    умолчание чайного неба,
    я цепляюсь зубами в надежду,
    где скрипят старых клёнов колени…».
    
    Как и финал стихотворения:
    
    «Отражения вечных вопросов
    безответно роняя на слякоть,
    где шумят ядовитые сосны,
    я учусь с тобой заново плакать…».
    
    Всерьёз рассматривать этот текст не приходится.
    
    
    Участник № 8
    
    Пред вечным
    
    Летним звёздочкам дотлеть
    На рассветном небосводе…
    Всё проходит на Земле,
    Всё проходит.
    
    Даже вышние миры -
    Эти солнца, эта млечность -
    Всё до срока, до поры,
    Всё - конечно.
    
    Думы-думушки мои,
    Просветлённая тревога:
    Всё не вечно в бытии
    Кроме Бога.
    
    Непретязательный и без претензий текст.
    Но звучит естественно и безыскусно, а потому обращает на себя внимание.
    
    
    Участник № 9 (пока не объявился)
    
    
    Участник № 10
    
    За гранью
    
    С непостижимым постигая связь,
    С обрыва прямо в пропасть сорвалась.
    Крича, звала на помощь небеса.
    Господь с небес ко мне спустился сам.
    
    Ну что кричишь, несчастная, зачем?
    Ты на земле останешься ни с чем.
    Зато в полёте - никаких помех,
    Лишь здесь придет признанье и успех.
    
    Прекрасной явью станет сон любой.
    Я твой отец, здесь я всегда с тобой,
    Приду на помощь - только позови,
    Лишь связь со мной сейчас не оборви.
    
    Захочешь приземлиться - в добрый час,
    Но грешная земля разлучит нас.
    Решай скорее - выбор только твой,
    Надеюсь, все же дружишь с головой?
    
    И думаю, не подведёшь меня...
    Волшебный голос свыше опьянял,
    Звучал, как эхо он со всех сторон,
    И я почти уж взобралась на трон.
    
    Но растворился в синей пустоте.
    Чего Всевышний от меня хотел?
    Чтоб я земной остановила бег,
    Забыла, что я просто человек,
    
    Такая же, как тысячи других,
    И до конца останусь среди них.
    Твои высоты знать - не для меня,
    Твоих законов смертным не понять.
    
    А может просто время не пришло.
    Пусть будет всё, как есть, чего еще?
    Пока побуду на земле... рабой,
    Но миг придёт, и я сольюсь с тобой.
    
    А с этим стихотворением дела обстоят совсем плохо.
    Поучительная история случилась с автором.
    Она «С обрыва прямо в пропасть сорвалась».
    Но не просто так, а почему-то «С непостижимым постигая связь». Посыл не понятен.
    Естественно, «Крича, звала на помощь небеса» (оборот «Крича, звала» – особенно умиляет). И естественно «Господь с небес ко мне спустился сам». Лично.
    
    Он, высказав предположение «Надеюсь, всё же дружишь с головой?» и апеллируя тем самым к рацио лирической героини, стал обяснять ей всё несовершенство земной жизни «Ты на земле останешься ни с чем…».
    А с другой стороны:
     «Зато в полёте - никаких помех, Лишь здесь придет признанье и успех …».
    Против такой аргументации трудно устоять: «И я почти уж взобралась на трон…».
    Но тут Господь «… растворился в синей пустоте. Чего Всевышний от меня хотел?...».
    И в самом деле, пойди – разбери.
    И автор резонно решает:
    
    «Забыла, что я просто человек,
    
    Такая же, как тысячи других,
    И до конца останусь среди них.
    Твои высоты знать - не для меня,
    Твоих законов смертным не понять.
    
    А может просто время не пришло.
    Пусть будет всё, как есть, чего еще?
    Пока побуду на земле... рабой …».
    
    Действительно – чего ещё?
    
    Но финал всё-таки оптимистичен и благоверен:
    
    «Но миг придёт, и я сольюсь с тобой…».
    
    А там, как мы уже знаем, «придет признанье и успех …».
    
    В целом беспомощный текст. Что тут скажешь?
    
    
    Участник № 11
    
    Линия жизни
    
    Под тобой походим, Отче – очень ли нагрешим?
    Ты помилуй-ка, Боже, позже – у нас режим:
    
    До обеда хлебаем беды, ко Всенощной спим.
    Не по требнику треба – выгибание ломких спин.
    
    А когда ты нас выдашь, курва – сдашь как кур в ощип,
    Причастимся счастьем, окунаясь в кипящие щи.
    
    Так на фоне раки – на Афоне засвищет рак,
    Перекрестится Будда, будет лоб разбивать дурак.
    
    И за это поэту в его полные тридцать три
    По ладони ладаном проведи и черту сотри.
    
    Здесь и комментировать нечего.
    
    Участник № 12
    
    Умрёшь, а голос остаётся…
    
    Умрёшь, а голос остаётся
    В устах, на горьком языке –
    Бормочет, щёлкает, смеётся
    И замыкается в стихе.
    
    Звенит и скачет красным гномом
    В печи на жарких остриях.
    И нет тебя ни в клетях дома,
    Ни в растворённых небесах...
    
    Но – всё, что пело и дышало,
    Он сам в самом себе собрал;
    Смотрел, как тело отлетало, –
    Смеялся, щёлкал, трепетал...
    
    Хотя здесь классические реминисценции легко просматриваются и усматриваются, само стихотворение выгодно выделяется на фоне предыдущих.
    А может, и последующих – посмотрим.
    
    
    Участник № 13 (пока не объявился)
    
    
    Участник № 14
    
    Мы редко смотрим в небо, господа
    
    Мы редко смотрим в небо, господа.
    К чему обман? И оправдания никчемны.
    Порой, дотла сгорая от стыда,
    Упрямо забываем, что крещены.
    
    Под ноги – чаще, чем глаза в глаза.
    Контраст, когда в плену: влеком рассудок страстью.
    Но коротка подобная стезя:
    Другая рядом в подвенечном платье.
    
    Из лет и зим, как флаг, несем меню,
    А вперемешку с ним и плачущую осень.
    Так мало окунаемся в весну,
    Чтоб запарить, не разбиваясь оземь.
    
    Объявят час последнего суда.
    С собой – пустые руки, пара мудрых мыслей,
    Что редко смотрим в небо, господа.
    Нет! Не в прямом, а в переносном смысле.
    
    Стиль стихотворения довольно разухабист, что немало ему вредит.
    Хотя по трезвому размышлению понимаешь, что и вредить особо нечему.
    
    
    Участник № 15
    
    Помнишь, Господи…
    
    Греха не творить без последствий,
    Скупые не лить без причин…
    Но, Господи, помнишь как в детстве
    Могли мы один на один,
    
    В малюсенькой бежевой спальне,
    Болтать о таких пустяках.
    А дальше? Врывается в память
    Тобой неприемлемый страх...
    
    По краю потертой вселенной
    Сейчас ты, наверно, идешь
    И ищешь в толпе переменной
    Такого, как я... Только дождь
    
    Стучит по глухому окошку
    Той спальни, где грех еще мал,
    Где мальчик вспотевшей ладошкой
    Свой крестик к груди прижимал.
    
    Искренне и прочувствованно.
    Представляется, что в этом стихотворении каким-то непостижимым образом можно расслышать голоса и отголоски стихов многих поэтов и разных веков.
    Что есть, как по мне, хорошо.
    
    
    Участник № 16
    
    Памяти друга
    
    Полоски солнечного света
    Лелеют траурный покой...
    Я снова встретился с поэтом,
    Перенесённым в мир иной.
    
    И над ухоженной могилой,
    Среди весенней суеты
    Звучат с неумолимой силой
    Невоплотимые мечты.
    
    Лелеет память постоянно
    Прекрасный образ, дивный стих.
    Как жаль, что умер он так рано,
    Что нет его среди живых,
    
    Что не сыскать ему замену,
    Что мысль об этом не нова,
    Что только творчество нетленно,
    А остальное - трын-трава...
    
    Это стихотворение выгодно соотносится с темой конкурса тем, что непосредственно обращено к памяти ушедшего поэта.
    И выполнено достаточно уверенно и зрело.
    
    В этой партии текстов я бы, безусловно, выделил как претендентов на победу стихотворения участников за номерами 8, 12, 15, 16.
    
    Конкурс набирает силу.
    
    Владимир Гутковский,
    
    поэт, прозаик, критик, член Национального союза писателей Украины,
    
    лауреат премии Волошинского конкурса 2005 года, лауреат премии имени Н. Ушакова
    

    
    

Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

05.08.2013 16:58:01    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    Приём произведений продлён по 30 сентября включительно
Благодарю Владимира за очередной обзор, а "потерявшимся" авторам № 9 и 13 хочу напомнить: Пожалуйста, зайдите на страничку выбранного для конкурса произведения и поставьте галочку участия в нём (регистрироваться уже не надо, номера 9 и 13 вам уже присвоены)

Сообщение для всех участников: приём конкурсных произведений будет продлён по 30 сентября включительно, т.к. в летние месяцы многие авторы оказались далеко от компьютера. Против этого решения не возражает председатель жюри Ирина Царёва.

Для участия в конкурсе найдите в верхней строке меню ПРОИЗВЕДЕНИЯ и в открывшейся вкладке выберите УЧАСТИЕ В КОНКУРСАХ.

Куратор конкурса Галина Булатова
     
 

Главная - Конкурсы - 1-ый поэтический конкурс имени Игоря Царёва - Поэтический конкурс им. Игоря Царёва. Обзор № 2 от Владимира Гутковского

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru