Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Кафедра - Невидимка, двойник и наваждение Автора (Александр Кожейкин)


Невидимка, двойник и наваждение Автора

(Александр Кожейкин)

Вместо вступления

    Вы, наверное, уже догадались, о чем пойдёт речь. В предыдущих беседах мы советовались насчет литературных штампов, рассуждали о многомерности образов и ассоциаций, коснулись основ композиции и семантических неопределенностей и теперь подходим к самому важному – созданию образа Лирического Героя.
    Не претендовал и не претендую на всеобъемлющий охват предыдущих тем, каждый раз высказывая лишь свое понимание, и теперь сразу же оговорюсь. Поскольку образ Лирического Героя создается на основе жизненного опыта каждого поэта, его чувств, ощущений, ожиданий и предпочтений, здесь не может быть определенного эталона. Один автор предпочитает творить от первого лица, другой от второго. Третий любит отстраняться и созерцать происходящее свысока, с туманных вершин поэтической неопределенности.
    И темные колодцы холодных умозаключений, и яркие вспышки чувственных фантазий, отраженные в художественной форме, имеют равные права. Такие же одинаковые права у наших ЛГ.
    Термин «лирический герой» был введен Ю.Н. Тыняновым в 1921 году. Он понимал под ним конкретного носителя переживания, выраженного в лирике. Лирический герой появлялся в начале произведения и вырастал затем в личность, как побег из зерна. Часто такой ЛГ присутствовал не в одном произведении, а в нескольких произведениях автора. Это мог быть цикл стихов или лирическая поэма, а поэт характеризовал своего героя, как вполне четко очерченную фигуру со своей жизненной ролью, индивидуальностью судьбы и психологической отчетливостью внутреннего мира.
    Если сказать коротко, Лирический Герой – это двойник автора, который стоит между автором и читателем. Но если Вы думаете, что можно судить о поэте по его двойнику, определив его пристрастия и то, против чего он восстает, то можете ошибиться. У иных поэтов, действительно, налицо психологическое единство со своим ЛГ, и с единством внутреннего облика может сочетаться единство биографическое. В этом случае разные стихотворения могут объединяться в эпизоды жизни человека.
    Но бывает и так, что поэту интересно вжиться в образ другого человека и попытаться понять те или иные движущие мотивы своих поступков. В стремлении наиболее полно нарисовать образ личности со всеми ее любопытными и порой противоречивыми психологическими чертами поэты создают свои солнечные системы. Лирический Герой в них – главная звезда. Кто тогда вращающиеся вокруг планеты? Художественные средства? Или другие Лирические Герои? И то и другое. К тому же Лирических Героев может быть несколько.
Смотреть на мир чужими глазами? Иногда это больно!

    Существуют солнечные поэтические системы, в которых Лирический Герой представлен третьим лицом. Но поэт так показывает его, что мы можем многое сказать о жизни и психологии этого ЛГ, о биографии, и об эмоциональном мире. Поэт рассматривает своего ЛГ сквозь увеличительное стекло, решая художественные задачи не напрямую, а исподволь, говоря от третьего лица.
    Вот, например, стихотворение Артура Арапова.
    
    Артур Арапов
    
    Плачет женщина
    
    Плачет женщина,
    слёз проливая ручей,
    За несбывшийся
    проблеск удачи...
    О судьбе непутёвой,
    о доле своей...
    Плачет женщина.
    Женщина плачет.
    
    Ненасытная осень
    пронзает насквозь.
    Ночь-цыганка -
    скупая гадалка...
    Вроде целился в стену,
    но...
    в сердце вбил гвоздь...
    Муж - не муж?..
    а прогнать его жалко.
    
    Плачет женщина.
    Время - водою в песок -
    За слезами вослед
    утекает...
    Иссосали из сердца
    берёзовый сок...
    Очернили...
    Прогнали из рая...
    
    Одеяльцем
    сынишку прикрыть,
    как крылом,
    Слёзы выплакать, молча,
    подушкам...
    Боже, как надоело
    бороться со злом!
    Плачет женщина -
    горя игрушка...
    
    Прикрыв мысленно ладонью вторую строчку, скажу, что стихотворение из числа тех, которые заставляют задуматься. И не только яркими образами и блестящей концовкой. Нам понятно, куда направлен вектор сознания несчастной женщины. Мы легко можем представить ее на фоне неустроенного быта, ушедших надежд на обретение духовной основы бытия. Нетрудно сделать вывод, что чаяния Лирической Героини поэта направлены не на преодоление маргинальности, и самый страшный вывод, что у «горя игрушка» она не одна. Много таких, очень много.
    Типизация, великолепно проведенная в стихотворении Араповым, в гармонии с яркими аллегориями, бьёт со всей силы: «…Иссосали из сердца/берёзовый сок.../Очернили.../Прогнали из рая...
    Вспоминается типология окраины, различные, но взаимосвязанные смыслы, которые приобретает образ заброшенных и одиноких людей в поэзии Иосифа Бродского. Есть ли у героини шансы на восхождение по духовной вертикали? Как сложится ее личная жизнь и что ждет в будущем? И сколько она так сможет прожить? Вопросы риторические. А ответы, как масляные разводы на воде, на поверхности.
    Считаю, игра от третьего лица Артуру Арапову удалась!
«И выйду из-за дерева»

    Нетривиальность следующего стихотворения – в достаточно тонких сдвигах и отклонениях от грамматики литературных объединений, бичующих за благозвучие и не сочетание звуков, как, например, в третьей строчке. Разве суть в этом? Главное в том, что поэт (я так называю поэтесс) Арома создает свою систему ориентации в поэтическом времени и пространстве,
    При чтении у меня сразу же возник вопрос: где тут Лирический Герой (Героиня)? Стихотворение льётся, и каждый читатель может сказать, что это он видит чёрное небо, слышит «звуки» магических «желтокрылых бабочек» и игральные карты-снежинки. Поэтический мир стихотворения характеризуется особыми измерениями: привычные точки опоры (шепот бабочек), однозначные указания времени и пространства, расположение в них героев и событий смещены, завуалированы.
    
    Арома Лайм
    
    Невпопад
    
    Если падать, то падать бесстрашно,
    Словно в сальто циркач-акробат.
    С высоты с Вавилонскую башню -
    Водопад, водолей-водопад!
    
    Если падать, то падать, сгорая,
    На пределе космических ватт.
    В чёрном небе от края до края -
    Звездопад, золотой звездопад!
    
    Если падать, то падать волшебно,
    Исполняя стопою сто па.
    Желтокрылые бабочки шепчут:
    Листопад на дворе, листопад!
    
    Если падать, то падать в звучанье,
    Чтобы грохот и рёв канонад,
    Чтобы горы стогласно кричали:
    Камнепад, берегись, камнепад!
    
    Если падать, то падать, танцуя
    Менуэт, а за вальсом - гопак.
    Ах, как небо снежинки тасует -
    Снегопад закружил, снегопад!
    
    Если падать, то падать в объятья,
    Через девять кругов - в Дантов ад.
    Если стонет любовь моя кстати -
    Невпопад ты молчишь, невпопад!
    
    Неопределенность и кажущаяся случайность перечислений в произведении приводит к закономерному итогу – появлению, наконец, читателям Лирической Героини с ее особым чувственным восприятием.
    Ну как не разрядить статью вдруг ожившим в памяти анекдотом про представителя народов Крайнего Севера, который был призван в армию. Он при фотографировании отделения солдат вдруг спрятался за дерево, а на недоумение сержанта пояснил: «Моя шибко хитрый. Получит мама эта фотография. Поглядит. А где же сын? «Вот он я, мама», – скажу. И выйду из-за дерева».
    Выходи, Арома!
«Мы вечно снимся миру: ты и я…»

    В стихах поэтов позапрошлого века Лирический Герой часто совпадал с личностью автора-поэта. Образ ЛГ сознательно строился в соответствии с участью (роком, фатумом) и подчинялся потоку авторского сознания. Для массового читателя такой ЛГ представал некой легендой о поэте, своеобразным завещанием классика (вспомним М.Ю. Лермонтова). Да и незабвенный Александр Сергеевич обожал говорить в стихах от себя лично.
    Но всех поэтов того времени перещеголял А.А. Фет, который особо любил сочинять стихи с личным местоимением первого лица единственного числа. Достаточно сказать, что с последней буквы алфавита начинается свыше сорока (!) его произведений.
    Впрочем, говоря от первого лица, поэт не всегда говорил о себе. Это понятно. И в наши дни редко встретишь рецензента, напрямую связывающего автора с ЛГ стихов этого поэта. Но бывают особые случаи. Например, в следующем стихотворении Лирических Героев не один, а двое.
    
    Эдуард Учаров
    
    Идол
    
    А.Л.
    Над капищем развеется зола.
    Придут на смену боги постоянства.
    Аллах излечит жертвенник от пьянства,
    И канет жрец в нарубленный салат.
    
    Послышится едва заметный скрип
    Уключин лодки в серых водах талых,
    Сознание погаснет в ритуалах –
    Пока паромщик в церкви не охрип.
    
    Качнётся берег, жизнь проговорив.
    По отблеску божественной идеи
    Плывут обратно волнами недели,
    О разум разбиваясь в брызги рифм.
    
    Мы вечно снимся миру: ты и я,
    Безвременьем невинно обожжёны.
    Кольцо на пальце наша протяжённость,
    А спящий камень – форма бытия.
    
    Поэт рисует картину как будто сквозь призму, через которую преломляется действительность. И лишь после прочтения всего произведения понимаешь, что так видят мир двое. Эдуард прибегает к сложной системе поэтических средств, которые при всем разнообразии имеют общую функцию – функцию создания зыбкого, неопределенного, неуловимого настроения. Возможно, это необходимо для создания особой атмосферы, и неподдельная искренность, исповедальность, «документальность» лирического переживания, самонаблюдение и исповедь выходят на первый план.
Лирический герой и автор – друзья или враги?
В заключение.

    Лирический Герой обычно воспринимается как образ самого поэта – реально существующего человека. Читателя в Лирическом Герое поэта интересует его особый взгляд на мир, необычная личная судьба, меткие философские высказывания. Многие поэты считают: их прямая обязанность наделять своих ЛГ чертами, характерными для «героев нашего времени». Наверное, правильно делать такой срез.
     Но часто бывает и так, что автор спорит сам с собой. Поэзия, как самый субъективный род литературы, устремлена к диалектике, которая построена на единстве и борьбе противоположностей. Лирический Герой – это носитель сознания и предмет изображения одновременно.
    И часто мы наблюдаем как в результате сосредоточенности Лирического Героя на своих чувствах и переживаниях возникает конфликт, который является кульминацией всего произведения. Оппозиция автора и его Лирического Героя, разумеется, всего лишь игра, но игра весьма драматическая. Из конфликта мастер может извлечь не только удобную матрицу, на которую накладывается яркое, образное отражение сути вещей, но и экспрессию, неподдельную остроту борьбы.
     Наваждение, являющееся по ночам – и это тоже Лирический Герой. И это неудивительно. Потому что истинный поэт самобытен, неповторим. Он говорит собственным языком, несмотря на то, что опирается на традиции предшественников. Он преодолевает инерцию выработанных стилей, преображает или отбрасывает возникшие и закрепившиеся в поэтическом языке понятия для выражения чувств, превратившиеся в клише. В стихах подлинного поэта мы слышим его собственный неповторимый голос, только ему свойственную интонацию.
    И таких поэтов на нашем сайте становится все больше и больше.
    
    
    
    Александр Кожейкин (08/04/2010).
    


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

08.04.2010 14:09:02    Марина Хабадаева Отправить личное сообщение    
Саша, прочла с удовольствием и огромным интересом. Спасибо.
     
 

08.04.2010 14:16:50    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо тебе, Марин!
Тема вроде бы простая, но каждый понимает ее в своем преломлении.
Вот скажем, не раскрыл еще один момент, как творческий поиск авторов в попытке войти в образ. скажем, явного злодея. Помню, как после цикла телепередач Эдварда Радзинского о цезаре Нероне – кровопийце и тиране, гонителе христиан, скармливающем их львам, и в тоже время актере, поэте и музыканте, прочел несколько книг о нем. И не удержался от соблазна нарисовать в стихотворении противоречивый образ этого человека. Было любопытно ответить на вопрос: может ли человек, убивший свою мать и приемного брата, стать выдающимся певцом и музыкантом.

Однозначно не ответил, хотя посвятил анализу деяний Нерона в книге «Ген гениальности: дар или проклятие», изданной ростовским «Фениксом» в 2007 году, аж десять (!) страниц.
Думаю.

С теплом
       

08.04.2010 14:39:46    Марина Хабадаева Отправить личное сообщение    
Ты совершенно прав, Саша. А меня тоже всегда интересует этот вопрос.
И вот актер гениальный, входя в образ абсолютного злодея, — как он трансформирует свое сознание? Не понимаю. Мне всегда казалось, что невинный не может прочувствовать все это.
       

08.04.2010 15:45:22    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Марин, были загадочные случаи неожиданного повторения актерами судьбы своих героев.
Так что я им не завидую.... по острию меча ходят.

С теплом
       

08.04.2010 17:36:51    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Саша, ты заставляешь читателя взглянуть на стих под другим углом зрения! Словно пропускаешь его через призму, и он открывает новые грани, порой неведомые даже творцу стиха. ) Читать такие статьи - значит получать радость и поддержку. А это очень важно.
С благодарностью.
     
 

08.04.2010 19:23:20    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Галя.
Когда пишу, мысль крутится рядом - а нужен ли кому этот набросок?
Приятно сознавать, что это интересно.

С теплом
       

08.04.2010 23:45:21    Leyla Begim Отправить личное сообщение    Отзыв
Александр, было очень интересно и познавательно...У Вас прекрасный стиль изложения-ясный, чёткий подкреплённый отличными примерами...И очень нравится как Вы разбираете стихи...Очень благодарна, что имею возможность учиться от Вас..Спасибо! С теплом и уважением, Лейла
     
 

08.04.2010 23:49:22    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Лейла (вроде мы на "ты" были).
Я стараюсь чем-то быть полезным сайту.
Хочется сделать его лучше.
И ты своими замечательными акро еще украсишь его!

С теплом
       

09.04.2010 00:13:12    Leyla Begim Отправить личное сообщение    Отзыв
Александр, было очень интересно и познавательно...У Вас прекрасный стиль изложения-ясный, чёткий подкреплённый отличными примерами...И очень нравится как Вы разбираете стихи...Очень благодарна, что имею возможность учиться от Вас..Спасибо! С теплом и уважением, Лейла

Cпасибо, Саша!! На ты)) После такой статьи, невольно чувствуешь себя ученицей за партой))

Постараюсь) Позже размещу, вернее подам новый)
       

10.04.2010 11:09:50    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
Саша, как всегда отличная беседа получилась! Интересный взгляд!
Смущён что мой спорный стих - в качестве примера использован.
     
 

10.04.2010 14:31:26    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Почему нет - хороший пример.
С благодарностью за отзыв и высокую оценку
       

05.05.2010 22:57:39    Великжанин Павел Отправить личное сообщение    
Спасибо за прекрасную статью!
     
 

10.05.2010 23:06:14    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Рад, что оказался Вам полезным, Павел!
       

10.05.2010 23:06:21    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Рад, что оказался Вам полезным, Павел!
       

10.05.2010 23:07:05    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Рад, что оказался Вам полезным, Павел!
       

Главная - Кафедра - Невидимка, двойник и наваждение Автора (Александр Кожейкин)

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru