Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Конкурсы - Его Величество – Август - Обзор куратора

Давайте очищаться вместе



Сергей Тимшин (Мартовский)

Обзор конкурса

    
    Вступление просто необходимо, друзья, поскольку никак не ожидал собрать такого обильного стихотворного урожая воистину соответствующего плодоносному кубанскому августу 2011 года! Уже при поступлении конкурсных работ, когда число их превысило 15, поймал себя на мысли, что теперь-то придётся сторицей раздать авторам комментарии, стихи большинства которых читал ранее, но, честно говоря, больше отмалчивался – и на незаслуженную хулу их, и на чрезмерную хвалу... Тем ответственней теперь разобрать урожай, где внимательно рассмотреть каждый плод - спелый или менее вызревший, идеальный по форме или деформированный, цельный или с червоточинкой... И определить каждый в свой «выставочный ряд»: какой на показательное место, как образцовый – сорта высшего - выставить, какой в общий почётный первосортный ряд положить на доброе обозрение, а какой и на задний план на второсортную позицию убрать, как продукт съедобный, но качества низкого...
    Непростое дело это: дары принесены авторами любовно взращенные, вдохновенно собранные или уже выдержавшие испытание временем в запасах-закромах, а кем-то, свеженькие, целеустремлённо созданные специально для мероприятия. Сами авторы не первый год урожай поднимают, не в первый раз в подобных конкурсах-выставках участвуют... Ох, и непростое дело, да и вкусы у всех разные: одним красоту внешнюю – блистательную - подавай, а другим – её ли с плода пить? – им главное, чтобы содержимое осязалось сочно, сладостно по разуму, душе и сердцу. Вкусов много, а куратор один и тоже со своим вкусом, со своим «закоренелым» опытом... Всем не угодишь, а икоту - как минимум на весь день после обнародования обзора - получишь...
    Но, коль взялся за гуж, затеял конкурс, то и сетовать не гоже, а пора начинать рассмотрение работ, согласно очередности их поступления. Но для удобства разбора и понимания о чём речь идёт, выставим тексты-оригиналы целиком, чтоб всем видно было, из какого контекста выдёргиваются фрагменты произведений. Громоздко получится, да справедливо.
    Но прежде приведу случай из личной писательской жизни.
    На одном из окружных семинаров молодых литераторов, мне, проводящему мастер-класс на отделении «Поэзия», один из обиженных семинаристов провокационно и вызывающе бросил:
    - Вот Вы всех тут разбираете, учите... Можно подумать, что у вас, как у Пушкина, нет ни ошибок, ни «ляпов», ни слабых строк, ни слабых стихов...
    Сказано было во всеуслышание, на всю аудиторию. Смешков и хихиканья «из-под рукава», слава богу, не последовало, но ответ ждали все...
    - Разумеется, - пришлось отвечать мне, - всех этих перечисленных погрешностей я не избежал - особенно в раннем творчестве. Случаются они, конечно, и теперь. Но творческий процесс - написание стихов – это всегда сорное, нервное, трудоёмкое дело, работа не одного дня, а - скажу без всякой высокопарности - всей жизни. И даже то, что опубликовано, что издано в моих книгах, где проставлены даты написания произведений, не является законченным. Время от времени я вновь и вновь возвращаюсь к своим стихам, работаю над ними, правлю – в худшую или в лучшую сторону – судить не мне. Но в этом вижу ответственность перед своими произведениями и читателями... Творчество – это не конвейерная штамповка шедевров и незыблемых монументов (изваял – и на века!), а живой, неровный, прерывистый, но всегда возобновляющийся, кропотливый процесс. Так было у Пушкина, у других великих писателей, устававших порой и ошибавшихся не меньше нашего... Но они-то признавали ошибки, правили свои замечательные вещи, стремясь очистить их до последней прижизненной редакции. И часто не успевали что-то довершить, доправить...
    ...Творчество – это всегда обновление и очищение. Потому давайте и мы, рядовые литераторы, будем очищаться при жизни - здесь и вместе...
    
    Вот таким, приблизительно, был мой ответ, не дословно, а по смыслу приведённый теперь.
    
    -------------------------------------------------------------
    Август бронзовый...
    (Геннадий Ильницкий)

    
    Август бронзовый медленно катится с горки,
    предзакатному солнцу в пути подражая,
    воздух, пряный под утро и к вечеру горький,
    напитался нектаром щедрот урожая...
    
    Август ныне простится с приятелем летом,
    даст ключи сентябрю, осень в горницу впустит,
    и уйдёт далеко, взявши посох, при этом
    чуть поплачет дождём в ностальгической грусти...
    
    Так бывало не раз... Мне бы грохнуться оземь,
    умолять небеса о продлении счастья...
    Я никак не пойму, почему же под осень
    нас разводит судьба, заставляет расстаться?..
    
    Ты сегодня надела сияние лунного света,
    на лицо опустила вуаль лёгкой дымки,
    говоришь о любви с придыханием ветра,
    прячешь в розах прохладу прощальной улыбки...
    
    Мне позволь напоследок побыть безрассудным,
    подарить тебе нежность последнего часа...
    Мы с тобой растворимся в обычности будней,
    каждый врозь одиночеством будет спасаться...
    
    Нам объятья раскроет бескрайнее небо,
    мы поднимемся в снах к неожиданной встрече...
    А пока, я прошу, ты не думай об этом,
    погляди мне в глаза... Замечательный вечер!..
    
    *
    Хорошее начало, но несколько смутила строка «напитался нектаром щедрот урожая...». Я всегда думал, что нектар есть у цветов, у плодов, наконец, но никак ни у «щедрот урожая»...
    Далее идёт ещё одна замысловатая строка:
    «Август ныне простится с приятелем летом...».
    Интересный взгляд, если не учитывать, что август - он и есть один из трёх приятелей, составляющих лето, включая двух других - июнь и июль.
    Ох, не последние эти недочёты у автора, подсказывает что-то мне. И не зря: вот в третьей строфе Геннадий запальчиво восклицает:
    «Ты сегодня надела сияние лунного света», очарованный, бесспорно, красивым образом, но совершенно забывший о заданном стихотворном размере. И уж совсем по-ученически, на троечку с минусом, в завершающем четверостишии рифмует «небо-этом»...
    Нет, не дозрел фрукт, не очищен как надобно от чернового сочинительского сора, не годится на выставочное место, как и на первую после него позицию, разве что во второсортный ряд... А ведь начало – очень хочется вернуться к тому - было таким многообещающим и запоминающимся:
    «Август бронзовый медленно катится с горки,
    предзакатному солнцу в пути подражая»
...
    
    
    Осень - за год забытый уже стилист...
    (Ирина Легонькова)

    
    Осень – за год забытый уже стилист...
    
    Наискось к пока что чистому горизонту,
    самый первый, скользящий в потоке лист
    чертит угол меж древом и все еще тихим понтом
    
    летним. Взгляд на него, под косым углом
    брошенный из-под чужой облупленной кровли,
    бьётся в плоскость окна, что своим стеклом
    отрезает сентябрь от июля и нас от свободы воли
    
    отпускной. Но пока что еще внаём
    сданная беспечным временным постояльцам
    конура не пустует, и мы живём,
    протекая песками сквозь дней золотые пальцы.
    
    Август. Воздух еще далеко не так
    холоден к прелестной плоти чьей-то подруги,
    как супруг примерный, но подан знак
    приближения осени – листик, скользящий к югу...
    
    *
    Зрелый автор пишет зрелые стихи. Совершенно залюбовался вместе с Ириной графически выписанным:
    «Наискось к пока что чистому горизонту,
    самый первый, скользящий в потоке лист
    чертит угол меж древом и все еще тихим понтом
    летним»
.
    Правда, «тихий понт летний» - это, по-моему, сообразно сленгу из другой, совсем не поэтической среды обитания... Но – на всё воля автора!
    Архитектоника, когда последний стих катрена не завершает его законченным предложением с соответствующим знаком препинания, а переходит строкой в следующую строфу, не нова. Однако стоит заметить: коль начата вязь подобно, то и выдержать её надобно до конца, чего не наблюдается в последнем четверостишии. Впрочем, повторюсь, на то и творческая воля дана автору зрелому.
    Стихотворение видится добротным, своезвучным и, без сомнения, достойно показательного ряда высшего сорта, если... если только не потеснит его на нижнее соседнее место какое-то другое чудное открытие, желательно не одно, из числа ожидающих отбора произведений. Вон их, сколько впереди – многоцветных, заманчивых!..
    
    
    Набросок августа
    (Дмитрий Ильин)

    
    * * *
    Набросок августа так красками горит,
    Что зависть обжигается палитрой!
    Душа – не просит, а сама – дарит
    И не бывает ни скупой, ни хитрой.
    
    А хмурый день научит не скучать:
    По серому – богатство полутеней!..
    С коленей трудно песенку начать,
    Но в семени – скрывается растение.
    
    Как август сеет, так и всходит май
    Под шум дождя и свежей крови в венах!
    Пусть даже страх – ты всё же начинай
    И выйдет сутью необыкновенно.
    
    А суету оставим воробьям
    И глупым курам голубиных будней.
    Лишь словом открывается сезам
    И там отнюдь не станет многолюдней.
    
    По пасмурному вышнему холсту
    Клади сочнее краски и белила;
    Тень сажею подскажет прямоту
    Лучей светила – кисть определила
    
    Судьбу и день! Так хрустнет на откус
    Весь сочный август яблоком Эдема!
    Художник входит мастером во вкус
    Творения и прилетает тема,
    
    И август – или век – так полыхнут,
    Что даже зависть обратится в пепел.
    Духовных сил благословенный труд
    Рождают чудо, что и Бог заметил.
    
    *
    Объёмное произведение. Качественная силлабо-тоника искушённого в стихотворной практике пера. Но именно этот выверенный ритмический настрой заставляет споткнуться во втором катрене на четвёртом стихе с лишним слогом:
    «Но в семени – скрывается РАСТЕНИЕ».
    Здесь, конечно, просится краткая форма существительного - РАСТЕНЬЕ или, технически говоря, женская рифма. Кстати, относительно рифм. «Откус-вкус», Дмитрий, - это очень уж однородно в предпоследней строфе с замечательным определением творческой работы мастера.
    Не совсем мне по сердцу и такие созвучия, как «пепел-заметил». Но, в целом, на стихотворном полотне подан зримый набросок августовского натюрморта, подкупающий философским, а где-то и ироничным (что представляется мне самым ценным!) взглядом художника. В ряд первый работу!
    И смотрим, что там у нас дальше.
    
    
    О, август...!
    (ladydi (Светлана Макаренко - Астрикова)

    
    
    О, август, мой изысканный поклонник,
    С рябиновою сладостью седин….
    Роняет лепестки на подоконник
    Изнеженная роза.
    Гасит дым
    Накал почти сентябрьского утра
    Накатывает зной, как паруса…
    И в медленном дрожаньи перламутра,
    Как бриллиант,
    Младенцем льнет роса
    К моим
    Ладоням.
    
    
    Вступление – замечательное! С такой знакомою «рябиновою сладостью седин»... Но далее читаем:
    «...Гасит дым/ Накал почти сентябрьского утра /Накатывает зной, как паруса…».
    Это о чём – гасит дым? О заоконном тумане? Об остатках вчерашнего лесного пожара – ближнего ли, дальнего ли – традиционно заполонившего Евразию? А, может, о дымящемся кофе к завтраку? Или, извините, об утренней сигарете? Поди определи, тем более, что и необходимого знака препинания не выставлено... Как в том классическом предложении: «Казнить нельзя помиловать»...
    Не очень уместен здесь (для мужского взгляда) и образ дрожащего перламутра, в котором «как бриллиант, младенцем льнёт роса к моим ладоням». Бриллиант – это природный материал с искусственной огранкой – чарующий глаз, но твёрдый, холодный, с лучами-лезвиями... А младенец - существо живое тёплое, розовое, мягкое, естественное... И в драгоценности своей никакой бриллиант с божественностью ребёнка не сравнится. Я, может быть, не прав по части женского видения мира, но именно здесь нехорошо ощутил пресловутую искусственную красивость, всегда иссушающую живую природу поэзии.
    Красочен поданный плод, да двояко воспринимается: то ли в саду декоративном выращен, то ли из воска-парафина отлит, как учебное пособие для урока ботаники... А ведь у Светланы читаны мной в других стихах просто удивительные прозрения и откровения!
    Первый ряд.
    
    
    Письмо из прошлого
    (Лилия Клименко)

    
    Не бойся, не майся, меня в твоем будущем нет -
    отные и присно, я буду тебе только сниться.
    Я рву не читая твой скомканный жизнью ответ,
    стирая из памяти даты, приметы и лица.
    Я в нашем саду поливаю смешные цветы,
    ко мне на окно прилетает спасенная птица.
    Та самая, помнишь,однажды спасли мы синицу,
    она замерзала в сетях ледяной пустоты.
    Я пью родниковую воду и нежусь в лучах
    беспечного солнца, заблудшего за облаками.
    И август меня обнимает твоими руками,
    а ночью играет каприз при зажженных свечах.
    Здесь так же, как раньше: спокойно, уютно и тихо,
    вчера наша кошка пропавшая, снова нашлась.
    В пруду обитает ахматовская карасиха,
    за ней волочится все тот же бесстыжий карась.
    Под музыку ветра павлины танцуют разлуку,
    пьет липовый чай, обжигаясь, продрогший рассвет.
    Ты больно сжимаешь мою непокорную руку...
    Я в прошлом осталась. Меня в твоем будущем нет.
    
    *
    Исповедальная, отчаянная лирика, заключённая в вольное строфическое построение. Не астрофическое, где было бы всё понятно, а именно в произвольное строфическое, где, если всмотреться, проступают две октавы и одно четверостишие. Причём в них применена рифмовка двух видов – перекрёстная и опоясная (опоясанная), и в каждой строфе идёт в последовательности разной. Такое, своего рода малозаметное «новаторство», и заставило меня споткнуться при переходе на строку «Здесь так же, как раньше: спокойно, уютно и тихо». Отчего?
    Спускаясь по ступенькам стихотворения, вылитым пятистопным амфибрахием, после стиха «а ночью играет каприз при зажженных свечАх», заканчивающегося ударной долей, я должен был перейти на такую же соразмеренную ступеньку (согласно гармонии и опоясной рифмовке), заканчивающуюся так же ударно. Но Лилия почему-то возвращается к схеме перекрёстной рифмы, что дана в самом начале произведения. И мне подаётся строка нового четверостишия с долгим безударным окончанием «Здесь так же, как раньше: спокойно, уютно и тихо», тогда как там, чтобы не возникло диссонанса, надо быть ступеньке-строчке «вчера наша кошка пропавшая, снова нашлась», что расположилась в угоду автора ещё ниже. Оттого шаг мой сбивается с ритма, и я подстраиваюсь под своевольно сконструированный, несуразный в данном случае разно-ступенечный лестничный пролёт...
    В общем-то, я и сам пристрастен к всевозможным строфическим изыскам и написанию фигурных стихов. Главное, чтобы форма в них была удобовоспринимаема читателем и не возобладала над содержанием. В нашем примере форма не возобладала, но невольной аритмией сбила с нормального восприятия содержания.
    Есть и ещё маленькое, но существенное замечание:
    «Я пью родниковую воду и нежусь в лучах
    беспечного солнца, заблудшего за облаками»
.
    Внимательный читатель может правомерно удивиться: как такое возможно (нежиться в лучах), ведь солнце-то зА облаками?! И будет прав. Осторожней с деталями (тем более с такими крупными, как солнце), автор, и помни, о чём говоришь!
    В ряд первый.
    
    
    Август
    (Милани)

    
    Усталой синевой облит,
    Как в час затменья,
    Сухой и выцветший зенит
    Пригнул деревья.
    И будто августовский зной –
    По всей планете.
    Шумит послушною листвой
    Жестяно ветер,
    От тротуаров к облакам
    Плеснется пылью,
    Отхлынет снова к сорнякам
    И чернобылью.
    
    Привычки пыльной календарь
    Листает чувства.
    Бесцветно все, и пуст алтарь –
    И небо пусто.
    Пока привычкой тягощусь –
    Не умираю,
    Смиренно вслед за ней тащусь –
    И отвергаю.
    И льну к настойчивой мечте
    О бодрой сини,
    Прохладных ливнях, о тебе –
    В смятенной силе.
    
    *
    Отменный ритмический рисунок – почти безукоризненный, я бы отметил. Чего не скажешь о некоторых смысловых местах в тексте. Но сначала, почему «почти безукоризненный».
    «Усталой синевой облит» - вот где это «почти»: не совпадение икта («сИневой») с грамматическим ударением, или, иными словами с ритмом, идущим далее и безупречным по гармонии.
    А затем вот останавливает это:
    «Привычки пыльной (?) календарь
    Листает чувства»
.
    Может, привычки пыльнЫй календарь?..
    И вот здесь:
    «Пока привычкой тягощусь –
    Не умираю,
    Смиренно вслед за ней тащусь –
    И отвергаю»,
-
    СМИРЕННО и ТАЩУСЬ – звучат вообще кощунственно. Ну, напишите, хотя бы старомодное ВЛАЧУСЬ, Милани, и недоразумение будет исчерпано. И уберите в заключении горе-рифму «мечте-тебе» - это уж, точно, ещё из альбомных стишков прыщавых курсисток позапрошлого века.
    Таким образом, лишь оценивая музыкальный слух автора, размещаю стихотворение в первом ряду, с натяжкой...
    
    
    Август. Подражание романсу
    (Марина Ершова)

    
    О август, ты вершина лета,
    точней – его апофеоз!
    Плоды, цветы в сиянье света,
    ты, как подарки, мне принёс!
    
    И всплеск весла на тихой речке,
    и жар последнего костра,
    и до утра при тонкой свечке
    скрипенье старого пера.
    
    Но хризантемы запах терпкий
    понять мне горестно даёт,
    что голос нежный твой и дерзкий
    уж никогда не позовёт.
    
    Всё – август,
    время точки лета!
    Всё холоднее вечера...
    И песня журавлей не спета,
    а дождь уже спешит с утра.
    
    И дует резко и бессменно
    колючий ветер мне в окно...
    И жизнь моя, почти мгновенно,
    мелькнёт, как старое кино.
    
    *
    Реинкарнировать себя в золотой век русской поэзии и, на мой взгляд, в бриллиантовую эпоху русского романса - смелое и заманчивое предприятие. Потому сначала подкупило бесхитростное, почти ностальгическое:
     «И всплеск весла на тихой речке,
    и жар последнего костра,
    и до утра при тонкой свечке
    скрипенье старого пера. –

    и, конечно же (ну, как здесь обойтись без знаменитого цветка - символа нашего романса), это признание:
    «Но хризантемы запах терпкий
    понять мне горестно даёт,
    что голос нежный твой и дерзкий
    уж никогда не позовёт»
...
    А вот дальше звучит неубедительно:
    «Всё – август, время точки лета!»
    Ну, совсем не романсовая строка, а, скорее, метеорологическая (там термин «точка росы» есть, по старой моей агрометеорологической памяти, всё-таки одноимённый техникум окончил в молодости в Иркутске!). А если вдуматься глубже, то, собственно, что это ещё за ТОЧКА лета такая? Ведь сами же вначале определили:
    «О, август, ты вершина лета,
    точней – его апофеоз!»
.
    Вот так. К тому же апофеоз и точка – вещи, различные значительно...
    Продолжая разочаровываться, уже не слышу, а зрю, скользя и спотыкаясь на песне журавлей и перетягиваю ритмическое ударение на бедных журавлях:
    «Всё холоднее вечера...
    И песня журавлей не спета,
    а дождь уже спешит с утра»
.
    А эта неуклюжесть разве красит что-то:
    «И дует резко и бессменно
    колючий ветер мне в окно»?
-
    Здесь я имею ввиду «дует мне», да ещё «в окно»...
    Да, действительно, подражание романсу получилось - проходное, напрасное. Оригиналы - а лучшие из них всегда в слуховой памяти - и звучней, и ярче...
    Потому – во второй ряд. Уж не обессудьте, Марина.
    
    
    Кончилось лето
    (Молчанов Виталий)

    
    Волны, разбитые в брызги, силу попросят у ветра.
    Впадины скальные – миски, очередь в полкилометра
    Из валунов – просят ила щедро добавить в похлёбку.
    Выжало тучу светило в жгучую пляжную глотку.
    Ёжится тонкая кожа в мокром плаще из загара.
    Август – случайный прохожий в цепких объятьях вокзала,
    Топает к поезду быстро, машет, прощаясь, букетом,
    Где все бутоны, как числа, в каждом – застывшее летo...
    Пахнешь разлукой и морем, чудо в солёных песчинках.
    Чайки с природой не спорят - тучи разносят на спинках.
    У сентября сигарета палой набита листвою,
    Даст прикурить ему лето нашей любовью с тобою.
    В бред разбиваются волны, в дым превращаются страсти...
    Фото в застенках альбома станут гербарием счастья.
    
    *
    Многоцветно, ароматно, образно, даже чересчур...
    Оттого и недоумение:
    «Выжало тучу светило в жгучую пляжную глотку.
    Ёжится тонкая кожа в мокром плаще из загара.
    Август – случайный прохожий в цепких объятьях вокзала...»
-
    Чья кожа, Виталий? Ну, никак не разберусь! Пляжа? Августа? ЛГ-рассказчика? Его возлюбленной, что появится ниже, но, опять же, в безличном обращении:
    «Пахнешь разлукой и морем, чудо в солёных песчинках».
    И неблагозвучие «иЗ Загара» есть в этом самом мокром плаще...
    А дальше, как на острове Куба, гордящегося производством своих знаменитых сигар:
    «У сентября сигарета палой набита листвою,
    Даст прикурить ему лето нашей любовью с тобою»
. - ???
    Не, не принимается такое мной. Нехорошо. Куба Кубой, а для меня ещё и как опыт с травкой-анашой в папироску забиваемой в юности моей грешной... К тому же, дать прикурить – это ведь не в прямом значении означает наддать, проучить... Но у автора, помимо всего этого, дается сентябрю прикурить, и чем - ЛЮБОВЬЮ!
    Понимаю, что подразумевается жар лета, огонь любви. Но горбато сказано, да ещё со «злостным» спондеем (емУ лЕто)...
    И всё же за смелую, неожиданную образность, такую, как: Фото в застенках альбома станут гербарием счастья», стихотворение заслуживает поощрения постановкой его в первый ряд.
    
    
    "Висит на нитке август..."
    (Александр Волынцев)

    
    Висит на нитке август
    Под голубым зонтом,
    Роняя звуки азбук
    На наш промокший дом.
    
    И в этой странной песне
    О солнечных часах
    Ступени новых лестниц
    К Воротам в Небесах,
    
    Куда душа стремится,
    Куда душа зовет
    И где преобразится
    И в Вечность перейдет.
    
    А тут стучит по окнам
    Дождливой суетой
    То Время, что пришло к нам
    На временный постой…
    
    Балансовая разность
    Рассыпалась в золе –
    Плывет по небу август:
    Сентябрь на земле.
    
    *
    Интересное, с тематической надстройкой стихотворение, поднимающее меня вместе с автором, по его определению, в «ближний космос».
    Но сразу во вступительном катрене в третьем стихе читаю:
    «Роняя звуки азбук...» - ?
    Каких таких азбук? Да, азбука - это букварь для изучения алфавита в русском языке, с его звуками, с произношением гласных и согласных букв. Есть и другие азбуки, такие как известная азбука Морзе или, скажем, Семафорная азбука, где определённые знаки разноцветными флажками соответствуют буквам русского алфавита. Есть азбука Брайля - для слепых... И даже тюремная азбука есть! Но, коль автор подаёт нам ЗВУКИ АЗБУК, то, следуя логике, скорее всего, это вместе взятые: и Азбука Морзе, и тюремная (тоже основанная на передаче звука - стук в стену, потолок, пол). Если так, то абсурд получается... Хотя и впечатляющий абсурд, висящий на нитке. А что за нитка, пардон: дождевая, солнечная или из облачной пряжи - домыслим образно - под этим голубым зонтом? Лишь рифма здесь «август-азбук» - она, действительно, хороша. И к ней то, как мне думается, и притянута вся эта несуразица...
    А дальше неинтересные рассуждения с богословскими интонациями, с пресным завершением стихотворения и теперь уже с дилетантской рифмой «разность-август» (вот уж тусклая пародия на только что вышеуказанную блестящую рифму!):
    «Балансовая разность
    Рассыпалась в золе –
    Плывет по небу август:
    Сентябрь на земле»
.
    Да ещё и понятие скучное, бухгалтерское – балансовая разность - рассыпается в какой-то золе... Нет, не приму наборное – пусть и звучное местами, - и в последний ряд задвину от читателя, потому как есть нам ещё что посмотреть и что показать.
    
    
    Адью
    (Джон Ричардс)

    
    Икона неба крестит облаками
    новорожденную фантазию
    увядших летних глаз.
    Концовка августа светает
    соломенной проказой
    пещер осенних. Сердца пласт
    
    нарезан листопадом в память,
    в горчицу пляжных сот,
    в тепло сквозное ночи.
    Икона неба тает
    дождливым пульсом, потом
    пшеничных гобеленов. Прочерк,
    
    я ставлю прочерк
    на душе, а за душой –
    поет фантазия тропою журавлиной,
    теплом остывшим ночи
    и росой
    с серебряных волос любимой.
    
    
    *
    Очень похоже на молодёжную речёвку, где необязательны пресловутые «условности» стихосложения, хотя бы такие, как указание на разновидность его и форму написания произведения (вольных стих, допустим). А разбить текст на нечто, подобное секстине (в том числе и явные астрофичные четверостишия) очень, оказывается, просто.
    Справедливости ради нужно сказать, что любой речёвке далеко до изобилия образов и наворотов, нагромождённых друг на друга в данном произведении. Одно -
    «Икона неба крестит облаками
    новорожденную фантазию
    увядших летних глаз»

    чего стоит! Чёрт ногу сломит! Гумилёву не разобраться! Маяковскому затылок до плеши расчесать!
    Потому не стану ёрничать более, подсказывая, что крестит-то не икона, а крестят самой иконой на Руси...
    Но дальше выдано:
    «Концовка августа светает
    соломенной проказой
    пещер осенних»
. - ?
    Концовка августа? Хм... Концовка светает? Хм... А соломенная проказа?.. Вон как, выявляется, страшен наш человеческий недуг – уже на злаковые перенёсся! Зря хвастанул я выше техникумом своим с агроуклоном, рухнула его устаревшая программа вместе с незабвенным социализмом, невосполнимым по качеству в редакторском отношении... Или, всё же, художественный приём, подходящий более под резкую метафору? Возможно... Но читаю дальше, а проказа-то - она ведь не совсем соломенная, а что ни на есть, аж заразившихся пещер осенних! Ого, как! Солома и пещеры! Ну совсем первобытно-общинная формация!..
    И дальше по тексту всё так же – оригинально, броско, если не вызывающе (само название стихотворения, к примеру, с французским своим «прононсом» - его, с какого боку прикрепить к русскоязычному изложению?) и... заумо.
    Но для очистки совести спрошу себя: читать-то интересно? - Разово.
    А мозг питает? - Относительно.
    А душу? - У души отзыва нет...
    Тогда во второй сорт, пусть хоть миллионной ослепляющей россыпью подобных абстрагированных образов закидают меня!
    
    
    Августовский звездопад
    (Мадали)

    
    В этом году традиционный августовский звездопад ознаменовался фантастическим фейерверком – Земля проходила через пылевой хвост очередной кометы, и ночное небо было пронизано десятками падающих звёзд.
    Летом на даче я сплю в саду, против неба на земле. Появление метеорных росчерков каким-то мистическим образом связано с падением перезревших яблок. Шуршание листвы, треск веток – и буммм!!!! – покатилось яблочко!
    А в предрассветном небе догорает инверсионный след космического гостя.
    
    Сквозь обрывки ночного тумана
    Звёзды в дальних пределах зажглись
    Где небесного океана
    Чуть дрожит хрустальная высь.
    
    Мусульманским символом веры
    Полумесяц вознёс рога,
    Залегли в слоях стратосферы
    Серебристые облака.
    
    Там в холодных просторах кометой
    Перечёркнут небес потолок,
    Там разбитое сердце поэта
    Добивал метеорный поток.
    
    В ближнем космосе, где я не был
    Орбитальные трассы легли,
    Как на чёрном бархате неба
    Звёздный памятник бывшей любви.
    
    
    *
     «Сквозь обрывки ночного тумана
    Звёзды в дальних пределах зажглись...»
-
    непродуманно сказано о зажигании звёзд: сквозь – это сквозить через что-либо, миновать, лететь, но никак не зажигаться. Другое дело - видеть сквозь обрывки ночного тумана, что звёзды зажглись, о чём автор уже практически сказал в предисловии, наблюдая небо в ночном саду. Но нам-то предложение подано, как констатация факта того, что свершилось в дальних пределах...
     «Залегли в слоях стратосферы
    Серебристые облака»
.
    А почему именно «в слоях стратосферы»? Чтобы показать зоркость наблюдателя, долетающую до границ с космосом? Но ведь прежде есть же тропосфера, представляющая первый (нижний слой) земной атмосферы, где, в основном, и рождаются все облака. А в стратосфере облака образуются редко. Специально в словарь заглянул (всё, что с этой темой связано, любопытно мне по причине остатков всё той же пресловутой агрометеорологической памяти моей) и освежил её, вычитав, что в стратосфере «на высоте 20—30 км иногда образуются т. н. перламутровые облака, состоящие, по-видимому, из кристалликов льда или переохлажденных капель воды»... Вот так, не густо там облаков серебристых... А вот выше стратосферы находится мезосфера, как раз граничащая с космическим пространством, то есть с ближним космосом - в ней хоть облаков и нет, но для рифмы тоже совершенно годиться... В общем, вопрос не столь поэтический, сколь «метеорологический», если хотите...
     «Как на чёрном бархате неба
    Звёздный памятник бывшей любви»
.
    Бархат неба, бархат заката... Знакомо всё это, напето давным-давно... И совершенно нелепо по контексту стихотворения выглядит «памятник бывшей любви», пусть даже и звёздный... Ведь, что и где о ней – об этой любви - сказано было нам? К кому, к чему она? О разбитом сердце поэта, которое добивал метеорный поток, было извещено. Но мало этого для понимания и сострадания к автору. Ему предмет своей любви виден, читателю – нет.
    И ещё коробит кривое зеркало рифмы «легли-любви»..
    Зато написано ровно, приятно глазу и слуху при первом прочтении. Но обманывать ни стихотворца, ни читателя, присваивая работе высший разряд, не могу.
    А по технике написания - как раз между высшим и вторым сортом.
    
    
    Это август, мой друг...
    (Татьяна Коновалова)

    
    Не грустить, обнаружив, что в августе росы - жестоки,
    Не дрожать над цветком, потерявшим вчерашнюю краску,
    Но проникнуться светом в проёмах и током… и током
    Осознанья, как жить и нести увядания маску.
    
    Наблюдать, как сметливые пчёлы над тазом с вареньем,
    Над букетом цветов полевых обретают удачу
    И успеть ухватить-написать это стихотворенье...
    Это август, мой друг, - всё затеял и переиначил.
    
    Это август затронул рябины легчайшею кистью,
    Нарумянил, по-детски упругие, щёки у яблок,
    Сколько цвета у августа, ниспровергаемых истин -
    Успевай, заготавливай в банки, хореи и ямбы.
    
    Не горюй, что не встретишься утром с вчерашним розаном,
    Что осыпались ночью в траву - и лилейник, и маки...
    Это август, мой друг, - зачинатель сверхдолгих романов,
    Где сентябрьским дождём будет каждый прощён и оплакан.
    
    Это только завязка большого-большого сюжета,
    Где по снегу тоска и от снега тоска мировая,
    И торопится август забрать в непоследнее лето
    Всё живое, к чему и душой, и строкой прирастаю....
    
    *
    ...Цитировать, начиная со второй строфы, хочется всё! Почему со второй? Потому, что в первой ещё не осознаёшь, кАк и кудА поведёт тебя автор, но уже чувствуешь – по напевности, по точной расстановке слов, - что это - настоящее, не выдуманное, созвучное августу и тебе:
     «Наблюдать, как сметливые пчёлы над тазом с вареньем,
    Над букетом цветов полевых обретают удачу
    И успеть ухватить-написать это стихотворенье...
    Это август, мой друг, - всё затеял и переиначил»
.
    И здОрово как дальше:
     «Это август затронул рябины легчайшею кистью,
    Нарумянил, по-детски упругие, щёки у яблок,
    Сколько цвета у августа, ниспровергаемых истин -
    Успевай, заготавливай в банки, хореи и ямбы.

    Вот тебе и домохозяйство, и домохозяйка! Да это же распахнутая настежь поэтическая мастерская и сам поэт в ней в кухонном переднике. И поэт-то какой!
     «Не горюй, что не встретишься утром с вчерашним розаном,
    Что осыпались ночью в траву - и лилейник, и маки...
    Это август, мой друг, - зачинатель сверхдолгих романов»
...
    Давно не наслаждался такими стихами, где ничего не хочется менять, ни с чем спорить, где ни за одно слово не огорчаешься (даже за розАн). А хочется читать, погружаться в музыку произведения и радоваться, что оно подарено тебе, и что это –
     «Это только завязка большого-большого сюжета»...
    Высшей пробы стихи! Пишите, пишите, пожалуйста, и – спасибо за это, Татьяна!
    
    
    Дачная любовь
    (Виктория Постор)

    
    Нагуляют травы вкус и запах сена,
    ОтбалУют вдоволь молнии и громы,
    Вызреют веснушки, заживёт колено,
    Растревожит душу взгляд не очень скромный.
    Наколдует август яблок кисло-сладких,
    Зацелует солнце, одурманив ленью.
    И в окно мальчишка бросит вдруг украдкой
    Яблоко с запиской: " Ты - моя Елена!"
    
    *
    Аппетитное и одно из самых кратких стихотворений конкурса, со своим запахом и цветом. Ну, как пройти мимо такого великолепия:
    «Нагуляют травы вкус и запах сена,
    ОтбалУют вдоволь молнии и громы,
    Вызреют веснушки...»!

    Лишь далее не совсем ясно, кто кого зацелует и одурманит ленью: август - Солнце, или Солнце (как и всё тот же август) - ЛГ?..
    И «бросит вдруг украдкой» - не совсем вяжется по действию: УКРАДКОЙ – это всегда намеренно, подготовлено, но не ВДРУГ. А если это ВДРУГ является ощущением ЛГ, то для внятности и обозначить бы:
    «И в окно мальчишка бросит МНЕ украдкой...»
    Отличное произведение! И в высший сорт положить бы, да только что настоящий образец его у предыдущего автора открыл... Потому - в ряд первосортный, но твёрдо, без всяких сомнений!
    
    
    31 августа (в полночь лету уходящему...)
    (Андрей Шаповалов)

    
    По краям неодинаковый
    летний день клонился к вечеру,
    стрекотали громче трактора
    ошалевшие кузнечики
    
    Кто-то звёзды поразбрасывал
    в небе ультрафиолетовом,
    город вида не показывал,
    что вот-вот простится с летом он.
    
    Чередуя дни по-прежнему,
    грезил он по настоящему,
    по путям за грань безбрежную
    в полночь лету уходящему.
    
    *
    Свежая подача темы, достоверная: сам слышал, как кузнечики громче трактора стрекочут, сам видел ультрафиолетовое небо, и город, бодрящийся перед неизбежной осенью. И просторечное, народное «поразбрасывал» мило. Лишь завершение этого небольшого, но весомого по качеству стихотворения слегка размыто нагромождением прилагательных и определений...
    Доброе стихотворение, достойное первосортного места. И если за него хорошо проголосуют, я не удивлюсь. Просто, легко и талантливо сказано.
    
    
    Август
    (Куликова Юлия)

    
    А вопросов — по счёту дней
    Лет и осеней, зим и вёсен.
    Воду чёрную взрежут вёсла —
    Мне б ответы найти на дне..
    
    Вдалеке бередит камыш
    Разгулявшийся к ночи ветер.
    А луна, озаряя светом,
    Шепчет ласково: «Спи, малыш!»
    
    Вёсла сложены. Я лежу,
    Под затылком рюкзак пристроив.
    Наблюдаю, как звёзды — роем —
    Обозначить спешат межу...
    
    И такая на сердце грусть —
    Август вновь выключает лето,
    Завещая искать ответы,
    Солнца дынного помня вкус.
    
    19.08.2011
    
    *
    Ёмкий и образный слог. Впечатляет сразу. Но есть неточность:
     «Вдалеке бередит камыш
    Разгулявшийся к ночи ветер»
.
    БЕРЕДИТЬ – по Далю «вередить, разбереживать, растрогивать, причинять боль больному месту». Так обычно говорят о памяти (разбередил память), о душевном состоянии (бередить старые раны), но никак не о камыше, который ветер может конкретно: волновать, качать, гнуть и т. д.
    Однако вкус дынного солнца в заключительной изумительной строке затмевает смысловую оплошность с камышом, как и непонятную мне межу, которую спешит обозначить рой звёзд...
    И недаром смотрю на дату написания работы, понимая, что не совсем остыло свежеиспечённое стихотворение, и пересмотр его автором наступит непременно. Автор перспективный, яркий и, наверное, самый молодой в конкурсе... Потому, не смотря на замечания, - в показательный ряд за одно только:
    «Солнца дынного помня вкус»!
    
    
    Яблоко августа
    (Арома Булатова)

    
    Августеет. Чуть зябки утра,
    Но отчаянно жжёт в обед.
    Овощной и фруктовый скульптор
    На прилавках тепло воспет.
    
    Эх, рискнула воспеть и я бы
    Плодобуйство когда-нибудь!
    Я сегодня купила яблок
    Для подруженьки – в дальний путь.
    
    С изумительно алым боком,
    Первозданностью хороши.
    «Я и Бог, и Любовь, и ОКО» -
    Вспоминается древний шифр.
    
    Приснопамятный, кисло-сладкий,
    Каждым звуком упруг и густ,
    Охраняет язык посланье,
    Извлекая заветный вкус.
    
    Из веков его подоплёка
    Излучает ярчайший свет.
    Так и мы из времён далёких –
    Из девчачьих – несём привет.
    
    Вновь увидимся ль – знамо Богу,
    Дорогая, счастливой будь!
    Алых яблок возьми в дорогу,
    И до встречи… когда-нибудь.
    
     *
    О хороших стихах хочется говорить много, либо совсем не говорить, потому, что они сами за себя всё говорят. Но по факту кураторства прокомментировать эту работу надо хотя бы в несколько строк.
    Доверительно, слегка кручинно сказано об августе, о женской дружбе... И показан любопытный этимологический взгляд на состав слова Яблоко: «Я и Бог, и Любовь, и ОКО». Симпатично и простецкое словечко «девчачьих». И обращение при неизбежном расставании, совсем не по-городскому произнесённое (знамо Богу!), а душевно, задумчиво, как бы выдохнутое на околице деревенской:
    «Вновь увидимся ль – знамо Богу,
    Дорогая, счастливой будь!
    Алых яблок возьми в дорогу,
    И до встречи… когда-нибудь»
.
    Однозначно запоминающееся произведение. Лишь название я бы переменил на «ЯблокИ августа». В ряд высшего сорта!
    
    
    Вдыхали яблоки
    (Ирина Васильева)

    
    Вдыхали яблоки, кутали в пледы плечи,
    Водили речи, что рано сгустился вечер,
    Нет, не раньше времени, просто это
    Желтогривым львом уходило лето.
    Это август по миру был развеян,
    Устремляясь в небо воздушным змеем,
    В виноградных гроздьях состарив солнце,
    Сберегая луны на дне колодцев.
    И не грустно было, а как-то мудро.
    Мы потом вставали в другое утро,
    Мы наполнились, дней переспелых ленту
    Сощёлкав, как подсолнух того Винсента.
    И в глазах не слёзы стояли - звёзды.
    Мы на этот раз загадали просто -
    Все желания сводятся к или-или:
    Чтобы нам любилось. Чтоб нас любили.
    
    *
    Хорошо. И желтогривый лев, и август, как воздушный змей, и солнце, состарившееся в виноградных листьях, – завидное мировидение. Но:
    «Мы наполнились, дней переспелых ленту
    Сощёлкав, как подсолнух того Винсента»
.
    Что с моим слухом? Почему, как пробка в нём? Снова вчитываюсь... Ага, вот почему: лишний слог в двустишии. И ничто не оправдывает сбой размеренности, свершённый им: ни смена действий и декораций, ни передача душевного волнения... Жаль, что сбой дан. Так гармонично всё было. И строка - далее уже – просто сногсшибательна:
    «И в глазах не слёзы стояли – звёзды».
    В высший сорт, конечно, но чуть бочком, чтоб на тыльную сторону плода досадную выпученность слога задвинуть...
    
    
    Август
    (Василий Алоев)

    
    Ветер ласкает кленовые кудри.
    Улица августом пахнет, и пылью…
    Хочется быть рассудительным, мудрым,
    И побывать за пределами были,
    Где наиграться в сюжеты из сказок...
    Впрочем, простительна эта беспечность.
    Верится в сны и красивые фразы,
    Якобы в них заключается вечность.
    
    Не осуждают впадающих в детство -
    Каждый быть вправе доверчиво-юным.
    От диссонанса прекрасное средство -
    Фазы луны зашифровывать в руны.
    Если луна, словно сахарный пряник,
    Имя её – удалой полумесяц.
    Полной луне – ясновидице рьяной
    Пишутся строки задумчивых песен.
    
    Август пророчит багрянца начало.
    Брезжит, рождается новое утро.
    Ночь удаляется вместе с печалью.
    День впереди рассудительный, мудрый…
    
    *
    Качественные, мастерски вылепленные октавы замыкает, не ударный, как хотелось бы, катрен, но включающий в себя пронзительное:
    «Август пророчит багрянца начало».
    Это особенно понятно тем читателям, чей жизненный август всем своим естеством уже ощутил багрянец увядания... Добротные первосортные стихи, могущие полноправно возглавить свой ряд.
    
    
    И снова август...
    (Елена Букурова)

    
    * * *
    И снова август… Ночь грустна:
    запахло осенью ненастной.
    Для звёзд галактика тесна –
    Внезапно падают и гаснут.
    
    Пугает их движенье вниз:
    как будто души угасают…
    А жизнь – заброшенный эскиз.
    Дни, как программа, зависают.
    
    Горю, но не хочу сгореть,
    Как звёзды, что уходят рано:
    Мне надо многое успеть
    и быть слегка от счастья пьяной.
    
    Живу, но не могу терять:
    утрат составлен длинный список.
    Пусть звёзды юные горят:
    их свет понятен мне и близок.
    
    И снова август… Ночь грустна,
    её объятия так цепки.
    Судьбу ваяю не одна -
    стихи рождаются как слепки.
    
    *
    Есть здесь не новые, но понятные, присущие каждому из нас мысли:
    «Для звёзд галактика тесна –
    Внезапно падают и гаснут»
.
    И вот этот настроенческий вывод интересен:
     «А жизнь – заброшенный эскиз».
    И всё. Ничего более такого, что «зацепило» бы взгляд, не говоря уже о душе.
    Рядовое стихотворение: прочтёшь – забудешь. И завершение - пресное, составное. Второсортное, извините меня...
    
    
    В защиту августа
    (Милава Метлик)

    
    Люблю я астры торжество цветенья!
    Нет в августе унылого гниенья,
    В нём только грань, что видима едва,
    Соединяет лето в осень, сменяя акварель
    На строгой графики осенний профиль.
    
    И манит в небо невесомость облаков
    И яркий свет последних цветников!
    Смотри, как покрывает кистью
    Художник–осень бережно листву…
    Рыжеют дерева, на небе просинь.
    
    Ещё свеж лист, упавший на дорожку…
    Здесь цвет и свет, перекликаясь,
    Затеяли со мной осеннюю игру.
    Вдыхаю прелый воздух и внимаю
    Доступное глазам, но непонятное уму…
    
    Ну, вот и пятистишия пошли! Интересно, интересно. Схема построения – первые два стиха в смежной рифме, остальные не рифмуются. И что-то в третьем стихе наворочено, как буераки в лесу... А как во второй строфе? Слава Музе - идентично с первой и поровней. Интересно, интересно...
    «Смотри, как покрывает кистью
    Художник–осень бережно листву…»
-
    Образ, художника–осени, конечно, заимствованный, мультипликационный образ. Но листву, да покрывать бережно кистью? Может, всё-таки, красками с кисти?
    А что в третьем пятиграннике? А в нём вообще без рифменной огранки... Зато вот с каким выводом:
     «Вдыхаю прелый воздух и внимаю
    Доступное глазам, но непонятное уму»
...
    Внимают вообще-то ушами, а не глазами, то есть, органом слуха. Но, если не утрировать, то, конечно, можно внимать и зрением или тем же умом (сознанием)... И здесь мне басня незабвенного Ивана Андреевича Крылова вспомнилась - «Лисица и виноград». Позволю себе полностью привести её: не лишне будет внять нам доброму русскому слогу:
     «Голодная кума Лиса залезла в сад;
    В нём винограду кисти рделись.
    У кумушки глаза и зубы разгорелись,
    А кисти сочные, как яхонты, горят;
    Лишь то беда, висят они высоко:
    Отколь и как она к ним ни зайдет,
    Хоть видит око,
    Да зуб неймет.
    Пробившись попусту час целой,
    Пошла и говорит с досадою: «Ну, что ж!
    На взгляд-то он хорош,
    Да зелен — ягодки нет зрелой:
    Тотчас оскомину набьешь»
.
    К чему этот пример? А к тому, что вот в нём для меня каждое слово доступное глазам и понятное уму.
    А пятистишия Милавы? Нет, не вызрело ничего путного у автора, к сожалению.
    В крайний ряд подальше...
    
    
    Тот Август
    (Александр Шарковский)

    
    Тот Август – сон, сказать по совести!
    Но странно, помню наизусть
    Его - страницей старой повести,
    Земли тепло и неба грусть…
    
    Дома с отрадными фасадами,
    Все в звуках лета, от и до.
    И ветви яблонь над оградами
    В гирляндах вызревших плодов…
    
    Четверостишьем из Есенина,
    В прощальных красках, нараспев…
    Чертами первыми – осенними,
    Что затаились средь дерев.
    
    Тот Август – в образах с лампадами,
    В печатном слове – буква Ять…
    В ночи, что манит звездопадами,
    И перед ней не устоять!
    
    *
    Ностальгическое, лирическое, ассоциативное. Александру удалось взором и сердцем окунуться в тему и показать свой август, запомненный им наизусть и понятный нам:
     «Земли тепло и неба грусть»;
    «…ветви яблонь над оградами/
    В гирляндах вызревших плодов»
;
    близкий нам:
    Четверостишьем из Есенина,
    В прощальных красках, нараспев…»
;
    милый чертами невозвратной русской старины:
     «Тот Август – в образах с лампадами,
    В печатном слове – буква Ять…»
.
    В первый ряд!
    
    
    Август
    (Janny (Евгения))

    
    Летняя душная сходит пора,
    Нам оставляя лишь сладость потерь:
    Воспоминанья заполнят теперь
    Долгие зимние вечера…
    
    Город, покорный дождливой судьбе,
    Ловит последние солнца лучи.
    Птичьими стаями август кричит,
    Ветреным днем заявив о себе.
    
    В воздухе – запах некошеных трав
    И уходящих надежд аромат.
    Мы не решили, кто виноват
    Так и не выбрав, кто из нас прав.
    
    Но достоверно я знаю одно -
    Осень с утра постучится в окно...
    
    *
    Должно быть, здесь провинциальный августовский городок описан автором, потому что в нём
    «В воздухе – запах некошеных трав
    И уходящих надежд аромат»
.
    А в крупных наших загаженных городах такого аромата в воздухе не ощутишь...
    Но только на этом и остановилось внимание.
    Ну, разве что и заключительное двустишие без претензий на философичность достоверно:
    «Но достоверно я знаю одно -
    Осень с утра постучится в окно...»
.
    Только и всего...
    Между первым и вторым рядом место стихотворению и – ближе ко второму.
    
    
    Август мой...
    (Уваркина Ольга)

    
    Август мой, не гостем, а владыкою,
    Рассыпайся звёздами и вольничай!..
    Я душой, смиренной, невеликою,
    Родилась в твоей безмерной полночи…
    
    Не спеши , пока разлучник - вересень
    Не подует моросью и холодом…
    Притворюсь, как будто и не верю в день ,
    Как утрат, так и последних проводов…
    
    Пусть потом (к невзгодам лет привыкшая)
    Будет путь: холмы да буерачины,
    Но сейчас, чтоб духом стала выше я,
    Посули надежды, что утрачены…
    
    Упади в ладонь коровкой божьею,
    Словом вещим будь, моей опорою…
    А когда шагну по бездорожию,
    За меня молись, чтоб стала спорою…
    
    Пеленай, баюкай песней вольною,
    Поднеси мне яблочко душистое,
    Всё пройдёт…Под небом стихнет боль моя…
    Я с твоей любовью, Август, выстою…
    
    *
    Голос знакомый, природой поставленный, грусть и мудрость от жизни напитавший.
    «Август мой, не гостем, а владыкою,
    Рассыпайся звёздами и вольничай!..»
.
    Так говорят состоявшиеся поэты, знающие и любящие силу слова и своё место в служении ему. И как искренне это признание-обращение к Августу (с большой буквы у автора):
    «Упади в ладонь коровкой божьею,
    Словом вещим будь, моей опорою»

    В высший сорт без дальнейших лишних комментариев!
    
    
    Август - тихая вода
    (Горнова Надежда)

    
    Это будет. Непременно.
    Наш Июль – не навсегда.
    Уж спешит ему на смену
    Август - тихая вода.
    
    Август – белые туманы.
    Август – павшая звезда.
    Август милый, Богом данный.
    Август – чудо. Август – дар.
    
    Август щедрыми дарами
    Наполняет закрома –
    Ведь уже не за горами
    Ненасытная Зима.
    
    Ну, а Душу чем наполнишь,
    Август – лекарь, Август – храм?
    Всё ты знаешь, всё ты помнишь,
    Всё расставишь по местам.
    
    Подведи итоги, Август,
    Летней глупости моей.
    Не жалей меня – я справлюсь -
    Стану к осени мудрей...
    
    Август милый, Богом данный.
    Август – чудо. Август – дар.
    Август – белые туманы.
    Август - тихая вода...
    
    *
    Это, скорее, текст для песни, где мелодия и вокал придадут необходимых полутонов и красок к таким перечислениям и рефренам:
    «Август – белые туманы.
    Август – павшая звезда.
    Август милый, Богом данный.
    Август – чудо. Август – дар»
.
    Впрочем, не ускользнуло от меня то доброе закулисное действо, когда автор отредактировал свою работу, находящуюся в режиме ожидания голосования, применив инверсию в стихе «Всё ты знаешь, всё ты помнишь». То есть, изменил первоначальное «Ты знаешь всё, ты всё помнишь» - то, что мне и хотелось посоветовать сделать Надежде. Это, по-моему (и, к сожалению), единственная правка из всего конкурсного материала на этапе его проведения... А в отношении автора она лишний раз подтверждает о тонком, песенном слухе его и об ответственности перед читателем.
    Повторюсь, данное стихотворение очень легко легло бы на музыку. Говорю как автор-исполнитель песен, имеющий собственный сольный альбом и авторский нотно-текстовой сборник песен.
    Однако в поэтическом измерении «Августу - тихой воде» не подняться выше первого ряда, условленного в этом обзоре.
    
    
    Прощание с летом
    (Алена Сократова)

    
    Корабликом месяц затонет у кромки рассвета,
    И первые окна несмело зажгутся в домах.
    Прощай и прости, моё самое долгое лето!
    Кто знает, зачем так обманчив твой щедрый размах?
    
    Последней кометою небо - недремлющий Аргус -
    Хитро подмигнёт и бесшумно всплакнёт невпопад...
    Я плакать не стану о Вас, убегающий Август,
    Не всё ли равно - звездопад, листопад, снегопад?..
    
    Прости и прощай, моё самое долгое лето!
    Ты всё уместишься в короткий сумбурный рассказ...
    Слезою в траву упадёт голубая комета,
    И где-то проснутся до времени скрипка и флейта,
    И вздрогнут от ветра, и тихо заплачут о нас...
    
    *
    Лирика, бесспорно, твёрдого почерка. Но вот с кометами несколько запутало: то ею, кометой, небо хитро подмигнёт, а затем «бесшумно всплакнёт невпопад», то эта - или уже другая? - комета «слезою в траву упадёт»... Не совсем соответственно для моего капризного слуха сказано о том, что небо – а оно величина числа единственного, субстанция в большей степени не насыщенная объектами, могущими издавать шум, - бесшумно всплакнёт. Или это о кратковременном ночном дождичке? Но при нём кометы как-то не очень наблюдаются... Здесь справедливее сказать НЕСЛЫШНО всплакнёт...
    Не совсем понятно в неожиданном пятистишии и появление скрипки и флейты. Если кометам ещё могу как-то поверить, хоть и не разобрался в них до конца, то вот с музыкальными инструментами, ни с того, ни с сего объявившими, – ну тугой я на ухо, и всё тут!
    Помнится у Блока в стихотворении «В ресторане» дана ненавязчивая, но необходимая последовательность и детализация:
     «Никогда не забуду (он был, или не был,
    Этот вечер): пожаром зари
    Сожжено и раздвинуто бледное небо,
    И на жёлтой заре - фонари.
    
    Я сидел у окна в переполненном зале.
    Где-то пели смычки о любви.
    Я послал тебе чёрную розу в бокале
    Золотого, как нёбо, аи»
.
    У Блока тоже показано появление скрипки, хотя о ней прямолинейно и не сказано (смычок принадлежит ведь и другим струнным инструментам). Но мы понимаем, что находимся в вечернем ресторане (название произведения сразу определило наше местонахождение), что где-то в нём играет скрипка, на которую мы пока не обращаем никакого внимания, потому как по воле автора и сюжета всё внимание наше приковано к Ней – той, кому ЛГ послана роза в бокале.
    Здесь все ясно насчёт скрипки, и к Блоку не нет никаких вопросов.
    А вот к нашему автору вопрос возникает: чьи скрипка и флейта появились в ночном августе, откуда вдруг?..
    Красиво, конечно, написано, но - «не с плода красоту пить». В первый ряд - ни выше, ни ниже.
    
    
    Спроси, за что тебя люблю
    (Александр Кожейкин)

    
    По мне ты – как неровный, нервный блюз
    с синкопами и саксофонным соло.
    Спроси, за что давно тебя люблю?
    Задумаюсь и дам ответ не скоро.
    Порой ты бьёшь надежду, как стекло,
    но красота твоя неоспорима.
    Ты можешь щедро одарить теплом,
    а чаще жар такой проходит мимо.
    Потом подарки даришь ты с душой –
    гостинцы для голодного поэта,
    мне намекнув: всё будет хорошо.
    Я говорю: «Люблю тебя… как лето…»
    Но поддаешься злому куражу –
    сбиваешь мой порыв дождём обильным.
    Что будет завтра, точно не скажу –
    за час ты можешь измениться сильно,
    соломинки запрятав в волосах
    и паутинок солнечные нити…
    
    Я это всё про август написал…
    Не женщине. Меня Вы извините…
    
    29.08.2011 г.
    
    *
    Непринуждённое в изложении, и, как мне кажется, полушутливое стихотворение, где в прозаичном монологе вдруг появляются такие родные поэтические соломинки в волосах и паутинки, ставшие солнечными нитями, которые украсили бы любое произведение.
    Только к кому такое официальное обращение на «Вы» с большой буквы в заключении, если везде на «ты»? К читателям? Но тогда с маленькой надо бы... К незримой собеседнице?.. Так ни слова о ней ранее не было. Или опечатка, учитывая по дате создания работы, крайнюю своевременность подачи её на конкурс? Для меня вопрос остаётся открытым, Александр.
    В первый почётный ряд!
    
    
    После адской жары...
    (Зинаида Коннан)

    
    После адской жары захлебнулась дождями природa,
    На платформу испуганных дачников толпы бегут, -
    В холод, сырость квартир – из тепла, от причуд небосвода;
    Не для них Паустовским воспетый осенний уют, -
    
    Без курортных загаров, озёр, шашлыков, oгородов,
    А у печки, средь книг, позабытых в работе давно:
    Шум дождя за окном – и готической «Дикой охоты»
    Откровения, что перекроены были в кино;
    
    Чтоб в пассивности той предаваться по-иньски мещанству, -
    Втихомолку, тайком от продвинутых, строгих друзей:
    Отходить от забот, ненадолго отвыкнув от «янства»,
    В ножны сунув клинки вечно скрещенных с кем-то мечей.
    
    *
    Качественная по подробностям будничная многоплановая картинка, вполне необязательная для ритмической основы и рифмования, потому, как и без того открывает наблюдательный и рассудительный взгляд автора и его кругозор. Здесь и чудесный мастер слова Паустовский упомянут, и Владимир Короткевич с «Дикой охотой короля Стаха» (если я правильно понял). А если это о полотне живописном (готика всё-таки упомянута), то извините, не ведаю о таком... В общем, пояснение ссылочкой не лишне было бы. Много чего есть здесь, но вот красок августа не хватает, как и запоминающихся строк, кроме, может, последней:
    «В ножны сунув клинки вечно скрещенных с кем-то мечей».
    Однако одной строки недостаточно для души и сердца.
    Не высшего сорта стихотворение, но и не низшего качества. А первый ряд – как раз.
    
    
    Из кружев
    (Ната Кабанова)

    
    Август. Печально. Осень –
    Дострочно сезон ушёл.
    Зачем Вы не знойны вовсе?
    Зачем Вы настолько short?
    Из лета ли... излита ли нежность писем?
    Да ею ли мы спаслись?
    
    А там уже… снежных мыслей
    Не тиснешь на чистый лист,
    А там уже… вспыхнет вьюга,
    Чернильны её лучи.
    А что, земляничный угол
    Не им ли сверкать учить?
    Закружат. Из кружев. Веско
    В бельё – с головы до пят.
    И в новый полёт повестка
    Любимым летит опять...
    
    бельё – одежда или ткань белого цвета
    
    *
    Ребусные стихи. «Зачем Вы настолько short?». Гадай: о чём, о ком? Если «Вы» - то это о человеке. Если о человеке – то в значении «низкий, невысокий». А если об августе, олицетворённым таким способом, то это - «короткий; краткий; краткосрочный»... Возможно, возможно, но август наравне с коренником июлем в тройке лета равен 31 дню. Буквально воспринимая, можно подсчитать, что он ничуть не краткосрочней июля...
    А вот эта длиннющая «вариативная» строка: «Из лета ли... излита ли нежность писем?», распарывающая стихотворный размер, ножницами выпирающая их него, - она зачем?
    Дальше ровно, лирично, и, конечно, живописно-иносказательно: с чернильными лучами вьюги, с земляничным углом, который надо непременно учить сверкать...
    И ударная концовка с ПОВЕСТКОЙ, летящей в новый полёт любимым (вразумительней в данном случае сказать К ЛЮБИМЫМ). Вообще-то с этим определением здесь ещё неувязочка: ведь полёт повестки направлен не к единственному любимому, а к нескольким любимым сразу! А если автор делает здесь обобщение, то и надо согласовать: ПОВЕСТКИ ЛЮБИМЫМ (оставим в авторской транскрипции, без просящегося связующего и направляющего предлога). А то, как одну-то повестку на всех разделить? Кстати, конкретно по повестке. Если принципиально подойти, то снова возникает вопрос: а в каком, собственно, понимании употреблено это казённо-канцелярское слово ПОВЕСТКА? Ведь ПОВЕСТКА в первом, основном значении есть - цитирую по толковому словарю Ушакова - «краткое письменное извещение с предложением явиться куда-нибудь или с каким-нибудь напоминанием, предупреждением. Повестка на заседание. Судебная повестка»... В общем, приходится озадачиться, хотя домыслить и разобраться во всём можно, имея поэтическое воображение и интуицию. Да нужно ли?
    И только рифмы – эти нетривиальные, свежие, удивляющие рифмы, на которые у автора несомненный дар, не позволят поставить мне это произведение во второй ряд...
    Первосортно.
    
    Похолодание и наконец-то дождь
    (Борис Михин)

    
    Каштаны многолапые
    сжимают воздух пальцами,
    а мы под их палатками
    от августа скрываемся.
    Он нынче очень бежевый,
    и мокрый, – простудился ли?
    Но спрашивать невежливо –
    он всё равно единственный.
    Пусть моросит.
    Пусть жители,
    гуляя с доберманами,
    ворчат неуважительно,
    закашлявшись туманами.
    Здесь (в августе) все – местные,
    как все свои под зонтиком,
    раз хляби поднебесные
    уже почти экзотика.
    Расслабились по-летнему,
    привыкнув к ярко-синему,
    Рвём жёлтые билетики
    на осень моросильную.
    Уже замёрзнуть хочется.
    И смотрим во всю улицу,
    как хмарь – зимы пророчица –
    с каштанами целуется.
    
    *
    В предпоследний день пришла эта работа на конкурс. И уже не хочется говорить долго. Стихотворение воспринялось сразу - лёгкое, без напряжения, без умопомрачительных изысков, с приятной лукавинкой, и достаточно соразмерное, с этакой некрасовской интонацией.
    Жаль что вот здесь сбито ритмическое ударение:
    «Пусть моросит.
    Пусть жители,
         гуляя с доберманами»
... -
    то есть ударение падает, согласно ритму, на первый слог в слове МОРОСИТ (мОросит).
    Автор для меня новый и хочется пожелать ему всяческих успехов и в дальнейшем. А стихотворение? Конечно в первый ряд, там такие - неброские, но отличительные и самодостаточные - в самую пору!
    -----------------------------------------------------------
    
    Итак, друзья, обилен наш урожай, да сорен... Знаю, что многие готовы оспорить какие-то мои замечания, защитить свои и чужие строки, взглянув на них с другого ракурса. Всё так, ибо, сколько нас, столько и мнений. Но есть в поэзии и ценности непреложные, о которых повторяться не стоит, ввиду того, что все мы здесь, пишущие и считающие себя стихотворцами, знаем о них со школьной скамьи... И если мои вкусы и склонности можно опровергнуть, то их - ценности Её Величества Поэзии - невозможно. С тем и приношу достойный поклон тем, кто, быть может, считает, или действительно, недопонят мной.
    А открытием конкурса и наиболее соответствующим теме вижу стихотворение «Это август, мой друг...» Татьяны Коноваловой. К ней, победительнице, отправится заслуженная награда. Примите мою признательность, Татьяна!
    Было бы несправедливо оставить без внимания ещё несколько ярких работ. По этому поводу, как дополнение к единственному призу конкурса, направляю в Украину сборник клубковцев «Нота Бене» Юлии Куликовой (Август), выделив его из своих авторских экземпляров, а также в Москву Ольге Уваркиной (Август мой...). Но Ольге – одну их своих персональных книг, ведь она сама автор «Ноты Бены» и книгу эту имеет.
    Уважая наших читателей и их выбор при общем голосовании, ещё один экземпляр «Нота Бены» отправится в Челябинск для Александра Кожейкина (Спроси, за что тебя люблю), как приз читательских симпатий (у Александра книга «Песни в поднебесье» уже есть). Мои поздравления, Александр!
    Отличные стихи и приятные минуты их прочтения подарили мне давно состоявшиеся авторы, такие как: Ирина Легонькова (Осень – за год забытый уже стилист...), Арома Булатова (Яблоко августа), Ирина Васильева «Вдыхали яблоки», Василий Алоев (Август). Им также мои слова признательности.
    Интересны были работы известных или менее известных на сайте нестандартных авторов:
    Дмитрия Ильина (Набросок августа); ladydi (Светланы Макаренко - Астриковой (О, август!..); Лилии Клименко (Письмо из прошлого); Молчанова Виталия (Кончилось лето); Виктории Постор (Дачная любовь); Андрея Шаповалова (31 августа (в полночь лету уходящему...); Александра Шарковского (Тот Август); Горновой Надежды (Август - тихая вода); Алены Сократовой (Прощание с летом); Зинаиды Коннан (После адской жары...); Наты Кабановой (Из кружев); Бориса Михина (Похолодание и, наконец-то, дождь)
.
    
    Всем, всем - творческого упорства и вдохновения!
    
    Куратор конкурса Сергей Тимшин (Мартовский).
    
    
    
    
    

Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

15.09.2011 18:15:37    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Сергей, за обстоятельный и интересный обзор. Огромная работа, надо снять шляпу, просто здОрово!
Отвечаю на твой вопрос - обращение на "Вы" - потому как к читателю. А почему с большой буквы, так это в единственном числе в стихах допускается (авторское выражение особого уважения). Ну, если кто обидится за женщину, не к которой эти строки, так вину заранее пытаюсь загладить (смайл с улыбкой)...
     
 

15.09.2011 19:19:02    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Доброго прочтения и понимания ,Саш! Большинство проголосовавших за тебя читателей поняли это твоё обращение лучше меня. Присоединяюсь к ним!
       

15.09.2011 20:01:34    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Сергей, низкий поклон за "необозримость" обзора! ) Работа, достойная восхищения - своей подробностью, обстоятельностью. Мои поздравления победительнице - Татьяне Коноваловой и Саше Кожейкину, собравшему в свою корзину больше всех яблок. А также спасибо всем проголосовавшим за меня (свой голос я отдала 6 произведениям). Ждём от победительницы темы нового конкурса!
     
 

15.09.2011 20:12:13    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Спасибо, Галина! Твоя неподдельная любовь к сайту, к его жизненному статусу, к его честным авторам воистину королевская!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 15 сентября 2011 г. в 20:12:46
       

16.09.2011 04:15:45    Куликова Юлия Отправить личное сообщение    
Это мой комментарий. Система почему-то не узнала :))
Комментарий изменён: Куликова Юлия - 16 сентября 2011 г. в 04:16:09
       

17.09.2011 19:39:50    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Спасибо, Юля, за добрые слова. Но тебе от меня таких слов с короб больше , потому как, очень надеюсь и верю в тебя - ту (вспомним Маяковского) "... которая есть, но - трижды! - которая будет"! Работы, вдохновения и прозрений!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 17 сентября 2011 г. в 19:40:46
       

16.09.2011 19:13:41    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Спасибо, Сергей! Восхищена! Пожалуй, за всё время моего пребывания на "Клубочке", настоящий мастерский разбор полётов...Я бы мимо многих справедливых замечаний прошла мимо)), просто зачитываясь строками и думая: ну, автор просто так видит...))
Теперь Вам просто сам Бог велит проводить тематические конкурсы на "Клубочке" и писать такие великолепные обзоры!
Большое спасибо за подарок и оценку. Очень рада за признание стихов своих коллег, особенно за Танечку Коновалову, с творчеством которой успела познакомиться раньше на других литературных Порталах.
     
 

17.09.2011 19:59:45    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Добрые слова всегда приятны, Оля. Рад, что не всех огорчил, но и кого огорчил - ведь не с намериями личными: Поэзия выше всех наших симпатий и антипатий... Спасибо за поддержку моего выбора победителя Татьяны Коноваловой. Я знаю, что у тебя (на "ты" ведь мы с тобой или давай на "ты", если не так было) тонкий вкус и ты всегда добросердечна ко всему настоящему в нашем деле. И это главное. А что пропускаем мы имеющиеся несуразицы в удачных стихах других - так это оттого, что в тех стихах больше достоинств. И зачастую (когда не официально, а наедине с собой рассматриваем их), пропускаем некоторые неточности, потому как пятна на Солнце и на Луне - они ведь не затмевают нам сути и красоты этих светил...
Светлого настроения и новых вдохновений!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 17 сентября 2011 г. в 20:05:49
       

19.09.2011 20:57:16    Татьяна Коновалова Отправить личное сообщение    
Здравствуйте Сергей! Так рада что наконец имею возможность почитать обзор. О,это мое самое любимое в конкурсах! Примите мой поклон...Труд Ваш того стоит. И конечно огромное спасибо за
оценку моего стихотворения. До того на сердце и на душе хорошо стало!!! Пою от счастья! И чегой-то слезы близко! Спасибо сто раз! :)
Олечка,Арома и все-все кто откликнулся-поздравил- поддержал-одарил вниманием и теплом, спасибище вам огромадное! Простите что порой отвечаю с опозданием....Так у нас плохо со связью...А в этот раз еще и командировка...Спасибо,ребята! Всем новых счастливых конкуросов,замечательных обзоров и счастья!
     
 

19.09.2011 21:58:57    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
А я ещё раз радуюсь за тебя ,Татьяна, и за то, что яркие поэты сайта поздравляют тебя от чистого сердца и тем самым разделяют моё мнение. Больше таких же удачных произведений ,как конкурсное, тебе и, конечно, нам от тебя - твоим читаттелям и друзьям!
       

19.09.2011 22:30:22    Татьяна Коновалова Отправить личное сообщение    
Спасибо,Сергей! Сайт у вас действительно замечательный. Тепло здесь,уютно... Хорошо! )))
И много-много замечательных авторов... Читать-не перечитать! :) СПАСИБО СЕРДЕЧНОЕ!
Я жду ответа от руководителя сайта. Если не опоздала с конкурсом, то буду рада его провести.:)
     
 

20.09.2011 21:21:25    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Интересная статья. Настоящий Мастер-класс. Спасибо.
     
 

21.09.2011 00:23:32    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Добрых прочтений и понимания!
       

Главная - Конкурсы - Его Величество – Август - Обзор куратора

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru