Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Кафедра - Обзор восемнадцатый (медово-шиповниковый)


Обзор восемнадцатый (медово-шиповниковый)

(Фома Ухмылкин)


«Каждый обзор – это всего лишь
моё субъективное мнение, не
претендующее на истину в
в последней инстанции»

Фома Ухмылкин




    1. Алина Агеева «Письмо»
    
    Я в конверт положу вместо строчек
    И от времени выцветших слов
    На сиреневом бархате ночи
    Недосказанность призрачных снов.
    
    И серебряных талеров россыпь,
    Что оставил вчера лунный свет,
    И с алмазной огранкою росы
    В хризолитовой сонной траве.
    
    Тот конверт мой из листика мяты
    С ароматным резным уголком
    Золотою смолой запечатан
    И отправлен тебе с мотыльком.
    
    Может быть, твоя нежность остыла,
    И мне письма писать не резон,
    Но летит мотылёк синекрылый,
    Где на сосны прилёг горизонт...
    
     Какие чудесные строки! Океан нежности плещется между ними. Красивые образы, пусть некоторые и подзатасканы слегка. Лично меня пленили сиреневый бархат ночи и горизонт, прилёгший на сосны. Но как же, воскликнете вы, без ложки дёгтя в этой бочке с любовной лирикой?! А вот и она. Нет изысканности в рифмах «слов-снов, уголком-мотыльком». Зато остальные на уровне! И с ударениями не везде порядок, хотя вопрос этот спорный. Судите сами. Вот строка:
    
    МОжет бЫть, твОя нЕжность остЫла,
    
     «ТвОя» явно спотыкает, хотя можно и проглотить это местоимение, но у меня не глотается. Другой пример:
    
    Что остАвил вчерАлунный свЕт
    
     Два слова сливаются и читаются, как одно. А всё потому, что этих самых слов для данного размера слишком много в строке – целых пять штук! А там, где три – всё в полном порядке! Посмотрите-ка:
    
    И от времени выцветших слов
    
    С ароматным резным уголком
    
     Но, за минусом этих помарок, в целом стих хорош! С чем и поздравляю автора!
    
    2. Поэт Души (Евгений Голубенко) «Я кровь смывал»
    
    Я кровь смывал небесной синевой,
    Втирая в тело облачную пену.
    Все чувства, что роднили нас с тобой,
    Мы раскромсали, как живые вены.
    
    Упрёки в ступе нечего толочь –
    Не будет ни прощенья, ни возврата.
    Пусть чёрным цветом полыхает ночь
    Над высохшею влагою заката.
    
     По поводу кромсания вен: мне думается, что занятие сие бесполезное и неэффективное, потому как вены чаще всего перерезают(вскрывают). Этого, как правило, бывает вполне достаточно. А вот чувства – да! Кромсают, и ещё как! Знакомый процесс. Но тогда не нужно было проводить параллель с кровеносными сосудами. То же самое про полыхающую ночь: как может полыхать тьма, да ещё чёрным цветом?! Вообще, привязка к свету, кроме улыбки, ничего не вызывает. Вот полыхающий костёр, к примеру. Он либо полыхает, либо нет. Разве мы говорим: костёр полыхает алым цветом? Ну, не зелёным же ему полыхать! И о том, что закаты бывают влажными, я тоже узнал впервые. Разве что после дождя? Нет, не вяжется… А тема злободневная. Хочешь написать что-нибудь надрывно-навзрыдное, лучшего и искать не нужно.
    
    3 Ивонин Андрей «Сумерки»
    
    Над озером кульбиты коромысл.
    Неспешный разговор. Вопросы и ответы.
    И взгляд, что различает не предметы,
    но тень предметов. Их сакральный смысл.
    Ладонь скользит по плоскости стола:
    льняная скатерть, сахарница, ваза
    из хрусталя, но сумерек зола
    наводит ретушь на сетчатке глаза.
    Темно. И кем-то сказанная фраза
    течет и застывает как смола.
    
     Бывали времена, когда и я рифмовал «смысл-коромысл», не подозревая, что правильно «коромысел». «Не ошибается тот, кто ничего не делает.» А стих замечательный! И ведь действительно он течёт, как смола. Эта вязкость так и чувствуется. Фразы во второй части произведения начинают перетекать из строки в строку, будто смола по стволу ели, перегревшаяся на солнце. И это подкупает меня, как читателя.
    
    4. Николай Бодров «Мускулатура»
    
     Тренировка
    
    Пора пора, начать да кончить.
    Себе опять придется врать.
    Чужая боль уже не корчит
    И хватит пальцы загибать.
    Духовная мускулатура
    От тренировок все сильней
    Я выдернул стрелу Амура,
    А сердцу все больней, больней.
    
     Страдательное. Про «врать-загибать, сильней-больней», я думаю, говорить не стоит: и так всё ясно, а больше, вроде, и не о чём. И то сказать – «Тренировка» же.
    
    5. Тамара Тагеко «Они ушли»
    
    Они здесь были. Это точно. Были.
    Усталая земля еще хранит
    Загадки иероглифов, и были
    Впечатаны прожилками в гранит.
    
    Они здесь жили. Странно.. Просто жили.
    Слагали песни, грелись у костров.
    Они порой натужно рвали жилы,
    Ломали жизнь и души между строф.
    
    Они смеялись. Плакали. Любили.
    Вот их следы на краешке земли..
    Мы не успели,- копошились в иле..
    Им стало скучно. И они ушли.
    
     Вот, на мой взгляд, самое то! Технично, лаконично, содержательно. Недоговорённость и послевкусие прилагаются.
    
    6. Мила Лагутина «Пропала»
    
     Тоже страдательное. Но тут совсем другой коленкор. Какова подача! С надрывом, цеплятельно! Крик обнажённой женской души. И уже не обращаешь внимания на рифмы. Просто погружаешься в стих всё глубже, глубже… Пока не коснёшься дна. Молодец, Мила!
    
    Знаешь, ты абсолютно прав, я совсем пропала.
    Ещё где-то там, холодной весной, в середине мая,
    Так бывает в жизни: рыдала и отрыдала,
    А теперь холодна как лёд, будто и не живая.
    Хотя, впрочем, нет, я ещё долго тебе писала,
    Оставляя по привычке слова по всему инету.
    Только вот без толку… Я всё давно поняла… я знала,
    Ты не прочтёшь теперь…Закричать бы, да силы нету.
    А я всё ждала, что ты придёшь, что напишешь, вспомнишь
    Своё обещание мне… Но месяц, второй и третий…
    Я ж тебя умоляла не молчать, оказать мне помощь,
    А ты за тринадцать часов меня как бы и не заметил.
    Но к чему обиды? Их нет, поверь, я всё понимаю,
    Это планета Земля - слишком одинокое место,
    Не упрекай за то, что теперь я совсем немая,
    Я б говорила с тобой всю жизнь, ты же знаешь, честно.
    Столько всего разного, чем хочется поделиться,
    Рассказать, удивить, подарить, стать чуточку ближе,
    Ты же помнишь, правда, не в моих правилах мелочиться,
    А обиды - тьфу…Воду возят на тех, кто обижен.
    Что поведать тебе? Какую военную тайну?
    В Москве настоящий Ад, но это для тебя не новость.
    Знаешь, я всё надеюсь, что встречу тебя случайно,
    И окликну в большой толпе, опять обретя свой голос…
    Это лето слишком страшное…Но ни с чем не сравнима
    Бесконечная пытка твоим безразличным уходом.
    Разве это я с тобой молчала, не говорила?
    Это ты ушёл, найдя для себя наконец-то повод.
    Солнце жжется и на пляже в полдень адское пекло.
    Я живу как и прежде на четырнадцатом, над морем.
    Слишком много пью, майка выцвела и поблекла,
    Я слежу с балкона за тихим, ночным прибоем.
    Далеко за полночь. Где-то музыка и гулянье,
    Я не пишу стихов, не читаю книг, не лежу в кровати.
    Есть один лишь выход - вгрызся в моё сознание:
    Рыбкою через перила – кляксою на асфальте.
    Знаешь, я очень часто это тебе говорила,
    Между строк, в стихах, в фотографиях…и даже молча:
    Никогда, никого, я так, как тебя не любила.
    Эта любовь как недуг, проклятие или порча.
    Мне для тебя оказалось совсем ничего не жалко:
    Ни души, ни сердца, ни гордости…и даже жизни.
    Только умоляю тебя, мой дорогой, пожалуйста,
    Если не меня, береги обо мне хотя бы мысли.
    
    7. Каменная Гостья «Душа»
    
     О душе, как и о любви, писано-переписано. Казалось бы, ну что ещё можно об этом сказать? А вот поди ж ты…
    
    Душа... Она – кристалл.
    __Брильянтовой огранкой
    ___вбирая звездный свет,
    ____мерцает всем в ночи,
    и если быт достал,
    __словами кровь подранка
    ___роняет по листве -
    ____и строчкой боль кричит.
    Когда в неё плюют,
    __(так гадят на лампады) -
    ___в ней всё равно светло -
    ____как будто весь ихор
    сливается в струю,
    __смывая грязь и яды,
    ___ и тот, кто сделал зло,
    ____невидим ей в упор.
    Но день бывает густ
    __стеченьем обстоятельств,
    ___замесом горя - крут
    ____ и хворью сердца - стыл,
    душа обронит с уст
    __не страстный залп ругательств -
    ___укор: И ты, мой Брут,
    ____сегодня отомстил?
    Но краток этот гнев
    __болезненного сердца,
    ___и всепрощенье дню
    ____воздаст другой восход,
    достаточно в окне
    __Венере разгореться,
    ___к усталому огню
    ____прибудет кислород.
    Душа - живой кристалл,
    __ в наследство богоданный.
    ___Структура - Отчий Дух,
    ____дух Света во плоти,
    и плоть ей - пьедестал,
    __и жизнь – одно свиданье,
    ___Одно – не будет двух
    ____для Млечного Пути.
    
     Замечательная работа! С удовольствием переправил её в «Золото»!
    
    8. Марк Яровой «Мой парк»
    
    Где ниже подоконных ватерлиний
    Перед дождем птиц бреющий полет,
    Рисунки на асфальте многоликие
    И в глаз прохожего как белку солнце бьет…
    
     « Подоконные ватерлинии» - это уже кое-что, это образ. А вот во второй строке «цбр» проговариваются с превеликой натугой. И последняя строка смущает: разве солнце бьёт белку? Это прерогатива охотников-сибиряков.
    
    Креветки в кляре мигом на закуску
    «У Мойши» -в ресторане подадут,
    А рядом –как по нашему, по-русски
    Стакан граненый измеряет истин суть…
    
     Креветки в кляре от Мойши – это необычно для еврейской кухни, так же, как привычен для русского гранёный стакан. А вот экономить на запятушках – совсем ни к чему.
    
    Как звать тебя –бывает и не спросят
    Добавить можешь? –словно мантра –вот вопрос!
    С утра по парку воскресенье босо
    Терзаемо похмелием бредет…
    
     «Вопрос-бредёт» - это не рифма.
    
    Здесь даже клены будто причастились
    Растут какой-то выгнутой волной…
    Как пробки на тропинках заискрились,
    Отвинченною в спешке головой!
    
     Глагол «заискрились» куда отнести? К клёнам? Тогда какой садюга им головы пооткручивал? Если это пробки, искристостью которых залюбовался автор (Ах, дескать, как пробки-то заискрились! Поглядите-ка!), так спиртное ещё не куплено, стало быть и предмета восхищения нетути. В общем, непонятно.
    
    Здесь пьяно улыбнется тебе Самость,
    Заметив под кустом семью ежей…
    И роюсь я в карманах, чтоб добавить
    Двум ангелам похожим на бомжей…
    
     Вот как-то плохо Самость с ежами вяжется. Не уловил я связи. Зато ангелы-бомжи хороши!
    
    9. Сергей Тимшин (Мартовский) «После юга»
    
    Здесь небес берегА
    оторочены жаром рубиновым,
    И массивен накат
    фиолетовых облачных волн...
    Здесь не брызжет луна
    кислотою своей аскорбиновой
    Из чернёных пространств,
    истекающих сотами звёзд.
    
    Я вернулся сюда,
    обожжённый приморскими солнцами, -
    На югорский причал,
    как в гигантский распахнутый грот.
    Но опять, но опять -
    вон за теми зубчатыми соснами -
    Черноморский прибой
    мне полынную песню поёт.
    
     Замечательный пример вплетения образов в канву стиха. Но, если бы автор не разбивал длинную строку, а применил внутреннюю рифму – было бы ещё краше.
    
    10. Михаил Галин «ИГУМЕН»
    
     (Старые стихи)
    
    В келье начальника монастыря
    Было прохладно и тихо,
    В узком оконце светилась заря,
    Пахло сосной и гречихой.
    
    Грузно в углу на коленях стоял
    Сам настоятель суровый.
    Имя одно он всю ночь повторял,
    Словно заветное слово.
    
    В голые стены уткнулся без слез
    Мученик мертвой разлуки...
    Сбоку глядел молчаливый Христос,
    Так и не спасший от муки...
    
     Ну, и что, что старые. Если у человека есть способности к стихосложению, то, как правило, это видно сразу. Замечал, что при развитии способностей авторы улучшают технику, овладевают новыми приёмами, секретами, но при этом теряется юношеское очарование строк, душевность, девственность. Нет, всё-таки какое замечательное время – молодость!
    
    11. Александр Марков «Куда идешь..?»
    
    На Вия Аппия апостол вышел рано,
    Еще темнел далекий горизонт,
    Он покидает Рим из-за тирана,
    Пусть кто-то это бегством назовет.
    
    Душа его вконец истосковалась -
    Куда, зачем ему идти теперь?
    Приверженцев почти что не осталось,
    Нерон не зря безумствовал, как зверь.
    
     Ух! В 1-ой строке аж два лишних слога получились. И то сказать, дорога-то не от крыльца до сарая.
     Если в 6-ой строке поменять местами «ему» с «идти» - читаться будет значительно легче, а удобоваримый текст – далеко не последняя вещь в нашем деле.
    
    Ему не жалко согбенного тела,
    Но сердце заполняли боль и страх -
    Рассеяна община, гибнет дело,
    Ведь сатана всё обращает в прах.
    
     Вообще-то, согбЕнного правильно. Почему бы не сделать так:
    «Согбенного ему не жалко тела» - И дело с концом! Опять же затычка «ведь» глаза колет. Про рифмы «страх-прах, тело-дело» я уже молчу…
    
    Нарек его Учитель Petros - камень,
    На камне сем и церковь созидал,
    Которая должна стоять веками,
    Но, видно, он надежд не оправдал...
    
     И здесь «созидал-оправдал». Ну, не смотрятся эти глагольные, хоть ты тресни! «Камень-веками» гораздо лучше. Разве нет?
    
    Дорога же по-прежнему пустынна,
    В округе все дремало до сих пор,
    Лишь первый луч вдруг осветил долину,
    Позолотив макушки ближних гор.
    
     Затычки прибывают: лишь, же, вдруг. Не многовато ли на один катрен?
    
    Петр подустал, отяжелели ноги,
    Ведь как-никак он тридцать лет в пути,
    Сейчас присядет около дороги,
    Ему так далеко еще идти.
    
     Опять «ведь»! Да что же это такое деется-то?!
    
    Воспоминанья старца одолели -
    Когда он молодой был и удал,
    На родине, у моря, в Галилее
    Учителя впервые увидал.
    
     Вот рифмы неплохие, но если уж удал, так тогда и молод, а не молодой. Типа:
    
    Воспоминанья старца одолели -
    Когда-то он был молод и удал…и т.д.
    
    Такое не забудется с годами:
    Назаретянин знал все наперед,
    И братьев, что ловили неводами,
    Ловцами человеков назовет.
    
    А сколько раз ему потом с Андреем,
    За посланную божью благодать,
    В Испании, Египте, Карфагене
    Пришлось за эту веру пострадать.
    
     Кто скажет, что «Андреем-Карфагене» не рифма? Рифма! Но больно бедная: то ли кризис сказался на её благосостоянии, то ли по другим неизвестным причинам.
    
    И вот опять царям он неугоден,
    Его паству преследуют враги…
    Вдруг кто-то показался на дороге,
    Послышались негромкие шаги.
    
     Снова дыры заткнуты: «вот» и «вдруг». Да и бедность продолжается: «неугоден-на дороге», хотя в данном случае две гласные общие против одной в предыдущем, улучшение налицо!:)
    
    Какой-то путник, видимо, не местный,
    Заботою неведомой гоним,
    В простой накидке из овечьей шерсти,
    Но странный свет струился перед ним.
    
    Прохожий шел неторопливо мимо,
    Скорей всего, туда, к семи холмам.
    Апостол вдруг Его увидел зримо
    И пал ничком к божественным стопам:
    
     Это «вдруг» просто красной нитью проходит через всё произведение. Ну, что поделаешь?! Полюбил автор это сорное слово. И крепко полюбил!
    
    - О, Господи, один, без провожатых!
    Куда идешь, Учитель, в этот раз?
    - Иду я в Рим, чтоб снова быть распятым,
    Ведь покидаешь ты его сейчас…
    
     «Мы с Вами где-то встречались!» - хочется воскликнуть, прочитав первое слово в 4-ой строке. Да-а-а, не лидер «вдруг», не лидер… И автор – не однолюб…
    
    Апостол встал, видение пропало,
    Лишь солнце освещало камень плит.
    Душа его крылатой будто стала,
    Он знал теперь, что сделать предстоит…
    
     Эх! Подотстало «лишь». На полкорпуса всего, но подотстало! А я за него уже «болеть» было начал. Неважный из меня фанат получился.
    
    * * *
    История сия давно известна,
    И помним мы ее до наших дней,
    А мне она еще тем интересна,
    Что говорит о совести людей…
    
     Ага. Вот и резюме. Правда, несколько корявое. Во-первых, почему МЫ помним до НАШИХ дней? До наших дней нас ещё и в помине не было, как мы помнить-то можем что-либо вообще?! Опять же, если эта история пересказывается на «Клубочке», стало быть её помнят и в наши дни? Не так ли?! «Так ли, так ли...» - Отвечу сам себе голосом Новосельцева из «Служебного романа». Во-вторых, третья строка – это что-то невообразимое по «спотыкательности» Я бы пригладил концовку:
    
    История сия давно известна,
    Без выбоин дошла до наших дней,
    Но тем она ещё мне интересна,
    Что говорит о совести людей…
    
     Воть! Насильно напросился в соавторы.:) Теперь моё резюме. Что плохо: всё, о чём упомянуто выше плюс отсутствие авторской позиции, прямолинейная подача, примитивный пересказ, а кому это интересно? Что хорошо: само обращение к теме. Я, например, с удовольствием почитал про эту дорогу. И умели же их строить! 24 века прошло! Вы только вслушайтесь – ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ!!! А дорога стоит! Стоит, ядрит твою в корень! А наши?.. Одно расстройство. Вот в этом отношении быть философом выигрышнее, чем поэтом. Вы спросите меня: почему? А я вам отвечу. «Жизнь – это комедия для тех, кто думает, и трагедия для тех, кто чувствует.» Это сказал Мартти Ларни. А я напомнил.:)
    
    
    Фома Ухмылкин.
    


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Кафедра - Обзор восемнадцатый (медово-шиповниковый)

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru