Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Кафедра - Книга месяца - «Один вечер и вся жизнь». К столетию выхода из печати первого поэтического сборника Анны Ахматовой «Вечер»

«Один вечер и вся жизнь». К столетию выхода из печати первого поэтического сборника Анны Ахматовой «Вечер»

(Светлана d Ash )


    
    Немного Ахматовой… Так немного... Опять в воображении моем вьюжит, посвистывая, зима, и чертит просини, проталины неба, и снег скрипит при чьих-то шагах.. Весна дыханием приготавливает свой неслышный узор, плетет первые петельки, накиды, цепочки... Пока - только в небе.. Птицы прочерчивают следы, канву, по которой будет вышит узор.. А я - все думаю.. О чем я думаю?.. О Ней. О жизни, О любви. О строчках ее, колдовских, простых, строгих, что манят меня, постоянно - зовут.. И в них я теряюсь, как в колодцах, находя тысячи, сотни тысяч новых смыслов и оттенков…. Каждый миг, каждый день… Час. Секунду… Вечность…
    Столетие Ахматовской книги «Вечер». … Промельк серебряной молнии. Словно Серебряная змейка слов из таинственного Серебряного века…Серебряная стрела. Серебряная струна… Серебряное «нечто». Звенящее. Изящное. Темно – синее, летящее. Еле слышное. Как шепот Музы. Анна Андреевна всегда считала, что Муза говорит только шепотом. Как будто - выдыхает слова.
     Книга, включившая в себя всего лишь сорок произведений. И почти что четверть жизни автора… Когда книга вышла Ахматовой было чуть за двадцать… С горчинкой «чуть».. Ею уже были пережиты и смерть младшей сестры Ирины – от туберкулеза - и уход из семьи обожаемого втайне отца, и пронзительное одесское солнце, и соль морской волны, и первое отчаяние от жизни, и первая попытка самоубийства – гвоздь вывалился из стены и ей было жарко и больно видеть слезы матери и старших сестер… Пережито, переплавлено в стихи и самое первое чувство. Ожегшее, там, тогда, в тени густых царскосельских аллей.
    Мальчик, нескладный, высокий, с чуть косящими, задумчивыми глазами, отточенными манерами.. Его полуулыбка, скользнувшая по ее лицу.. Первое, еще молчаливое признание, узнавание Любви.. Все вошло в эту книгу. В эти сорок прохладно-изысканных стихотворных столбцов, тайно хранящих в себе загадку истоков ее пути.
     Истоки? Кто думал о них? Кто думал о начале?
    О начале пути Поэта, что непостижимым образом тотчас же был причислен Михаилом Кузминым к «александрийскому обществу» древнегреческих рифмопевцев, познавших бессмертие через природу вещей, через трепетное их описание, почти осязание, чувствование… Чувственность. Жажду жизни. Оглядываешься, и погружаешься в это начало пути, как в омут…
    Несмотря на тонкую, грифельную, кажущуюся холодность, неподвижность и отточенность ахматовских строк, в них то и дело пробивается солнечный, энергичный луч жажды жизни такой силы и красоты, что тебе будто бросают в руки упругий мяч света. И он греет твои ладони, доходя до самого сердца…. Как жар древней абиссинской пустыни Чарен, когда-то пройденной верным паладином Анны Андреевны, неутомимым и отважным путешественником Н. С. Гумилевым, и сохранившим этот лавовый жар в непостижимых глубинах сердца…
     Все это ты, современный читатель, отчетливо понимаешь, еще только бегло переворачивая страницы сборника, за который в "Башне поэтов" знаменитого петербургского кудесника слова Вячеслава Иванова «гибкую волшебницу из города Змиева» увенчали лавровым венком.
     По-настоящему увенчали, едва отыскав его в модных оранжереях столицы. А она.. .Она так отстраненно сидела на шкуре белого медведя перед пылающим камином, загадочно улыбаясь, словно дело возвеличивания лавром вовсе ее и не касалось…
    Простые стихи. Слишком простые. Классически, ясно – простые. Феокритова простота. Картинки обыденного дня. Картинки, запечатленные трепетной, горячей рукою человека, любящего мир вокруг. В дожде ли он, в мрачной ли тени разлук и расставания, в проблесках солнца, в шуме моря, в запахе устриц, в смятых лепестках роз. Эти строки запоминались сами собою, не заучиваясь, записывались в разновозрастные альбомы… Да, она проснулась знаменитой. На следующий день после выхода книги. Но считала ее всю жизнь незавершенной, всю жизнь меняла в ней строки, остов содержания, варианты, названия и даже – знаки препинания, ритмические паузы. Большинство из стихотворений сборника, словно птенцы-сироты, спрятанные под испуганное крыло читателей, их запомнивших и записавших, не датированы самим автором.. Поставить под ними черты «определенности написания» она смогла только в конце пути, когда ее уже поджидало бессмертие..
    Стихи для нее самой были скорее даже не откровением свыше, а светлым и гармоничным сводом, под которым «таятся законы слова, чувства, ощущения» … Неким непреложным законом. Сказать и написать она могла только так, а не иначе. Всю жизнь.
    Только вот скромный синий «Вечер», с летящей Музой на титульном листе, никак не мог по-настоящему изменить начертаний ее Судьбы. Основных начертаний. Страшных. Трагических. Горьких. Таких горьких, что их хватило бы на десяток с лишним иных жизненных троп.
    Напротив, первый сборник стал как бы камертоном ее пути «китежанки всея Руси». Скорбной ликом Беатриче, к которой в ночной тишине то и дело приходит «гостья с дудочкой в руке»…
     «Поэтом без истории, поэтом с чистого листа, сопровождаемым всю жизнь крылатым Гением вдохновения», называла Ахматову Марина Цветаева, восхищаясь ее Даром, умением в простых явлениях жизни и бытия находить и показывать, рисовать словом тонкий психологический подтекст, сложнейшую метафору, классическую стройность композиции, точность и ясность образа, «наследуемую едва ли не от кефары Гомера».
     Владимир Недоброво, эссеист, поэт, литературный критик, разгадавший загадку творчества, заглянувший в «магический кристалл» дальнейшего литературного пути Ахматовой, « со строгостью тайного восторга» писал: « Описанная <в стихах Ахматовой> жизнь показана с большою силою лирического действия, и она перестает быть только личной ценностью, но обращается в силу, подъемлющую дух всякого, воспринявшего ахматовскую поэзию. Одержимые ею, мы и более ценной и более великой видим и свою, и общую жизнь, и память об этой повышенной оценке не изглаживается – оценка обращается в ценность.
    ..Лирика, - продолжает В. Недоброво в своей статье, - так много занимающаяся человеком, и притом не уединенным я, но его соотношениями с другими людьми: то в любви к другому, то в любви другого к себе, то в разлюблении, в ревности, в обиде, в самоотречении и в дружбе, – такая лирика не отличается ли глубоко гуманистическим характером? Способ очертания и оценки других людей полон в стихах Анны Ахматовой такой благожелательности к людям и такого ими восхищения, от которого мы не за года только, но, пожалуй, за всю вторую половину XIX века отвыкли. У Ахматовой есть дар героического освещения человека. Разве нам самим не хотелось бы встретить таких людей, как тот, к которому обращены хотя бы такие, уже раз приведенные строки:
    
     Помолись о нищей, о потерянной,
     О моей живой душе,
     Ты, в своих путях давно уверенный,
     Свет узревший в шалаше.
    
     Владимир Недоброво первым назвал гармоничную и сильную лирику Ахматовой «постижением настоящего»… Это было немного растерянное определение. Не верилось еще что женский поэтический голос может обрести высокую мощь и силу, Под стать древнегреческим жрицам-весталкам в храмах Аполлона… Но время все расставило по местам…Отозвалось, аукнулось нам стократным эхом…
    
     ____________________
    
    И мы с Вами до сих пор постигаем настоящее, осторожно перелистывая сборник в скромной светло–синей бумажной обложке, которому скоро должно исполниться сто лет… И с некоторой недоверчивостью принимаем в душу и память сердечную эту громоздкую дату.. Ибо у истинной Вечности возраста нет. Она – всегда молода… Тем паче, если эта Вечность – поэтическая…
    
    ____________________
    
    © Светлана Макаренко. 2012 г. Авторский текст.
    В основу данной статьи положены фрагменты неопубликованной книги автора «Донна Анна и ее Командоры» 2011 – 12гг.
    


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Кафедра - Книга месяца - «Один вечер и вся жизнь». К столетию выхода из печати первого поэтического сборника Анны Ахматовой «Вечер»

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru