Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Кафедра - Классики и современники - Рецензия на рассказ Марины Цветаевой "Сказка матери" (Julia_forever)


Рецензия на рассказ Марины Цветаевой "Сказка матери"

(Куликова Юлия)


    Рассказ «Сказка матери» написан во время начала работы Цветаевой над произведением «Черт»; прочитан на литературном вечере 1 ноября 1934 г. вместе с рассказом «Мать и музыка». Как сообщала Цветаева В. Н. Буниной, публике этот «пустячок» ... очень понравился, п<отому> ч<то> веселый (серьезно-веселый; не-совсем-весело-веселый)... Надеюсь, что из-за успеха (явного) возьмут в Посл<едние> Новости».
    
    Однако «Сказка матери» пролежала в редакции газеты «Последние новости» почти три месяца, после чего была опубликована с сокращениями. «Сокращено в сорока местах, — негодовала Цветаева, — из к<оторых> — в 25-ти — среди фразы. Просто — изъяты эпитеты, придаточные предложения, и т. д. Без спросу. Даже — с запретом, ибо я сократить рукопись — отказалась. Потому и лежала 3 месяца. И вдруг — без меня. Я, читая, — плакала».
    
    По воспоминаниям А. И. Цветаевой, свою сказку М. А. Мейн рассказывала дочерям летом 1904 г., в Шварцвальде, куда семья вынуждена была поехать из-за своей болезни.
    
    «Сказка матери» — это рассказ о людях, с которыми пришлось повстречаться Марине Ивановне в течение жизни, а конкретнее — в детстве. Это говорит об излишней, на момент создания, открытости, одомашненности и эмоциональности, которые не были приняты в литературе того времени и, соответственно, осуждались, как все инородное и выделяющееся.
    
    Под ее пером и быт дома и образы матери и сестры обретают емкость и значительность. Опыт личной судьбы, личная истина в глазах Цветаевой обладает высшей ценностью и достоверностью. Именно простая человеческая правда, которую Цветаева и стремится передать в своем творчестве, способна глубоко потрясти читателя. Страсть к осмыслению передана Цветаевой обнаженнее именно в прозе, позволяя выразить всю полноту чувств, размахнуться словами и словосочетаниями, передать действительность через свое собственное восприятие и переживание.
    
    Так, наряду со сказкой матери разворачивается, как бы негласно, внутрисемейный конфликт, когда младшая сестра Ася, пытаясь привлечь к себе внимание, задается вопросом:
    
    — Мама, кого ты больше любишь: Мусю или меня?
    
    Вероятно, что подобное воспоминание имело место быть вследствие постоянного Марининого чувства недолюбленности и недопонятости матерью и сестрой с раннего детства. Ощущение особости, невхождения в границы допустимого бытия и понятия «нормальности», видимо, наложило на Цветаеву свой отпечаток, что и было выражено в рассказе «Сказка матери».
    
    Можно заметить, что описываемое поведение сестры Цветаевой (Аси) свойственно младшим детям в семьях по той или иной причине, поэтому зачастую кажется «всегда обоснованным». В данном случае, желая доказательно подтвердить свое преимущество и положение, даже место в сердце матери, Ася пытается уверенно вызвать мать к ответу, что, соответственно, вызвало бы реакцию у старшей сестры, т.е. у самой Марины. Этот эпизод в повести говорит не о желании автора показать чью-либо несостоятельность и ущербность или наоборот – превосходство. В нем обнаруживается яркий пример цветаевского психологизма, когда не собственно отношения между действующими лицами выступают предметом осмысления, а душевные реакции, переживания и рефлексии повествующего «я». Запас наблюдений Цветаевой — неисчерпаем, потому самая подходящая формула ее лирики и лирической прозы — это обреченность на неисчерпаемость.
    
    Так, например, образ матери в «Сказке матери» предстает читателю в образе женщины, пытающейся примирить своим участием два противоположных полюса: Мусю и Асю. Асю — такую «обычную», из разряда «как все», и Мусю, которая не понималась материнским умом и сердцем не по нежеланию понять, а по немогуществу это сделать. Поэтому проще было уравнять эти два полюса, эти две свечи, которые вечно горели ровно, тихо.
    
    Цветаевская манера создания образа двух свечей — показатель внепространственности и вневременности континуума произведения, когда происходит некое сдвижение и соединение событий внутри текста и пространство раздается вширь, раздается настолько, насколько способно вместить сознание автора. А сознание Цветаевой масштабно сопоставимо со всем бытием.
    
    Никакие каноны прозаической формы Цветаеву не сдерживали и не интересовали — ни завязки, ни нарастания событий, ни кульминации нельзя найти в ее произведении. Невозможно из главного вычленить главное: всё — весомо, всё — имеет значение; большие и малые сюжеты всегда крупны и осмыслены, переосмыслены, и именно в таком виде представлены читателю. Такой тип сюжета можно сравнить с потоком мыслей и воспоминаний, которые выливаются широким руслом. «Странность» цветаевской прозы обусловлена именно «трудной сутью», стремлением воплотить и уловить сам процесс постижения жизни.
    
    В развитии сюжета рассказа «Сказка матери» – своего рода «поиски утраченного времени», попытка воскресить, осмыслить прошлое с помощью искусства слова. Личный жизненный материал в произведении – главная основа, но он преобразован постольку, поскольку на него направлена напряженно анализирующая мысль автора: каждый конкретный факт соединен со всем авторским опытом — и записан средствами, выработанными в художественной литературе.
    
    Текст рассказа Марины Цветаевой "Сказка матери"

Куликова Юлия


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Кафедра - Классики и современники - Рецензия на рассказ Марины Цветаевой "Сказка матери" (Julia_forever)

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru